«Тили-тили-тили-бом! …и расцвёл подснежник» (сказки С. Я. Маршака)

marshak_01

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрика «Культовые Сказки»

«Мы с вами книги детские видали,
Пробитые насквозь гвоздем морали.
От этих дидактических гвоздей
Нередко сохнут книжки для детей…
Мораль нужна, но прибивать не надо
Ее гвоздем к живым деревьям сада,
К живым страницам детских повестей.
Мораль нужна. Но — никаких гвоздей!»
(С. Маршак)

Чтобы понять, какое наследие оставил после себя Самуил Яковлевич Маршак, достаточно привести небольшой коллаж из строчек его произведений. Итак, поехали…
«Вот какой рассеянный с улицы Бассейной», «Мистер Твистер —  бывший министр, владелец заводов, газет, пароходов», «Приходи к нам, тётя лошадь, нашу детку покачать», «Кто стучится в дверь ко мне…», «Усатый-полосатый», «Что ни делает дурак, всё он делает не так», «Ищут пожарные, ищет милиция», «Шалтай-Болтай сидел на стене», «Дом, который построил Джек», «Будь самой горькой из моих потерь, но только не последней каплей горя», «Любовь и бедность навсегда меня поймали в сети», «А мне костёр не страшен, пускай со мной умрёт моя святая тайна – мой вересковый мёд», «…Картину, корзину, картонку и маленькую собачонку».

marshak_26

Уф! Думаю, этого вполне достаточно. Недаром Корней Чуковский (сам известный «многостаночник») как-то сказал, что знает не одного, а пять Маршаков: поэта для детей, поэта для взрослых, переводчика, сатирика и драматурга.
Но уж, коль я задался целью писать о сказках, придётся для этой статьи Маршака «сузить». Я отложу в сторону не только замечательные переводы, но и большую часть детских произведений.
Основной рассказ пойдёт только о двух сказках – «Кошкин дом» и «Двенадцать месяцев». Но начать придётся издалека…

 

Начало

«К детской литературе я пришел странным путем…».
(С. Маршак)

Как и Чуковский, Маршак в юности даже не подозревал, что ему придётся стать классиком детской литературы да ещё и в новой стране под названием Советский Союз.

marshak_27
Дружеский шарж Кукрыниксов на Маршака.

Родился Самуил Яковлевич в Воронеже 22 октября 1887 года в семье потомков известного еврея-талмудиста XVII века Аарона Самуила бен Израиля Койдановера. По сути, необычная фамилия «Маршак» — это сокращенное имя-звание его предка: «М» – море (учитель), «Р» – раввин, «Ш» – Шмуэль (Самуил), «К» – от местечка Койданов.
О еврейской сути Маршака нынче пишут достаточно часто и много — и о его юношеском сборнике стихов «Сиониды», и о паломничестве в Святую Землю. Всё это, конечно, интересно, но темы моей статьи касается мало. Ни сионизма, ни талмудизма в сказках Маршака нет. Зато там видна горячая любовь к русскому фольклору и умение с ним обращаться.

marshak_22

Пишут, что эту любовь Самуилу привил критик и искусствовед — Владимир Стасов. Заметив талантливого мальчика, пишущего неплохие стихи, Стасов взял его под свою опеку и даже помог перевестись в Петербургскую гимназию.

marshak_32
С.Я. Маршак, В.В. Стасов и Г. Герцовский. 1904 г.

Вторым «крёстным отцом» Маршака стал Алексей Горький. Теперь уже он хлопочет о переводе Самуила в гимназию города Ялта, где у писателя была дача. После 1906 года, когда «пролетарский» писатель стал «неблагонадёжным», Маршак уезжает учиться в английский университет. Именно там начинается его горячая любовь к потешному английскому фольклору («Робин Бобин…» и т.д.). Там начинают делаться первые переводы Шекспира, Бернса, Блейка. И там же Маршак впервые сталкивается с английским подобием скаутов.

marshak_23
Маршак в Англии. 1913 г.

С. Маршак, из письма М. Горькому 09.03.1927.:
«В 1913  году я познакомился с очень любопытной школой в южном Уэльсе. Дети жили там почти круглый год в палатках, легко одевались, вели спартанский образ жизни, участвовали в постройке школьного дома. Я прожил с ними около года – и это было счастливейшим временем моей жизни».

marshak_02
Маршак и Горький.

