Лидер группы ПИКНИК Эдмунд Шклярский о своём творчестве

Piknik2

***
У каждого человека есть потребность спать, читать, ходить, разговаривать. У детей вообще масса потребностей, они рисуют, пляшут, потом это забывается… Значит, какая-то из потребностей просто не забылась, а осталась до сих пор.

.

***
Для меня, если вернуться к детским годам, это была не столько музыка, сколько какое-то даже биологическое воздействие. Когда организму не хватает, например кальция, ребенок ест мел. То, что было услышано, было нечто подобное. Не то чтобы там красивая мелодия, а какой-то химический продукт, которого не хватало в природе. И вот он появился — и ты им насыщаешься. Это что-то такое, облеченное в музыкальную форму. Сейчас если это дает какое-то химическое воздействие, значит что-то есть. А просто мелодия как красивая мелодия — да грош цена всей музыке, если она не производит еще чего-то.

.

***
Вдохновение — это громкое понятие. Вдохновения не надо ожидать, скорее его надо провоцировать. Музыку я могу сочинить, только если в руках есть инструмент, а если его нет, то я ничего не смогу. В голове моей не гудят иерихонские трубы.
… Конечно, были и книги, которые так или иначе повлияли на творчество. Первой такой стала книга «Дао Дэ Цзин» Лао Цзы, которая в какое-то время стала для меня актуальной. И я пытался ее использовать, отражая то или иное явление с разных сторон, не называя его, чтобы каждый читающий или слушающий мог сам его определить по своему разумению.

.

***
Больше всего повлияли на мироощущение две составляющие
1 — Живопись сюрралистов
2 — книга Дао и Дэ (все остальное было уже дополнением)

.

***
В школе попалась книга «Дао и дэ» Лао-цзы. Которая, значит, вот, как метод, она, значит, до сих пор применяется в написании слов. Ну вот, к музыке. Чем меньше слов, тем, это самое, легче слушать, да. Это первое, значит, вынесенное оттуда. Потом второе — это окружение чего-то, явления или события, с разных сторон, не называя его, в результате чего происходит какой-то внутренняя жизнь стихотворения, или вот что-то там, песни. И сам слушатель, он участвует в процессе, он дает имя, название вот, сообразно своим уже каким-то там… Ну, характеру, может… Вот. Поэтому какое-то приглашение, к совместному размышлению на какую-то тему. Ну, окончательную точку, вот, ставит сам уже слушатель.

.

***
Все наши песни написаны похищенным у Лао-Цзы методом. По крайней мере желание заложить некоторую парадоксальность в слова и как можно короче все излагать уходит корнями именно туда. Главное — оставить место для додумывания. Личное ощущение тревоги ли, радости всегда больше характеризует реальность, чем слова.

.

***
Можно бездельничать целыми днями, и именно в безделье происходит рождение песен. У нас нет рабочего дня, когда человек садится перед чистым листом бумаги и начинает творить… Были такие порывы и они заканчивались ничем, потому что насильно, как показал опыт, песни не рождаются.

.

***
В песне не главное — конкретика, а главное — создать мир. Важнее — не объяснения-пояснения, а ощущения, которые невозможно ничем описать, как запах… Когда, скажем, он способен мгновенно перенести человека в то время, когда он это ощущал. То есть, достаточно одного какого-то запаха. Иногда музыка также способна перенести. Поэтому важнее для нас создать свои ощущения — такая задача… Погрузить человека в какое-то особое пространство.

.

***
Как правило, все песни Пикника существуют в состоянии первичного зачатия, то есть имеется какая-то фраза, или четверостишье, которые собственно и составляют внутреннюю жизнь песни. Из неосуществленного приведу пример «вот и я не иду до конца и обещанных слов не скажу, дорожу половиной лица, половиной лица дорожу…». Остается добавить несколько десятков слов, правильно расставить запятые — и песня готова. Пусть не покажется странным, но таких песен в режиме материализации сейчас в багаже группы как минимум на 7 альбомов — и только следуя Ленинско-Заратустровым заветам дискография группы остается такой, какая она есть на сегодняшний день.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским:

