История саундтрека к мультфильму «Шкатулка с секретом» (1976)

shkatulka_s_sekretom_01

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрики: «Тематические хиты», «Наши хиты»

Мультфильм Джорджа Даннинга «Жёлтая подводная лодка» (1968) прославился не только тем, что его композиторами (и героями!) выступили музыканты БИТЛЗ. Он также поразил зрителей своей «психоделической» эстетикой — чистыми яркими цветами, каждый из которых полностью заполнял определённый контур, как в детской книжке-раскраске. Советские аниматоры тоже не остались в стороне от новомодных тенденций…

Первым мультфильмом, созданным в стилистике «Жёлтой подводной лодке» принято считать «Рассеянного Джованни», которого снял Анатолий Петров для дебютного выпуска альманаха «Весёлая карусель» (1969). И хотя худсовет и критиковал мультфильм за подражание западному «поп-арту», сам режиссёр говорил, что вдохновлялся, прежде всего, витражами Леже.

Наиболее откровенно эстетика «Лодки» проявилась в работах другого мультипликатора — Валерия Угарова. Сначала он снял для 5-го выпуска «Весёлой карусели» мультик «Не про тебя ли этот фильм» (1973). Именно там появился персонаж с разноцветными радужными волосами, который спустя три года перекочует в другую работу режиссёра — «Шкатулка с секретом». Оттуда же перекочует в «Шкатулку» и необычная музыка, созданная композитором Владимиром Мартыновым.

shkatulka_s_sekretom_02

Мартынов был не просто композитором, но ещё и экспериментатором, музыковедом и даже философом. Впоследствии он разработает концепцию «конца времени композиторов», заявив, что роль автора в современной музыке отходит на второй план. Но это будет потом. А пока Мартынов активно осваивал синтезаторы в студии Эдуарда Артемьева (одного из пионеров советской электронной музыки), сочинял и записывал музыку — в том числе и для кино. Саундтрек «Шкатулки с секретом» стал одной из самых доступных и запомнившихся работ в карьере композитора.

Литературной основой мультфильма стала сказка «Городок в табакерке», написанная Владимиром Одоевским ещё в 1834 году. Однако Угаров не только наделил сказку новой эстетикой, но и вложил в неё совершенно иную мысль. И дело не столько в том, что музыкальную табакерку заменили шкатулкой, а «уязвимой» частью механизма сделали не пружину, а фиксатор.

shkatulka_s_sekretom_03

Современные критики считают, что Одоевский, который был свидетелем того, как провалился переворот его друзей-декабристов, закладывал в свою сказку, как бы сейчас сказали, «охранительную» идею. Мол, механизм табакерки – это метафора общества, где все детали тоже взаимосвязаны. И стоит мальчику Мише нечаянно сломать главную деталь — «царевну-пружину», как гармония рушится.

«— Сударыня-царевна! Зачем вы надзирателя под бок толкаете?
— Зиц, зиц, зиц, — отвечала царевна, — глупый ты мальчик, неразумный мальчик! На всё смотришь — ничего не видишь! Кабы я валик не толкала, валик бы не вертелся; кабы валик не вертелся, то он за молоточки бы не цеплялся, кабы за молоточки не цеплялся, молоточки бы не стучали, колокольчики бы не звенели; кабы колокольчики не звенели, и музыки бы не было!».

shkatulka_s_sekretom_04
Рис. Н. Гольц из книги «Городок в табакерке» (изд. 1971 г.).

Угаров же превращает нравоучительную сказку в музыкальную фантасмагорию, настоящую «ярмарку тщеславия», на которой все детали шкатулки убеждены, что именно они — самые главные и неповторимые. А гармонию разрушает не мальчик, а некий шут-джокер, которого никто не принимает всерьёз. Он, действительно, не играет в механизме никакой важной роли, но зато знает «секрет», как его сломать. Что с успехом и делает. Выводы из подобного посыла можно сделать самые разные — вплоть до аналогий с распадом СССР.

— Ты просто лишняя деталь, тебя и выбросить не жаль!
— «Лишняя», «не нужен вам», а без меня вы просто хлам!
Сломается вот эта штука — шкатулка не издаст ни звука!

