«Соня в Царстве Дива» (Анонимный перевод)

sonya_1

Рубрика «Словарь-справочник по Кэрроллу»

«Соня в царстве Дива» — первое русскоязычное издание «Алисы в Стране Чудес», вышедшее в 1879 году (М.: Типография А. И. Мамонтова, 166 стр. с илл. Дж. Тенниел) в анонимном переводе.
Экземпляр издания есть в Государственной публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

.
***
Д. Урнов:

Что же касается «Алисы в Стране чудес», то история ее появления в России вполне достойна этой книги, т. е. Загадочна. У себя на родине «Приключения Алисы в Стране чудес» появились в 1865 году. В 1867 году Льюис Кэрролл побывал в России. А в 1879 году в Москве вышла книжка «Соня в царстве дива» — пересказ «Алисы». Но автор его не указан. Есть вместе с тем письмо Льюиса Кэрролла к своему английскому издателю, где сообщается, что «мисс Тимирязева хотела бы перевести „Алису» на русский язык» (1871). Кто же это? Возможно, Ольга Ивановна Тимирязева, двоюродная сестра выдающегося ученого К. А. Тимирязева. Ее родной брат оставил воспоминания, в которых рассказывает о своей семье, дружившей с Пушкиным и со многими людьми пушкинского круга, о том, как они с сестрой еще в детские годы читали на основных европейских языках, в том числе на английском, причем книги подбирал им сам Жуковский. И, действительно, «Соня в царстве дива» выдержана в той традиции русской и переводной литературной сказки, которая была у нас создана Пушкиным и Жуковским.

.
***
Н. Демурова «Сибирский подвижник»
(о книге В. В. Лобанова «Аннотированная библиография переводов»)
«Иностранная литература» №1/2002

Появление в начале 1879 года первого русского перевода «Алисы в Стране чудес» оксфордского математика и священнослужителя Ч. Л. Доджсона, прославившегося под псевдонимом Льюис Кэрролл, вызвало многочисленные отзывы. Сказка, которой неизвестный переводчик дал название «Соня в царстве дива», показалась российским рецензентам весьма странной.

«В маленькой книжке, переполненной орфографическими ошибками и стоящей непомерно дорого, помещен какой-то утомительно скучнейший, путанейший болезненный бред злосчастной девочки Сони; описание бреда лишено и тени художественности; остроумия и какого-нибудь веселья нет и признаков», — такими словами приветствовал публикацию неизвестный критик «Народной и детской библиотеки», поместившей статью о «болезненных мозговых припадках Сони». Ему вторили и другие рецензенты. «Публика, которая ищет содержания в детских книгах, не найдет его в «Соне в царстве дива». Царство дива это нескладный сон девочки, который переносит ее в мир мышей, кошек, белок, насекомых. Может быть, покупатель, перелистывая книгу, подумает, что найдет в ней кое-какое подражание «Бабушкиным сказкам» Жорж Санд, и, разумеется, не рассчитывая найти ни крупного таланта, ни поэзии, будет все-таки ожидать найти мысль — и ошибется», — читаем в критическом разделе журнала «Воспитание и обучение». А «Женское образование», адресованное «родителям, наставникам и наставницам», коротко и жестко заявляло: «Есть книги, о которых и десяти слов сказать не хочется, до того они ниже всякой критики. Лежащее перед нами издание принадлежит именно к их числу. Бессодержательнее и нелепее этой сказки или, вернее, просто небывальщины (так как в создании сказки предполагается участие фантазии) трудно себе что-нибудь представить. Советуем всем матерям пройти мимо этого никуда не годного измышления, не приостанавливаясь ни на минуту».

Все цитаты даются по книге В. В. Лобанова.

.
***
Из книги «Алиса в Стране Чудес. В стране чудес Алисы», Студия 4+4, 2010:

31 марта 1871 года Кэрролл писал из Оксфорда своему издателю Александру Макмиллану в Лондон: «Если только я не посылал Вам этого заказа ранее, прошу Вас отправить французскую и немецкую «Алису» для мисс Тимирязефф на адрес преподобного Г.С.Томпсона, Англиканская церковь, С.-Петербург. Эта дама, как я понимаю, собирается перевести мою «Алису»». Шел уже шестой год со времени выхода в свет «Алисы в Стране чудес» — пора было переводить ее на русский язык!
Однако о русском переводе Кэрролл упоминает один лишь раз — и имя таинственной мисс Тимирязевой (заменим диковинное английское написание на русское) в его обширной переписке с издателем больше не появляется. Не возникает оно ни в письмах Льюиса Кэрролла, ни в его дневнике, ни в воспоминаниях родных и близких. Доводилась пи она родственницей известному русскому ученому К.А. Тимирязеву? Высказывалось предположение, что это была Ольга Ивановна Тимирязева, двоюродная сестра ученого.

Семья Тимирязевых была большой, образованной, владевшей европейскими языками; вполне возможно, что среди ее членов нашлась любительница английских сказок, которую привлекла необычайная книжка Кэрролла. Тем более что к середине 70-х годов книжка уже пользовалась известностью в Европе и была переведена на немецкий и французский языки. Но почему Кэрролл заказывал для предполагаемой русской переводчицы французский и немецкий переводы? Был ли у нее уже английский текст, и она просила два других для справок, для сравнения, или она собиралась переводить с французского, который — в отличие от английского — был широко распространен в те годы? (Как правило, английские детские книжки переводились именно с французского — так было, к примеру, с детскими повестями известной английской писательницы Марии Эджворт.)

