«Алиса в Стране Чудес» — 12.2. Допрос Алисы

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1911_Attwell_32
Рис. Attwell.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

“What do you know about this business?” the King said to Alice.

“Nothing,” said Alice.

“Nothing whatever?” persisted the King.

“Nothing whatever,” said Alice.

“That’s very important,” the King said, turning to the jury. They were just beginning to write this down on their slates, when the White Rabbit interrupted: “Unimportant, your Majesty means, of course,” he said in a very respectful tone, but frowning and making faces at him as he spoke.

“Unimportant, of course, I meant,” the King hastily said, and went on to himself in an undertone, “important—unimportant—important—as if he were trying which word sounded best.

Some of the jury wrote it down “important,” an some “unimportant.” Alice could see this, as she was near enough to look over their slates; “but doesn’t matter a bit,” she thought to herself.

At this moment the King, who had been for some time busily writing in his note-book, called out “Silence!” and read out from his book, “Rule Forty-two. All persons more than a mile high to leave the court.”

Everybody looked at Alice.

”I’m not a mile high,” said Alice.

“You are,” said the King.

“Nearly two miles high,” added the Queen.

“Well, I shan’t go, at any rate,” said Alice: » besides, that’s not a regular rule: you invented it just now”

“It’s the oldest rule in the book,” said the King.

“Then it ought to be Number One,” said Alice.

The King turned pale, and shut his note-book hastily.

“Consider your verdict,” he said to the jury, in a low trembling voice.

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– Что ты знаешь об этом деле? – спросил Король.

– Ничего, – ответила Алиса.

– Совсем ничего? – настойчиво допытывался Король.

– Совсем ничего, – повторила Алиса.

– Это очень важно, – произнес Король, поворачиваясь к присяжным. Они кинулись писать, но тут вмешался Белый Кролик.
– Ваше Величество хочет, конечно, сказать: не важно, – произнес он почтительно. Однако при этом он хмурился и подавал Королю знаки.

– Ну да, – поспешно сказал Король. – Я именно это и хотел сказать. Не важно! Конечно, неважно!
И забормотал вполголоса, словно примериваясь, что лучше звучит:
– Важно – неважно… неважно – важно…

Некоторые присяжные записали: «Важно!», а другие – «Неважно!». Алиса стояла так близко, что ей все было отлично видно.
– Это не имеет никакого значения, – подумала она.

В эту минуту Король, который что-то быстро писал у себя в записной книжке, крикнул:
– Тихо!
Посмотрел в книжку и прочитал:
– «Правило 42. Всем, в ком больше мили росту, следует немедленно покинуть зал».

И все уставились на Алису.

– Во мне нет мили, – сказала Алиса.

– Нет, есть, – возразил Король.

– В тебе мили две, не меньше, – прибавила Королева.

– Никуда я не уйду, – сказала Алиса. – И вообще, это не настоящее правило. Вы его только что выдумали.

– Это самое старое правило в книжке! – возразил Король.

– Почему же оно тогда 42-е? – спросила Алиса. – Оно должно быть первым!

Король побледнел и торопливо закрыл книжку.

– Обдумайте свое решение, – сказал он присяжным тихим, дрожащим голосом.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘Что ты знаешь об этом деле?’ сказал Король Алисе.
‘Ничего,’ сказала Алиса.
‘Совсем ничего?’ настаивал Король.
‘Совсем ничего,’ сказала Алиса.
‘Это очень важно,’ сказал Король, поворачиваясь к присяжным. Они как раз начали записывать это на своих грифельных досках, когда вмешался Белый Кролик: ‘Ваше Величество хочет сказать, /что это/ неважно, конечно же,’ сказал он очень почтительным тоном, но хмурясь и гримасничая, пока он это говорил.
‘Неважно, конечно же, я хотел сказать,’ поспешно сказал Король и продолжил говорить про себя вполголоса, ‘важно — неважно — важно — неважно…’ словно пытаясь выяснить, какое из слов звучит лучше.
Некоторые из присяжных записали «важно», а некоторые — «неважно». Алиса все это смогла увидеть, потому что она подошла довольно близко, чтобы заглянуть /через их плечи/ в их грифельные доски; ‘но это не имеет ни малейшего значения,’ подумала она.

В этот самый момент Король, который уже какое-то время что-то усердно писал в своем блокноте, фыркнул: «Тихо!» и прочел в своем блокноте, ‘Правило сорок два. Все особы, которые больше мили ростом, должны покинуть зал суда.’
Все взглянули на Алису.
‘Но я не с милю ростом,’ сказала Алиса.
‘Ты /с милю ростом/),’ сказал Король.
‘Почти что с две мили,’ добавила Королева.
‘Ну, я не уйду, в любом случае,’ сказала Алиса: ‘кроме того, это не действительное правило — вы его только что выдумали.’
‘Это самое старое правило в книге,’ сказал Король.
‘Тогда это должно быть /правило/ Номер Один,’ сказала Алиса.
Король побледнел и торопливо захлопнул свой блокнот. ‘Обдумайте свое решение,’ сказал он, обращаясь к присяжным тихим, дрожащим голосом.

.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

В эту минуту Король, который усердно записывал что-то в памятную книжку, вдруг поднял голову, окинул взором собрание и крикнул: „молчание!»
Все притихли.
Он опять заглянул к себе в книжку и говорит: „по статье 42-й лица, превышающие установленную законом меру, не могут присутствовать в заседании присяжных. Соня, удались! в тебе сажень росту. Ты превышаешь меру».

Все взглянули на Соню.

И в самом деле она похожа была на колокольню посреди этого собрания, и надо было высоко поднимать голову, чтобы взглянуть ей в лицо.
„Во мне нет сажени», защищается Соня.

„Есть», говорит Король.