Сценарий мультфильма разработал кинодраматург Евгений Агранович, а тексты песен сочинил Александр Иванов — да-да, тот самый поэт-пародист, который долгие годы вёл главную юмористическую программу страны — «Вокруг смеха».
Что касается саундтрека, то он, по сути, состоит из трёх композиций. Две из них, обрамляющие сценарий, повторяют одну и ту же мелодию. Также они сознательно написаны «белым стихом», отражающим разговорную речь мальчика и отца. Центральная композиция, где поют детали шкатулки, более разнообразная и сложная — с явным влиянием модного тогда прогрессивного рока. Кстати, эпоха 1970-х отразилась не только в музыке и эстетике, но даже во внешнем виде персонажей (обратите внимание на клеша и хипповские патлы колокольчиков).

В титрах указано, что музыка записана «в экспериментальной студии электронной музыки при участии ансамбля ОРЕГОН». Интересно, что я так и не смог найти другой информации об этом ансамбле. Создаётся ощущение, что кроме участия в мультфильме, никакого следа в истории он не оставил. Может, это вообще «фейк», а всю музыку сыграл сам Мартынов?
С исполнителями песен дела обстоят более ясно. Среди них мы можем встретить таких знаменитых певцов, как Геннадий Трофимов и Елена Камбурова. Даже Владимир Мартынов там упоминается (интересно, за кого он там пел — неужели за джокера?).

После «Шкатулки с секретом» композитор ещё не раз проявит себя в мультипликации. Синтезаторы Мартынова мы можем слышать в причудливом мультике «Чудеса в решете» или забавном сериале «На задней парте» (снятом, кстати, всё тем же Угаровым).

Автор: Сергей Курий
январь 2019 г.

История саундтрека к м-ф «Пёс в сапогах» (1981)

pes_v_sapogah_01

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрики: «Тематические хиты», «Наши хиты»

1 января 2019 года в возрасте 64 лет скончался от сердечного приступа композитор и певец Крис Кельми.
Одни помнят его, как автора хитов «Замыкая круг» (наш ответ американской «We Are The World») и «Ночное рандеву». Другие — как одного из создателей, популярной в 1970-е годы, рок-группы ВИСОКОСНОЕ ЛЕТО. Третьи — как лидера группы РОК-АТЕЛЬЕ, созданной при театре Марка Захарова «Ленком» и участвующей в таких знаменитых постановках, как «Юнона и Авось» и «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Кто-то вспомнит, что именно РОК-АТЕЛЬЕ способствовало раскрутке Ольге Кормухиной — обладательнице одного из самых мощных женских рок-голосов на советской эстраде.

pes_v_sapogah_02

Однако сегодня я расскажу не об этом. Дело в том, что эта статья начала писаться ещё до печальной новости — в рамках цикла, посвящённого детским песням. И хотя в жанре мультипликации Крис Кельми отметился лишь одной работой, она достойна отдельного внимания…

Как известно, Александр Дюма весьма вольно обошёлся с историческими фактами в своём романе «Три мушкетёра». Также вольно режиссёр Юнгвальд-Хилькевич поступил уже с самим романом, превратив его вместе с Максимом Дунаевским в ироничный эстрадный киномюзикл «Д’Артаньян и три мушкетёра» (1978). Ну, а режиссёр Ефим Гамбург сделал уже «пародию на пародию», сняв в 1981 году мультфильм «Пёс в сапогах», где в роли мушкетёров выступили собаки, а в роли антагонистов, как нетрудно догадаться, кошки.

pes_v_sapogah_05

Забавно, что никаких сапог на собачьих лапах мы в мультфильме так и не увидели. Поразмыслив, мультипликаторы решили не наряжать животных в человеческое платье. Однако броское название, остроумно намекающее на «Кота в сапогах», оставили.

