Рок-толкование песен группы КИНО: альбом «Группа Крови» (1988)

1988 - Кино - Группа Крови - 1
Информацию об отдельной песне и комментарии к ней можно прочесть, открыв страничку этой песни.

1. Группа Крови
(В. Цой)

2. Закрой за Мной Дверь
(В. Цой)

3. Война
(В. Цой)

4. Спокойная Ночь
(В. Цой)

5. Мама, Мы Все Сошли с Ума
(В. Цой)

6. Бошетунмай
(В. Цой)

7. В Наших Глазах
(В. Цой)

8. Попробуй Спеть Вместе со Мной
(В. Цой)

9. Прохожий
(В. Цой)

10. Дальше Действовать Будем Мы
(В. Цой)

11. Легенда
(В. Цой)


1988 - Кино - Группа Крови - 2

Виктор Цой — вокал, гитара
Юрий Каспарян — лидер-гитара, подпевки
Игорь Тихомиров — бас
Георгий Гурьянов — ударные, подпевки

Андрей Сигле — клавиши
И. Веричев — шумы

Слова — Виктор Цой
Музыка и аранжировки — КИНО

Записано в 1986-88 годах в домашней студии и на студии «ЯНШИВА», звукорежиссер — Алексей  Вишня

Ремастерировано в  1996  голу в студии MMS
Звукорежиссер ренастеринга — Евгений Гапеев

Звукорежиссер   —   Евгений   Гапеев
Фото:   —   Валентин  Скляров
Дизайн  оСложхк  —   Виктор Цой
Дизайн серии — Василий Гаврилов, Павел Семенов


MC, 1988
LP, вышел в Японии под названием «Blood Type» в 1989 г.
CD, «Moroz Records», 1996 (с бонусами)

1988 - Кино - Группа Крови - 3

* * *

ИНФОРМАЦИЯ об АЛЬБОМЕ «ГРУППА КРОВИ»

***
Б. Гребенщиков, «АИФ» №32 от 11 августа 2010:

Однажды с группой «Кино» произошла, на мой взгляд, очень странная и по-своему печальная история. На одном из рок-клубовских фестивалей группа вышла к публике с большой и довольно романтической программой, где были песни «Это не любовь», «Когда твоя девушка больна», «Братская любовь» и пр. Это было абсолютное чудо, они играли сложные красивые и весёлые песни, от которых пело сердце. Ленинградская публика в упор не приняла их. Зал просто молчал. Народ жаждал пафосных песен с революционным запалом. А песни про любовь ему были не нужны. После концерта Витя был в очень мрачном состоянии. Если мне не изменяет память, он какое-то время молчал, а потом появилась обойма «военных» песен. Эту историю можно интерпретировать как угодно. Но, мне кажется, тогдашняя реакция слушателей изменила его путь. И он написал песни, которые были нужны. Такие люди, как он, остро чувствуют, что на уме у каждого. Это сделало его тем самым «последним героем», но я не уверен, что это было ему на пользу.

.

***
Феликс Аксенцев. День в «Кино», журнал «Родник», N10, 1988 г:

Дальше Каспарян говорит об еще одной беде «Кино» — большой паузе в студийной работе. На то время ударный альбом «Группа крови» не был еще записан, хотя хиты уже прогремели на Ленинградском городском фестивалe.
— Песни стареют, не записываются, их уже не хочется играть. Но группа постепенно приходит в состояние натянутого лука, — говорит Юрий, — вот Витя вернется, будет альбом, будет целая серия концертов. Мы тут без Цоя кое-что свели вчерновую. Хочешь послушать?
Я слушаю наброски к «Группе крови» и чувствую: альбом выйдет на славу. Цой, похоже, окончательно совладал с более чем необычным тембром своего голоса; лаконичная, как всегда, ритмика стала свежей и необычной, а скупые каспаряновские соло — необходимыми и достаточными. Точные, славные тексты, чуть героичнее, чем обычно.
— Витя — молодец. Чувствуешь, как петь стал? Вот только ехиднее надо, — вздыхает Каспарян, — над собой надо иронизировать, иначе нет кайфа.

.

***
Виталий Калгин «Виктор Цой. Последний герой современного мифа»
(М: Рипол Классик. 2016)

Летом, з июня 1987 года, группа выступила на очередном 5-м рок– клубовском фестивале (в последний раз) со своей новой программой «Группа крови» и, хотя получила специальный приз «За творческое совершеннолетие», обычного одобрения от публики не дождалась. Питерская тусовка начала относиться к ней совсем по-другому.

Марьяна Цой:
Это было обидно для Вити, который любил эти песни и даже строил по поводу них определенные планы… После того как его не поняли, он обиделся – не на кого-то конкретно, а на весь Питер.