Время возвращения Маршака в Россию — это ещё и время начала Первой Мировой войны. Маршак работает в газетах, но не забывает и свой «скаутский» опыт, участвуя в устройстве детей-беженцев.
В переломный 1917 год отец Маршака (по профессии химик-мыловар) вместе с семьёй переезжает на новое место работы – в Екатеринодар (вскоре он станет Краснодаром). Интересно, что во время Гражданской войны Самуилу Яковлевичу доводилось работать в деникинской газете «Звезда Юга» и печатать соответствующие фельетоны и стишки под псевдонимом «д-р Фрикен». До тех пор, пока город не отбили «красные».
Впрочем, антисоветских грешков Маршаку не припомнили (писали, что за него вступилась какая-то революционерка, которую он укрывал). Мало того, бывшему журналисту тот час поручили ответственное задание. Именно оно в корне изменило его писательскую судьбу…


«Детский городок»

«…Городок, наш Городок,
Ты хоть краснодарский,
Но тебя, наш Городок,
Знает Луначарский».
(из частушек «Детского городка»)

Трагические события Гражданской войны привели к появлению на улицах российских городов огромного количества беспризорных детей. И надо сказать, что советская власть сразу подошла к решению этой проблемы довольно серьёзно. Так как Маршак уже имел опыт работы с детьми, его назначили заведующим секцией детдомов и колоний Краснодарского отдела народного образования.
Но Самуил Яковлевич понимал, что несчастным детям нужны не только кров и пайки, но и духовная пища. Поэтому в 1920 году при содействии завотдела народного образования М. Алексинского он вместе с другими творческими людьми организует детский театр – наверное, один из первых в стране. Вскоре он разрастётся в целый «Детский городок» со своей школой, детсадом, библиотекой, мастерскими и кружками, где дети могли снова вернуться в полноценную социальную жизнь.

С. Маршак:
«Вспоминая эти годы, не знаешь, чему больше удивляться: тому ли, что в стране, истощенной интервенцией и гражданской войной, мог возникнуть и существовать несколько лет «Детский городок», или же самоотверженности его работников, довольствовавшихся скудным пайком и заработком».

marshak_03
Организаторы «Детского городка»: Б.А. Леман, Л.Р. Свирский, С.Я. Маршак, Е.И. Васильева, 1921.

Если есть театр – должны быть пьесы. Сначала для постановок перерабатываются сказки известных писателей (первой стала пьеса по «Молодому королю» О. Уайльда). Но постепенно возникает и оригинальный репертуар. Его создавали два работника «Городка»: Маршак и Елизавета Ивановна Васильева.

Надо сказать, что Елизавета Ивановна была довольно известной личностью для «серебряного века» поэзии. Именно она в своё время была главным лицом известнейшей литературной мистификации, скрываясь под маской поэтессы «Черубины де Габриак». Именно в таинственную и обольстительную Черубину «заочно» влюблялись многие известные поэты, и именно за её честь М. Волошин бился на дуэли с Н. Гумилёвым.

marshak_35
Черубина де Габриак (Елизавета Дмитриева-Васильева).

Сотрудничество Васильевой с Маршаком в театре было настолько плотным, что некоторые пьесы были написаны ими совместно. По этому поводу работники «Детского Городка» даже сочинили шуточные частушки:

Пишет пьесы нам Маршак
Вместе с Черубиной.
В старину играли так
Лишь на пианино.

Нет резонов никаких
Им писать совместно,
Кто неграмотный из них —
Это неизвестно…

marshak_04
Титульный лист сборника С. Маршака и Е. Васильевой «Театр для детей», 1922 г.

«Детский городок» стал настоящим событием для молодого советского государства. В 1922 году на него обращает внимание сам нарком просвещения А. Луначарский. Он говорит, что Краснодарский детский театр – это явление всероссийского масштаба, и тут же отзывает Маршака и Васильеву в Петроград.

marshak_28
Журнал «Новый Робинзон» 1924 г.