„Больше сажени!» кричит Червонная Краля, „вон, вон, вон сейчас!»

„Сажень ли, две ли сажени, это как вам угодно, а я из собрания не выйду!» горячится Соня. „И статьи такой вовсе нет, а сами вы ее сейчас сочинили!»

„Статья эта существует с поконвека, из первых первейшая», гневно возражает Король.

„Ну, и выходит, что ваша статья не 42-я, а 1-я», отвечает Соня, все более горячась.

Король побледнел и с досадой захлопнул памятную книжку.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

— Что вы знаете по этому делу? — спросил король.

— Ничего, — ответила Алиса.

— Решительно ничего? — настаивал король.
— Решительно ничего.

— Это очень важно, — сказал, обратившись к присяжным, король.
Они уже начали записывать это на своих досках, когда вмешался белый кролик.
— Вы, должно быть, хотели сказать, что это неважно, ваше величество? — проговорил он почтительно, но нахмурившись и делая гримасы.

— Да, конечно; я хотел сказать «неважно», — согласился король и несколько раз повторил вполголоса: — «Важно, неважно, важно, неважно», — как будто прислушиваясь и стараясь решить, какое слово звучит лучше.

Некоторые присяжные написали «важно», а другие «неважно». Алиса видела это, так как стояла близко от них. «Но разве не все равно, что бы они ни написали!» — подумала она.

Вдруг король, торопливо писавши что-то в большой, переплетенной тетради, крикнул:
— Тише!
И среди глубокой тишины прочитал из своей тетради:
— Правило 42-ое: «Те, кто более версты ростом, удаляются из заседания суда».

Все тотчас же взглянули на Алису.

— Во мне нет версты, — сказала она.

— Нет, есть, — возразил король.

— В тебе почти  версты, — прибавила королева.

— Хорошо, но я все-таки не двинусь! — сказала Алиса, — да и само правило не верное: вы только что его придумали!

— Эта самое древнее правило в этой книге — возразил король.

— В таком случае оно должно стоять первым номером, — сказала Алиса.

Король поспешил захлопнуть свою записную книгу. При этом он весь побледнел.

— Идите совещаться! — тихим, дрожащим голосом сказал он присяжным.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— Что ты знаешь об этом деле? — спросил Король у Алисы.

— Ничего, — отвечала Алиса.

— Так таки ничего? — настаивал Король.

— Так таки ничего, — подтвердила Алиса.

— Это очень важно, — сказали Король, обращаясь к присяжными.

Они начали было записывать эти слова на своих досках, как вдруг Белый Кролик вмешался.

— Ваше величество хотели, конечно, сказать: неважно,— сказал он очень почтительно, но хмурясь и делая гримасы Королю.

— Неважно, ну, конечно, я это и хотел сказать, — быстро подтвердил Король и стал повторять про себя вполголоса:

— Важно… неважно… неважно… важно… — как бы пробуя, какое слово лучше звучит.

Некоторые из присяжных записали „важно», а некоторые „неважно». Алиса это видела, так как стояла довольно близко и могла смотреть на их доски.

„Впрочем, это ровно ничего не меняет», подумала она.

В эту минуту Король, усердно записывавший что-то в своей записной книжке, произнес:

— Тише! — и прочел: — „Правило сорок второе. Всякий, более версты ростом, должен оставить залу суда».

Все взглянули на Алису

— Во мне нет версты, — сказала Алиса.

— Нет, есть, — возразил Король.

— В тебе немногим меньше двух верст, — прибавила Королева.

— Ну, хорошо, но я все-таки не уйду, — сказала Алиса, — и кроме того, это неверное правило: вы только что его придумали.

— Это самое древнее правило из всей книги, — возразил Король.

— В таком случае, оно должно было бы стоять первым номером, — сказала Алиса.

Король побледнел и быстро захлопнул свою записную книжку.

— Обсудите ваш приговор, — произнес он, обращаясь к присяжным тихим, дрожащим голосом.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  — Свидетельница, что вы знаете по этому делу? — обратился Король к Алисе.
— Ровно ничего, — ответила она.
— Ровно ничего, — переспросил её Король, — или волнисто ничего?
— Ровно ничего, — повторила Алиса.
— Это очень важное показание, — обратился Король к присяжным. — Обратите на него особое внимание, господа присяжные заседатели!
А Алиса в это время всё росла и росла.
Присяжные всё записывали на своих грифельных досках. Что-то записывал в свою памятную книжку и Червонный король. Затем он поднялся и громко скомандовал:
— Тише!
Все смолкли.
— Я прочту вам сейчас главное правило нашего судопроизводства, — продолжал он и прочёл из большой переплетённой книги: — Статья 42-я. Все те, кто более версты ростом, должны немедленно оставить заседание суда.
Все посмотрели на Алису.
— Во мне ещё нет версты! — возразила она.
— Но в вас сейчас будет и все две! — крикнула Королева. — Можете уходить!
— Не уйду!
— Нет, уйдёте! — крикнул Червонный король, и вся красная краска, которой он был выкрашен, сразу от гнева побледнела.
— Нет, не уйду!
Король захлопнул книгу и низким, дрожавшим голосом обратился к присяжным:
— Господа присяжные заседатели! — сказал он. — Удалитесь в свою комнату, чтобы постановить решение, виновен ли подсудимый или нет.
Присяжные поднялись со своих мест.

 

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — Что ты знаешь о преступленьи? — спросил Король у Ани.

— Ничего, — ответила Аня.

— Решительно ничего? — настаивал Король.

— Решительно ничего, — сказала Аня.

— Это   важно,   —   проговорил   Король,   обернувшись   к присяжникам.  Те  было  начали  заносить  сказанное,  но   тут вмешался Кролик.
— Неважно — хотите сказать, ваше величество? — пронес  он чрезвычайно почтительным голосом, но с недобрым выражением  на лице.