К озвучиванию мультфильма подошли очень серьёзно. Во-первых, его герои должны были обладать очень характерными голосами, которые бы вызывали у зрителей правильные ассоциации.
Например, британский сыщик-доберман не случайно заговорил голосом Василия Ливанова — к этому времени актёр уже прославился на всю страну ролью Шерлока Холмса.

pes_v_sapogah_04

Благородного «Атоса» озвучил Валентин Гафт, жеманного Красавчика «Арамиса» — Александр Ширвиндт, а рыбацкого пса — Лев Дуров, который до этого играл в постановке Хилькевич роль Де Тревиля — капитана мушкетёров.
Во-вторых, мультфильм был музыкальным, поэтому исполнители главных ролей должны были уметь петь. На роль болонки «Констанции» выбрали Ирину Муравьёву, а вот с голосом беспородного пса «Д’Артаньяна» возникла заминка.

Сергей Капков, историк мультипликации:
«Сценарий писал Владимир Валуцкий, знаменитый драматург, и он же вроде бы даже предполагал, что Владимир Высоцкий будет озвучивать главного персонажа. И вроде бы даже побеседовал с ним, и тот согласился. Но это уже был 1979-1980 год, когда они начинали работать над фильмом, не успели просто – Высоцкий умер, и тут кто-то предложил Караченцова».

Николай Караченцов, действительно, подходил идеально. Его хрипловатый голос обладал той же мужественной харизмой, что и голоса Боярского и Высоцкого. И хотя это была первая работа актёра в жанре мультипликации, он уже не раз пел в кино и театре (вспомним, хотя бы, к-ф «Собака на сене» и «Приключения Электроника»).

Тексты песен для «Пса в сапогах» сочинил поэт Михаил Либин. К тому времени он был уже известен, как сценарист мультфильма «Бобик в гостях у Барбоса», где плюс ко всему сочинил на музыку Владимира Комарова смешную песенку «Человек собаке — друг».

Что касается музыки к «Псу», то её сочинили, сыграли и частично спели участники группы РОК-АТЕЛЬЕ. Музыка была сознательно стилизована под саундтрек Дунаевского, хотя одна из самых знаменитых композиций — «О, наконец, настал тот час…» — звучала, как чистейшей воды блюз (недаром порой так и тянет спеть вместо слова «плюс» — «Но я люблю Вас… Это — … блюз!»).

Кстати, сцена встречи Пса и Болонки подверглась небольшой цензуре. Фразу «Осторожно, я боюсь блох» сочли пошловатой — видимо, боялись невольных ассоциаций с лобковыми вшами. Удалили из мультфильма и упоминание Берега Слоновой Кости, чтобы не обидеть жителей этой африканской республики (сейчас мы называем её по-французски — Кот-д’Ивуар).

«Пёс в сапогах» имел огромный успех, как у детей, так и у взрослых. Не обошлось, правда, без ложки дёгтя. Дело в том, что авторские права на саундтрек к мультфильму Крис Кельми оформил полностью на себя. Что сильно обидело других участников РОК-АТЕЛЬЕ. По словам клавишника Бориса Оппенгейма, в создании музыки принимали участие все музыканты. В частности, именно Оппенгейм сочинил тот самый знаменитый блюз, а также тему летучих мышей, которая всегда мне очень нравилась.

Автор: Сергей Курий
январь 2019 г.

История саундтрека к фильму «Айболит-66» (1967)

aybolit_66_03

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрики: «Тематические хиты», «Наши хиты»

В детстве фильм «Айболит-66» вызывал у меня крайне смешанные и противоречивые чувства. Впрочем, как и у многих моих сверстников. Все сходились во мнении, что первые полчаса фильма были откровенно скучны. Ровно тех пор, пока на авансцене не появлялся главный антагонист Айболита — злой разбойник Бармалей. Нелепый и смешной — он стал главной пружиной сюжета и, чуть ли, не главным его героем. Именно Бармалею принадлежала самая популярная песня фильма и самые уморительные фразы.

«— Пустите доброго человека… А не то он выломает дверь».

«— Да закройте же меня кто-нибудь своим телом!»

«— Ну, докторишка, сейчас мы тебя будем убивать, грабить, обижать и унижать!»

«— Как ты посмел обмануть ребёнка?!
— Я не могу ждать, пока она вырастет!».

