Эдди Грант (Eddy Grant) — история песен «I Don’t Wanna Dance» (1982), «Electric Avenue» (1983) и «Gimme Hope Jo’anna» (1988)

eddy_grant_01

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрика: «Зарубежные хиты»

Имя Эдди Гранта известно куда хуже, чем имя Боба Марли, BLACK UHURU, UB-40 и прочих. Даже с появлением Интернета разыскать толковую информацию об этом певце было непросто. Лично я познакомился с его творчеством довольно поздно, когда в 1997 году наобум приобрёл на какой-то раскладке дешёвый болгарский CD-сборник. И, надо сказать, что песни Гранта показались мне интереснее, нежели песни более именитых исполнителей в стиле регги — и в плане музыки, и в плане остросоциальных текстов. Более того — мне казалось, что некоторые мелодии я уже где-то слышал…

Проблемы социального и расового неравенства были близки Эдмонду Монтегю Гранту уже потому, что он был чернокожим выходцем из Гайаны (впоследствии его лицо не раз напечатают на почтовых марках этой страны). Пока мальчик учился в школе, его родители зарабатывали на жизнь в Британии. В 1960 году Эдди к ним присоединился и уже в Лондоне собрал группу с THE EQUALS (РАВНЫЕ). Название её не случайно — это был первый межрасовый музыкальный бэнд, куда кроме карибских эмигрантов входили и два белых англичанина. В 1968 году THE EQUALS удалось даже возглавить британский топ с песней «Baby, Come Back».

eddy_grant_02

Однако в 1970 году Грант перенёс сердечный приступ, а, когда оправился, решил выступать сольно. Надо сказать, что кроме композиторских талантов в нём была и разумная коммерческая жилка. Вместо того, чтобы спускать деньги на баб и всякие стимуляторы, Грант построил собственную студию — первым из чернокожих в Европе. На своих первых альбомах он собственноручно сыграл на всех инструментах. Единственным слабым местом Гранта всегда был голос — в эпоху THE EQUALS он не пел вообще, а с началом сольной карьеры пришлось брать уроки вокала.
Что касается музыкальной стилистики, то Грант никогда не был сторонником чистоты жанра. Напротив, легко и изобретательно смешивал в одной песне рок, поп, соул, регги, калипсо, босса-нову. Да и технических новинок не чуждался — в 1980-е активно использовал синтезаторы.

Тем не менее, первый заметный хит Гранта — «Living On The Frontline» («Живущий на линии фронта») 1979 года — был образчиком классического регги с чётко зафиксированной позицией:

Нет, я не хочу ехать в Америку,
Не хочу стать большой «звездой»,
Не хочу принимать кокаин,
Чтобы одурманивать свой мозг.

Я не хочу ваших кровавых денег,
Я хочу говорить о том, что вижу…

Если «Living On The Frontline» стала в Британии №11, то в следующем году Гранту уже удалось пробиться в горячую десятку с песней «Do You Feel My Love».

В 1981-м певец решил перебраться на Барбадос, где построил новую студию звукозаписи. Именно там был записан самый сильный альбом Гранта — «Killer on the Rampage» (1982). Пластинка содержала два больших хита.

eddy_grant_03

Первый — «I Don’t Wanna Dance» («Я не хочу танцевать») — в 1982 году возглавил британский топ. По словам Гранта — текст носил тонко завуалированное политическое послание и был своеобразным прощанием с Британией — страной классового и расового неравенства. Впрочем, никто послания не понял и воспринял песню, как очередную истории любовного расставания.

Второй хит — «Electric Avenue» — был уже откровенно социален. Электрической Авеню называлась улица и одновременно торговый центр лондонского района Брикстон, которую первой эликтрифицировали в далёком 1880 году.

eddy_grant_04

С тех пор многое изменилось, и Брикстон приобрёл дурную репутацию. Район стал прибежищем низших классов — в первую очередь, чернокожих выходцев из стран Карибского бассейна. Правительству на отщепенцев было плевать — соответственно, там буйным цветом расцвела безработица, а вслед за ней — проституция, наркоторговля и преступность. К 1981 году напряжённость выросла настолько, что хватило малейшего конфликта с полицией, чтобы вспыхнул бунт. За 10-12 апреля в стычках пострадали 280 полицейских и 45 гражданских, были сожжены сотни машин. Хотя беспорядки почти не затронули саму Электрическую Авеню, Грант решил, что именно её название будет звучать более броско и символично.

eddy_grant_05a         eddy_grant_05b

Сингл «Electric Avenue» стал единственным хитом певца в США (№2), хотя мне эта песня никогда не нравилась. Поэтому я приведу в конце статьи список других песен Эдди Гранта, которые мне кажутся гораздо более интересными.