— Неважно, да, да, конечно, — быстро  поправился  Король  и стал повторять про себя: «Важно — неважно, неважно  —  важно», словно он старался решить, какое слово звучит лучше.

Некоторые    присяжников  записали  «важно»,   другие  — «неважно».
Аня могла заметить это, так как видела их доски. «Но это не имеет никакого значения, — решила она про себя.

В эту минуту Король, который  только  что  торопливо  занес что-то в свою записную книжку, крикнул: «Молчанье!» — и прочел этой же книжки следующее: «Закон сорок четвертый. Все лица,
чей рост превышает одну  версту,  обязаны  удалиться    залы суда».

Все уставились на Аню.

— Превышаешь! — молвил Король.

— И многим, — добавила Королева.

— Во всяком случае, я не намерена уходить, — сказала Аня. — А кроме того,  это  закон  не  установленный,  вы  сейчас  его выдумали.

— Это старейший закон в книге, — возразил Король.

— Тогда он должен быть законом номер  первый,  а  не  сорок четвертый, — сказала Аня.

Король побледнел и захлопнул записную книжку.

— Обсудите приговор, — обратился он к присяжникам, и  голос его был тих и трепетен.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— Что ты знаешь но этому делу?— спросил Алису Король.

— Ничего,— сказала Алиса.

— Ничего решительно? — продолжал настаивать Король.

— Ничего решительно!— сказала Алиса.

— Это очень существенно!— сказал Король, поворачиваясь к присяжным.

Но только они начали быстро-быстро записывать это на досках, как вмешался Белый Кролик.
— Ваше величество хотели, конечно, сказать: несущественно!— заметил он чрезвычайно почтительно, но хмурясь и делая в сторону Короля гримасы.

— Разумеется, я хотел сказать несущественно,— поспешно сказал Король и начал повторять вполголоса: «существенно — несущественно — несущественно — существенно», как будто хотел выяснить, какое слово звучит лучше.

Некоторые из присяжных записали: существенно, а некоторые: несущественно. Алиса видела это, потому что стояла достаточно близко.
— Впрочем, это не имеет ровно никакого значения!— подумала она.

В эту минуту Король, который что-то старательно писал в своей памятной книжке, заявил:— Молчание!— и прочел:
— Правило сорок второе. Все лица более, чем с версту ростом, должны оставить суд.

Взгляды всех присутствующих обратились на Алису.

— Я не с версту ростом!— сказала она.

— Нет, о версту!— возразил Король.

— Около двух верст!— прибавила Королева.

— Во всяком случае, я не уйду!— сказала Алиса,— Кроме того, это не основное правило. Вы его только — что выдумали.

— Это самое старое правило в книге,— заявил Король.

— Тогда оно должно было бы назваться: правило первое,— возразила Алиса.

Король побледнел и поспешно захлопнул памятную книжку.

— Обсудите приговор! — сказал он присяжным тихо и с дрожью в голосе.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

— Что ты знаешь об этом деле? — спросил Алису Король.

— Ничего! — сказала Алиса.

— Ничего чего-нибудь? — настаивал Король.

— Ничего чего-нибудь! — повторила Алиса.

— Это очень важно, — сказал Король, обращаясь к присяжным.
Только они начали записывать его слова на своих грифельных досках, как их прервал Белый Кролик:
— Не важно, хотели вы сказать, несомненно, ваше величество, — поправил он очень почтительным тоном, но хмурясь и делая Королю гримасы.

— Не важно, конечно. Именно это я и хотел сказать, — поспешно согласился Король и стал повторять про себя вполголоса: — Важно — не важно — не важно — важно, — как будто он пробовал выяснить, какое слово звучит лучше.

Одни из присяжных записали: «Важно», а другие — «Не важно». Алиса могла заметить это, так как сидела достаточно близко, чтобы видеть их грифельные доски.
«Впрочем, это не имеет ни малейшего значения», — про себя подумала она.

Тут Король, который в течение некоторого времени старательно записывал что-то в свою памятную книжку, закричал:
— Молчать! — и прочитал по книжке: — «Правило Сорок Второе. Всем лицам больше чем с милю ростом покинуть суд».

— Я — не с милю ростом, — сказала Алиса.

— Нет, с милю, — возразил Король.

— Около двух миль ростом, — добавила Королева.

— Ну, я, во всяком случае, не выйду, — сказала Алиса. — Кроме того, это не постоянное правило: вы придумали его только сейчас.

— Это самое старое правило в книге, — заявил Король.

— Тогда оно должно было бы быть Правило Номер Первый, — возразила Алиса.

Король торопливо захлопнул книжку.
— Обдумайте своё решение, — сказал он присяжным слабым, дрожащим голосом.

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— Что вам известно, свидетельница, по данному вопросу? — обратился Король к Алисе.

— Ничего, — сказала Алиса.

— И ничего больше? — спросил Король.

— И больше ничего, — ответила Алиса.

— Это чрезвычайно важно! — сказал Король, глядя на присяжных. Они было уже принялись записывать эти слова на своих досках, но тут вмешался Белый Кролик.
— Ваше величество желали, несомненно, сказать НЕважно, — произнес он весьма почтительно, хотя грозно нахмурился и сделал Королю страшную гримасу.

— Да, да, я хотел сказать НЕважно, — торопливо поправился Король. — НЕважно. Важно, неважно, важно, неважно…— забормотал он вполголоса, словно проверяя, какое слово лучше звучит.

В результате одни присяжные записали «Важно», другие — «Неважно».
Алиса прекрасно это видела. «А в общем, тут все неважно!» — подумала она.

В эту минуту Король, который что-то поспешно писал в своей памятной книге, крикнул:
— Тишина! «Закон номер Сорок Два! — громко прочел он. — Всем лицам ростом больше версты надлежит покинуть зал суда».