Некоторые из бармалейских «перлов» впоследствии будут блестяще вписаны Дмитрием Пучковым в т.н. «смешной» перевод к-ф «Властелин Колец» («Дети — цветы жизни… Ворьё растёт!», «Что же твоё добро всё побеждает-побеждает, да никак не победит?»).

В итоге, выходило, что финальная фраза Бармалея — «Всё-всё, конец фильма! Без меня дальше неинтересно!» — была не так уж далека от истины. А причина заключалась в том, что режиссёр «Айболита-66» — Ролан Быков (который, плюс ко всему, сам сыграл разбойника) — попытался усидеть сразу на двух стульях. А именно — не просто снять увлекательное детское кино, но и реализовать свои творческие амбиции. Фильм был просто под завязку набит новаторскими приёмами, не все из которых дети способны оценить по достоинству.

aybolit_66_04
Ролан Быков.

Мало того, что фильм начинается, как театральное представление, так ещё эта «театральность» не ретушируется, а, напротив — откровенно выпячивается. Мы видим съёмочный павильон и камеры, наблюдаем за постройкой декораций, слышим репетицию оркестра. Большая часть действа совершается с помощью пантомимы, музыки и танцев. Даже природные явления поданы, как театральная условность — танцовщицы изображают морские волны, а в роли Ветра выступает певец. И когда уже кажется, что этому бутафорскому мюзиклу не будет конца, Айболит неожиданно произносит фразу: «Обезьянки больны по-настоящему, поэтому и море, и корабль должны быть настоящими!».
В этот момент квадратный телеэкран сменяется широкоформатным, а декорации – настоящим морем (ну, не совсем настоящим, Каспийское море — всё-таки, научно говоря, озеро). Начинается то кино, которое дети и ждали.

aybolit_66_02
Постер 1967 года.

Нельзя сказать, что все эксперименты Быкова вызывали у меня в детстве отторжение. Игра с экранным форматом выглядела порой очень интересной — особенно там, где фильм неожиданно «вырывался» за рамки кадра (будь то выплёскивающаяся вода или свешенные ноги героев). Забавно выглядели и нравоучения Айболита, обращённые напрямую к зрителю, как это часто бывает в театре.

«Граждане! Когда кругом бандиты и у вас нет огнестрельного оружия, постарайтесь хотя бы умереть достойно, а не как он».

Трансформации испытал и образ Бармалея. Режиссёр прямо заявлял, что ставил своей целью развеять уважение к силе зла.

Ролан Быков:
«Бармалей из всесильного разбойника превратился в маленького обывателя, злого, завистливого и ничтожного. Победа доброго Айболита решалась как победа личности над ничтожеством».

Цитата из к-ф:
«- Если каждый при встрече с обманщиком будет кидаться в огонь, что же будет?
Не сметь разочаровываться в жизни и прыгать в огонь!».

Идея, конечно, благородная, но не бесспорная. К сожалению, далеко не всегда злодей глуп и жалок, а добрый персонаж стоек и отважен.

aybolit_66_06

Что касается сценария «Айболита-66», то его истоки опять-таки лежат в театре. Основой послужила пьеса «О чём рассказали волшебники?», где драматург Вадим Коростылёв по-новому раскрыл персонажей знаменитых сказок Корнея Чуковского о добром докторе. Выбор был не случаен, ведь именно постановка этой пьесы в 1957 году стала режиссёрским дебютом Ролана Быкова.

Спустя почти 10 лет Коростылёв (вместе с Быковым) переделал пьесу в киносценарий, а также сочинил все тексты песен. Очень непростая задача стояла и перед композитором. Ведь музыка в фильме играла не просто вспомогательную роль, первые полчаса она практически двигала весь сюжет.
Композитором «Айболита-66» стал Борис Чайковский, который к тому времени уже имел богатый опыт не только в сфере взрослого кино (к-ф «Серёжа», «Женитьба Бальзаминова»), но в жанре детских радиопостановок («Кот-в-сапогах», «Калоши счастья»).

aybolit_66_05a       aybolit_66_05b
Вадим Коростылёв и Борис Чайковский.