Сначала Самуил Яковлевич работает в ТЮЗе (1922-24), затем в детском журнале «Новый Робинзон» (1924-25), и наконец, руководит редакцией Ленинградского Детгиза. Так, постепенно и неожиданно для самого себя Маршак становится флагманом русской детской литературы, которая была создана в СССР практически «с нуля».

С. Маршак:
«Детский театр» мыслился до сих пор как театр, в котором участвуют дети. …О создании особого детского репертуара думали и думают до сих пор очень мало. В случае надобности берется с запыленной полки какая-нибудь пьеска про зайчиков, фей, гномов или из якобы «детской жизни», в слащавой и фальшивой трактовке. Постановка пьесы носит обыкновенно все черты любительщины, плохого подражания театру взрослых».

Детской сказке вообще и Маршаку в частности пришлось пережить в конце 1920 — начале 1930-х годов настоящую битву с педологами и РАППовцами, которые пытались убрать из детской книжки выдумку и фантазию, вытравить веселье и развлекательность. Впрочем, об этом я подробно писал в статье про Чуковского.
Битва была окончательно выиграна в 1934 году, когда Маршак при поддержке Горького выступил на 1-м съезде союза писателей с докладом о детской литературе.

marshak_5F25

С. Маршак:

«Помню, как после одного из совещаний о детской литературе Горький спросил меня своим мягким, приглушенным баском:
— Ну, что, позволили, наконец, разговаривать чернильнице со свечкой?
И добавил, покашливая, совершенно серьезно:
— Сошлитесь на меня. Я сам слышал, как они разговаривали. Ей-богу!»

«Героическая биография – еще не  сказка. Очерк о новом блюминге и комбайне – это тоже не сказка.
…Возьмем на выборку несколько названий: «Зрей, ячмень!» (стихи); «Ваняткина курочка» (рассказ); «Похождения разбойника Капризки» (из рассказов дедушки); «Молебен или трактор?» (что нужно знать каждому ребенку на праздник рождества Христова); «Сказку — на пионерский суд!» (детская пьеса); «Будь почище!» (шутка).
Каждый человек, который небезразлично относится к искусству и к детям, сразу почувствует, как много в этих названиях фальши и как мало вкуса, как много тенденциозности и как мало идейности».

«Ребенку нужен не суррогат искусства, а настоящее искусство, – конечно, доступное его пониманию».

marshak_33
С.Я.Маршак, К.И. Чуковский и А.С. Бубнов на совещании по детской литературе при ЦК ВЛКСМ 1936 г.

Маршак вообще оказался везунчиком. Он избегнул репрессий даже в 1937 году, когда был разгромлено его детище – Ленинградское отделение Детгиза. По легенде его спас лично сам Сталин, вычеркнув имя писателя из подсунутого «чёрного списка» со словами «Почему враг? Прекрасный детский писатель».

marshak_29
Поэт С.Я.Маршак среди пионеров на празднике 1930 г.

marshak_31
С.Я. Маршак после вручения орденов в Кремле 1939 г.


«Кошкин Дом»

«…самодовольное тунеядство мне всегда было отвратительно,
будь его носителем мистер Твистер или свиное семейство из «Кошкина
дома»  («Я  свинья,  и  ты  свинья,  все  мы,  братцы, свиньи…»)».
(С. Маршак)

Одна из популярнейших детских пьес была создана Маршаком ещё во время работы в «Детском городке» Краснодара. Там же она была поставлена, там же и издана в сборнике 1922 года «Театр для детей». А началось всё с коротенькой фольклорной прибаутки:

«Тили-бом! Тили-бом!
Загорелся кошкин дом!
Загорелся кошкин дом,
Идет дым столбом!
Кошка выскочила!
Глаза выпучила.
Бежит курочка с ведром
Заливает кошкин дом,
А лошадка — с фонарем,
А собачка — с помелом,
Серый заюшка — с листом.
Раз! Раз!
Раз! Раз!
И огонь погас!»

marshak_06
История кошкиного дома из дореволюционного издания.