И все присутствующие уставились на Алису.

— Я меньше версты! — сказала Алиса.

— Нет, больше! — сказал Король.

— Не меньше двух верст! — вставила Королева.

— Все равно не уйду! — сказала Алиса. — И вообще это не настоящий закон! Вы его сейчас выдумали!

— Это самый старый закон в книге! — сказал Король.

— Тогда он должен быть Номер Первый! — сказала Алиса. Король побледнел и торопливо захлопнул книгу.

— Удаляйтесь на совещание! — еле-еде смог он выговорить, с испугом глядя на присяжных.

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

— Что ты знаешь об этом деле? — спросил Король Алису.

— Ничего, — сказала Алиса.

— Решительно ничего или просто ничего? — настаивал Король.

— Решительно ничего, — сказала Алиса.

— Существенная подробность, — повернулся Король к присяжным. Не успели те записать королевские слова, как вмешался Белый Кролик:
— Ваше Величество, вы, конечно, хотели сказать «несущественная». — Он говорил почтительнейшим тоном, а сам двигал бровями и строил Королю гримасы.

— Конечно, я хотел сказать «несущественная», — торопливо поправился Король и забормотал себе под нос: — Существенная — несущественная, существенная — несущественная,- как будто проверяя, какое из этих слов лучше звучит.

И, само собой разумеется, некоторые присяжные записали «существенная», а некоторые «несущественная». Алиса стояла так близко от них, что сумела это разглядеть. «Впрочем, эка важность!» — подумала она.

Тем временем Король что-то старательно записал в свою записную книжку, потребовал тишины и прочитал:
— «Закон номер сорок два. Всем лицам, рост которых превышает милю, покинуть зал суда».

Все поглядели на Алису.

— Мой рост не превышает милю, — сказала Алиса.

— Превышает, — сказал Король.

— И близок к двум, — добавила Королева.

— А я все равно не уйду,- сказала Алиса.- Это не настоящий закон, вы его только что придумали.

— Это самый старый закон в книге,- сказал   Король.

— Тогда это был бы закон номер один, — сказала Алиса.

Король побледнел, захлопнул книжку и дрогнувшим голосом обратился к присяжным:
— Ваше решение?

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

—  Что ты знаешь об этом деле? — спросил Король.

—  Ничего, — сказала Алиса.

—  Совсем ничего? — подозрительно посмотрел на нее Король.

—  Совсем ничего, — ответила Алиса.

—  Это очень важно! — многозначительно сказал Король, обращаясь к присяжным.
Присяжные заскрипели грифелями, но тут вмешался Белый Кролик.
— Вы хотели сказать «НЕважно», Ваше Величество,- благоговейно заметил он, шевеля бровями и подмигивая Королю.

— Да-да, разумеется, НЕважно. Я это и имел в виду,- спохватился Король и вполголоса забормотал: — Важно-неважно, важно-неважно, важно-неважно…- как будто пытался определить, какое слово перетянет.

Некоторые присяжные написали «важно», некоторые — «неважно». Алиса сидела у них за спиной и все это видела. «Но ведь это роли не играет»,- подумала она.

Между тем Король, который усердно заносил что-то в записную книжку, крикнул:
—  Тише! — И громко прочитал: — Правило номер сорок два. Все лица ростом до потолка обязаны покинуть зал заседаний.

Все уставились на Алису.

—  Я ростом вовсе не до потолка,- возразила она.

—  До потолка! — заупрямился Король.

—  Ты выше крыши! — вставила Королева.

—  Никуда я не пойду,- сказала Алиса. — И никакое это не правило. Вы его сами только что придумали.

—  Вот и нет! — ответил Король.- Это самое старое правило на свете.

—  Тогда оно было бы номер один,-заявила Алиса. Король побледнел и захлопнул записную книжку.

—  Выносите приговор! — сказал он присяжным дрожащим голосом.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— Ну-с, что ты нам расскажешь? — спросил Король.

— Ничего, — ответила Алиса.

— Не скажешь ничего-ничегошеньки? — допытывался Король.

— Не! — подтвердила Алиса.

— Это очень важно! — поднял палец Король.
И Присяжные тут же стали строчить на своих досках. А Белый Кролик нагнулся к Королю и шепнул:
— Вы хотели, вероятно, сказать: это НЕ очень важно?

— Ты прав, — важно подтвердил Король и забормотал, прикидывая так и эдак: — Это НЕ — очень важной Это очень НЕ важно. Это важно очень НЕ. НЕ важно очень это…

Присяжные старательно записывали. Причем на одних досках появилось: «очень важно», на других — «не очень важно», а на третьих — «неважно очень».
Алиса усмехнулась: «Это действительно НЕ-важно!»

Король тем временем что-то черкнул в свою записную книжку и громко провозгласил:
— Прошу тишины! Зачитываю Закон номер сорок два: «ЛИЦА, НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНО ВОЗВЫСИВШИЕСЯ НАД ДРУГИМИ ЛИЦАМИ, ДОЛЖНЫ ПОКИНУТЬ ЗАЛ СУДА!»

Все лица повернулись к Алисе. Она и вправду сильно возвышалась над остальными.

— Я не виновата, что выросла, — сказала Алиса.

— Не виновата, но виновна, — настаивал Король.

— Чем больше рост, тем больше вина, — заявила Королева.

— Все это глупости! — рассердилась Алиса. — Вы этот закон сами только что выдумали.

— Может быть, и так, — сказал Король. — Но мы его считаем самым древним законом.

— Тогда он должен быть номер ОДИН, а не сорок два! — воскликнула Алиса.

Король нахмурился и спрятал книжку в карман.