Юрий Каспарян:
Я не помню зрительского разочарования на 5-м фестивале рок-клуба. Я не помню, чтобы все сидели и молчали. У нас никогда не было провальных концертов. Может быть, просто не так громко кричали, как, например, хотелось бы Марьяне…

.

***
Интервью с В. Цоем, «РИО» №19, 1988:

— Как ты сам оцениваешь этот альбом?

— Наверное, он лучше, чем все остальные. Во всяком случае, актуальнее. Но в нем тоже есть очень много погрешностей. Мы, может быть, и хотели бы его переделать, но потом подумали и решили, что если постоянно переделывать одни и те же песни, то… Понятно что…

— Вы сами его писали?

— Писали сами, а сводили у Леши Вишни. Писали в жутких условиях, вот на такой магнитофон, как у вас, чуть получше. Но тоже на обычную «четвертую» скорость, на такие же кассеты.

.

***
А. Троицкий:

Работа над ним началась еще в октябре 1986 года, когда американская энтузиастка Джоанна Стингрей привезла в Ленинград домашнюю четырех- канальную порта-студию «Ямаха МТ 44». Испортный прибор был установлен на квартире ударника «Кино» Георгия «Густава» Гурьянова, где вся группа в то время тусовалась, репетировала, рисовала картины и — время от времени — слушала и записывала новые песни. Помимо классического квартета Цоя, в записи принимал участие клавишник Артур Сингле (синтезатор «Профем-2000»). Аранжировки, в том числе и клавишные, придумывались, в основном, Каспаряном и Густавом под общим наблюдением автора песен — Цоя. Звукорежиссуру осуществляли все вместе. Так что, можно сказать, что продюссером альбома выступила вся группа «Кино». Предварительный вариант записи был готов весной 1987-го. Летом, на студии Алексея Вишни, четырехканальную запись свели, добавив реверберации и прочих спецэффектов, в окончательный стерео-вариант. Достоянием музыкальной общественности «Группа крови» стала осенью 1987 года.
Фактически, на альбоме представлены две программы «Кино»: собственно «Группа крови» (заглавная песня, «Война», «Спокойная ночь», «Мама…», «Бошетунмай», «Легенда») и песни конца 85-го, начала 86-го годов, которые отдельно и вовремя записать не удалось («В наших глазах», «Прохожий», «Дальше действовать будем мы» и др.). Часть номеров из старой программы, в частности хит «Мы ждем перемен», в альбом не вошли.

00_88_gruppa2
Группа КИНО, 1987.

***
Александр КУШНИР «100 Магнитоальбомов Советского Рока»:

К Вишне песенный материал «Группы крови» попал в следующем виде: на первом канале портостудии были прописаны бас и RX-11, на втором — гитара, пропущенная через овердрайв и дилей, на третьем канале — вокал, на четвертом — фрагментарные вокальные партии, спетые Цоем на октаву ниже. (Позднее подобный прием пения с интервалом в октаву был использован Цоем на альбоме «Звезда по имени Солнце».) Каспарян доигрывал отдельные фрагменты на гитаре. Все это сводилось на «Маяк 001».
Юрий Каспарян не только придумывал партии гитары (которые затем корректировал Цой) и — в отдельных местах — баса, но и стал одним из инициаторов активного использования на «Группе крови» клавишных инструментов.