Надо сказать, что Маршак был не единственным, кто использовал этот стишок для детской книжки. Есть дореволюционное издание с историей погорелой кошки, которой пришлось идти жить к бабушке. Есть, изданная в 1926 году книжка под названием «Пожар в кошкином доме», которую написала Софья Захаровна Федорченко.

marshak_36
Софья Захаровна Федорченко.

marshak_07
Из книги В. Денисова и С. Федорченко.

Но, конечно, эти произведения написаны для совсем маленьких детей, и не идут ни в какое сравнение с пьесой Маршака. Впрочем, и его «Кошкин Дом» первоначально был значительно проще и короче.

С. Маршак:
«Автор с трудом расстается со своим сюжетом и героями. Книга напечатана, а начатая игра чувств и воображения еще не закончена. И в  результате книга растет и изменяется, включая новые мысли, новые ситуации, новые персонажи. …Сказка-пьеса «Кошкин  дом», которая занимала сначала 5-6 страничек, превратилась в целое большое представление, в бытовую  комедию с большим числом действующих лиц (Маршак переделывал «Кошкин дом» два раза — в 1945 и 1948 году — С.К.)».

Кроме прибаутки одним из источников вдохновения для Маршака была сама тема пожара, имеющая для писателя какую-то особенную эстетическую привлекательность. Недаром он будет возвращаться к ней ещё не раз (стихотворения «Пожар», «Рассказ о неизвестном герое»).

marshak_10
Рис. Ю. Зальцмана.

С. Маршак:
«Первое воспоминание детства – пожар во дворе. Раннее утро, мать торопливо одевает меня. Занавески на окнах краснеют от полыхающего зарева. Должно быть, это впечатление первых лет моей жизни и было причиной того, что в моих сказках для детей так много места уделено огню».

«Кошкин дом»:
«С треском, щелканьем и громом
Встал огонь над новым домом,
Озирается кругом,
Машет красным рукавом».

marshak_11
Кадр из м-ф 1958 г.

Собственно сказочного в «Кошкином доме» немного. Хотя герои пьесы и животные, на их месте легко представить человеческих персонажей. Вот зажиточная мещанка кошка, думающая только о том, чтобы произвести впечатление на окружающих.

«У неё, у кошки,
На ногах сапожки,
На ногах сапожки,
А в ушах серёжки.
На сапожках —
Лак, лак.
А серёжки —
Бряк-бряк».

marshak_05
Рис. Ю. Васнецова.

Вот властная жена и её недалёкий муженёк.

«КОЗЁЛ:
Нет, начнем игру сначала!
Кто останется из нас
В дураках на этот раз?

КОЗА:
И без карт я это знаю!

КОЗЁЛ:
Ты потише!.. Забодаю!

КОЗА:
Борода твоя долга,
Да не выросли рога.
У меня длиннее вдвое —
Живо справлюсь я с тобою».

Чувствуются даже время и обстоятельства создания сказки.

«КОШКА:
Чего от нас они хотят,
Бездельники и плуты?
Для голодающих котят
Есть в городе приюты!»

marshak_08
Кадры из м-ф «Кошкин дом» 1958 г.

Хотя, конечно, нет-нет, а кто-то из героев и проявит свою зоологическую сущность.

«КОЗА (козлу, тихо):
Слушай, дурень, перестань
Есть хозяйскую герань!»

«ПЕТУХ (тихо — курице):
Смотри, перина — чистый пух!
КУРИЦА (тихо):
Она цыплят крадёт, петух!»

marshak_09
Кадры из м-ф «Кошкин дом» 1958 г.

Но, конечно, прежде всего, сказка Маршака – это сатира. Сатира на пошлость и обывательщину. Сатира на сытость, которая делает людей невосприимчивыми к чужим несчастьям. Сатира на лицемерие «друзей», которое в миг исчезает, когда Кошка выпадает из «элиты» и оказывается нищей погорелицей.

«КОШКА:
А зачем же в эту среду
Ты звала меня к обеду?

КУРИЦА:
Я звала не навсегда,
И сегодня не среда».

Единственные, кто соглашаются приютить тётю Кошку, это отторгнутые ею, племянники – беспризорные котята. У них хватает сил забыть обиды и проявить милосердие.

«Ну, что поделать! В дождь и снег
Нельзя же быть без крова.
Кто сам просился на ночлег —
Скорей поймёт другого».