— Огласите приговор! — обратился он к Присяжным.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

«Что тебе известно обо всем этом?»- спросил Король Алису.

«Ничего!» — ответила Алиса.

«СОВЕРШЕННО ничего?»- настаивал Король.

«Совершенно ничегошеньки и даже меньше», — подтвердила Алиса.

«Вот это весьма важно»,- сказал Король, обращаясь к присяжным. Они только начали записывать его слова на своих досках, как Белый Кролик прервал Короля: «Весьма НЕважно, Ваше Величество, вы хотели сказать». Тон у него был очень почтительный, но он сдвигал брови и строил рожи Королю.

«Ну да, НЕважно, я так и сказал», — поспешно согласился Король и зачастил себе под нос: «важно-неважно… важно-неважно…», как бы взвешивая на весах, какое слово звучит правильнее.

Некоторые присяжные написали «весьма важно», а некоторые — «весьма неважно». Алиса была достаточно близко, чтобы заглянуть в их грифельные доски, и имела удовольствие все это наблюдать. «Ну да ведь совершенно НЕважно, что они там пишут», — подумала она.

Король уже некоторое время писал что-то в своем блокноте, а теперь выкликнул: «Молчание!»- и прочел: «Правило 42. Все особы размером более мили да покинут зал суда».

Все стали смотреть на Алису.

«Я размером не более мили»,- сказала она.

«Более», — сказал Король.

«Мили две, если хочешь знать», — добавила Королева.

«Ну, я все равно уходить не собираюсь, — сказала Алиса, — к тому же это неправильное правило: вы его сами только что придумали».

«Да это древнейшее из правил!» — сказал Король.

«Тогда почему оно не Номер Раз?» — спросила Алиса.

Король побледнел и быстро захлопнул блокнот. «Ваше решение?» — сказал он присяжным тихим, дрожащим голосом.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

«Что тебе известно по делу?» — спросил Алису Король.

«Ничего», — ответила она.

«Совсем ничего?» — допытывался Король.

«Совсем ничего», — подтвердила Алиса.

«Это исключительно важно», — сказал Король, оборачиваясь к присяжным. И только те стали записывать, как вмешался Кролик. «Неважно — конечно же хотело сказать ваше величество», — очень внушительно проговорил он Королю, но почему-то подмигивая и делая страшное лицо.

«Неважно, конечно же.., хотел я сказать», — поспешно исправил себя Король и забормотал себе под нос, — «Важно — неважно, неважно — важно», — будто хотел понять, что лучше звучит.

Алиса с высоты своего роста видела, как одни присяжные записали «важно», а другие «неважно». «Но это не имеет никакого значения», — подумала она.

В этот момент Король, который некоторое время что-то торопливо записывал в свою записную книжку, выкрикнул: «Тишина!» Затем он прочитал из этой же книжки: «Правило Сорок второе. Все лица, чей рост превышает один километр, должны покинуть зал суда».

Все посмотрели на Алису.

«Мой рост — не километр», — заметила она.

«Километр», — настаивал Король.

«Почти два», — добавила Королева.

«Ну, как бы там ни было, никуда я не пойду», — решительно сказала Алиса, — «К тому же, это непостоянное правило, вы только что выдумали его».

«Да это старейшее правило!»— воскликнул Король.

«Тогда это должно быть Правило Первое», — возразила Алиса.

Король побледнел, резко захлопнул записную книжку и тихим голосом сказал присяжным: «Выносите вердикт».

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

— Что вам известно об этом деле? — обратился Король к Алисе.

— Ничего, — ответила Алиса.

— Вообще ничего? — упорствовал Король.

— Вообще ничего, — подтвердила Алиса.

— Это очень важно, — сказал Король, поворачиваясь к присяжным. Они уже начали записывать это на своих досках, когда Белый Кролик перебил его.
— Ваше величество, конечно, имели в виду неважно, — сказал он очень почтительным тоном, но при этом смотрел на Короля сердито и корчил ему страшные рожи.

— Конечно, я имел в виду неважно, — поспешно сказал Король и принялся бормотать вполголоса «важно — неважно — важно — неважно…», словно пытался определить, какое из слов звучит лучше.

Одни присяжные записали «важно», другие — «неважно». Алиса видела это, поскольку стояла достаточно близко, чтобы смотреть на их доски; «однако это не имеет никакого значения», — подумала она про себя.

В этот момент Король, который перед этим что-то торопливо писал в записной книжке, воскликнул: «Тишина!» и прочел по книжке:
— Правило Сорок Два. Всякий, чей рост превышает милю, должен покинуть зал суда.

Все посмотрели на Алису.

— Во мне нет мили, — сказала Алиса.

— Есть, — сказал Король.

— Почти две мили, — добавила Королева.

— Ладно, в любом случае я не уйду, — сказала Алиса, — к тому же это не настоящее правило, вы его только что выдумали.

— Это самое старое правило в книге, — сказал Король.

— Тогда бы оно было Номер Один, — сказала Алиса.

Король побледнел и поспешно захлопнул книжку.

— Выносите вердикт, — обратился он к присяжным тихим дрожащим голосом.

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

— Что вам известно о сути дела? — спросил Король Алису.

— Ничего, — ответила Алиса.

— Совсем ничего? — упорствовал Король.

— Ничего совсем, — не отступила Алиса.

— Это очень важно, — сказал Король, поворачиваясь к присяжным. Они тут же принялись записывать его слова, но тут вступил Белый Кролик:
— Ваше величество, разумеется, имел ввиду «неважно», — сказал он очень почтительно, но лицо его явно выражало  неодобрение.

— Неважно, конечно, именно так, — торопливо сказал Король, и продолжил бормотать вполголоса: «Важно… неважно…важно…неважно», — как будто пытался понять, какое из этих слов звучит лучше.