***
Алексей Вишня, «Поминальные заметки о Викторе Цое», Specialradio.ru, 17.12.2007:

Вторую «Это не Любовь» Витя уже не хотел: зрело настроение «Группы Крови», а достигнутый предел в качестве звучания был непреодолим, тянул назад. Времени на запись было очень мало. Начинали мы в десять, а к половине второго мне же нужно было выезжать на работу. Я стал пользоваться такси, чтобы улучить еще хотя бы сорок минут. Эти песни мы писали для дипломной работы киевского режиссёра Сергея Лысенко «Конец каникул». Альбома так и не получалось.
…Зимой 88-го Курёхин собрал ПОП-МЕХАНИКУ в Октябрьском. В очередной раз пригласил меня участвовать в концерте, в группе гитаристов. Я уже знал, что девушка привезла порто-студию, что песни записаны отменные, и намекнул Виктору, что сводить их нужно непременно у меня. К тому времени я успел записать альбом Мифам, а там качество, по прежним меркам, было уже запредельным.
По прошествии нескольких месяцев, я настоятельно повторил свое предложение Каспаряну. Тут и Джоанна, к счастью, их заторопила: она должна была в очередной раз возвращаться в Америку, потому что кончалась виза; она хотела увезти альбом и выпустить его там. Спешно собрали всё необходимое: Курёхин отдал нам половину своего аппарата из Ленконцерта, на время записи. Мы всё сделали за четверо суток.
Это было абсолютно волшебно — возиться с портативной многоканалкой! Огромную работу музыканты провели у Гурьянова. Они записывали на одну дорожку драммашину, на вторую бас, на третью электрогитару. Сводили результат на четвёртую дорожку. Затем Цой пел голос два раза, на две дорожки; дабл-трек сводили на третью. Потом Каспарян затирал одиночные голоса двумя гитарами. Это уже была практически готовая запись. Мне было нужно было просто свести это грамотно: развести по панораме и фронтальным планам, наложить поверх голос Цоя или клавишные Андрея Сигле, либо гитару Каспаряна. Суммарно ребята проработали над записью «Группы Крови» больше часов, чем над любым другим из своих альбомов. Потому что впервые в их жизни студия, пусть даже и совсем портативная, надолго оказалась в их собственных руках.
Альбом произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Качество звучания, высокий слог песен, их общественная ликвидность — всё это обусловило принципиально новое отношение властей к явлению русского рока.
Нужно ли говорить о том, что в течение недели, как мы закончили альбом, он буквально пронизал всю кровеносную систему нашей необъятной Родины. С того времени, как Тропилло выпустил на Мелодии альбом «Ночь», фанаты Кино с нетерпением ждали появления нового альбома буквально во всех уголках страны. Будучи едва ли не главной ленинградской артерией этого организма, мне на это потребовалось всего несколько часов.
Витька сердился, что альбом вновь получил внезапное распространение, но вместе с тем он оценил размах, когда к нему повалили письма с Камчатки, острова Ямал, социалистических и демократических республик и даже Северного полюса. Важно, что для этого не потребовались годы: хватило одного месяца.

.

***
А. Вишня:

У КИНО появилась кассетная портастудия Yamaha и они начали работу над альбомом «Группа Крови».
Ранней весной 1988 года я краем уха где-то услышал, что у КИНО лежит несведённый альбом, и стал уговаривать Каспаряна убедить Цоя совершить у меня его окончательное сведение. Цой поддался на уговоры. Я был счастлив, потому что чувствовал, что это будет альбом года. На кассете поканально были записаны барабаны с басом, гитара Каспаряна, гитара Цоя и голос. Все партии были идеально выверены, сыграны музыкантами дома, ко мне же попала немного шумящая запись, которая через эквалайзеры и компрессоры, да с ревербератором от Джоанны SPX-90 звучала великолепно уже сама по себе! На этот бутерброд Юра наигрывал вторую партию гитары, а Виктор накладывал голос double-track. Так, в один проход это сводилось на 38-ю скорость. Естественно, качество звука было беспрецедентным, ибо такого ревербератора даже у Тропилло еще не было. Неудивительно, что альбом получил прекрасные отзывы.

.

***
Из интервью с А. Сигле, газета «Бульвар», № 20 (108), 15.05.2007:

— Какое впечатление на вас произвели Виктор Цой и его команда?

— Не скажу, что я был очарован. Просто столкнулся с другим миром, о существовании которого раньше не догадывался. Сейчас профессионалы бы подняли нас на смех, увидев наш рабочий процесс. Ну а тогда… Творили мы в двухкомнатной квартире известного питерского музыканта Леши Вишни. В малюсенькой комнатушке писали песни. В соседней спали на небольшой кровати — все вперемешку. Окна постоянно зашторены, как в казино, какое на дворе время суток — непонятно. Жена Леши кастрюлями варила сосиски, через каждый час кто-то выбегал в магазин за выпивкой.
Сегодня прослушиваю те наши записи и поражаюсь: фонограммы 15-летней давности ни в чем не уступают нынешним, студийным. А все потому, что в них была заложена сумасшедшая энергетика.

.