Вот так Маршак превратил детскую прибаутку в увлекательную и одновременно актуальную сказку. Надо сказать, он вообще не любил, когда сказки были слишком оторваны от жизни и от эпохи.

Вот отрывок из другой сказки Маршака «Умные вещи», где явно просматривается намёк на ядерное противостояние СССР и США:

«ПЕРЕВОДЧИК. На волшебные вещи управы нет, ваше величество. Господин посол еще не знает, как будет угодно поступить его государю, а сам-то он думает, что надо бы оба зинг-зенга — и наш и ваш — ежели он у  вас имеется, поглубже в землю закопать или в море утопить, пока они всех не изрубили.
НАСЛЕДНИК. Наш зинг-зенг в море утопить?! Нет, ни за что! Пускай они свой утопят!»

На «Кошкин дом» было снято два мультфильма (рисованный – 1958 г. и кукольный 1982 г.), о бесчисленных театральных постановках я вообще молчу.

Нельзя не отметить и ещё одну сказочную пьесу (теперь в прозе), которая берёт свои истоки в постановках «Детского городка». Тогда она называлась «Горе-злосчастье» и, подобно «Кошкиному дому» была поначалу короткой.
В свойственной ему манере, Маршак почерпнул из фольклора только образ Горя-злосчастия и создал на его основе оригинальное произведение.

«ДРОВОСЕК. Экий голосок-то жалобный! Да кто же ты?
ГОРЕ. Горе-злосчастье твое. Вот кто. Зачем зовешь?
ДРОВОСЕК. Горе-злосчастье? Где же ты? Слышу, а не вижу. Хоть  на  глаза покажись!
ГОРЕ. Тут я, в дупле сижу, тебя сторожу. Жду, пока дерево на тебя свалится».

marshak_12
В оригинале Горе имело облик старухи, а в фильме 1972 г. — мужчины.
(Рис. В. Алфеевского)

Прежде всего, его привлёк сам принцип передачи Горя из рук в руки, который напоминал детскую игру.

С. Маршак, из воспоминаний Б. Галанова:
«Когда персонажи втихомолку подбрасывают друг другу горе, они, в сущности, поступают, как дети, которые, играя, незаметно из рук в руки передают какую-нибудь вещь. Я буду очень доволен, если по ходу действия юный зритель, не удержавшись, вдруг крикнет из зала солдату или дровосеку: «Эй, берегись! Царь хочет тебе подсунуть Горе-злосчастье». Ведь это будет означать, что в спектакле действительно удалось добиться живости, непосредственности, темперамента и азарта детской игры».

К пьесе «Горе-злосчастие» Маршак вернулся спустя 30 лет, хотя работа над новой редакцией шла очень тяжело.

С. Маршак, из письма Т. Габбе, 16.07.1952.:
«Взяться за сказку? «Горе-злосчастье» у меня как будто достаточно обдумано, но как бы не получилось сейчас — в том состоянии, в каком я нахожусь — малокровно и худосочно. Нет ощущения, что эта сказка нужна, необходима сейчас. Нет предчувствия стиля сказки».

Маршак всегда считал, что для детских произведений форма и стиль играют не менее важное значение, чем для взрослых. Он долго не мог написать свою знаменитую «Сказку о глупом мышонке», пока не отыскал нужный колыбельный ритм.

«Отвечает ей мышонок:
— Голосок твой слишком тонок.
Лучше, мама, не пищи,
Ты мне няньку поищи!»

Не менее блестящий стиль мы видим и в «Тихой сказке». Здесь есть и игра слов («Съежься, милый ежик!», «Завертелся волк волчком»), и завораживающий ритм:

«Эту сказку ты прочтешь
Тихо, тихо, тихо…
Жили-были серый еж
И его ежиха.

Серый еж был очень тих
И ежиха тоже.
И ребенок был у них —
Очень тихий ежик…»

Но я отвлекся.

