Орловская, Дина Григорьевна

Рубрика «Словарь-справочник по Кэрроллу»

Дина Григорьевна Орловская (1925-1969) — в 1967 г. наряду с О. Седаковой перевела стихотворения в «Алисе» (там, где прозаическую часть перевела Н. Демурова).

Ее перу принадлежат следующие переводы из Кэрролла:
«Июльский полдень золотой»,
«Цап-царап сказал мышке»,
«Лупите своего сынка»,
«Дитя с безоблачным челом»,
«Бармаглот»,
«Раз Труляля и Траляля»,
«Морж и плотник»,
«Зимой, когда белы поля»,
«Вел за корону смертный бой со Львом Единорог»,
«Сидящий на стене»,
«Королева Алиса на праздник зовет»,
«Загадка Белой Королевы»,
«Ах, какой был яркий день»

***
http://www.vekperevoda.com/1900/dorlovskaja.htm

Немного найдется в русской переводной поэзии произведений, способных конкурировать известностью с “Бармаглотом” Льюиса Кэрролла в переводе Дины Орловской, близкой родственницы Маршака, отдавшей свою короткую жизнь почти исключительно переводам англоязычной поэзии, многие из коих увидели свет лишь после ее смерти (ирландские баллады), многие не изданы и поныне; не видел я опубликованными и ее очаровательные автобиографические рассказы.

Когда Нина Демурова в 1966 году приступила к переводу обеих прославленных сказок Кэрролла, то для перевода стихов – вставных, порой очень длинных, особенно в “Зазеркалье” – она пригласила Орловскую; было решено готовые переводы Маршака тоже использовать. Все “главное” Орловская успела перевести, но ранняя смерть оборвала работу, и заканчивать ее пришлось человеку другого поколения – Ольге Седаковой. Именно эта “Алиса” пришла в читательском сознании на смену некогда чаровавшей детей “Алисе” Оленича-Гнененко, не упразднил ее и более поздний, очень удачный перевод Александра Щербакова.

Творческие замыслы переводчицы явно шли дальше, сохранился ее перевод “Песни садовника” из последнего романа Кэрролла “Сильвия и Бруно” (традиционно числившемся у нас в неудачах Кэрролла, пока в 2003 году роман все-таки не вышел в русском переводе Андрея Голова – и работа Орловской в нем была использована). Наследие Орловской невелико, но его влияние на оригинальную русскую поэзию – через Кэрролла, пожалуй, обратно пропорционально его размерам.

***
Беседа Нины Демуровой с Александрой Борисенко
(Фрагмент из книги Нины Демуровой «Картинки и разговоры.
Беседы о Льюисе Кэрролле».(Вита Нова, 2008):

А. Борисенко. И еще, конечно, пародии… Приятно, когда сразу узнаешь пародируемое стихотворение: это моментально создаст комический эффект.

Н.Демурова. Да, в болгарском издании самая большая проблема была — что делать с пародиями, которых у Кэрролла так много. Сложность была в том, что английские стихи, которые пародировал Кэрролл, у нас не были известны. Дореволюционные переводчики «Алисы» в этих случаях пародировали известные русские стихи.

А. Борисенко. Да-да. «Птичка Божия не знает ни заботы, ни труда…». Это там, где у Кэрролла Крокодил! Или «Скажи-ка, дядя, ведь недаром…».

Н. Демурова. Мы хотели избежать, с одной стороны, непонятности (если бы мы просто перевели кэрролловские пародии), а с другой стороны, русификации — ведь Кэрролл не мог знать Лермонтова! Мне кажется, мы нашли очень хороший выход из положения. Я говорю «мы», потому что это решение было принято совместно с Диной Орловской. Мы решили пародировать английские детские стихи, которые благодаря переводам Чуковского и Маршака у всех были на слуху.

А. Борисенко. Я правильно помню, что, когда готовилось издание «Литературных памятников», Дины уже не было в живых?

Н. Демурова. Да, она, увы, скончалась вскоре после выхода в свет софийского издания. Она была чудесный человек. Светлый. И прекрасный поэт и переводчик. Я написала о ней воспоминания — сначала по-русски, а потом по-английски. И снова кэрролловский парадокс: английский вариант моей статьи вышел на одиннадцать лет раньше русского! Русский вышел только в 2000 году — в сборнике с английским названием “Folia Anglistica”.

А. Борисенко. Мне кажется, что подобный творческий союз, как у вас с Диной, был большой удачей. Ведь при переводе такой вещи была потребность в творческом диалоге.

Н. Демурова. Да, конечно, в живом диалоге, в игре, в смехе… Дина была замечательным импровизатором, стихотворным в особенности.

А. Борисенко. Это чувствуется, когда читаешь, потому что очень редко бывает, что перевод-пародия получается не натянутым, а смешным. Меня вообще всегда поражало, насколько ваш перевод смешной, и стихи и проза, действительно, создается впечатление спонтанности этих шуток, пародий и игры.

Н. Демурова. У Дины были потрясающие находки. Скажем, стихотворение: «Вот дом, который построил Жук. / А это певица, / Которая в темном чулане хранится / В доме, который построил Жук…».

orlovskaya
Могила Лии Яковлевны Маршак-Прейс, ее мужа Ильи Исааковичы Прейса и племянницы ее, замечательной переводчицы Дины Григорьевны Орловской – дочки сестры Лии Яковлевны и Самуила Яковлевича, (Новодевичье кладбище, Москва).

Автор и координатор проекта «ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла» — Сергей Курий