***
Информация с сайта А. Вишни:

Все знали, что у «Кино» лежит новый несведенный альбом. Знали, что песни там очень хорошие. Вишня стал уговаривать Юрия Каспаряна убедить Цоя, что это надо сделать у него, а не ждать помощи Москвы. Курехин собрал очередную «Поп-механику» в Октябрьском, где Вишня и Цой играли на сцене рядом. Наконец Цой поддался на уворы и «Группа крови» была доделана. Для Вишни это был звездный час. Цой сухо предъявил Вишне Джоанину пленку, на которую должен был быть сведен оригинал и отдан Джоанне Стингрей. Цой не хотел издавать «Группу Крови» в СССР, а хотел продать в Америку. Ни о какой дележке в пользу Вишни не было и речи. Все за спасибо и подпись на обложке «звук — Вишня». Отношения с «Кино» были сухие и натянутые. Таким образом выдался один день на то, чтобы сделать 5 копий на кассеты для музыкантов и Джоанны, а оригинал Вишня должен был принести на следующий день вечером в 20:00 на концерт «Кино» в СКК и передать Стингрей. В 2 часа ночи последняя песня была сведена, в 4 часа музыканты разошлись по домам, Вишня сделал копию с оригинала, заказал такси и лег спать. В 9 утра приехало такси, Алексей попросил Лену сделать 10 копий и уехал в Пулково. Там купил билет на 10:15 и вылетел в Москву. Прилетев, взял такси на 8 часов за 80 рублей, приехал к Андрею Лукинову на Большую Грузинскую, сделал одну копию с оригинала, получил 200 рублей и коробку новых пленок BASF SPR 50, заехал Жарикову в гости, поездил по Москве, вернулся в Шереметьево, а в 19:00 сошел с трапа в Пулково. Приехал домой, поцеловал жену, перекусил, взял кассеты с копиями, оригинал и в 20:00 отдал все это Джоанне. На лице Цоя не было благодарности. На следующий день он улетал в Алма-Ату на съемки фильма Рашида Нугманова «Игла», а счастливая владелица прав на «Группу Крови» — в Лос Анжелес. За 5 дней напряженной работы над фильмом «Игла» Виктор гулять не ходил. А на шестой подошел к ларьку звукозаписи, и на витрине большими буквами написано «Поступил новый альбом «Кино»-«Группа Крови» 1988″.
Тропилло поддержал Вишню. Права на оригинал всегда за студией, если запись производилась за счет студии. Цою этот маневр никогда не нравился. Вишня был учеником Тропиллы и к вопросу об авторских правах относился аналогично.

.

***
А. Рыбин «Кино с самого начала и до самого конца», изд-во «Феникс», 2001:

<Говорит Алексей Вишня:>
— Пришел ко мне однажды Сергей Фирсов и дал послушать первоначальный вариант, очень плохо сведенный и с не расставленными по местам песнями, «Группы крови». Я послушал и о..ел. И я понял, что я могу это доделать и довести до состояния более-менее профессиональной записи.
…На тот момент у меня не было ничего, что могло бы меня технически тормозить. Я позвонил Юре Каспаряну и изложил ему свои мысли. Он сказал, что Витенька не хочет со мной работать, но я настаивал, чтобы Юра все-таки поговорил с Мастером.
…В это время мы вместе с Витей сыграли пару концертов в «Поп-механике». Ни Витька, ни Тихомиров даже не смотрели в мою сторону, хотя на сцене мы стояли рядом. Они были ужасно на меня обижены. А потом Витя вдруг как-то сам уговорился. Он начал сниматься в кино, ему потребовались новые, хорошо записанные фонограммы, ему потребовалась «Перемен» и другие. И я ему на одном из концертов говорю: «Слушай, давай нормально сведем твой материал». Он пожал плечами и ответил: «Давай».
…Я привез вместе с Каспаряном еще аппаратуры — все, что только могли собрать. Они привезли свою порто-студию, где на одном канале были записаны барабаны с басом, на другом — электрогитара, на третьем — акустика и на четвертом — голос.
…Я выманил у студии Дворца молодежи привезенный Джоанной SPX-90 — ревербератор, которого уши нашего обывателя еще не слышали. И когда я включил через него голос, то поперло такое, такой звук, от которого все обалдели.
…Мы наложили еще одну каспаряновскую гитару и Витькин голос. Этот альбом мы сделали за четыре дня. Правда, каждый рабочий день продолжался по четырнадцать часов.
…Это была кошмарная усталость и кошмарная работа. Через четыре дня я привез во Дворец молодежи оригинал альбома, а там ко мне подошла Джоанна и потребовала отдать оригинал ей, поскольку лента, на которую я все это записывал, принадлежала ей. У меня тогда не было своей ленты… Ну, я ей и отдал оригинал.
…Я купил билет на самолет и поехал к своему другу Андрею Лукинову в Москву и повез ему копию «Группы крови». Андрей занимался тиражированием.
…Андрей в результате оплатил дорогу и через шесть часов я вернулся в Питер. Моей целью было донести до всей страны то, что мы сделали. Денег за это все равно ни он, ни я — никто бы тогда не получил. Ждать, пока его выпустит «Мелодия», если вообще выпустит, было делом безнадежным.
…Потом поползли слухи о том, что Витька, мол, не хотел распространять этот альбом в России, дескать, он писал его для Америки и я оказался последним гадом, хотя денег на этом не заработал вообще никаких. Меня обвинили во всех смертных грехах после того, как Витька, заканчивая сниматься в фильме «Игла», подошел к ларьку и увидел свой альбом, сведенный неделю назад, на верхней строчке хит-парада. Он сразу же нажаловался Джоанне, та сказала, что «этоу невозможноу, этоу противоправноу». Но Виктором и группой «Кино» мне никогда, ни разу не высказывалось никаких претензий, потому что до меня никто еще не отвозил записей Лукинову. Я нашел место, через которое альбом мгновенно становился известным на всю страну. Так же я поступал, кстати, и со своими альбомами. Когда я отвез «Танцы на битом стекле» Лукинову, меня узнала вся страна, хотя по телевизору меня не показывали. Я продавался в самых отдаленных уголках СССР. И с «Группой крови» было то же самое. Вернее, с этим альбомом было в первую очередь.
…Он получил невиданную популярность во всей стране, стал раскручиваться, как… Ну, как Пугачева, скажем, в таких же масштабах. И сразу же все его приняли. Я получил то, что хотел. По радио сразу начали говорить о том, какой крутой альбом, какой Витя гениальный композитор, а я — гениальный звукорежиссер. Никто же еще не пользовался SPX, бедняги журналисты думали, что я сам все это изобрел.
…Таким вот образом получилась «Группа крови». О том, чтобы писать у меня следующий альбом, не было и речи, потому что и этот-то дописывался с легким скрипом и раздражением. Только с Юрой Каспаряном у меня остались самые добрые отношения.
…Джоанна привезла им свои записи — она записала песни БГ, Витины, Сологубов с музыкантами из «Brand X» и другими такими же, мирового уровня парнями, привезла их музыку, которая звучала так, как она должна была звучать. Хотя и привезла она их на поганых хромовых кассетах, все равно было слышно, что музыка сделана на хороших аппаратах, компьютерах, пусть и в полудомашних условиях, но уже по-настоящему.
На этом закончилась моя дружба с группой «Кино».
…Это была первая группа из наших, из рок-клубовских, которую приняла вся страна. И считаю, я сыграл в этом определенную роль и что, в частности, моя поездка к Лукинову сделала процентов тридцать этого успеха. Хотя никто и никогда, наверное, с этим не согласится.