К 1955 году коротенькая пьеса о Горе-злосчастии превратилась у Маршака в сказку-комедию в 3-х действиях под названием «Горя боятся — счастья не видать». По сюжету сказки переходящие, как вымпел, Горе нарывается на солдата Ивана Тарабанова. Выясняется, что новый хозяин не только не желает передавать Горе другим людям обманом, но ещё и доводит его до белого каления своим неунывающим характерам.
Кстати, герои сказок Маршака обычно лишены лубочной картонности и выглядят вполне живыми — поэтому порой вызывать сочувствие могут даже отрицательные персонажи.

С. Маршак, из письма К. Заброде в связи с постановкой пьесы в театре, 25.05.1958.:
«…я хотел бы предостеречь Вас от излишней карикатурности в обрисовке отрицательных персонажей. Они жадны, лукавы, готовы сбыть горе другому любой ценой. Но у них проскальзывают иной раз нотки человечности. Царь в те минуты, когда горе хозяйничает у него во дворе, меняется. Когда он снимает корону, перед нами просто плешивый старичок, всеми брошенный, одинокий,  растерявшийся. Это не мешает ему хитрить в разговоре с солдатом. Он подсовывает горе единственному честному человеку, который не покинул своего поста подобно другим.
А потом, сбыв горе, он становится еще спесивее и надменнее.
…Конечно, горе — существо фантастическое, но и ему народ придает некоторые реалистические черты. Оно  приобретает окраску той среды, в которой находится. Надо заботиться о том, чтобы лирическая героиня — Настя — не была слащава, мелодраматична. Она — нежная, но сильная девушка, под стать ее другу-солдату…».

marshak_30
Р.Н. Симонов в роли царя Домидонта (пьеса «Горя бояться — счастья»), С.Я. Маршак, Е.Р. Симонов.

На сказку «Горя боятся — счастья не видать» в 1973 году был снят одноименный фильм (реж. В. Туров). Фильм вышел неплохой, но режиссёр уж сильно переборщил с формой и концепцией. Затяжные балаганные вступления и множество песен (на стихи… Роберта Бернса в переводе того же Маршака), чаще тормозят сюжет, а не украшают его. Зато очень любопытно посмотреть на Мулявина с ПЕСНЯРАМИ, которые эти песни собственно и исполняют в кадре.

marshak_13
Кадры из к-ф «Горя боятся — счастья не видать» 1972 г.

 

«Двенадцать месяцев»

«Кто отрицать посмеет,
Что ласточка летит,
Что травка зеленеет
И солнышко блестит?»
(С. Маршак «12 месяцев»)

Как я уже писал, Маршак страстно любил фольклор, и считал его главным кладезем своего творчества. Самуил Яковлевич вообще всю жизнь был сторонником ясного стиля, лишённого надуманности и излишних украшательств.

С. Маршак:
«Подлинная, проникнутая жизнью поэзия не ищет дешевых эффектов, не занимается трюками. Ей недосуг этим заниматься, ей не до того.
…Работая над собой, над своим стилем, писатель – особенно автор сказки – должен оставаться простодушным и непосредственным, как дети».

Слова С. Маршака из воспоминаний Л. Кассиля:
«Ты пойми, милый, настоящая сказка родится не так. Она – от мечты народа, от его мудрого опыта, веками обобщаемого в поэтический образ. Она в гиперболе, которая утоляет мечту или, наоборот, выводит за ушко да на солнышко то, что народу хочется пригвоздить, припечатать крепко, что не отвечает нравственным представлениям народа. И у народа сказка всегда строится на плотном быте. А литературная сказка – это, имей в виду, большею частью дешевая стилизация, лубочная подделка. Конечно, писатель, который верно чувствует народ, знает глубоко былины, сказания, слышит сказки, самые сокровенные для народа, – он может написать настоящую сказку, опираясь на великолепный поэтический опыт народа-сказочника. Пушкин это умел».

Русский фольклор писатель знал особенно хорошо. Читая его сказки, порой трудно установить, какие пословицы и прибаутки он взял из народа, а какие сочинил сам — настолько всё органично и аутентично.

С. Маршак:
«В книжках для маленьких мы избегаем «сюсюканья» — подлаживанья к детям. Нет ничего лучше народных детских прибауток, песенок, считалок, скороговорок-тараторок, «дразнилок». Очень важно достигнуть в детской книге четкости, пословичности. Как говорит мой товарищ по  работе – художник Лебедев, текст книжки  дети должны запомнить, картинки вырезать, – вот почетная и естественная смерть хорошей детской книжки».

