Сергей Курий — «Волшебная Скрипка» (сборник песен 1993-2000 гг. на стихи классиков)

Рубрика «Песни Сергея Курия»

 volshebnaya_skripka_cover

Треки также можно прослушать, зайдя на страницу избранной песни.

01. Вересковый Мёд (1993)
(С. Курий — Р. Л. Стивенсон)

02. Отложи Папин Журнал (1993)
(С. Курий — А. Митчелл)

03. Постоянство Веселья и Грязи (2000)
(С. Курий — Д. Хармс)

04. Новолуние (1993)
(С. Курий — И. Одоевцева)

05. Мечты (1994)
(С. Курий — Н. Гумилёв)

06. Шерри-Бренди (1994)
(С. Курий — О. Мандельштам)

07. Отказ (1994)
(С. Курий — Н. Гумилёв)

08. Рим (1993)
(С. Курий — Н. Гумилёв)

09. Кто Этот Грешник (1996)
(С. Курий — А. Хаусман)

10. Джеми (1996)
(С. Курий — Р. Бернс)

11. Марш «Хищных Птиц» (1999)
(С. Курий — Р. Киплинг)

12. На Берегу Моря (1994)
(С. Курий — Т. Готье)

13. Джон Ячменное Зерно (1993)
(С. Курий — Р. Бернс)

14. Люси (1999)
(С. Курий — В. Вордсворт)

15. Волшебная Скрипка (1997)
(С. Курий — Н. Гумилёв)

16. Свирель у Врат Зари (1995)
(С. Курий — по мотивам К. Грэма)

Сергей Курий © — музыка, исполнение, запись.
Авторы текстов указаны в трек-листе.

Электрические записи сделаны летом-осенью 2017 г.
Акустические версии переведены с магнитофонных лент 1995-98 гг.

***

Данный альбом представляет собой сборник песен, написанных мною за 1993-2000 гг. на чужие стихотворения. К слову, та же концепция и у альбома «Сухие и Чёрные кошки» только в нём собраны более поздние песни 2008-2011 гг.
Особняком стоят альбомы, написанные на стихи Сергея Аксёненко («Снегири», «Галактический Знак» и «Маятник»), а также циклы по мотивам произведений Д. Р. Р. Толкина («Побег в Средиземье») и Л. Кэрролла («Беги за Кроликом!»).

Большая часть песен сборника «Волшебная Скрипка» была перезаписана мною летом-осенью 2017 года в «электрическом» варианте. Несколько песен я перезаписать не успел, и пока они присутствуют в акустических магнитофонных версиях архивного качества. Но и на страницах перезаписанных песен тоже можно найти старые архивные версии. Это не только дань ностальгии. Просто иногда старые записи звучат более эмоционально — ведь писались они «наживо», под одну гитару, и не были скованны рамками готовой фонограммы.

***
НА ПОЛЯХ «ВОЛШЕБНОЙ СКРИПКИ»

Писать песни на чужие стихи, с одной стороны — дело благодарное. У тебя уже есть заведомо качественный (а зачастую ещё авторитетный и популярный) текст, и ты избавлен от необходимости корпеть над своими корявыми строчками. С другой стороны — музыку к уже готовому тексту писать весьма непросто.

Некоторые композиторы считают, что достаточно взять свою музыкальную тему и просто подобрать на неё подходящие стихи. Проблема в том, что подобрать стихи, которые идеально лягут на мелодию — дело хлопотное. В моём творчестве бывали такие удачи (см. песню «Древнее золото»), но их редкость только подтвердила опасение, что практика эта порочна. Есть в ней некое насилие и искусственность. Можно втиснуться в пошитый не по меркам костюм, но он всё равно будет трещать по швам и причинять неудобство телу.
Вспомним, хотя бы, знаменитый хит НАУТИЛУСА «Крылья». Сама песня хорошая, не спорю, но, как же режет слух строчка в 3-м куплете «Я не спрашиваю, сколько у тебя денег…» — Бутусову приходится произносить её буквально скороговоркой. И всё потому, что Кормильцев сочинил свой стих заранее — в очень вольном размере и, то ли поленился, то ли не смог, подогнать его под мелодию. Бывает и противоположная ситуация, когда мелодический размер больше стихотворного, и тогда слова приходится буквально растягивать (это очень заметно и некрасиво). И таких примеров масса.

Поэтому, исходя из личного опыта, я понял, что писать музыку лучше, отталкиваясь от текста, чтобы само стихотворение помогло сформировать в твоей голове нужное настроение, ритм и мелодию.
Но даже в этом случае, неизбежны потери. Поэты (если они не песенники) — как правило, люди вольные. Сочиняя, они не думают о том, что каково придётся композитору, если он решит положить их стихи на музыку. Стихи, например, могут быть излишне длинными (как для песни) или, напротив, короткими, а количество строф плохо вписываться в привычную схему «куплет-припев». Если композитор будет в точности следовать излишне переменчивой и прихотливой лирике, то перейдёт в область экспериментальной авангардной музыки, которая легко утомит непривычного слушателя.