.

***
Антон Чернин, «Наша Музыка: Первая полная история русского рока, рассказанная им самим», 19.04.2013:

В 1986-м группа «Кино» выступала на Четвертом фестивале Ленинградского рок-клуба. …А прямо перед фестивалем в составе группы произошло последнее изменение. Бас-гитару повесил на себя Игорь Тихомиров из арт-роковой группы «Джунгли».

Георгий Каспарян: Александр Титов любезно играл с нами некоторое время, совмещая это с работой в группе «Аквариум». Однако теперь ему стало не хватать времени играть в двух группах, и он сообщил об этом Виктору. Дело было в Рок-клубе. Виктор просто подошел к Игорю Тихомирову и предложил поиграть в нашей группе, а Игорь согласился. То есть дело заняло не больше минуты.

Георгий Гурьянов: В то время мы уже писали альбом на студии у Алексея Вишни, но так и не записали его — ну, никак не получалось. Тогда из группы ушел Титов, и появился Тихомиров. Там и машинка была дурацкая, и звук никак не получался. Потом мы записали эти песни уже дома, на портостудии «Yamaha». Какие-то вещи вошли в альбом «Группа крови», а какие-то так и остались брошенными. Но позже их опубликовали в том виде, в каком они были брошены.

…Основная часть работы над альбомом проходила в 1987 году на квартире Гурьянова. Гурьянов и Каспарян проживали неподалеку друг от друга, в Купчино — это большущий спальный район на юге Ленинграда. Цой в это время постоянно жил то у одного, то у другого — в основном у Гурьянова.

Георгий Гурьянов: В результате первый вариант альбома был записан у меня дома, на домашней студии, в комфортных условиях. Мы что-то сделали, а потом этот материал еще год дорабатывался.

Георгий Каспарян: Трехкомнатная квартира в девятиэтажном блочном доме… Родители на лето уезжали на дачу. И мы были предоставлены самим себе. Ну, даже когда они приезжали, то всегда очень благосклонно относились к нашим занятиям музыкой и времяпрепровождению. Было замечательно… У матушки Георгия был знакомый начальник местного отделения милиции, поэтому соседи нас особенно не беспокоили.
…Ну, мы, естественно, играли, что- то делали. Все это происходило у Гурьянова — там стояла наша маленькая портостудия. Мы что-то пробовали. Бывало — по очереди: один что-нибудь попробует, другой. «А может, ты так сыграешь?» — ну, что- то типа такого. Ну, как обычно. Я думаю, у всех так происходит.

.

***
Из передачи «Летопись», «Наше радио»:

Сведение альбома в конце концов решили проделать у Алексея Вишни. Отношения между группой и звукорежиссером в то время были не сахар. Считается, что причиной этого стала запись 1986 г., которую и музыканты, и Вишня, так и не сумели довести до конца. Впрочем у последнего свой взгляд на причины разлада.

