НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС — история альбома «Невидимка» (1985)

1985_nevidimka_01

Информацию об отдельной песне и комментарии к ней можно прочесть, открыв страничку этой песни.

1. Превращение
(В. Бутусов)

2. Маленький подвиг
(В. Бутусов — Д.Умецкий)

3. Свидание
(В. Бутусов)

4. Никто мне не поверит
(В. Бутусов)

5. Алчи, Алчи
(В.Бутусов — Д.Умецкий, В.Бутусов)

6. Буги с косой
(В. Бутусов — Д.Умецкий)

7. Идиллия
(В. Бутусов — И. Корммильцев)

8. Мифическая столовая
(В.Бутусов — Д.Умецкий, В.Бутусов)

9. В который раз я вижу R’N’R
(В. Бутусов)

10. Князь тишины
(В. Бутусов — Э.Ади, перевод Л.Мартынова)

11. Последнее письмо
(В.Бутусов — Д.Умецкий, В.Бутусов)


12. Кто я?
(В. Бутусов — И. Корммильцев)

1985_nevidimka_02

Вячеслав Бутусов — вокал, гитара
Дмитрий Умецкий — бас гитара, вокал
Виктор «Пифа» Комаров — клавишные, ритм-бокс

Звукорежиссеры Дмитрий Тарик, Леонид Порохня
Запись произведена в Свердловске в феврале-марте 1985 года
Издана в июне 1994 года

© 1985 NAUTILUS POMPILIUS
(p) 1994, MOROZ RECORDS
(p) 1997, MOROZ RECORDS (см. фото обложки внизу)

1985_nevidimka_04

1985_nevidimka_05

* * *

Интервью В. Бутусова газете «Россiя», 11.09.2003:

 – Какой этап существования «Наутилуса» был для вас самым интересным?

– Самый первый. Не тот, конечно, который в институте был, на уровне художественной самодеятельности, а этап псевдоновой волны в 1985–1987-х – мне он нравился. Все делалось с энтузиазмом, без обязательств. То, что мы делали, было спасением от снивелированной серой действительности, которая висела над головами.

***
Из интервью с В. Бутусовым, «ТОМСКИЙ ВЕСТНИК», № 52, 01.04.2009:

— Вы долго определяли, что для вас важнее – карьера архитектора или музыканта?

— Тогда у меня даже сомнений не было — я четко шел к диплому градостроителя и дошел до него. А искушения всякие начались, уже когда я окончил институт, поступил на службу, когда мы уже все «прокисли» после института, потому что это совсем другая атмосфера — нас всех раскидали по разным городам, по разным направлениям. Мне кажется, это сыграло существенную роль, и мы призадумались: как нам сохранить то ощущение бурной жизни. И начались искушения.

***
Он-лайн конференция с В. Бутусовым, 2010:

— Известный факт, что стиль и звучание «наутилуса» на альбоме «Переезд» весьма отлично даже от последовавшей за ним «Невидимки». С чем же была связана столь резкая смена музыкального стиля группы?

— Анатолий, вы задали интересный вопрос. После «Переезда» мы поддались влиянию «новой волны», побывав в Ленинграде и впечатлившись тогдашней атмосферой этого великого города.