Однообразная мелодия тоже может быть утомительной, особенно, если стихи не очень содержательные и длинные. Лично я вообще не очень люблю слишком длинные тексты песен. Снивелировать недостаток длинного текста можно несколькими способами.
Во-первых, сделать темп песни более быстрым.
Во-вторых, использовать в песне несколько разных мотивов. Но опять-таки это можно делать не бесконечно, наличие более 3-4-х мотивов неоправданно усложняет песню и разрушает цельность её восприятия.
Наконец, самый простой способ — сократить оригинальный текст. Делать последнее надо вдумчиво и осторожно, чтобы не нарушить его логику и содержание. Лично я считаю, что сокращать слишком длинные тексты — просто долг композитора перед слушателем. Я не против длинных песен вообще (особенно, если там есть интересные музыкальные проигрыши, или сюжетные тексты, из которых слова не выкинешь). Но лучше, когда продолжительность песни не превышает 3-4 минут. Ныне при наличие очень ёмких носителей информации кажется, что многие музыканты (да и режиссёры) просто разучились что-либо сокращать. В результате, на историю, которую можно было бы легко и интересно подать в 40 минутной серии, порой снимают 2-3-хчасовые фильмы с обилием затянутых и малозначимых сцен.
Иногда текст будущей песни приходится не только сокращать, но и менять в нём строфы местами, чтобы правильно расставить акценты (например, строчки, которые вы считаете главными и ударными, помещать на припев).

С короткими стихами дела обстоят ещё хуже. Конечно, можно написать на них такую же коротенькую музыкальную миниатюру и выглядеть она будет очень самодостаточно и изящно. Но часто бывает, что краткость текста просто не даёт раскрыться потенциалу, заложенному в музыке, и тогда слушатель разочарованно протянет: «Что уже конец?». Иногда композитору буквально не хватает одной дополнительного куплета, чтобы песня вышла полноценной.
Проблему коротких текстов тоже можно решать по-разному. Например, как группа БРАВО, которая во втором куплете песни «Чудесная страна» на голубом глазу взяла и повторила текст куплета первого (то же проделал Джим Моррисон в песне «People Are Strange»). Приём, конечно, простой, но, согласитесь, не самый удачный.
Я со своей стороны могу дать несколько советов. Если вам кажется, что потенциал музыки, сочинённой на короткий текст, не раскрыт и заслуживает большего, попробуйте подыскать на неё другие стихи или (что лучше) напишите свои.
Если вы вдруг лично знакомы с автором, то попросите его дополнить свой текст. В конце концов, можно проявить дерзость и дополнить чужой текст собственными строчками. Даже если дописанное вами будет в каком-то смысле «водой» и пересказом уже сказанного, в песне это может смотреться вполне органично. Главное здесь — осторожно, не выпячивая себя, стилизовать свой текст под оригинал и аккуратно его встроить. Другое дело — если вы сознательно берёте классический текст и в духе постмодернизма развиваете его по-своему, обыгрываете, наполняете новым смыслом (например, так я поступил со знаменитым стишком про Шалтая-Болтая).

Очень важно подобрать под каждый стих нужный темп и настроение музыки. До сих пор помню, как услышал у какой-то русской группы песню на стих Р. Бернса «Джеми», где слова о брошенной и умирающей девушке распевались под весёлую шотландскую мелодию. Совершенно ложное впечатление об оригинальном стихотворении Арсения Тарковского создаёт и песня «Только этого мало» в исполнении Софии Ротару.

Меланхоличный текст поётся с такой эстрадной разухабистостью, что вообще нельзя понять, что хотел хотел передать автор. Для контраста послушайте, как читают это стихотворение в к-ф «Сталкер», снятом сыном поэта — Андреем Тарковским.

Наверное, не стоит требовать, чтобы жанр песни обязательно резонировал с музыкой той эпохи, в которую жил поэт. Допустим, у Александра Малинина весьма аутентично удалось передать стих Есенина «Мне осталась одна забава» в жанре романса, но вариант панк-группы МОНГОЛ ШУУДАН на другие стихи того же поэта «Да, теперь решено безвозвратно…» — тоже по-своему удачно отражают лёгкий хулиганский дух оригинала. Неплохо звучит и знаменитый «Мохнатый шмель» из к-ф «Жесткий романс», стилизованный под цыганщину. Хотя мало кто знает, что текст этой песни написал Киплинг. В оригинале стихотворение гораздо длиннее и написано, привычным для Киплинга, рубленным ритмом баллады. Но его очень удачно сократили, и музыкальное решение композитора Петров не вызывает никакого дискомфорта.
Насильно же втискивать стихи в какой-нибудь модный, но неподходящий им, жанр не стоит. Послушайте, как нелепо звучат стихи Заболоцкого «Не Позволяй Душе Лениться» в исполнении группы КРУИЗ.

Можно, конечно, проорать «Я помню чудное мгновение» гроулингом, но тогда всем должно быть понятно, что это откровенная пародия и стёб.

И напоследок. Я не пытаюсь выступать здесь эталоном вкуса. Это всего лишь попытка поделиться с вами тем опытом, который я получил, сочиняя песни. И, разумеется, соблюсти все правила, которые я описал, мне удавалось не всегда. Но иметь их в виду не помешает.
В конце концов, главное — хороший результат.

___________________________________

<<< Вернуться на страницу «Сергей Курий — Дискография»

<<< Вернуться на страничку «Сергей Курий — Песни по алфавиту»