А. Вишня:
В то время я очень сильно дружил с Костей Кинчевым и мне было просто не до КИНО. Я был так очарован музыкой АЛИСЫ, и как раз тогда ко мне Курёхин прислал писаться Гайворонского с Волковым — в общем я записал три их пластинки — и это было всё в однов время.
Но тут всё-таки я не смог устоять, потому что я узнал, что… совершенно охренительный материал. Ну я должен был принять в этом участие — и баста! А Витя Цой — он никак не мог мне простить моего увлечения Кинчевым. Поэтому отношения с ним у меня были к тому времени уже довольно таки натянутыми. Я очень хорошо помню, как звонил Каспаряну и говорил — «Юра, ну давай что-нибудь придумаем, давай сведем». А Юра говорит: «Ты знаешь, Витенька не хочет с тобой работать». Я говорю: «Ну ты понимаешь, что это идиотизм?». Юра говорит: «Ну конечно я понимаю. Ну я постараюсь Витеньку как-нибудь убедить».
Каспарян Цоя убедил, и когда они пришли ко мне сводиться, было такое впечатление, что ничего не было, всё нормально — никаких проблем.

Кстати, студия у вишни на тот момент была лучшей в городе. Да и с «киношниками» он за долгие годы сработался. Так что звукорежиссеру всё-таки выдали на руки драгоценную хромовую кассету с материалом альбома… Именно над таким исходником Вишня принялся колдовать. Музыканты дали ему полный «карт-бланш», и Цой вмешался в процесс лишь в конце одной песни… <см. песню «Война»>
…На всю работу у Вишни было четыре дня — два выходных и два дня отгула на работе. Дело было в том, что Цой вылетал в Алма-ату на съемки фильма «Игла» и хотел закончить альбом до отъезда. Так что Цой, Гурьянов, Каспарян и Вишня работали по 16 часов в день. За 4 дня музыканты и звукорежиссер надоели друг другу хуже горькой редьки. Но дело спорилось.

А. Вишня:
Ну-у, запах «Лигерос» приходил за полчаса до него. Я вообще не понимаю, как их можно было курить эти сигареты. Они были сделаны из отходов производства кубинских сигар. Цой всегда приносил с собой что-то к чаю, хранил у меня свои тапочки. А как-то Гурьянов пришел раньше и одел их. Потом пришел Витенька, резко показал Гурьянову свою пятку, и Гурьянов отдал ему тапочки без слов. Еще они дрались по-китайски с Каспаряном у меня за спиной. И я помню, что меня это очень сильно беспокоило, когда их тапочки разлетались над моей головой. Но стоило мне заорать, как перед носом вставал либо Витенькин кулак, либо его пятка, либо его ступня. И меня это раздражало вдвойне, и еще втройне бесило. Я понимал, что плету оболочку такому продукту, которого раньше у КИНО еще не было, а они, как дети, себя вели.

…Итак, альбом был готов и его можно было тиражировать. И тут выяснилось, что в СССР никто делать этого не собирается. Дело в том, что Цой сначала планировал выпустить виниловую пластинку в США и только после этого подумать над тем, как распространять альбом на родине. Пришлось звукорежиссеру брать инициативу в свои руки.

А. Вишня:
Когда мы всё записали, я поинтересовался — что будет дальше. Цой сказал, что не хочет, чтобы это издавалось в России. Он хотел, чтобы альбом пришел к нам из Америки. Он помнил, кем были BEATLES до Америки и кем стали после. Я в этом увидел коммерческий мотив. Но так как сам ни разу в жизни с музыкантов денег не брал, поинтересовался, а обломится ли мне что-нибудь с этого дела. «Господи, я тебя умоляю!» — ответил Виктор. Видит Бог, меня никто не просил держать запись и никому ее не давать. О моих связях в Москве он и не догадывался. Поэтому в назначенный день передачи фонограммы Джоанне я успел слетать в Москву и сделать копию в таком месте, из которого эта запись достанет до самой отдаленной точки СССР. Я просто отдал ее московским «писателям» — прародителям сегодняшних крупных лейблов — отдал «за так». Решил резко продемонстрировать Виктору свои возможности. Судя по интервью, которые он потом давал, его удивлению не было предела. А я считаю, что КИНО в массовом значении началось именно тогда. И это успех был лишь подкреплен фильмом «Игла», а не наоборот, как все считают.

А дальше было вот что — Цой передал фонограмму в Штаты, сел в самолет, улетел на съемки фильма «Игла». А когда вышел в Алма-ате, из каждого киоска звукозаписи играл альбом «Группа Крови».
В итоге пластинка «Группа крови» действительно вышла только в США при поддержки Джоаны Стингрей. В Советском Союзе альбом получил распространение только на бобинах и кассетах посредством студий звукозаписи. При этом в одной из основных копий отсутствовала песня «Прохожий», не поместившаяся на 45-минутную сторону аудиокассеты. А винил в России был переиздан уже после смерти Виктора Цоя — только в 92-м году, когда у группы КИНО переиздавалось и издавалось всё, что можно и на каких угодно носителях — без всякого разрешения музыкантов.