Ролан Быков:
«Музыка Бориса Чайковского связала между собой самые разнообразные жанры в единый сплав музыкальной комедии, а точнее, в жанр, близкий к жанру «мюзикл»… Но это не чистый «мюзикл», каким мы привыкли его видеть. Наш «Айболит-66» — это кинопредставление об Айболите и Бармалее с танцами и песнями, выстрелами и музыкой, для детей и для взрослых».

Борис Чайковский:
«Даже когда я пишу музыку для кино (а у меня около тридцати киноработ), для меня важен не сюжет, не зрительный ряд, а психологическое состояние героя».

Как это обычно бывает, сложные и изысканные композиции Чайковского из вступительной «театральной» части фильма, зрителю почти не запомнились. Зато большим хитом стала песня разбойников, подарившая ещё одну крылатую фразу — «Нормальные герои всегда идут в обход». Она иллюстрировала «хитрый план» Бармалея, который вместо того, чтобы сразу схватить Айболита, делает с подельниками огромный «крюк» через болота.

aybolit_66_01

Болота, надо сказать, были самые, что ни на есть натуральные, хотя и не африканские. Съёмочная группа отыскала их в Азербайджане — вблизи города Астара. Стоит ли говорить о героизме актёров, которым не только приходилось с головой погружаться в заросшую мутную воду, но и служить пищей для многочисленных пиявок.

Поначалу Чайковский планировал, что песни Бармалея будет исполнять своим басовитым голосом известный певец Михаил Рыба. Но этому воспротивился Быков.

Сын певца Михаила Рыбы:
«Папа взял меня за руку и повёл в “Россию” смотреть «Айболит-66». Фильм мне понравился, но я обратил внимание, что из кинотеатра папа вышел очень подавленным.
Оказывается, из всего материала, что он записал, в фильме осталось только несколько тактов из песни Ветра. Папа звонит Борису: “В чем дело?” – “Ты понимаешь, когда режиссер услышал песни, они ему так понравились, что он сам захотел их спеть. Я ничего не мог поделать”».

Что касается главной песни Айболита, то она была написана для фильма буквально в последний момент.

Мария, дочь Вадима Коростылёва:
«…когда отсмотрели весь материал, Олег Ефремов (исполнитель роли доктора — С.К.) сказал: «Вообще-то этот фильм не про Айболита, а про Бармалея». «Почему?» — спросили его. «Потому что у Бармалея есть главная песня, а у доктора нет». И тогда отец написал те самые знаменитые слова: «Это очень хорошо, что пока нам плохо». Получается, что Ефремов песню выпросил, а она стала гимном советской интеллигенции. Только пели её иначе: «Это очень хорошо, что нам очень плохо»».

Я уже устал писать о любви нашей интеллигенции задним числом выискивать в каждом талантливом произведении советского искусства антисоветский подтекст. Разумеется, в «Айболите-66» можно найти немало иронических отсылок. Да, фраза Бармалея «Я же говорил, что мы его обгоним и перегоним…» вполне могла восприниматься, как насмешка над памятным обещанием Хрущёва «догнать и перегнать Америку». Но, что в ней, собственно, антисоветского? Более рискованно выглядели строчки из песни «Нормальные герои»:

И мы с пути кривого
Обратно не свернем
А надо будет снова
Пойдем кривым путем!

Они действительно могли вызвать в памяти слова юного Ленина, сказанные после казни старшего брата — «Мы пойдём другим путём» (то есть, путём организованной классовой борьбы, а не индивидуального террора). Однако, сомневаюсь, что Коростылёв сознательно хотел подтрунить над вождём мирового пролетариата. Если бы это было столь очевидно, цензоры зарубили бы песню сразу. Не зарубили они и пиратскую песню про акулу («Ты лети моя акула, все четыре плавника»), где открыто пародировалась песня 1938 года про революционную тачанку («Конармейская тачанка, все четыре колеса!»). Но, опять-таки, что в этой пародии антисоветского?