Прошло восемь лет — и в 1879 году появился перевод — первый русский перевод «Алисы в Стране чудеса. Он вышел анонимно; в книге были использованы рисунки Джона Тенниела, однако имя художника не было названо — издатель ограничился простой пометой на титуле: «С рисунками». Впрочем все работы Тенниела отмечены его инициалами: JT; при желании нетрудно было их расшифровать. На титульном листе книги стояло заглавие «Соня в царстве дива».

Практика свободного обращения с авторским текстом была весьма распространена: идее художественного перевода в нашем понимании слова еще предстояло оформиться и получить свое развитие. А пока переводчик чувствовал себя полновластным хозяином текста, даже если и сохранял имя иноземного автора (идее авторского права в России также еще предстоял долгий и трудный путь). Собственно художественного перевода в нынешнем понимании этого слова практически не существовало, особенно это касалось детских книжек; ставилась цель переложить {пересказать} текст таким образом, чтобы русскому читателю все казалось понятным и ясным. Современные теоретики художественного перевода называют такой перевод-пересказ «доместикацией», т.е. «одомашниванием» текста. Анонимный переводчик или, вероятнее, переводчица (детские книжки в то время переводили в основном женщины} пошел именно этим путем. Очевидно, имя Алиса показалось ему слишком чужим и непривычным для русской детской, и он заменил его домашним именем Соня. В том же ключе был выполнен весь перевод. Вместо Вильгельма Завоевателя речь в нем идет о французах, идущих на Москву, и о битве при Бородино, Сибирский Кот «скалится» там, где появляется улыбка Чеширского Кота, за длинным столом чаевничают Илюшка с Зайцем, кэрролловская Герцогиня превращается в Княгиню и при этом «так поддает» бедному ребенку, «что страшно становится», и пр.

Появление этой книжки привело русскую критику в совершенную растерянность: книжка настолько не походила на привычные сказки для детей, что критики просто не знали, что и думать. Что же это такое? И не карикатура, и не подражание «Бабушкиным сказкам» Жорж Санд, и не переделка из Гофмана или Эдгара По, и не приучает любить природу, и не «развивает положительные стороны характера», и не воспитывает (тут критики как раз ошибались, но речь здесь не о том), и скучна, и все приключения «бесцельны» и «дики»2. А московская «Народная и детская библиотека» писала, что в этой маленькой книжке «помещен какой-то утомительно скучнейший, путанейший болезненный бред злосчастной девочки Сони; описание бреда лишено и тени художественности; остроумия и какого-нибудь веселья нет и признаков». Ей вторило петербургское «Воспитание и обучение»: «Публика, которая ищет содержания в детских книгах, не найдет его в «Соне в царстве дива». Царство дива это нескладный сон девочки, который переносит ее в мир мышей, кошек, белок, насекомых…»
Причина такого удивительного непонимания заключалась в том, что в России детские авторы все еще, как правило, адресовали свои книжки «милым крошкам», были нравоучительны и слезливы и совершенно не способны принять эту сказку даже в «одомашненном» виде.

Впрочем, первые десятилетие, прежде чем русские переводчики и — значительно позже — русские критики осознали, что этот автор «на особицу» и что в его книге есть какой-то смысл. О том, что Кэрролл был подлинным новатором в детской литературе, стали догадываться лишь к середине XX века. В Англии этому немало способствовали такие замечательные писатели, как Дж.Б. Пристли, Г.К. Честертон, Вирджиния Вулф и Уолтер де ла Map, посвятившие ему проникновенные эссе, а последний — даже книгу, а также историк детской книги в Англии Ф.Дж. Харви Дартон, который рассматривал сказки об Алисе как подлинную «революцию» в детской литературе.

.
***
Татьяна Андреевна Ушакова
«MOCK NONSENSE»[1]: МЕЖДУ КЭРРОЛЛОМ И РУССКОЙ СКАЗКОЙ»
(о первом переводе «Приключений Алисы в стране чудес» на русский язык):

    Первый перевод на русский язык сказки Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в стране чудес» был опубликован под заголовком «Соня в царстве дива» [2]  в 1879 году, спустя четырнадцать лет после появления первого печатного англоязычного издания. Книга была опубликована не только без указания автора иллюстраций, но и без указания автора перевода, да и без указания автора произведения. Правда, иллюстратор определяется легко – это Джон Тенниел, автор известных иллюстраций первого печатного издания «Алисы».  А вот переводчик загадочен. Имя автора перевода «Соня в царстве Дива» до сих пор остается неизвестным, хотя и существует рабочее предположение, что над переводом сказки могла работать Ольга Ивановна Тимирязева, двоюродная сестра Климента Аркадьевича Тимирязева, известного российского естествоиспытателя и физиолога [3]. Читать далее >>>

   

***
Об Анатолии Ивановиче Мамонтове и его издательстве >>>

Автор и координатор проекта «ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла» — Сергей Курий