Поэтому Маршак всегда настаивал на том, что далеко не все его «фольклорные» сюжеты являются обычным пересказом.

С. Маршак, из письма А. Аваковой, 02.04.1958.:
«Среди упоминаемых Вами стихотворений есть переводы в точном смысле этого слова, но есть также свободные поэтические пересказы, а также оригинальные сказки, написанные по мотивам народных, или такие, где народная сказка или песенка послужила только толчком к созданию оригинального произведения. Нельзя все это включать в одну рубрику».

Ярким примером свежего подхода к фольклорному сюжету, создания нового на основе старого, является пьеса Маршака «Двенадцать месяцев», хорошо известная, как по новогодним утренникам, так и по многочисленным экранизациям. Сам помню, как разучивал в детском садике строчки: «Пробирается медведь / Сквозь лесной валежник. / Стали птицы песни петь, / И расцвел подснежник!».
Как это не удивительно, но история создания этой сказки началась в совсем «несказочные» времена – в разгар Великой Отечественной войны. В то время Маршак отошёл от детской литературы – он писал военные очерки, стихи и антифашистские эпиграммы. Приведу лишь одно, наиболее запомнившееся мне, четверостишие, написанное перед самым окончанием войны в апреле 1945-го:

«Год восемнадцатый не повторится ныне!» —
Кричат со стен слова фашистских лидеров.
А сверху надпись мелом: «Я в Берлине».
И подпись выразительная: «Сидоров».

Но вернёмся в начало 1943 года, когда в газете «Литература и искусство» Маршак опубликовал обращение «Моему читателю»: «Мой шестилетний корреспондент спрашивает меня, почему я, которого дети считают своим собственным писателем, изменил им и в последний год писал только для больших – в газетах, на плакатах, в журналах, – почему мои последние книжки изданы не для детей, а для взрослых.  Я хотел бы ответить шестилетнему художнику и другим моим читателям так.
Я по-прежнему верен детям, для которых всю жизнь писал сказки, песни, смешные книжки. По-прежнему я очень много думаю о них. Думать о детях – это значит думать о будущем. И вот, думая о будущем, я не могу не отдавать себя целиком простой и скромной службе писателя военного времени».
Тем не менее, это просьба ребёнка, видимо, произвела на писателя впечатление. Маршак урывками находит время для создания своей пьесы о двенадцати месяцах, собравшихся у костра в новогоднюю ночь.

С. Маршак, из письма И. С. Маршаку, 23.01.1943.:
«Я очень много работаю, сплю мало. Работаю и в газетах, и над стихами для нового сборника «Баллад и песен», и  над большой сказочной пьесой «Двенадцать месяцев». Две трети пьесы написано уже».

marshak_24
Маршак за работой, 1947 г.

С. Маршак:
«Двенадцать месяцев» я писал в суровой, затемненной, военной Москве — в часы отдыха от работы в газете и «Окнах ТАСС».
…Мне казалось, что в суровые времена дети – да, пожалуй, и взрослые – нуждаются в веселом праздничном представлении, в поэтической сказке…».

Нередко пишут, что в основе пьесы Маршака лежит словацкая сказка Божены Немцовой. Сам Маршак утверждал, что о Немцовой узнал гораздо позже, а «задолго до того слышал чешскую или богемскую легенду о двенадцати месяцах в чьей-то устной передаче».
Кстати, писатель сделал и прозаический пересказ первоисточника с подзаголовком «Славянская сказка».

marshak_14
Обложка издания «Двенадцать месяцев (славянская сказка)» 1948 г.
(Рис. В.Лебедева)

По нему видно, что для своей пьесы Маршак взял лишь завязку сюжета. Концовка же в первоисточнике напоминала эпилог сказки «Морозко» – решив потребовать у месяцев побольше добра, в лес отправляется дочка мачехи да там и замерзает. Никакой королевы с её указом в народной сказке нет, а значит, по сути, нет основной сюжетной пружины пьесы Маршака.
В самой же королеве легко узнаётся современница – непосредственная и избалованная школьница, разве что наделённая большой властью.