— А что для Вас первично — сочиняется музыка, с тем, чтобы потом положить на нее текст, или, наоборот, чаще сперва появляются строки, который затем «одеваются» в мелодию?
— Это пошлый ответ будет, но есть золотая середина. Когда ни тому больше, ни другому. Другое дело, как этого добиться. Если это удается, значит, песня ложится и на слух, и ее не противно слушать в плане текста. Как правило, все равно притираются два слагаемых. Поэтому, скажем, написание на чужой текст маловероятно. По той причине, что некоторые слова — или их не хватает, или они лишние. А с чужими словами обращаться варварским методом невозможно — это свои можно заменить… Поэтому это, так скажем, притирка механизмов. Один механизм словесный, а второй — музыкальный.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским, FUZZ №12/2002:

Эдмунд: …Мы никогда не писали песен фельетонного, скажем, плана. Когда вышел «Дым», знакомые дискотечники нам из лучших побуждений говорили: «Ребята, на все, что вы написали, надо наплевать и забыть. Вам надо написать быструю песню, которую будут крутить в дискотеке». И стало понятно, что либо мы изменяем себе и всему свету и прекращаемся в скором времени, потому что если человек не нравится сам себе, он не может, как ни уговаривай, нести свой продукт кому-то другому, – либо не изменяем. И путь был, возможно, тогда уже выбран. Еще интересовал такой момент: можно ли будет слушать песни с таким наполнением лет через пять или десять? Я помню, стихи я тогда прочитал с таким примерно содержанием: «Я не один под звездами, и до меня были, и после меня будут миллионы таких как я». Нас интересовало, будет ли понятно хотя бы словесное содержание наших песен, если их перенести в будущее.

FUZZ: Публицистическая, в общем, установка. Ведь когда поэт пишет стихи, его в этот момент меньше всего волнует мнение потенциального читателя. А если он об этом думает, то он, скорее, публицист.

Эдмунд: Я бы не сказал! Сам момент написания – он редко определяем. Словосочетание в голове рождается, и этот момент не фиксируется обычно. Но меня, например, в чужих стихах всегда раздражала привязка к местности. Читаю какие-то нормальные стихи, и вдруг там написано «сакля» или «кумыс». Сразу территория обозначается. Или вот мат: у меня сразу на него фильтр ставится, как в Интернете. Есть слова, которые сразу могут испортить всю малину.

.

***
Песня пишется очень долго. Я не могу зафиксировать момент ее зачатия. Рождается слово, которое обрастает образами. Потом продукт созревает — и рождается песня… После окончания института мне нужно было отрабатывать на заводе, и я подумал, что времени будет достаточно, буду писать песни. Заставлял себя насильно садиться с гитарой и сочинять. В результате за этот год я ничего нормального не написал.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским:

— Какие минимальные условия тебе необходимы в процессе работы над песней?

— Главное, чтобы никто не мешал, главное, чтобы закрыли дверь в комнату (улыбается). А дальше — гитара, пианино, магнитофон. Важно ухватить что-то существенное, какую-то опорную фразу типа «Мракобесие и джаз». А дальше идёт работа по оформлению. Книгу ведь можно писать на туалетной бумаге. Слова будут те же, но в руки её брать будет не интересно. Поэтому и для песни нужна аранжировка, какие-то подходящие звуки.

.

***
Я просто стремился всегда в своих песнях создавать некие образы. Все равно ведь информация закодирована. Человек слушает, воспринимает тот или иной образ, он у него трансформируется и понимается по своему. Такой набор образов — как вспышка в мозгу.

.

***
Нам всегда хотелось писать музыку в нескольких слоях. Мне лично очень нравится смотреть фильм или читать книгу, где есть несколько слоев, по несколько раз. Ты с первого раза понял мало, но со второго раза еще что-нибудь добавляется, потом еще что-нибудь.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским:

— …что касается текстов, то было бы странно, если бы я сам ставил себе оценки. Другое дело, что всегда ставится задача пригласить слушателя подумать в определенном направлении. А куда заведет дорога в этих размышлениях конкретного человека — этого, к счастью, мы не знаем. Но никаких конкретных рецептов у нас нет, поэтому мы и приглашаем к совместному размышлению.

— К размышлению о том, что волнует лично Эдмунда Шклярского?