Кто-то из присяжных записал «важно», а кто-то «неважно».
Алисе это было видно так как она была достаточно близко, чтобы заглянуть в их дощечки.
— Все равно это не имеет никакого значения, — подумала она про себя.

В этот момент Король, который деловито заносил что-то в свою записную книжку, гордо как петух с изгороди возвестил: » Тихо!»  и прочитал: «Правило сорок второе. Лица, высотой более мили, обязаны покинуть суд.»

Все посмотрели на Алису.

— Во мне нет мили, — сказала Алиса.

— Есть, — сказал Король.

— Около двух миль высоты, — поддержала Королева.

— Я все равно не уйду, — сказала Алиса, — потому что это неправильное правило — вы придумали его прямо сейчас.

— Это самое древнее правило в моей записной книжке, — сказал Король.

— Тогда оно должно быть под номером «один», — возразила Алиса.

Король побледнел и быстро закрыл свою записную книжку.

— Каков приговор? — спросил он у присяжных тихим, дрожащим голосом.

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

— Что тебе известно по существу дела? – спросил Король.

— Ничего, — сказала Алиса.

— Так-таки ничего? – допытывался Король.

— Ничего, — повторила Алиса.

— Это очень важно! — глубокомысленно заявил Король присяжным.
Те бросились записывать, но тут вмешался Кролик:
— Ваше величество хотели сказать «Неважно», — и подал Корою знак.

— Да, — пробормотал Король. — Именно это мы и хотели сказать.
И стал пробовать на слух:
— Неважно, важно, важно, Неважно…

Присяжные так и записали – кто «Важно», а кто «Ниважно». Алиса это заметила и подумала: «Какая разница? То и другое одинаково бессмысленно»

Король тем временам что-то записал в блокноте и крикнул:
— Тихо!
И прочитал:
— § 42. Лицо, которое превышает километр, обязано покинуть зал суда.

Все воззрилась на Алису.

— Но мое лицо не превышает километра! — сказала она.

— Превышает! — настаивал Король.

— Оно превышает два километра! — добавила Королева.

— Все равно я не уйду! — жалобно молвила Алиса. — Я уверена, что этот закон не утвержден. Вы его сами только что выдумали.

— Но он старейший в кодексе! – возразил Король.

— Тогда почему он сорок второй, а не первый? – парировала Алиса.

Король не нашел достойного ответа и торопливо захлопнул блокнот.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— Что вы можете сообщить по существу дела? — обратился Король к Алисе.

— Ничего.

— Совсем ничего?

— Совсем ничего.

— Это же очень важно! — воскликнул Король, обращаясь к присяжным.
Те принялись записывать высочайшие слова, но Белый Кролик осмелился возразить:
— Ваше величество, наверно, хотели сказать не «же», а «не» — «не очень важно», — и принялся исподтишка подмигивать Королеве, ища у неё поддержки.

— Конечно, конечно, — поспешил поправить себя Король. — Одна буква не считается! Я хотел сказать «не очень важно».
И он принялся повторять шёпотом:
— Это не — это же, это не — это же… — как будто определяя, как красивее звучит.

Поэтому одни присяжные написали «Это же», а другие — «Это не». Алиске всё это было хорошо видно — она ведь возвышалась над скамьёй присяжных.
«По-моему, они и сами не знают, как будет правильно», — подумала она.

Король тем временем что-то озабоченно записывал в блокноте. Вдруг он выкрикнул:
— Тишина!
И прочёл:
— Правило сорок второе: «Тем, кто вымахал, нет места в суде».

Все как один посмотрели на Алису.

— Ничего я не вымахала! — возмутилась Алиска. — Я и не думала вымахивать!

— Нет, вымахала! — возразил Король.

— А ведь и вправду вымахала! — подтвердила Королева.

— Всё равно не уйду! — заявила Алиска. — И потом, такого правила всё равно нет, вы его сейчас нарочно выдумали.

— Что?! — возмутился Король. — Да это самое главное правило! И самое-пресамое старое!

— Тогда у него должен быть первый номер! — решительно возразила Алиска.

Король побледнел и поспешно захлопнул блокнот.
— Огласите приговор, пожалуйста, — с дрожью в голосе попросил он присяжных.

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— Чего тебе известно относительно рассматриваемого дела? — спрашивает Король.

— Ничего, — отвечает Алис.

— Вообще ничего? — настырничает Король.

— Вообще ничего, — подтверждает Алис.

— Сие чрезвычайно важно. — поворачивается Король к заседателям.
Те уже начали запечатлевать его слова на досочках, но Белый Кролик прервал: «Его величество, конечно же, имеет в виду не важно»,  говорит очень уважительно, однако щурясь и подавая тому лицом знаки.

— Я, конечно же, имел в виду не важно. — торопливо поправляет себя Король, а сам продолжает бормотать под нос: «важно… неважно… важно… неважно…» будто проверяя, какое слово звучит лучше.

Кой-кто из присяжных записал «важно», другие — «неважно».
Стоя близко, Алис видела их досочки, «но вообще-то ни чуточного значенья не имеет», подумала она.

Тут Король, некоторое время сосредоточенно писавший чего-то в тетрадочке, возгласил: «Тихо!» и зачитал оттуда: «Правило Сорок два. Особы ростом больше версты обязаны зал суда покинуть».

Все поглядели на Алис.

— Во мне версты нету, — молвит она.

— Есть. — прикидывает Король.

— Почти две версты. — добавляет Дама.

— В общем, я по-любому не уйду; к тому ж правило незаконное: вы его только что выдумали.

— Самое старшее в тетрадке, — убеждает Король.

— Тогда оно, наоборот, шло бы по порядку первым.

Его величество, побледнев, захлопнул записи.

«Рас-смотрите приг-овор», повелевает присяжным тихим запинающимся голосом.

