Происхождение названия и имиджа группы КИНО

kino_nazvanie

 

***
Из интервью с И. Гудковым (он же «Панкер», он же «Монозуб»):

— Для вас было новостью то, что Цой с Рыбиным назвались ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ?

Игорь: Нет, не было. Это вызывало смех. Когда открылся рок-клуб, у нас были по субботам собрания, поскольку организация была политизированная. Все члены клуба должны были приходить. И это было здорово, потому что в пятницу мы все где-то напивались. А в субботу собирались в Большом зале: все единомышленники, все делающие музыку, разную, но совершенно точно не ту, которая звучит из телевизора, из радио. И вот там происходила перекличка. Мы с Пашей Крусановым, — такой писатель нынче очень модный, — организовали группу АБЗАЦ. Естественно, с нас начиналась перекличка: АБЗАЦ! Вставал Паша Крусанов, имея явно помятый вид, и говорил: Я! АБЗАЦ здесь — Прекрасно. Потом доходили до: ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ! — Отсутствуют. Все это вызывало радостный смех. Когда первый раз прозвучало ГАРИН И ЕГО ГИПЕРБОЛОИДЫ, это было смешно. Офигенное название. Я очень жалел, когда они его сменили на КИНО, потому что мне казалось, что прежнее название — просто супер. Оно было абсолютно необычное.

.

***
А. Рыбин «КИНО с самого начала», 1991:

— …Да, вот еще что. У вас название все прежнее — «Гарин и Гиперболоиды»?
— Знаешь, Боря <Борис Гребенщиков — С.К.>,  — Цой улыбнулся, — мы как раз, когда сюда шли, решили подумать насчет нового. Я думаю, из одного слова что-нибудь — хочется найти нечто броское, яркое…
— Совершенно правильно. Мне тоже ваш «Гарин» не очень нравится. Это немного старовато. Вы же новые романтики — исходите из этого.
— Подскажи.
— Хм, подскажи… Давайте вместе. И снова началась волынка с перебиранием существительных. К этому подключились все сидящие у Гены гости и сам Гена. Через час безуспешных попыток выбрать подхо-дящее название мы остановились и решили переждать — наши головы явно нуждались в отдыхе — они уже были забиты короткими словами, как небольшие орфографические словари. Время было позднее, и мы, простившись с Геной, отправились на метро. Бориса с нами не было — он, как мы видели по размерам его записной книжки, был страшно обременен делами и убежал от Гены сразу после беседы с нами. Мы снова шли по Московскому, лил дождь, в черных лужах отражались яркие шары уличных фонарей, на крышах и фасадах домов горели разноцветные неоновые трубки, сплетенные в буквы и слова.
— Да-а-а… Вот проблема, — сказал Витька, — название не придумать. Что мы там насочиняли?
Перед нами на крыше одного из домов, стоявшего метрах в пятидесяти от метро, куда мы направлялись, горела красная надпись — «КИНО».
— «Кино» — говорили? — спросил меня Витька.
— Да говорили, говорили, еще когда сюда шли.
— Слушай, пусть будет — «Кино» — чего мы головы ломаем? Какая, в принципе, разница? А слово хорошее — всего четыре буквы, можно красиво написать, на обложке альбо-ма нарисовать что-нибудь…
— Ну, если тебе нравится, то, конечно, можно…
— Да не особенно-то мне и нравится, просто нормальное слово, удобное. Запоминается легко. Давай, Леша, оставим?..
— Ну давай, а то действительно — что мы, как болваны -кино, так кино. Не хуже, во всяком случае, чем «Аквариум». «КИНО».
Через два дня, вечером, после работы и учебы мы встретились с Борисом на станции метро «Василеостровская» и отправились в дом к Михаилу — Фану (не путать Фана — Фанштейна-Васильева с фаном — Владиком Шебашовым).
…Борис, потом повернулся к нам и спросил: «С названием вы разобрались?»
— Я думаю, — ответил Витька, — «Кино».
— «Кино», хм, хм, что-то в этом есть.
— Да, — сказал Дюша, — неплохое название — ни к чему не обязывает.
— Многоплановое, — сказал Фан.

 .

***
Виталий Калгин «Виктор Цой. Последний герой современного мифа»
(М: Рипол Классик. 2016)

Алексей Рыбин:
Я, кстати, сказал Вите: «А вот „КИНО“ как тебе?» – «Полное говно, – сказал Витя. – Не пойдет, это не название, безликое абсолютно, ничего за ним нет, ничего не понятно, какое кино, что за кино…» Прошел день в перебирании слов, и потом изможденный Витя сказал: «Хрен с ним, пусть будет „КИНО“…».

.

***
Интервью с В.Цоем, «Советский экран», 1989 г.:

— Почему ваша группа называется «КИНО»?

— Нипочему. Придумали название — и все. Какая разница, дело ведь не в том, как называться, а в том, что делать, вы же понимаете.

 kino_nazva

ОБ ИМИДЖЕ

***
В. Калганов «Виктор Цой» (из серии «ЖЗЛ» — М. Молодая гвардия, 2015):

Андрей Панов:
У Цоя, кстати, были хорошие склонности к пародированию. Он неплохо пародировал советских исполнителей — жесты, манеры… Особенно любил Боярского. И Брюса Ли, но это уже потом. Но Боярского пародировал лучше всего. Витя же ходил в театры, знал весь его репертуар, все его песни. Ему очень нравилась его прическа, его черный бодлон, его стиль. Цой говорил: «Это мой цвет, это мой стиль». И действительно знал и исполнял репертуар Боярского очень неплохо.

.

***
Из интервью с директором группы КИНО (1988-1989) Юрием Белишкиным, «FUZZ» №10/2005:

FUZZ: Музыканты выходили на сцену в той же одежде, в которой приезжали на концерт? Специальных костюмов не было?

Юрий: Нет, не было. Как в жизни, так и на сцене. Все в черном: рубашки, джинсы. Поскольку ребята были аккуратные, они и на рокеров походили мало. Опрятные всегда, в ботинках начищенных.
…Из-за этого же пристрастия к черному цвету чуть ли не первая просьба у Вити была, когда мы познакомились, — перекрасить все вещи в черный цвет. Я договорился в лучших красильных мастерских города — в мастерских Мариинского (Кировского тогда) театра, — и все вещи там покрасил…

FUZZ: Грим?

Юрий: Витя сам всегда гримировался. Но не перед концертами, а перед съемками на телевидении.

FUZZ: А прическа, одежда?

Юрий: Не знаю. Виктор дружил с Африкой и, может быть, что-то перенимал у него. Может быть, у них был один парикмахер. Цой считал, что у Африки хороший вкус… Я не вдавался в такие подробности. Не лез в друзья. Может быть, поэтому Виктор работал со мной.

_______________________________________________________________________

<<< Вернуться на страницу В. Цоя и группы «КИНО»

<<< Вернуться на страницу «Дискография»

<<< Вернуться на страницу «Песни группы КИНО по алфавиту»


Автор и координатор проекта «РОК-ПЕСНИ: толкование» — © Сергей Курий