— Ну, а лично меня волнует исключительно внутренний мир человека. Другое дело, что он постоянно трансформируется, но тема эта одна. Это не наполненные прилавки и не какие-то политические дела, которые мне совершенно по барабану. Мне кажется, что за время существования человека он не претерпел никаких цивилизационных изменений, а если они и были, то, может быть, он стал еще хуже, но не в коем случае не лучше.

.

***
Это песни про человека, преодолевающего свой путь. Не просто — идущего своим путем. А именно человека, который идет своим путем, несмотря ни на какие сложности. Этот путь связан с преодолением преград, трудностей, препон. Состояние человека, который преодолевает все это, вот что меня интересует. Но не смакование зла или препятствий к проявлению человека таким, какой он есть. Зацикливание на зле непродуктивно.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским:

— Вы не обидитесь, если я бы назвал многие ваши песни весьма депрессивными?

— Нет, обижаться здесь не на что. Мои песни о другом. Это песни про человека, преодолевающего свой путь. Не просто — идущего своим путем. А именно человека, который идет своим путем, несмотря ни на какие сложности. Этот путь связан с преодолением преград, трудностей, препон. Состояние человека, который преодолевает все это, вот что меня интересует. Но не смакование зла или препятствий к проявлению человека таким, какой он есть. Зацикливание на зле непродуктивно.

.

***
Ну, так мистика, она  вообще вот, по-моему, присутствует и в нашей жизни, и в любой, так скажем, жизни, по крайней мере мне кажется от этого никуда не деться, поэтому один из любимых писателей – это Гоголь, у которого вроде все написано таким, ну, может, иногда бытовым языком, но все пронизано вот этим мистическим, значит, ощущением. Ну, может, даже не фатализм, но какое-то ощущение постоянной там сказки, не обязательно там доброй, но по крайней мере вот каких-то там.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским:

— …сами Вы в мистику не ходили?

— Я просто боюсь. Потому что любая связь — она подразумевает… То есть, я считаю, что надо всегда отвечать за свои поступки — и если ты ввязался, то обратного пути нет.

— А как музыкант?

— Да, интересно. Но — если идти по этому пути, то обратно уже нельзя; и я не считаю, что смогу сопротивляться тому, что окажется познанным. Поэтому я — по касательной. Есть какие-то ощущения, которые я и пытаюсь в песнях отразить. Есть какие-то предчувствия. Всё — на уровне предчувствий. песне не главное — конкретика, а главное — создать мир. Важнее — не объяснения-пояснения, а ощущения, которые невозможно ничем описать, как запах… Когда, скажем, он способен мгновенно перенести человека в то время, когда он это ощущал. То есть, достаточно одного какого-то запаха. Иногда музыка также способна перенести. Поэтому важнее для нас создать свои ощущения — такая задача… Погрузить человека в какое-то особое пространство».

.

***
Из интервью с Э. Шклярским:

— А как бы вы определили музыкальный стиль «Пикника»?

— Музыка, которую мы играем, придумана, наверное, не нами, а там, на берегах не Невы, а других рек. Наш стиль — сумма той музыкальной информации, которую мы переварили и по-своему преподносим.

— Можно ли сказать, что это «новая волна» в сочетании с арт-роком?

— Все, что я слушал, не прошло даром. Желание взять гитару появилось после знакомства с The Beatles. Потом были «Роллинги», которых мы некоторое время тоже принимали за Beatles, Animals… Тот же арт-рок … Но к арт-року «Пикник» я не могу отнести, поскольку арт-рок все же подразумевает некую структурно-композиционную усложненность, а у нас практически все основано на простых песенных формах. Это раньше была мода растягивать песни на сторону пластинки, делать кучу вставок-переходов, нашпиговывать композиции импровизациями. У нас этого нет, мы придерживаемся традиционных куплетно-припевных структур, хотя длинные соло на концертах, конечно, бывают.

— А не было желания записать «песню на одну сторону»?

— Чтобы окончательно запугать слушателя? Да в общем, нет. Конечно, если б у нас в свое время был выбор и возможность записывать сегодня одну пластинку, а завтра — другую, мы бы себе и позволили такое. Но тогда, да и сейчас для нас важнее представить «панораму» песен.

— Но общая идея, концепция, единое настроение в наших альбомах, как мне кажется, всегда присутствуют.

