Хиты Майкла Джексона (Michael Jackson), часть 2: история песен «We Are The World» (1985), «Bad» (1987), «Dirty Diana» (1987), «Black Or White» (1991), «Earth Song» (1995)

jackson_2_01

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрика «Зарубежные хиты»

«We Are The World» (1985)

После сумасшедшего успеха альбома «Thriller» перед Майклом Джексоном стала проблема, знакомая всем исполнителям на пике популярности. А именно — как на этом пике удержаться. И, надо сказать, Майкл накала не снижал.
Перфекционизм поп-короля стал притчей во языцех — новых альбомов приходилось ждать по четыре года. Зато и результат был налицо — каждый новый альбом или сингл становился событием в мире шоу-бизнеса и неизменно взлетал на вершины хит-парадов.
Первым хитом Майкла «после Триллера» стал воодушевляющий благотворительный гимн «We Are The World».

Надо сказать, что в 1980-е годы в мире поп-музыки оформилась новая тенденция. Тупо зарабатывать бабки — это, конечно, хорошо, но «звёздам» хотелось подумать и о душе. Именно в это время среди музыкантов становится хорошим тоном проявлять социальную активность — устраивать акции, собирать сборные концерты «за и против».
Конечно, революций в духе 1960-х творить уже никто не собирался. Акции были вполне себе буржуазно-либеральные — например, бойкот ЮАР за политику апартеида, спасение амазонских лесов или разного рода благотворительность.
Одну из первых громких благотворительных акций устроил неравнодушный английский певец Боб Гелдоф (нашим меломанам он памятен, прежде всего, как исполнитель главной роли в фильме Паркера «Pink Floyd. Стена»). Прослышав в 1984 году, что в Эфиопии свирепствует голод (от которого погибло не менее миллиона человек), Гелдоф решает написать песню, где «дух Рождества» призывает людей помочь всем обездоленным и нуждающимся. Чтобы призыв звучал особенно убедительно, он подключает для исполнения песни более сорока именитых коллег в числе которых Фил Коллинз, Бой Джордж, Дэвид Боуи, участники групп ULTRAVOX, U-2, DURAN DURAN, STATUS QUO, SPANDAU BALLET, BANANARAMA и др.
Затея оказалась более чем удачной — песня «Do They Know It’s Christmas?» («Знают ли они о Рождестве?») стала самым продаваемым синглом года в Британии.

Американцы решили не отставать от британцев. В том же 1984 году певец Генри Белафонте предложил устроить некое подобие акции Гелдофа в помощь всё тем же эфиопам. Продюсером записи назначили Куинси Джонса, ну, а от Куинси рукой было подать до Майкла Джексона. «Напиши такую песню, Майкл, — сказал ему Джонс. — Чтобы душа развернулась и уже не сворачивалась. Вроде советской «Если бы парни всей Земли…».
Это, конечно, шутка, но посыл был приблизительно такой же. В напарники Джексон взял старого знакомого Лайонела Ричи.
Когда набросок песни был готов и Майкл решил показать его сестре Джанет, он специально пел в тёмной комнате, выясняя — трогает ли песня душу сама по себе, без внешних эффектов?

jackson_2_02

Для исполнения песни собрали огромную компанию звёзд, которую нарекли «USA for Africa». Кроме Джексона с братьями и сестрами, Ричи,  Белафонте и Гелдофа, песню запевали: Стиви Уандер, Рэй Чарльз, Боб Дилан, Билли Джоэл, Синди Лаупер, Вилли Нельсон, Дайана Росс, Пол Саймон, Брюс Спрингстин, Тина Тёрнер, Дайон Уорвик, Джордж Бенсон и многие другие.
Понятно, что, когда песню записывает такая толпа, не обходится без горячих споров. Особо горячие дискуссии вызвал текст. Например, когда Стиви Уандер предложил сопроводить клип субтитрами на суахили, его жестоко высмеял Гелдоф, заявив, что в Эфиопии на суахили не говорят. Многим не нравился и бессмысленный припев Джексона — «sha-lim sha-lingay». Тогда джазовый певец Эл Жарро воскликнул: «Товарищи! Мы создадим смысл!» и запел «One world, our word» («Один мир, одно слово»). Идея понравилась, но игру слов «world-word» заменили на более идейный призыв «one world, our children» («Мы – мир, мы дети»). Ну, прям, как знали, что эту песенку будет ещё долго распевать западная детвора на всяких идейных «утренниках»…
Вызывала сомнения и строчка «there’s a chance we’re taking, we’re taking our own lives» («Есть шанс, что мы возьмём нашу жизнь»). Музыканты посчитали, что она может быть понята, как призыв к самоубийству, и заменили на более конкретную — «There’s a choice we’re making, we’re saving our own lives» (Мы делаем выбор, мы спасаем свои собственные жизни»).