Вовсе не песни стали камнем раздора, когда «Айболита-66» принимали на худсовете. Комиссию смущала излишне экспериментальная форма фильма. Быкова обвиняли в «формализме», в том, что фильм не поймут дети и, вообще, потрепали немало нервов. Тем не менее, в 1967 году «Айболит-66» вышел в прокат и даже снискал восторженную рецензию в журнале «Советский экран» под красноречивым названием «И большим, и детям…» (интересно, что её автором выступил будущий советский диссидент — Александр Галич). Говорят, что новаторство фильма высоко оценил даже американский толстосум Рокфеллер, посмотревший «Айболита-66» у себя на даче.

aybolit_66_07a    aybolit_66_07b
Рецензия на фильм «Айболит-66» в журнале «Советский экран».

Впоследствии Ролан Быков снимет ещё немало кинокартин о детях и подростках («Внимание, черепаха!», «Автомобиль, скрипка и собака Клякса», «Чучело»). Борис Чайковский тоже не оставит детский жанр. Его песни на стихи Давида Самойлова будут звучать в мультфильме «Лоскутик и Облачко», а также в фильме «Расмус-бродяга», снятом по мотивам повести А. Линдгрен. Заглавная песня из последнего фильма, хотя и не столь известна, как «Нормальные герои», но тоже очень хороша. Кстати, её поёт не Олег Филозов (исполнитель роли бродяги Оскара), а другой артист — Олег Даль — за кадром.

Я такой-сякой,
Я бреду рекой,
Я дорогой плыву,
Вижу сны наяву.
Все моё — не моё,
Все твоё — не твоё.
Потому что я — бродяга…

Автор: Сергей Курий
декабрь 2018 г.

Ирма Сохадзе — «Оранжевая песня» (1965). История создания.

irma_sohadze_oranzhevaya_pe

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрики: «Тематические хиты», «Наши хиты»

В это трудно поверить, но к восьми годам за плечами грузинской девочки — Ирмы Сохадзе — уже был богатый опыт выступлений — как на сцене, так и по ТВ. По словам родителей, петь и выступать Ирма начала, чуть ли, не в возрасте двух лет — в составе семейного ансамбля.

Голосистую девочку быстро заметили. Сначала её продвигал руководитель джаз-оркестра Грузинского политехнического института Сосо Тугуши, а затем Константин Певзнер — руководитель ансамбля РЕРО, где Ирма стала самой юной солисткой. Быстрой карьере девочки способствовали не только врождённые способности, но и потрясающее трудолюбие и любовь к музыке. Пение доставляло ей настоящую радость, и Ирма никогда не пыталась улизнуть с репетиций, чтобы поиграть с куклами в песочнице. Единственное, что девочке не нравилось, так это неудобные банты, которые ей обязательно повязывали перед каждым выступлением.

irma_sohadze_oranzhevaya_pesnya_02

Наверное, наивысшим признанием её таланта стало выступление 1966 года в самом престижном парижском зале «Олимпия», перевидавшем на своём веку немало именитых «звёзд». В репертуар Ирмы входили, как народные грузинские песни, так и мировые джазовые стандарты — то есть, музыка заведомо не простая.

На этом фоне «Оранжевая песня» выглядела лёгкой и несерьёзной. Но именно она принесла Ирме первую всесоюзную славу и на всю жизнь стала её главной «визитной карточкой». Кстати, певица утверждала, что простота песенки лишь кажущаяся.

Ирма Сохадзе:
«Если вы попытаетесь наиграть мелодию, вам будет трудно, потому что аккорды там не банальные. Это действительно детская, очень простая в восприятии, но не примитивная песня».

История «Оранжевой песни» началась с того, что в Тбилиси приехали два известных сатирика — Григорий Горин и Аркадий Арканов. Когда они встретились с Константином Певзнером, тот сказал, что в его ансамбле есть замечательная девочка. Беда только в том, что в её репертуаре нет ни одного хорошего русскоязычного хита.
Мотив у Певзнера уже был — дело оставалось за текстом. Тогда-то Горин с Аркановым и сочинили стихотворение, героиня которого всё рисует одним и тем же цветом.