— Да, мы к этому стремимся. Для нас примерами служат, скажем, «Aqualung» Jethro Tull или «Dark Side Of The Moon» Pink Floyd — эти альбомы можно воспринимать только целиком, их невозможно представить по одной песне. И мы всегда старались мыслить альбомами, циклами. Иногда это удается, и тогда альбом получается единым, гармоничным целым, иногда не очень, начинает что-то перекашивать… Но задача такая стоит всегда — записать не сборник лучших из сочиненных за отчетный период песен, а именно альбом. Поэтому некоторые песни при самостоятельном прослушивании не «живут», они обретают смысл именно в контексте, как связующее звено или интерлюдия.

.

***
Ответы Э. Шклярского на вопросы посетителей его сайтаhttp://qazimodo.ru, 03.07.2011:

— Считаете ли вы свои песни социальными?

— …для призывов “в лоб” существуют другие жанры, например плакаты в изобразительном искусстве. Содержать в себе нерв времени
в закодированном виде в песне, рисунке и пр. желательно и наверное необходимо, но только в закодированном виде, иначе все превращается в доморощенную назидательную философию. Песни Пикника посему считаю остро социальными.

.

***
Онлайн-интервью с Э. Шклярским и М. Корчемным, Лента.Ру,08.08.2011:

— Учились ли Вы где-либо горловому пению или же это возможность Вашего (и так необычного) голоса?

Э. Ш.: Нет, я не учился, это подражание горловому пению. Настоящее горловое пение, как мне кто-то говорил, — это когда человек может одновременно исполнять три ноты: верхнюю, среднюю и нижнюю. У меня вряд ли это получается, но две какие-то ноты я иногда могу одновременно исполнять.

.

***
У каждого складывается так, как оно складывалось. У нас складывалось все изначально, ну, если есть такое слово «шоу-бизнес», то у нас все складывалось, если можно так сказать, вопреки. Т.е. изначально принципиально не было никаких денег. Т.е. звукорежиссер, он принципиально не брал денег, он брал портвейном, допустим, но денег он принципиально не брал. И поэтому, может быть, частично поэтому все шло так, что наша продукция не имела никакой, так скажем, пиар-поддержки, а тупо появлялись, допустим, пластинки, а сейчас компакт-диски. И единственная связь со слушателем – это была та самая натянутая нить. И каким-то образом мы решили для себя в общем-то денег никому не платить, по той простой причине, что просто мы не видим в этом смысл. Т.е. если кто-то хочет это крутить, то он это крутит. Т.е. в нашей ситуации мы считаем, что не должно быть никакого насилия, как с нашей стороны, так и над нами. Т.е. мы своей миссией видим создание продукта, а дальше его судьба уже зависит от многих факторов, и во многом не от нас.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским в Кирове:

— Откуда к вам пришло увлечение музыкой?

— С молоком матери, наверное. Классическая музыка звучала в моем доме с раннего детства, поскольку моя мама была преподавателем в консерватории. Потом в моей жизни появились «Битлы», «Роллинги», позже сходил с ума под «Пинк Флойд» и «Лед Зеппелин».

.

***
Из интервью с Э. Шклярским, 23.03.2010.:

н: Ваши тексты насыщены аллюзиями. Значит ли это, что вы ориентируетесь на публику,  которая умеет “читать” такие тексты?

Шклярский: Нет. Хочется разговаривать простыми словами. На концерты к нам приходят люди разных “сословий”. На концерты в некоторых городах приезжают люди из деревень. Мы не знаем, что они обнаружили в наших песнях, но наверное, что-то такое нам удалось затронуть, раз человек не усидел на месте, а поехал в город на концерт. С помощью простых слов можно как раз говорить обо всем. Не языком формы, а языком, скорее, каких-то эмоциональных посылов.

н: Но при этом у вас есть песни, вдохновленные, например, картинами…

Шклярский: Ну это меня она вдохновила, а у слушателя могут быть совершенно другие ассоциации. Если человек впервые попадает на наш концерт, он вряд ли видел то, от чего отталкивался я. Ему скорее всего видится что-то другое, но в этом нет никакого диссонанса, поскольку опять же главное настроение. Самое сложное – это передать не формулы, не слова, а настроение. Привожу пример из недалекого прошлого: перестроечная эйфория была у всех. Но передать словами то, что мы чувствовали, невозможно. А вот другие стимулы, например, запах, могут вернуть человека в то время, когда он этот запах услышал. И так же песня может в какой-то мере переносить слушателей во времени.