.

***
Интервью с В. Цоем, «РИО» №19, 1988:

— А кооперативы — это тоже пиратство?

— Полное пиратство. Никакого отношения к распространению записей группы КИНО я не имею Единственное, что мы сделали, — это записали альбом. Мы закончили запись альбома, и буквально на следующий день я улетел в Алма-Ату. Прилетел, походил по городу, смотрю, у кооперативщиков лежит. КИНО, 1988, «Группа крови». В Ленинград прилетел — и здесь на каждом углу, в каждом ларьке. А по опросам газеты «Смена» альбом занимает первое место.. И все кооперативы говорят, что наиболее записываемая группа — это КИНО. Ну, думаю, как все отлично-то.

.

***
Г. Гурьянов, «Наше радио», передача «Летопись»:

Да, мы записывали альбом (так и не записали его) на студии у Вишни. Альбом никак не получался. Тогда ушел Титов из группы и появился Тихомиров. Там машинка была дурацкая, звук никак не получался.
И потом мы записали эти песни уже дома на этой студии «Ямаха». В конце какие-то из них вошли в «Группу крови», а какие-то так и остались брошенными.

.

***
Интервью с В.Цоем, Мурманское ТВ, апрель 1989 г.:

— Немного такой частный вопрос. Почему в «Группе крови» Гурьянов играет не на акустике, а использует компьютер?

— Потому что мы записывали ее дома.

— То есть, это была чисто «домашняя» работа?

— Да.

— И все остальные, наверное?

— Да, конечно. Это раз. Во-вторых, понимаете, иногда лучше использовать компьютер, в условиях наших студий. Потому что он, во всяком случае, как-то отстроен. А живые барабаны могут быть… Надо иметь такую материальную базу, чтобы это имело хоть какой-то вид…

.

***
Из интервью А. Липницкого с Р. Нугмановым, программа «Содержание» на Финам.FM, 22.08.2010:

ЛИПНИЦКИЙ: …мне хочется тебя расспросить именно как кинорежиссера. На мой взгляд, на этом альбоме и Виктор, и группа «Кино» сумели найти и новое внешнее средство самовыражения, и изменился даже, на мой взгляд, и тембр голоса у Виктора на этом альбоме. Тебе, как кинорежиссеру и уже тогда близкому другу группы, как это видится сейчас?

НУГМАНОВ: Слушай, я как раз отношусь к той, может быть, это меньшинство, группе людей, кто, впервые услышав сырые еще болванки этих песен, был потрясен. Там было пять песен, еще пока, в том числе «Война» и «Группа крови», которые он записал с Вишней, и оно не предназначалось ни для кого, это был еще только рабочий материал, еще полусведенный, я был поражен этим материалом, я его восторженно воспринял. Я сказал: «Виктор, ты сделал гигантский шаг вперед». И мы как раз в это время подошли к августу 1987 года, когда нам предложили сделать «Иглу». Так совпало. Виктор прекратил дальнейшую работу над этим альбомом, он говорит: «Мы его должны закончить после того, как мы снимем фильм». И мы обязательно используем музыку, одну из этих вещей, которые он написал. И он запретил, разумеется, Алексею Вишне куда-либо распространять эту музыку, и мы готовили выход к весне следующего года, 1988-го. К сожалению, Леша не сдержал слово, распространил эту запись. Виктор был страшно взбешен.

00_88_gruppa3
В. Цой, 1987.

***
Ю. Каспарян:

Поворотный момент и основное новшество «Группы крови» состояло в том, что романтизм в нем практически отсутствовал, а на смену ему пришел героизм. Цой сознательно выбрал эту трассу, по которой группа двигалась последующие три года».

.

***
Интервью с В. Цоем, Мурманское ТВ, апрель 1989 г.:

— Раньше Ваш герой был романтик, то есть Вы занимались романтизмом. Ну, а сейчас, судя по «Группе крови», Ваши тексты стали остросоциальны, то есть Вы вышли на какую-то новую ступень. Значит, с Вами выросли и Ваши поклонники. Вы к этому стремились?

— Я не могу сказать, чтобы мои тексты стали остросоциальными, я так не считаю. Там есть… Понимаете, когда была объявлена перестройка, и даже немножко до этого, среди музыкантов появился какой-то такой подъем душевный. И все вдруг сразу, не сговариваясь (у нас был какой-то фестиваль), показали программу с такими какими-то боевыми песнями: что все у нас было отлично. Ну, Вы понимаете. И я в том числе. Часть песен «Группы крови» как раз такого более социального характера. Но только часть, и не самая главная.