jackson_2_03

Чтобы процесс записи песни не превратился в битву самолюбий, Куинси жёстко расписал партии участников и добавил: «На полу будут прилеплены бирки с именами, кому где стоять во время записи. И я напишу каждому исполнителю, который войдет сюда, чтобы он оставил свое эго за дверью».
Запись «We Are The World» состоялась 28 января 1985 года. Ради неё Майкл Джексон даже не поехал на церемонию награждения «Music Awards».
Забавно, что во время записи песни для обездоленных Синди Лаупер так звенела своими драгоценностями, что трек пришлось перезаписывать. Более досадным происшествием стала неявка Принса, который в то время был таким же популярным, как Майкл, и должен был петь с ним в паре…
Но и без Принса песня удалась на славу. Сингл тот час занял в США 1-е место, а его продажи принесли около 62 млн. долларов, на которые и были закуплены медикаменты и продовольствие для Эфиопии.

jackson_2_04

Из интервью с Майклом Джексоном, 1995:
«- Каким из своих музыкальных достижений вы гордитесь больше всего?
— Одно из них… На этот вопрос очень трудно ответить, потому что я не женщина, но написание песни – это как зачатие ребенка. Я все песни люблю. «We Are the World» – одна из моих любимых вещей. Я ею горжусь… Она тронула многих людей. Мой секретарь позвонил мне, когда я ехал на машине, и сказал остановиться. Все радиостанции играли ее – и это было как молитва. У меня слезы на глазах выступили».

И хотя пафосность песни со временем стала раздражать, «We Are The World» до сих пор популярна. В 2010 году ещё одна сборная команда поп-звёзд (Джанет Джексон, Селин Дион, Тони Брекстон, Барбара Стрейзанд и др.) перезаписали её в помощь пострадавшим от землетрясения на Гаити <слушать>.

В Советском Союзе идея звёздно-хорового исполнения тоже приглянулась, и Крис Кельми написал песенку «Замыкая Круг», над которой явно торчали уши «We Are The World». Песню Кельми впервые исполнил в Новогоднем «Огоньке» 1986-87 гг. в компании таких эстрадных звёзд, как Александр Градский, Константин Никольский, Марина Капуро, Сергей Минаев, Жанна Агузарова, Андрей Макаревич, Александр Кутиков, Валерий Сюткин, Александр Иванов и многих других.  <слушать>
А африканским странам СССР и так постоянно помогал…


«Bad» (1987)

После череды гастролей и наград, связанных с альбомом «Триллер», Майкл Джексон наконец-то засел за запись нового альбома под броским названием «Bad» («Плохой»). Он станет последней совместной работой Майкла с продюсером Куинси Джонсом, который покинет Джексона из-за творческих разногласий.
Отдельные критики также посчитают, что «Bad» вышел послабее «Триллера», но на популярности альбома это не скажется. Изголодавшаяся публика накинется на него, как на горячий пирожок, и все 5 синглов с пластинки по очереди займут первые места. Я расскажу лишь о двух из них — самом известном и самом любимом.