.

***
Ответы Э. Шклярского на вопросы посетителей его сайтаhttp://qazimodo.ru, 19.03.2010:

— Вы все-таки поэт или композитор?

— Поскольку все начиналось давным давно (в 8-и летнем возрасте), то хотелось одного: играть песни как «у них», стричся под «них» и  одеваться как «они», тем самым противопоставляя себя «семье и школе «.А кем называться, и тогда и сейчас не имело значения. (кроме того у меня устойчивое ощущение,что верх наглости, когда сам себя человек называет  поэтом). Сразу приходит ум фраза: я поэт, зовусь я Цветик…

— Для Вас важно, чтобы слушатели по Вашим стихам понимали — ЧТО — Вы хотите сказать? Или важно, чтобы они испытывали  созвучные Вашим эмоции и ощущения — от вращательной магии Ваших слов?

— Важнее создание ощущения и определенного состояния. (хочется общаться при помощи «универсальных символов» (при условии,что удается их создать).

.

***
Ответы Э. Шклярского на вопросы посетителей его сайтаhttp://qazimodo.ru, 30.03.2010:

— Ваши песни, тексты, музыка, картины, отображают Ваш внутренний мир?

— Даже если этого не  хочется ,вряд ли автор может скрыть свой внутренний мир.

.

***
Из он-лайн конференции с Э. Шклярским:

Вопрос:
Эдмунд Мечиславович, скажите — в какое время суток лучше работается-пишется? Вы вообще сова или жаворонок?

Ответ:
Когда на гастролях, тебя об этом никто не спрашивает. Есть поезд или самолет, он ждать не будет. Поэтому в один день приходится быть совой, в другой день – жаворонком. А пишется тогда, когда есть под рукой бумага, если говорить о текстах. На манжетах, как писал Моцарт или еще кто-то из великих – так не получается. Нужна бумага. И инструмент, рояль.

.

***
Из он-лайн конференции с Э. Шклярским:

Мы стараемся затрагивать общечеловеческие темы, как бы пафосно это ни звучало. Не писать о каких-то сиюминутных вещах – это скорее удел газет. Стараемся затронуть те струнки, которые близки человеку и в 10 лет, и в 60, как оказывается.

.

***
Из он-лайн конференции с Э. Шклярским:

Вопрос:
доброе утро, Эдмунд Мечеславович. Если не сложно, не могли бы ответить на такой вопрос: как Вы считаете, песни, которые Вы пишите — это «откровение свыше» или скорее сознательное обличение чувств-взглядов-эмоций-точек зрения в слова? (простите, что-то слишком запутанно получилось, но, надеюсь понятно). С уважением. P.S. ваш гастрольный график поражает насыщенностью, но все же может вы планируете поездки не только по России… приезжайте в Голландию! У нас хорошо:-))

Ответ:
Всегда очень странно слушать, когда какой-то автор говорит, что он подключен куда-то там напрямую и выполняет волю каких-то сил, которые водят караншадом или играют на чем-то. Мне это неведомо, мне кажется это каким-то самообманом или завышенной самооценкой человека. У каждого есть своя способность. Один высоко прыгает. Научиться этому тоже очень нелегко. У одного длинные ноги, а у другого короткие. У меня с детства было то, что я продолжаю до сих пор. Все как правило в раннем возрасте пишут стихи, лепят, рисуют. Многие бросают это занятие. А те, кто не бросил, они до сих пор этим занимаются. В том числе и мы.

.

***
Из он-лайн конференции с Э. Шклярским:

Вопрос:
Здравствуйте, Эмунд. Скажите пожалуйста, как соотносится творчество Пикника и его стиль с традиционным рок-н-роллом? Считается, что первичным направлением всего рокового является рок-н-ролл. Считаете ли вы себя продолжателем этого направления, и вообще, как Вы позиционируете себя в плане музыкального стиля, философии и мировоззрения?