1985_nevidimka_07

***
Л. Порохня  «Достоверное описание жизни и превращений NAUTILUSa из POMPILIUSa»:

    Как ни странно, в реальном появлении группы «Nautilus Pompilius» виновата социалистическая организация труда: после веселого Арха ребятам предстояли большие испытания в виде проектных институтов, Славе предназначен был «Уралгипротранс», Диме — «Уралтеплоэнергопроект». В последнем заведении Умецкий целый год рисовал на планшетах декоративную плитку, планшеты напоминали ему стены общественного туалета. Бутусов тоже работал… с отвращением. И никакой богемы, привычной по вольному Арху, никакого веселья, все больше тупая производственная пьянка…
    Остальные члены «Наутилуса» разъехались кто куда, а плюс еще семьи, забота о завтрашнем дне, легкая неустроенность, неуклонное повышение производительности труда и прочая, прочая, прочая… В конце 84-го Славу с Димой от происходившего тошнило и нешуточно.
    А тут еще съездили Слава с Димой в Питер. У свердловских рокеров в те времена была странная система поощрений: подающих надежды отправляли в Питер, на рок-концерты; заранее созванивались с организаторами, чтобы билеты начинающим рок-н-ролльщикам обеспечить, «на шару» туда пробиться было совершенно невозможно. Обратно оба приехали просто окрыленные, с горящими глазами. Очень может быть, поездка эта сыграла в их судьбе роль едва ли не решающую.
    На дворе стоял 85-й, в воздухе пахло гарью: полуживой Черненко на троне, гонения от легких до средних, переходящие в нешуточные, общая рок-н-ролльная унылость и бесконечные переговоры с комсомольско-культурным начальством… Как ни странно, именно в этот момент из города Верхняя Пышма возник странный человек Толя Королев, он-то и сбил с пути истинного пару начинающих архитекторов.
Королев был циник, то есть человек честный, он хотел делать деньги и делать их на музыке, работал на опытном заводе то ли мастером сменным, то ли что-то подобное, а по вечерам занимался дискотеками — тогда это дело было в расцвете. На ниве музыкального бизнеса Толик успел потрудиться, среди рокеров имел твердую репутацию проходимца, так что выбора у него особенного не было, зато были напор и деловая хватка. Тут и подвернулся ему приунывший «Наутилус» в количестве двух человек. Толик взялся за дело: купил Славе первую настоящую гитару, купил остродефицитный микрофон типа «Шур» и в довершение всего подбросил идею записаться вдвоем.
    А к тому же один из свердловских рок-авторитетов (пока умолчим авторство) встретил однажды Славу с Димой и заявил: «Ничего из вас не выйдет. И ничего вы никогда не запишете!» Приговор начинающих архитекторов добил и разозлил одновременно. В середине января 1985-го Слава с Димой решились окончательно, договорились с урфиновскими звукарями, с Ильей Кормильцевым, тогда владельцем единственной в Свердловске портативной студии, а в первых числах февраля неожиданно возникли в гостях у Вити Комарова, клавишника студенческих времен, тоже изрядно к тому времени подуставшему от работы в конторе под названием «Главснаб».
    Витя Комаров, больше известный по прозванию «Пифа», отличался демонстративно — по тем временам и представлениям — не рок-н-ролльной внешностью, отчаянным весельем и наличием машины марки «Жигули» по прозванию «Голубой Мул». Бог весть почему, но Пифы Дима со Славой поначалу стеснялись и объясняли всем его появление в группе именно наличием машины, которая весьма во время записи может пригодиться. Но когда оказалось, что Пифа отличается кроме машины еще и удивительным музыкальным чутьем, стесняться перестали.
    В середине февраля они уже сидели на квартире бывшего однокурсника Димы Воробьева и записывали «Невидимку». Дело происходило весело, безвылазно, а когда на записи один из звукарей поинтересовался, нет ли чего поесть, радостный Умецкий извлек из- под стола ящик портвейна. Альбом писался бодро, полупьяно, с азартом, постоянно приходили и уходили какие-то друзья, некоторые оставались, некоторые — до утра… Слава записывал вокальные партии, зарывшись с головой и микрофоном под одеяло, потом выскакивал оттуда на свет Божий, красный от духоты, весь в поту. И всем было ясно, что альбом просто не может не получиться.
Точку поставили 8-го марта. Вечером наусовская троица тайком сорвалась с записи, унося драгоценную пленку, и в общежитии Архитектурного института состоялась неофициальная премьера. Дискотеками там заведовал Андрей Макаров, к нему и обратились: «Андрюха, это надо поставить на дискотеке…»
    И Андрюха поставил «Гуд бай, Америку»… Ребята страшно волновались, и… ничего. Никто не понял, не поздравил, первые рецензии были выдержаны в духе: «Ну, Наутилус и Наутилус…»
    9 марта состоялась вторая премьера, теперь уже официальная, с рокерами и портвейном. Там же, в квартире Димы Воробева. И тут наусы отквитались за вчерашний холодок: маститые рокеры просто растерялись. И как-то неуверенно, постепенно набирая обороты, принялись хвалить «Наутилус», о котором еще вчера вспоминать не хотели! Один только авторитет, недавно пророчивший им полное забвение, сидел молча и угрюмо, к вечеру случился у него внутренний кризис на тему «мир ушел вперед, а я стою у дерева»… Такова печальная история о том, как Пантыкин побывал в роли пророка и что из этого вышло.