jackson_2_05

На тему хита «Bad» Джексона вдохновила прочитанная где-то статья об истории чернокожего парня из гетто, который пошёл учиться в нормальную частную школу. Решив, что парень зазнался, его бывшая гоп-компания попросту пришибла отщепенца.
По своей доброй традиции Джексон решил превратить клип на песню в очередной короткометражный фильм. Сценарий  написал писатель Ричард Прайс, а режиссером был наняли ни кого-нибудь, а самого Мартина Скорсезе, которому криминальная тема была не в новинку. Первоначально Джексон хотел исполнить «Bad» в дуэте с Принсем, но тот, как и в случае с «We are the World», продинамил Майкла, заявив, что песня будет хороша и без него.
Полноценная версия видео длится 18 минут и начинается в чёрно-белом цете. Герой песни — Дерил — в исполнении Джексона грустно едет в метро, приходит в опустевший дом, а затем отправляется на улицу, где встречает компанию старых криминальных друзей. Друзья презрительно кидают Дерилу, что он уже не тот. В ответ Дерил пытается доказать им, что он cool и bad (крутой и плохой), и пытается ограбить старичка на пустой станции метро. В последний момент он всё-таки не решается на грабёж, и глава банды Мини Макс говорит ему, что он больше не крут.
Тут-то начинаются первые такты собственно песни, а видео становится цветным. Дерил — теперь весь такой в чёрной коже — начинает петь и танцевать в окружении каких-то панков, убеждая слушателя, что настоящая крутизна — это не идти на поводу у дурной компании. В отличие от газетной истории клип кончается оптимистически – практически, в духе кота Леопольда. Мини Макс проникается песней Дерила и жмёт тому руку.

jackson_2_06

Майкл Джексон:
«Он поёт: «Я плохой, вы плохие, кто же плохой, а кто хороший?» И говорит — когда ты сильный и добрый, вот тогда ТЫ ПЛОХОЙ».

Кстати, танец Джексона в метро это практически прямая отсылка к криминальной кинодраме 1961 г. «Вестсайдская история», поставленной по одноименному мюзиклу.

Через какое-то время ту же станцию метро арендует Эл Янкович, чтобы снять свою пародию на видео Джексона под названием «Fat» («Толстяк»). Героя Янковича, который бросил есть нездоровую пищу, встречает толпа друзей-толстяков, которые требуют, чтобы он не выделялся и быстренько поглотил пиццу и гамбургер. Ну и дальше — те же смешные танцы с раздувающимся, как воздушный шар, Янковичем.

jackson_2_07


«Dirty Diana» (1987)

Если прифанкованая «Bad» по музыке напоминала «Billie Jean» с альбома «Триллер», то песня о грязной Диане была неким аналогом «Beat It» – та же хард-роковая аранжировка и то же участие в записи именитого гитариста (теперь в этой роли выступил Стив Стивенс — бывший гитарист Билли Айдола).

jackson_2_08

jackson_2_09

С «Билли Джин» «Грязную Диану» роднил текст, речь в котором снова шла о безумных поклонницах, которые преследуют «звезду» с целью… Ну, какая ещё цель у безумной поклонницы?
И если обычно в рок-песнях мужчины стремятся соблазнить даму, то в «Dirty Diana» всё наоборот — дама пытается охмурить героя, а тот «мужественно» отбивается с криками: «Не дамся! Не подходи!». Видать уж очень сильно запугали застенчивого Мишу всякие сексуально озабоченные негодяйки…

Майкл Джексон:
«Я жил с этим всю мою жизнь. Эти девочки… они готовы на все … Вы знаете… все, что можно вообразить».

Песню сопровождал клип, состоящий как бы из двух частей. В первой — Майкл поёт песню перед публикой в эффектно развевающейся белой рубашке. Во второй — мы можем созерцать соблазнительные ноги красотки, растущие, как говорится, от ушей.

jackson_2_10

Впрочем, ни ушей, ни лица девушки в клипе мы так и не увидим. Режиссёр настоял на этом, чтобы соблюсти таинственность. Теперь-то мы знаем, что роль «ног» исполнила приятная во всех отношениях модель и актриса Лиза Дин, которую выбрали из 200 претенденток!

jackson_2_11
Лиза Дин умерла от рака в 2009 году.

Падкие до сенсаций журналисты, кого только не усматривали в образе Грязной (читай, распутной) Дианы — и певицу Дайану Росс и даже принцессу Диану. Недаром, когда Джексон собирался выступать перед монаршей особой, он выбросил из своего сет-листа неоднозначную песню. Но «Dirty Diana» всё-таки прозвучала — на этом настояла сама леди Ди.