Ответ:
Стиль — это все, что нам удалось переварить в музыкальном плане и теперь мы это так или иначе выдаем. Музыка, которую мы играем, придумана не в Санкт-петербурге, не в Москве, она придумана в других странах и намного раньше, чем мы стали выступать. Поэтому мы интерпретируем их музыку на наш лад.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским:

— Песни «Пикника» наполнены опасными персонажами и темными силами, кругом вампиры и вурдалаки… А если конкретные люди, то это не Наташа Ростова и не Белла Ахмадулина, а Квазимодо и Мазох. Совсем не видно ангелов…

— Зато у нас нет смертей! Прошу учесть! И нет некрофилии! Везде хеппи-энд! Лирический герой всегда преодолевает все препятствия, нет ни одного мрачного конца. Герой всегда успешно добирается до берега. Хотелось бы не наводить никакой жути, а наоборот – несмотря ни на что, зарождать оптимистические чувства.

***
Э. Шклярский, billboard.ru.msn.com, 2011:

Я вообще неоригинален в своих поэтических пристрастиях — серебряный век, в основном, символисты. Они несли какой-то… ну свет, не свет, но сейчас такого не бывает.
…У нас рок смешивают с социальным протестом, но изначально он был замешан на каких-то других силах. Рок-музыка начиналась на других берегах и доходила до нас мощным эхом. У Led Zeppelin, например, песни лирические. А у нас — эзотерические. Потому что мы не хотим говорить о чем-то в лоб, а пытаемся понять мир через сокровенную суть вещей.

.

***
Из интервью с Эдмундом Шклярским, 30.06.2014:
http://svpressa.ru/culture/article/91247/

— Люди творчества обычно подразделяются на два лагеря: одни считают, что озарение приходит откуда-то свыше, другие полагают, что творчество – это лишь работа мозга. Что думаете вы об этом? Как рождаются ваши тексты?

 — С написанием песен такая история: текст появляется из словосочетаний, которые я записываю, чтобы не забыть (словосочетания, кстати, и содержат в себе внутреннее электричество песни). А музыка появляется тогда, когда я сажусь за рояль или беру гитару. А потом эти две составляющие соединяются с помощью воображаемых напильников и других инструментов. Очень смешно слышать, когда кто-то говорит, что его осенило свыше и приводит в пример что-то из разряда частушек…

— Эдмунд Шклярский как слушатель классики – кто он? Шнитке, Стравинский, может быть – Барток?

— Вы сами назвали: Шнитке, Стравинский, может быть – Барток…Но я предпочитаю Шопена, Рахманинова, может быть – Баха.

— Вы воспитывались на музыке шестидесятых. Считаете ли вы, что именно в период 1965 по 1970 годы мировая рок-музыка пережила наивысший свой подъем, предъявив миру такие фигуры как Моррисон, Джоплин, Фрипп, Плант, Лорд, Баррет, а все остальное является копированием и паразитированием на тех открытиях?

— Я бы только называл не фамилии лидеров, а названия групп: Doors, King Crimson, Led Zeppelin, Deep Purple, Pink Floyd. Мне кажется, именно такое музыкальное образование как группа, перевернуло сознание и заставило людей во всех уголках мира взять в руки гитару. А со второй частью вашего вопроса я полностью согласен.

— Часть поклонников вашей музыки называет группу «Пикник» психоделической. Вы с этим согласны? Что такое вообще психоделия по-вашему?

— У Херлуфа Бидструпа есть такая карикатура: трое читают одну и ту же книгу, при этом один смеется, другой плачет, третий уснул… Я думаю, не стоит что-то определять и пробовать объяснять. Для меня психоделия — это музыка и черно-белые фотографии группы Cream, Джими Хендрикса …
Читайте далее: http://svpressa.ru/culture/article/91247/

— Кто ваши любимые режиссеры?

— Нравятся некоторые фильмы Гайдая, Данелии, Феллини, Антониони.

.

***
Из интервью с Эдмундом Шклярским, Газета «Ульяновская правда»:
https://disqus.com/home/forums/ulpravda-newspaper/

— Вы занимаетесь музыкой только потому, что не можете ей не заниматься?

 — Могу, очевидно. Просто это такое детское желание, реализовавшееся во взрослом состояние. Музыка воспринимается как продолжение детских фантазий. Это же чудо — вопреки многому создавать себе практически ежедневно свой собственный сказочный праздничный мир.

.