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

  — Что вам известно по этому делу? — спросил Король Алису.

— Ничего, — ответила она.

— Вообще ничего? — настаивал Король.

— Ничего вообще, — покачала головой Алиса.

— Это очень важно, — сказал Король, обращаясь к присяжным.
Те только-только принялись записывать это на своих грифельных досках, как Белый Кролик произнёс:
— Вы имели в виду, ваше величество, что это неважно.
При этом он шевелил бровями и делал гримасы Королю.

— Неважно, конечно, именно это я и хотел сказать, — поспешно поправился Король и принялся повторять про себя вполголоса: «важно-неважно… неважно-важно», — словно пытаясь решить, какое из этих слов звучит лучше.

Некоторые из присяжных записали «важно», другие — «неважно». Алиса могла видеть это, поскольку стояла довольно близко от них. «Но это не имеет совершенно никакого значения» — подумала она.

В этот момент Король, который некоторое время был занят тем, что писал что-то в своем блокноте, прокудахтал «Тихо!» и прочитал, сверяясь с записью:
— Правило сорок два гласит: «Все персоны, чей рост превышает одну милю, обязаны покинуть суд».

Все посмотрели на Алису.

— Во мне нет мили роста, — сказала она.

— Есть, — возразил Король.

— Около двух миль роста, — добавила Королева.

— Ну, я не уйду в любом случае, — сказала Алиса. — И вообще, это неправильное правило, потому что вы его придумали только что.

— Это старейшее правило в моём блокноте, — возразил Король.

— Тогда оно должно быть под номером один, — сказала Алиса.

Король побледнел и немедленно захлопнул блокнот.

— Огласите вердикт! — сказал он присяжным низким и дрожащим голосом.

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

«Что вы знаете об этом деле?» — обратился к Алисе Король.

«Ничего», — сказала Алиса.

«Совсем ничего?» — допытывался Король.

«Совсем ничего», — сказала Алиса.

«Это очень важно», — сказал Король, обратившись к присяжным. Те едва взялись за грифельные доски, как вмешался Белый Кролик. «Ваше Величество, конечно, имели в виду ‘не важно’ сказал он очень важным тоном, но при этом хмурясь и корча рожи.

«Конечно, я имел в виду ‘не важно'», — поспешно сказал Король и забормотал про себя, — «важно — не важно — важно — не важно —«,  как если б выбирал, что лучше звучит.

Некоторые из присяжных записали «важно», а некоторые «неважно». Алиса это выдела, потому что находилась достаточно  близко, чтобы заглянуть к ним в грифельные доски. «Только это никакого значения не имеет», — решила Алиса.

В этот момент Король, вписывавший что-то в свой блокнот, объявил, — «Молчание!», и зачитал оттуда: «Статья сорок вторая: лица, рост которых составляет более мили, подлежат удалению из зала суда».

Все взглянули на Алису.

«Во мне нет мили», — возразила Алиса.

«Есть», — сказал Король.

«Почти две мили росту», — прибавила Королева.

«Ну а я всё равно не уйду», заявила Алиса, — «потому что это неправильное правило: вы только что его выдумали».

«Это самое древнее правило в книге», — заметил Король.

«Тогда оно должно быть — Номер Один», — сказала Алиса.

Король побледнел и поспешно захлопнул свой блокнот. «Выносите своё решение», — обратился он к присяжным низким, прерывистым голосом.

 

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

—  Що вам відомо в цій справі? — звернувся Король до Аліси.

—  Нічого, — відповіла Аліса.

—  Зовсім нічого? — допитувався Король.

—  Зовсім нічого, — повторила Аліса.

— Це має значення, — заявив Король, повертаючись до присяжних. Ті вже почали записувати ці слова на дощечках, як Білий Кролик перебив:
— Не має значення, ви хочете сказати, ваша величність, — сказав він дуже шанобливим голосом. Одночасно він насупився і підморгував Королю.

— Ну, звичайно, я хотів сказати не має значення, — похапцем погодився Король і тихенько повторював про себе: — Має значення — не має значення, має значення — не має значення, — ніби хотів з’ясувати, що звучить краще.

Дехто з присяжних записав «має значення», інші записали «не має значення». Алісі було все це добре видно, бо вона вже так виросла, що могла зазирнути в грифельні дощечки.
«Проте яка різниця?» подумала вона.

В цю мить Король, що деякий час щось заклопотано писав  в своїй записній  книжечці,  гукнув: — Тихше! — прочитав: — Параграф сорок другий. Особи, заввишки з версту і більше, повинні покинути зал суду.

Всі подивилися на Алісу.

—  В мені не буде версти, — сказала вона.

— Ні, буде! — промовив Король.

—  Майже дві версти! — додала Королева.

— Ну, якщо навіть і так, я не вийду, — заявила Аліса. — До речі, це не загальне правило. Ви тільки що вигадали його.

—  Це найстаріше правило в книжці, — заперечував Король.

—  Тоді воно мало бути першим,- сказала Аліса.

Король зблід і швиденько закрив книжечку.

— Обдумайте ваше рішення, — звернувся він до присяжних засідателів кволим, тремтячим голосом.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— Що тобі відомо по суті справи? — звернувся Король до Аліси.

— Нічого, — відповіла вона.

— Зовсім нічого? — напосідав Король.

— Зовсім, — повторила Аліса.

— Це дуже важливо! — відзначив Король для присяжних.
Ті вже кинулись були писати, коли це втрутився Білий Кролик.
— Неважливої Ваша величність, звісно, це мали на увазі, чи не так? — проказав він вельми шанобливо, хоч лице йому кривилося в жахливих гримасах.

— Я Неважливо, так, так, звичайно, я це мав на увазі — квапливо поправився Король і забубонів собі під ніс: «Важливо-неважливо, важливо-неважливо…» — мовби пробував на вагу, котре слово краще.