«Black Or White» (1991)

Сначала самой известной композицией о дружбе людей с разным цветом кожи была песня про черное эбонитовое дерево и белую слоновую кость, записанная в 1980 году дуэтом Пола МакКартни со Стиви Уандером.
Через десять лет Джексон написал очередной хит на ту же тему — «Black Or White» («Чёрное или Белое») — более  задористый и успешный.

jackson_2_12

Музыка песни представляла собой настоящую смесь разных стилей. Тут тебе и заразительный гитарный рок-рифф, сыгранный Слэшем из GUNS N’ ROSES, и ритмы в духе R’n’B, и рэп, зачитанный в конце Биллом Ботрелли.
Всё это подкреплялось не менее эклектичным и роскошным видеоклипом, который опять напоминал целый спектакль с привлечением массы народа. Так мальца-бунтаря во вступлении сыграл безумно популярный в то время Маколей Калкин — «звезда» фильма «Один дома».

jackson_2_13

В течение всего клипа Джексон лихо отплясывает с разными народами — индусами, индейцами, полинезийцами и даже русскими казаками (наряженными почему-то в украинские костюмы).

jackson_2_14

jackson_2_15

Конец песни — это вообще наглядное пособие по антропологии, где одно и то же лицо плавно меняет свою национальность. Тогда такую технику метаморфоз использовали только в дорогущих блоебастерах вроде второго «Терминатора». Впрочем, и клип Джексону обошёлся недёшево — его бюджет составил 2,6 миллионов «зелёных».

Затраты оправдались — видео пошло на ура, а песня заняла 1-е место. Но не обошлось и без скандала. Дело в том, что полная версия клипа не заканчивалась вместе с окончанием песни. Далее следовала сцена, где Джексон превращается в чёрную пантеру (сразу вызывающую ассоциацию с одноименной организацией чернокожих националистов). Выйдя во двор, Джексон принимал человеческий облик, после чего, ни с того, ни с сего, начинал громить автомобили. Чтобы как-то оправдать такой вандализм режиссёры с помощью компьютеров добавят на стёкла машин надписи: «Гитлер жив!» и «Ниггер, убирайся домой!».
Сложнее было объяснить сцену, в которой Джексон слишком заигрался со своей промежностью — хватал её, гладил и даже расстёгивал ширинку.

jackson_2_20

Режиссёр видео Джон Лэндис:
«Я заорал: «Стоп!» и спрашиваю: «Майкл, ты что делаешь?» Он: «Я самовыражаюсь». Я говорю: «Майкл, это выглядит странно, не надо этого делать». Он возражает: «Но Мадонна так делает. Принс так делает». Я ему: «Ты не Мадонна и не Принс. Ты Микки-Маус».
…Майкл поворачивается к хореографу, Винсу Паттерсону, и спрашивает: «Ну, а ты что думаешь, Винс?» Винс отвечает: «Мне тоже это не очень нравится». Тогда Майкл говорит: «Давайте позовем Сэнди». В то время менеджером у Майкла был Сэнди Галлин. Сэнди был откровенным педиком — очень яркий гомосексуалист. Сэнди Галлин приходит на площадку, смотрит запись и восклицает: «Сделай это, Майкл! Сделай! Сделай!!»

В результате скандальное видео только подогрело интерес, хотя его полную версию <смотреть> до сих пор транслируют только в ночное время.


«Earth Song» (1995)

История одной из лучших песен Майкла Джексона является и одной из самых длинных. Её замысел и воплощение вызревали, ни много, ни мало, целых 7 лет!

jackson_2_16

Сама идея «Песни Земли» родилась в 1988 году во время гастролей Майкла в Вене. В то время в газетах и новостях постоянно писали и говорили о бедственной ситуации с экологией — о вырубленных амазонских лесах, отравленных нефтью океанах, выжженных войной бесплодных землях… Журнал «Time» вместо привычной статьи о человеке года поместил текст под заголовком «Земля в опасности!».

Даже для творческого человека, Джексон был натурой чрезвычайно впечатлительной. И вот, сидя вечером в венском отеле, Майкл почувствовал, как все ужасные экологические картины сливаются воедино. Он представил планету живым существом, которое мучается, которому невыносимо больно — и в его голове раздался тот самый крик, который станет припевом будущей «Песни Земли».