1985_nevidimka_03
В. Бутусов, В. Комаров и Д. Умецкий — НАУТИЛУС 1985 г.

***
А. Кушнир «100 магнитоальбомов русского рока»:

Работа над альбомом начиналась поздно ночью, после того, как вся необходимая аппаратура была собрана, а соседи Димы Воробьева по пятиэтажной хрущевке уже спали глубоким сном.
Однокомнатная квартира Воробьева была разделена на две части. Портостудия, клавиши, ревербератор и остальная аппаратура находились в комнате, а кухня была превращена в дискуссионный клуб и распивочную.
…Технология записи «Невидимки» по степени изобретательности оставляла далеко позади не только Полковника с Тропилло, но и Кулибина с братьями Черепановыми. Поскольку денег на покупку второй металлической пленки не было, имевшаяся была разрезана на две сорокапятиминутные части. На первую часть писалась болванка: в заповедной «Ямахе» включался ритм-бокс, Бутусов нажимал на немногочисленные кнопки, Комаров, пытаясь не забыть гармонии, играл свои партии, а Умецкий с энтузиазмом рубился на басу. Затем на болванку накладывались со второй кассеты гитара Бутусова и пропущенный через ревербератор вокал.
Необходимо отметить, что это был первый альбом «Наутилуса», на котором Бутусов наконец-то определился с собственным вокальным стилем. Нервная заунывность, низкие тембры и мрачные интонации придавали песням необходимую эмоциональную окраску. Бутусов привнес в «Наутилус» не только настроение, но и нечто такое, что отличает неученого гения от образованных посредственностей. И сердца даже самых отчаянных скептиков дрогнули.

1985_nevidimka_06

***
В. Бутусов, «Комсомольская жизнь» №17 сентябрь 1988 г.:

Мы свой второй альбом «Невидимка» делали полтора года. тогда, по сути, и пришла какая-то популярность. На мой взгляд, этот альбом как единый образ более цельный и законченный, чем даже «Разлука».

***
А. Кушнир:

Куда более сложной по сюжету оказалась обложка наутилусовской «Невидимки». В архиве у Ильдара находилось большое количество снимков Бутусова и Умецкого, сделанных в процессе записи альбома. Но на лицевую сторону «Невидимки» попала фотография, не включавшая в себя ни участников коллектива, ни какие-нибудь символы, которые роднили бы эту обложку с группой. По воспоминаниям Зиганшина, тот снимок был сделан в 84-м году на Московском вокзале в Ленинграде. «У меня на животе висел фотоаппарат с широкоугольным объективом, который захватывал огромное пространство вокруг, — вспоминает Ильдар. — У привокзальной стены валялся какой-то бомж, которого милиционер начал сгонять с насиженного места. Когда бомж встал, выяснилось, что он еще и калека, который как-то нелепо, по-мамоновски начал прокрадываться куда-то в неизвестность. В итоге получилась довольно странная картинка — непонятный человек на фоне какого-то пространства, расплывчатая пластика, нелепая тень…»
«На обложку «Невидимки» народ вообще никак не прореагировал, — вспоминает Бутусов. — Ильдар всегда мыслил достаточно абстрактно, но на этот раз его просто унесло в какие-то неведомые дали. И меня настолько поразило несоответствие между нашей музыкой и его оформлением, что я не колеблясь сказал Зиганшину: «Очень классно!»

 1985_nevedimka-2

00_85_nevedimka_07
Первая обложка альбома «Неведимка» и ее автор Ильдар Зиганшин.
 

***
В сопроводительной записке ко второму альбому группы («Невидимка»), выпущенному в том же 1985 году, факт обретения группой окончательного названия был зафиксирован следующим образом: «Группа названа в честь голожаберного моллюска, который от природы красив и обаятелен».

 

_______________________________________________________________________

<<< Вернуться на главную страницу группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС

<<< Вернуться на страницу «Дискография группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС«

<<< Вернуться на страницу «Песни группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС по алфавиту»

Автор и координатор проекта «РОК-ПЕСНИ: толкование» — © Сергей Курий