Дехто з присяжних записав «важливо», дехто «неважливо». Аліса це дуже добре бачила, бо вже виросла так, що могла легко зазирнути до їхніх табличок. «Але яке це має значення», — вирішила вона про себе.

Зненацька Король, який ось уже кілька хвилин грамузляв щось у записнику, вигукнув:
— Тихо! — і зачитав:
«Закон Сорок другий. Всім особам заввишки в одну милю* і вищим покинути судову залу».

Всі прикипіли очима до Аліси.

— Це я — заввишки в одну милю? — перепитала Аліса.

— Так, — сказав Король.

— А, може, і в дві, — докинула Королева.

— Ну й нехай, але я не вийду, — сказала Аліса. — Тим більше, що це не правильне правило — ви його щойно вигадали.

— Це найдавніший закон у записнику, — заперечив Король.

— Тоді це мав би бути Закон Перший.

Король зблід і поквапливо згорнув записника.

— Обміркуйте вирок, — тихим тремтячим голосом звернувся він до присяжних.

Коментар перекладача:

*0дна миля дорівнює приблизно 1,6 км.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— Што сьведку ведама аб гэтай справе? — спытаўся Кароль Алесю.

— Нічога, — адказала яна.

— Зусім нічога? — настойваў Кароль.

— Зусім нічога, — сказала Алеся.

— Гэта вельмі важна, — падкрэсьліў Кароль, зьвярнуўшыся да прысяжных.

Тыя ўзяліся запісваць сабе на дошчачкі, але тут умяшаўся Белы Трус:

— Вашая Вялікасьць, несумненна, хацеў сказаць, што гэта няважна, — сказаў ён вельмі пачціва, аднак увесь час варушачы бровамі і нешта паказваючы Каралю на мігі.

— Зразумела, я хацеў сказаць няважна, — хапатліва выправіўся Кароль, а сам працягваў мармытаць сабе пад нос: — Важна — няважна… няважна — важна… — як быццам узважваў, якое слова лепей гучыць.

Адныя прысяжныя занатавалі сабе “важна”, другія “няважна”. Алеся ўсё гэта бачыла, бо стаяла так блізка, што магла зазірнуць у іх запісы. “Ды тут усё няважна”, — падумала яна.

У гэтую хвіліну Кароль пасьпешна запісаў нешта ў сваёй памятнай кнізе і абвесьціў:

— Цішыня ў залі! — і зачытаў уголас: — Закон нумар сорак два: Кожны, хто вышэйшы за мілю, мусіць пакінуць суд.

Усе паглядзелі на Алесю.

— Я ніжэйшая за мілю, — запярэчыла тая.

— Вышэйшая, — сказаў Кароль.

— Яна і дзьве мілі будзе! — умяшалася Каралева.

— Хай сабе так, усё адно не пайду, — сказала Алеся. — Да таго ж, гэта незаконны закон: вы яго толькі што прыдумалі.

— Гэта найдаўнейшы закон у кнізе, — настойваў Кароль.

— Тады ён быў бы законам нумар адзін, — заўважыла Алеся.

Кароль зьбялеў і ўмомант загарнуў памятную кнігу.

— Прашу прысяжных абвясьціць свой вэрдыкт, — зьвярнуўся ён да суду сьцішэлым, няпэўным голасам.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— Ты што-небудзь ведаеш, аб дадзенай справе?- запытаўся Кароль у Алісы.
— Ані,- адказала дзяўчынка.
— Анічога ЎВОГУЛЕ?- настойліва спытаўся Кароль.
— Так, увогуле нічога,- паведаміла Аліса.
— Гэта вельмі важна,- сказаў Кароль, звяртаючыся да прысяжных. Яны адразу пачалі запісваць гэта на сваіх дошках, але тут уклініўся Белы Трус:
— Ваша Вялікасць, мае на ўвазе Няважна?- шляхетна сказаў ён, але пры гэтым хмурнеў і падаваў Каралю нейкія знакі вачыма.
— Сапраўды! Я гэта і меў на ўвазе,- імгненна паправіўся Кароль, а потым працягнуў нібы сам сабе.- Важна-няважна, няважна-важна.- нібы спрабуючы, якое з гэтых словаў гучыць лепей.
Тады частка прысяжных напісала на сваіх дошках “важна”, а іншыя “няважна”. Аліса ўбачыла гэта, бо была дастаткова блізенька, каб заўважыць, што яны пішуць.
— Тут няма аніякага сэнсу,- вырашыла яна.
У гэты момант Кароль, які на працягу якога часу штосьці старанна запісваў у свой блакнот, усклікнуў:
— Цішыня!- і прачытаў у голас.- Правіла нумар сорак два: “ГРАМАДЗЯНЕ, ШТО МАЮЦЬ БОЛЬШ ЗА ПАЎТАРЫ КІЛАМЕТРЫ РОСТУ, ПАВІННЫ ПАКІНУЦЬ ЗАЛУ СУДА!”
Тут усе, як адзін паглядзелі на Алісу.
— МОЙ рост не паўтары кіламетры,- пакрыўдзілася яна.
— Няўжо?!- сказаў Кароль.
— Не менш за тры кіламетры!- заўважыла Каралева.
— Нікуды я не пайду,- адказала дзяўчынка.- тым больш, гэта не сапраўднае правіла, вы яго толькі што выдумалі.
— Ты памыляешся, гэта самае старое правіла ў маім блакноце,- адказаў Кароль.
— Тады яно павінна быць Нумарам Першым,- заўважыла Аліса.
Кароль узбляднеў і хутка закрыў блакнот.
— Які ваш вярдзікт?- спытаўся ён у журы ціхім дрыжачым голасам.

____________________________________________________

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>