Майкл Джексон:
«Обычный человек видит проблемы «где-то там, снаружи», которые надо решить… Но у меня все иначе — эти проблемы вовсе не «где-то снаружи». Я чувствую их внутри себя. В Эфиопии плачет ребенок, в нефтяном пятне тонет морская чайка… совсем юный солдат дрожит от страха, когда над его головой пролетают бомбардировщики. Но ведь это все происходит и со мной, когда я слышу об этом и вижу эти кадры, разве не так?»

jackson_2_18

Джексон сразу понял мощный потенциал зарождающейся композиции, и уже летом 1989 года начал серьёзно над ней работать. Его целью было создать одновременно глубокую, простую и цепляющую мелодию, способную достучаться до сердец всех людей Земли.
Несмотря на это, замысел всё время усложнялся и обрастал новыми идеями. Поначалу Майкл вообще хотел создать трилогию на 13 минут, состоящую из оркестрового вступления, собственно песни и начитанного стиха, но потом передумал. Тем не менее, точно определить стиль песни (опера? соул? рок?) до сих пор представляется невозможным.

В работе над этой композицией перфекционизм Джексона достиг апогея. Песня, которая поначалу называлась «What about us» («Что же с нами?») была уже практически готова войти в трек-лист альбома «Dangerous» 1991 года. Но Майкл так её и не включил. Он продолжал работать над звуком, аранжировкой, своим вокалом вплоть до 1995 года, когда она, наконец, вышла, предваряя альбом «History».

Хорхе дель Баррио, композитор, помогающий в работе над «Песней Земли»:
«Я работал с Майклом над созданием звуков, навевавших ощущение предвещания – звуком, воплощавшим рождение земли, так, как она могла бы звучать тогда, когда зарождалась жизнь, а затем композиция переходила в «Mother Earth» и в «Earth Song», в которой рассказывалось о гибели планеты от руки человека. Майкл чувствовал, что именно эта песня должна помочь спасти мир».

Майкл Джексон:
«Я уважаю секреты и магию природы. Именно поэтому я так сержусь, когда вижу, что происходит в мире. Что каждое мгновение я слышу, как в Амазонии вырубают огромные площади лесов размером с футбольное поле. Такие вещи действительно беспокоят меня. Поэтому я и пишу такие песни. …Я чувствую, что природа отчаянно пытается восполнить то, что люди сделали с планетой. Планета больна, ее лихорадит. И если мы не исправим это сейчас, мы отправимся по дороге в один конец, откуда нет возврата».

jackson_2_17

Понятно, что здесь уже сам Бог велел снять эпический пафосный клип. Видео на «Earth Song» снимали аж в четырёх местах — в амазонских тропиках, танзанийском поле, хорватской военной зоне и сгоревшем лесу пригорода Нью-Йорка.

«Песню Земли» да и весь альбом ожидала двойственная реакция. С одной стороны — вышедший в Британии сингл, стал самым успешным синглом Джексона в этой стране. С другой стороны — в США сингл вообще не вышел, песня практически не звучала по радио, а клип не крутился по музканалам.

Продюсер Билл Боттрелл:
«Эта песня была антикорпоративной по натуре, она была направлена против насилия над природой, следовательно, подлежала цензуре».

Не стоит забывать и то, что к середине 1990-х годов отношение к самому Джексону кардинально поменялось. Он влип в скандалы посерьёзнее, чем хватание промежности. Его дважды разведут на деньги, обвиняя в растлении несовершеннолетних. Пресса будет муссировать его неудачные браки и странные изменения внешности, а сам Джексон своими поступками и высказываниями будет только усугублять ситуацию.
Его инфантильность и гигантомания многих начнут раздражать. В 1996 году, когда Джексон будет исполнять «Песню Земли» на церемонии «Brit Awards» на сцену выскочит вокалист группы PULP Джарвис Кокер и начнёт издевательски пародировать Джексона. Позже Кокер скажет, что его возмутило, что Джексон в этой песне раскидывает руки, будто он Иисус Христос — мол, совсем ополоумел от своего величия… В ответ Майкл скажет, что движения ему диктует сама песня, а поведение Кокера назовёт «отвратительным и трусливым».

jackson_2_19
Жест Джексона показался Кокеру зазнайством, и лидер PULP продемонстрировал это другими жестами.

И, действительно, вон Мадонна поёт на сцене, откровенно привязанная к кресту, и что-то никто не выскакивает…

А как только не называли «Песню Земли» критики — и «помпезной», и «напыщенной», и «безвкусной»! Но песня пережила все нападки, и уж точно до сих пор является самым знаменитым экологическим гимном.
Говорят, именно «Earth Song» стала последней песней, которую Джексон репетировал перед своей неожиданной смертью 25 июня 2009 года.