.

***
Интервью с В. Цоем, Мурманское ТВ, апрель 1989 г.:

— Понятно. Виктор, вот Вы записали уже несколько альбомов. Но, насколько я знаю Ваше мнение, «Мелодия» выбрала далеко не лучшую Вашу работу. Если взять Ваши предыдущие альбомы, исключая «Группу крови», какая бы работа, по Вашему мнению, представила группу КИНО?

— Знаете, один альбом, конечно, не представил бы группу КИНО, и больше всего похоже на то, что мы есть сейчас — конечно, это альбом «Группа крови».

.

***
Из интервью с Ю. Каспаряном, «Костер», 1989:

— Изменится ли стиль вашего ансамбля, если изменится мода и интерес к вашей музыке будет падать?

— Провокационный вопрос. Потому что он изначально подразумевает, что мы будто специально следим за модой. Мы действительно хотим быть популярными, но не добиваемся этого любыми путями. Мы не стремимся подражать тому, что слушают на дискотеках. Мы пишем свою музыку, которая в первую очередь нравится нам.
Я вспоминаю, как год назад, на одном из фестивалей, мы сыграли альбом «Группа крови». Тогда все говорили: «Ну, группа «Кино» сдала». И только сейчас этот альбом приобретает все большую популярность. Так что нам незачем равняться на моду. Скорее всего, мы ее опережаем.

kino_1987_1

***
В. Цой, газета «Ленинская смена» (Алма-Ата):

Мне нравится альбом «Группа крови», хотя и не весь. Это почти похоже на то, что мы хотели сделать.

.

***
Интервью В. Цоя в Мурманске. Межсоюзный дворец Молодежи. Апрель 1989 г.
(«Комсомолец Заполярья». 13.05.1989):

— Виктор, охарактеризуйте период до «Группы крови».

— Экспериментальный.

— Альбом «Группа крови» — лучшее, на что вы способны?

— Да нет, я так не считаю. «Группа крови» действительно сильнее предыдущих. Но я сам вижу массу недостатков. Так что поле для совершенствования у меня — краю не видно.

.

***
В. Калганов «Виктор Цой» (из серии «ЖЗЛ» — М. Молодая гвардия, 2015):

Юрий Каспарян: «Поворотный момент и основное новшество “Группы крови” состояли в том, что романтизм в нем практически отсутствовал, а на смену ему пришел героизм. Цой сознательно выбрал эту трассу, по которой группа двигалась последующие три года».

.

***
Из интервью с Г. Гурьяновым, 2007(?):

— Кто автор оригинальной идеи обложки «Группы крови»?

— Андрей Крисанов. Был у нас такой молодой человек в компании. Он учился играть на бас-гитаре, но у него не было никаких способностей к этому. Он талантливый художник, на мой взгляд. Мне нравятся все его идеи, работы. Мы все были тогда очень впечатлены фильмами Фрица Ланга. Помните серию фильмов о докторе Мабузе. Малевич нарисовал плакат к фильму «Доктор Мабузе». Оттуда мы и взяли идею. Только вместо Доктор Мабузе написали «Группа крови» и «Кино».

.
***
Андрей Крисанов об оформлении альбомов:

Обложки пластинок «Кино» оформлялись по заветам Казимира Малевича. Художник Андрей Крисанов, который одно время даже играл на втором басу в составе группы — его можно было увидеть на пятом фестивале Ленинградского рок-клуба в 1987 году, впрямую позаимствовал у Малевича обложку «Группы крови». Макет «Последнего героя», изначально сделанный Георгием Гурьяновым и Цоем, был стилизован под супрематизм «Группы крови», а последний альбом — это, в сущности, «Черный квадрат».
…Тогда Цой, Гурьянов, Африка, Тимур Новиков с «Новыми художниками», я — мы все любили ходить в кинотеатр «Спартак» на фильмы немецких экспрессионистов — Фрица Ланга, Роберта Вине. В Русском музее в то же время проходила выставка искусства 20—30-х годов, супрематисты и остальная компания. А я в музее работал в котельной, у меня была возможность более досконально все это изучить. Я нашел  плакат Малевича к фильму о докторе Мабузе. Я его переделал, заменил слова. Все остались в восторге.

Плакат Малевича:

kino_gruppa_maruzo

Виниловая пластинка:

1988 - Кино - Группа Крови - винил -1

1988 - Кино - Группа Крови - винил -2

_______________________________________________________________________

<<< Вернуться на страницу В. Цоя и группы «КИНО»

<<< Вернуться на страницу «Дискография»

<<< Вернуться на страницу «Песни группы КИНО по алфавиту»


Автор и координатор проекта «РОК-ПЕСНИ: толкование» — © Сергей Курий