Тут явился к нам домой очень взрослый дядя,
Покачал он головой, на рисунок глядя,
И сказал мне: «Ерунда! Не бывает никогда
Оранжевое небо, оранжевое море
Оранжевая зелень, оранжевый верблюд…».

irma_sohadze_oranzhevaya_pesnya_04

Слова про «оранжевую зелень» тут же заставляют вспомнить анекдот о разнице между буквальным и переносным значением:

— Скажите, это у вас чёрная смородина?
— Нет, красная.
— А почему она такая белая?
— Да потому что зелёная!

Казалось бы, туповатый «взрослый дядя» из песни — просто поэтическая выдумка. Ведь ясно же, что оранжевый цвет — это символ солнца и радости. Однако, по словам, Ирмы Сохадзе однажды ей встретилась молодая девушка, которая никак не могла этого понять. Мол, почему в песне всё оранжевое? Другого карандаша, что ли, не было?

Ирма Сохадзе:
«Почему оранжевая? То ли потому, что в комнате, где они творили, висело что-то оранжевое, то ли ещё что-то. Было застолье, может быть, чуть-чуть выпили, и всё показалось в радужном свете».

irma_sohadze_oranzhevaya_pesnya_03

Спустя годы певица с удивлением вспоминала, как волновался «дядя Котик» (так она называла Певзнера), когда представлял маленькой девочке свою новую песню. Впрочем, причины для этого были — Ирма никогда не соглашалась петь то, что ей нравилось.
К счастью для всех песня Ирме понравилась. Тут же была сделана оркестровая аранжировка, и в 1965 году девочка уже исполняла её на своих первых московских гастролях.

В том же году у Ирмы Сохадзе вышла и первая пластинка-миньон, где кроме «Оранжевой песни» была записана ещё одна замечательная композиция «Топ-топ» — на музыку С. Пожлакова и стихи А. Ольгина. И хотя до этого песню о первых шагах малыша исполняла Майя Кристалинская, в устах восьмилетней девочки она зазвучала иначе — как трогательное обращение к своему младшему братику.

С этого момента к Ирме Сохадзе прочно прикрепилось прозвище «оранжевой девочки». И, надо сказать, певица всегда оставалась благодарна своему хиту, хотя ей приходилось исполнять его со сцены, наверное, тысячу раз. Ради этого, Ирме (точнее, уже Ирме Агулиевне) пришлось даже немного поменять текст. Вместо:

Эту песенку с собой
Я ношу повсюду.
Стану взрослой, всё равно
Петь её я буду.

она стала петь:

Эту песенку давно
Я пою повсюду
Стала взрослой, всё равно
Петь её я буду.

«Оранжевую песню» исполняли и другие певицы — например, сёстры Влади и Анастасия Стоцкая. Исполнение последней Ирме очень понравилось, и она даже спела с Анастасией дуэтом на юбилейном вечере Аркадия Арканова.

Не обошлось и без казусов. Дело в том, что долгое время оранжевый цвет воспринимался, как просто позитивный символ (взять, хотя бы, песню группы ЧАЙ-Ф «Оранжевое настроение»). Никакой политической подоплеки в нём не было (по крайней мере, со времён английских протестантов-«оранжистов», бушевавших в XVII веке).
Однако в 2004 году цвет стал на Украине символом предвыборной президентской кампании Виктора Ющенко, а затем — массовых уличных выступлений на киевском Майдане. С этого момента все технологии по смене власти с помощью «улицы» приобрели название «оранжевых революций». Смешно, но безобидную «Оранжевую песню» тоже пытались пристегнуть к политике.

Аркадий Арканов:
«…когда была «оранжевая революция» на Украине, народ, собиравшийся на Майдане, пел эту песню, она была у них неофициальным гимном. Самое смешное, что один из депутатов Украинской Рады выступил с нелепым предложением (Гриши тогда уже не было в живых). Он предложил сделать меня народным артистом Украины, за то, что я автор. Но, слава Богу, это не состоялось».

Автор: Сергей Курий
декабрь 2018 г.

.

История песен из мультсериалов «Приключения Мюнхаузена» (1972-1974) и «38 попугаев» (1976-1991)

priklucheniya_munhgausenf_mult_2

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрики: «Тематические хиты», «Наши хиты»

Я уже как-то упоминал о том, что советские мультсериалы снимались, как правило, очень долго. Неудивительно, что за время работы над одной и той же «франшизой» могло смениться несколько разных режиссёров, актёров, художников и композиторов.