***
Из интервью с Эдмундом Шклярским, 10.03.2015:
http://vtambove.ru/news/freetime/99657/

– Была такая песня «Подставляйте ладони — я насыплю вам солнца…». А у вас все как-то больше «ночь шуршит над головой…». И в результате вас все время упрекают в мрачности ваших песен. Как относитесь к таким упрекам?

 – Ой, знаешь, к этому мы привыкли еще с советских времен. Как-то Оззи Осборна спросили: «Почему ваши песни такие мрачные?». И он на это ответил: «У вас есть повод для веселья? Поделитесь — посмеемся вместе!». Наверное, впервые серьезно ответил. К этому трудно что-то добавить. Но мрачность тоже бывает разная. В советское время она была от какой-то ползучей безысходности. Сейчас она ушла больше в сторону мистической образности. Людям надо иногда задуматься, и это наверное лучше, чем безысходное веселье.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским, «Комсомольская правда», 05.06.2014:

КП: Что значит для вас — быть петербуржцем?

Э.Ш.: Когда устраивает пасмурная погода, когда получаешь удовольствие от камней на набережных и хочешь творить только в этом городе

КП: Петербург называют столицей рока…

Э.Ш.: Город, наверное, влияет своей харизмой. Если сравнить Москву и Петербург, то они, как Англия и Америка. В Британии больше идей, а в США они удачно реализуются, да и больше механизмов для реализации. Так и здесь: Москва — город, где все движется быстрее. А генерация идей происходит в нашей, Северной столице. В Москве больше суеты, постоянно приходится кого-то или что-то догонять. Какую-то сокровенную идею реализовать сложно. А у петербуржцев жизнь более размеренная — опять камни, архитектура, погода. Ходи себе и сочиняй. В Москве даже сочинять негде.

.

***
Из интервью с Э. Шклярским, «МК» 12 октября 2017:
http://www.mk.ru/culture/2017/10/12/edmund-shklyarskiy-ne-ponimayu-bessiliya-kotoroe-vydaetsya-za-iskusstvo.html

— Этот воображаемый мир как-то связан с реальностью, с вашей жизнью? Или вы полностью абстрагируетесь от происходящего?

— Начнем с того, что я на самом деле не люблю фантастику, поэтому, наверное, тот мир, который создаю, ближе к реальному, но так или иначе он вымышленный. Какие-то его элементы нарочито усилены, гипертрофированы для создания объема, выпуклости. У меня никогда не было песен про то, как человек, например, пошел в магазин, купил кусок колбасы и съел ее, — я утрирую, конечно. Мне интересны глубокие переживания. Один из наших героев, к примеру, — человек, который встречается на своем пути с теми или иными обстоятельствами. Он исследует мир «на ощупь», путем собственных уроков и ошибок.

…- Говоря о пути художника: у вас бывают моменты, когда вы чувствуете необходимость взять тайм-аут, или процесс непрерывен?

— У меня же нет такого понятия, как «рабочий день». Когда что-то рождается, это часто происходит неожиданно, ты даже не замечаешь, как это происходит. Допустим, если говорить про текстовую составляющую, иногда ты можешь услышать какую-то фразу — в диалоге людей на улице или в каком-то фильме, — и она запоминается тебе. Я записываю ее, и уже потом она начинает обрастать другими словами, мелодиями, смыслами, мыслями… Как правило, песня всегда рождается либо от одного слова, либо от словосочетания.

…- Помимо музыки вы занимаетесь и другими видами искусства — живописью, литературой… Так или иначе, в том, что вы создаете, есть некое единое дыхание. Как формировался интерес к мистической, мрачной тематике?

— Я могу назвать не так много вещей, которые повлияли на то, каким является творчество «Пикника». Это была в первую очередь, как ни странно, сюрреалистическая живопись. Потом, конечно, музыка The Beatles, Rolling Stones, Led Zeppelin, Джимми Хендрикса и других культовых персонажей. Но все-таки текстовое содержание рождалось от впечатлений, которые вызывали у меня именно картины. Кроме того, для меня стала очень важным фильтром, сквозь который я смотрю на то, что делаю, китайская философия.

___________________________________

<<< Вернуться на страницу группы ПИКНИК

<<< Вернуться на страницу «Дискография группы ПИКНИК»

<<< Вернуться на страницу «Песни группы ПИКНИК по алфавиту»