Американским хитом вполне мог бы стать и сингл 1984 года под названием «Romancing the Stone». Да-да, эту песню Гранту специально заказали для знаменитого приключенческого фильма «Роман с камнем» с Майклом Дуглас и Кэтлин Тёрнер в главных ролях. Однако в фильм из песни попал лишь фрагмент гитарного соло, а на диск с саундтреком она вообще не попала. Тогда Грант издал её синглом, который добрался в США лишь до 26-го места.

Последующие синглы и альбомы оказались коммерчески неудачными (по отношению к альбому 84-го года «Going For Broke» это явно несправедливо). Успех в чартах Эдди Гранту удалось вернуть лишь один раз — в 1988 году, когда он выпустил, наверное, самую известную свою песню «Gimme Hope Jo’anna» («Дай мне надежду, Джоанна»).
Несмотря на название, это вовсе не любовная песенка, а настоящий политический манифест против политики апартеида, проводившейся в Южно-Африканской Республике. Если кто-то из молодых не знает, напомню, что апартеид — законодательно закреплённая расовая сегрегация, когда чернокожие официально признавались гражданами 2-го сорта (привет русским «негражданам» из стран Прнибалтики).

Так вот, Джоанна у Гранта — это вовсе не имя девушки, а прозвище крупнейшего города ЮАР — Йоханнесбурга (в русском переводе было бы «Йоханна»). А посвящалась песня Нельсону Манделе — лидеру чернокожего движения в ЮАР, который проведёт за решёткой почти два десятка лет.
Надо сказать, что в 1980-е годы в музыкальной тусовке вообще стало модно выступать против апартеида, но Гранта трудно уличить в конъюнктуре — у него почти всё творчество такое.

eddy_grant_06

Текст «Gimme Hope Jo’anna» просто насыщен множеством конкретных отсылок. Грант поёт о том, как армия ЮАР «крадётся через границы соседей», чтобы принять участие в конфликтах (например, в гражданской войне в Анголе) и как продажные мировые СМИ замалчивают преступления апартеида, создавая ЮАР хороший имидж. Певец упоминает Десмонда Туту — первого чернокожего архиепископа, который в 1984 году получил Нобелевскую премию мира. Презентабельному южноафриканскому курорту Сан-Сити Грант противопоставляет чёрную (во всех смыслах слова) изнанку Соуэто — «чернокожего» пригорода Йоханнесбурга, где в 1976 году было жестоко подавлено выступление против апартеида.

«Gimme Hope Jo’anna» заняла 7-е место в британском хит-параде и, разумеется, тут же была запрещена в ЮАР. Что не помешало ей стать в этой стране своеобразным протестным гимном.
Спустя 20 лет, когда апартеида в ЮАР уже не было, Грант приехал в Йоханнесбург, чтобы исполнить свою легендарную песню на 80-летии Манделы, который к тому времени сменил тюремную камеру на президентское кресло. К сожалению, Южноафриканской республике по-прежнему требовалась надежда. После отмены апартеида мир так и не наступил — теперь уже чернокожие начали мстить белым, попутно вырезая и своих собратьев из других племён. И это сильно расстраивало Эдди Гранта.

Эдди Грант:
«Ксенофобия здесь является большой проблемой, но это происходит не только в ЮАР. Я не оправдываю Южную Африку, но говорю людям: «Это пройдёт так же, как прошёл апартеид».

Список других песен Эдди Гранта, которые стоит послушать

Eddy Grant — Till I Can’t Take Love No More (1983)

Eddy Grant — Boys In The Street (1984)

Eddy Grant — Can’t Get Enough Of You (1981)

Eddy Grant — Rock you good (1983)

Eddy Grant — Killer On The Rampage (1982)

Eddy Grant — Come On Let Me Love You (1984)

Eddy Grant — Political Bassa-Bassa (1984)

Eddy Grant — Drop Baby Drop (1982)

Eddy Grant — Telepathy (1984)

Eddy Grant — It’s All In You (1982)

Eddy Grant — War Party (1982)

Eddy Grant — Blood Money (1986)

Автор: Сергей Курий
февраль 2017 г.