«Приключения Мюнхаузена» (1972-1974)

Например, над мультфильмом «Приключения Мюнхаузена» попеременно работало два режиссёра — Анатолий Солин и Натан Лернер. Один снял первую и четвёртую серии («Между крокодилом и львом» и «Чудесный остров»), а другой — вторую и третью («Меткий выстрел» и «Павлин»). То же можно сказать и сказать и о композиторах. С Солиным работал Шандор Каллош, а с Лернером — Давид Кривицкий.
Единственными «постоянными величинами» сериала оставался Роман Сеф — сценарист и автор текстов песен — и Сергей Цейц, голосом которого говорил главный герой.

priklucheniya_munhgausenf_mult_1

Мультик не стал простым переложением книги Э. Распе. Сюжетные линии оригинального произведения использовались и переплетались предельно вольно, но не менее остроумно.
Надо сказать, что смена творческого коллектива на качестве и стиле мультфильма практически никак не отразилась. Все четыре серии обрели любовь зрителей, а фразы «Спой, птичка, не стыдись» и «Какой такой павлин-мавлин? Не видишь? Мы ку-у-усяем…» быстро ушли в народ.

Песни же из «Приключений Мюнхаузена» за рамки мультфильма так и не вышли. А жаль — мне они всегда очень нравились. Особенно те, что написал Каллош: боевая «Находчивость и храбрость», хулиганская «Песня пиратов» и хвастливая «Находчивей Мюнхаузена нет».

«38 попугаев» (1976-1991)

«38 попугаев» — ещё один сериал, в котором участвовало несколько разных композиторов. Работа над ним шла довольно живо. С 1976 по 1979 год режиссёр Игорь Уфимцев умудрился снять целых восемь серий. Последние две серии выходили уже с большими паузами — в 1985-м и 1991-м. А начиналось всё так…

Иван Уфимцев:
«Однажды Григорий Остер, теперь классик, а тогда просто Гришка, притащил на студию «Союзмультфильм» сказку «38 попугаев». А там почему-то все нос от неё воротили. Сунули мне. Прочитал одну Фразу: «А куда ты ползёшь?» – спросила Мартышка. «Сюда. Сюда ползу», – проворчал Удав…» Казалось бы, ничего особенного, но она так мне понравилась! Просто обалдеть как! И сделал фильм».

38_popugaev

Сказка Остера чем-то напоминала «Винни Пуха» А. Милна. Она тоже во многом строилась на парадоксальных ситуациях (как заниматься зарядкой безногому удаву?), игре слов («открытие-закрытие») или буквальному их пониманию («Передать привет»).
Как и в «Винни Пухе» каждый герой имел свой ярко выраженный характер — как будто из учебника по психологии. Удав с голосом Василия Ливанова напоминал задумчивого флегматика, Обезьянка с голосом Надежды Румянцевой — гиперактивного ребёнка, Слонёнок с голосом Михаила Козакова — застенчивого «ботана», а Попугай имел все замашки трибуна-главаря (недаром мультипликатор Леонид Шварцман, разрабатывая его облик, представлял себе… Ленина).

Успех имели, как мультики, так и песни. Если тексты к песням писал всё тот же Остер, то композиторов у сериала было аж три. Первый — Владимир Шаинский — написал для первой серии настоящий гимн детскому любопытству — «Ужасно интересно». Интересно, что здесь, как и в другой песне композитора — «Пусть бегут неуклюже» — можно уловить нотки парадного марша.

К шестой серии Шаинского сменил не менее известный Геннадий Гладков. Ему принадлежала музыка к следующим трём сериям, где особенно выделялись песни «В себя поверить важно» и «Зарядка для хвоста»

В 9-й серии «Великое закрытие» с музыкой вообще заморачиваться не стали, использовав всё ту же «Ужасно интересно». Ну, а в последней 10-й серии композитором значился Алексей Шелыгин, однако ни песен, ни запоминающейся музыки здесь уже не было.

Автор: Сергей Курий
декабрь 2018 г.