«КОРОЛЕВА (нетерпеливо). Что же я должна написать?
КАНЦЛЕР. Одно из двух, ваше величество: либо «казнить», либо «помиловать».
КОРОЛЕВА (про себя). По-ми-ло-вать… Каз-нить… Лучше напишу «казнить» – это короче».

marshak_16
Кадры из м-ф «12 месяцев» 1956 г.

Именно поэтому вздорной девчонке взбредает в голову издавать указы против законов природы.

«КОРОЛЕВА. А если бы я захотела, чтобы сейчас наступил апрель?
ПРОФЕССОР. Это невозможно, ваше величество.
КОРОЛЕВА. Вы — опять?
ПРОФЕССОР (умоляюще). Это не я возражаю вашему величеству. Это наука и природа!
КОРОЛЕВА. Скажите пожалуйста! А если я издам такой закон и поставлю большую печать?»

marshak_20
Кадры из к-ф «12 месяцев» 1972 г.

И природа, действительно, нарушает свои законы — но не ради королевы, а ради падчерицы. Заметьте, месяцы делают это не просто из жалости, а и потому что уважают девушку. Каждый из них видел её где-нибудь за работой — на грядке, в поле, в лесу.
Да и сами месяцы похожи на рачительных хозяйственников («Что, у тебя на речках да на озерах крепко лед стал?» – «Ничего, держится. А не мешает еще подморозить»).

С. Маршак:
«…Сейчас о труде пишут немало, но несколько однообразно и подчас назидательно. А между тем о труде  можно и должно говорить совершенно по-разному.
…Очень нелегко было построить четкий и стройный сюжет пьесы. Основное заключается в том, что в дремучем лесу после разгула стихий королевой оказывается скорей падчерица, чем сама королева, учителем – солдат с его житейским опытом, а не профессор, наделенный книжной премудростью. Все, что обещала королева за подснежники – шубу, наряды, катанье в санях, – она получает в трудную минуту от великодушной падчерицы.
Я долго думал над финалом. Нельзя же было оставить падчерицу в царстве месяцев и выдать ее замуж за Апреля-месяца. Я решил вернуть ее домой – из сказки в реальную жизнь – с тем, чтобы все месяцы гостили у нее по очереди и приносили ей в подарок то, чем каждый из них богат (цветы, плоды и т. д.).
…Я старался избегнуть в своей сказке навязчивой морали. Но мне хотелось, чтобы сказка рассказала о том, что только простодушным и честным людям открывается природа, ибо  постичь ее тайны  может только тот, кто соприкасается с трудом».

marshak_15
Кадры из м-ф «12 месяцев» 1956 г.

Нетрудно заметить, что в сказке всему искусственному «придворному», оторванному от реальной жизни, противопоставлено естественное, народное, близкое к природе. Так книжной мудрости Профессора противостоит житейская мудрость Солдата, а стишкам вроде «Травка зеленеет, солнышко блестит…» (автор — Алексей Плещеев) – поэзия в народном духе: «Гори-гори ясно, чтобы не погасло!..».

В июне 1943 года Маршак уже читает пьесу труппе МХАТ. К сожалению, воплотить «12 месяцев» на сцене удалось только после войны – в 1947 году.
Военное время помешало и ещё одному замыслу. Дело в том, что к Самуилу Яковлевичу обратился сам Уолт Дисней. Каким-то образом знаменитому американцу попалась в руки сказка Маршака, и он захотел снять по ней мультфильм. К сожалению, письмо Диснея из-за военного времени дошло с большим опозданием. Маршак всё же попытался спасти проект и решил обратиться за помощью к министру кинематографии А. Большакову. Большаков встречу назначил, но сам не пришёл. Прождав два часа в приёмной, Маршак плюнул и ушёл, оставив на двери записку: «У Вас, товарищ Большаков, Не так уж много Маршаков».
Впрочем, сказку экранизировали и без Диснея. И не раз. В 1956 году вышел, рисованный в классической манере, мультфильм И. Иванова-Вано и М. Ботова. А в 1980-м «12 месяцев» уже экранизировали в жанре «анимэ» японцы Т. Имадзава и Я. Кимио (совместно с «Союзмультфильмом»). Интересно, что в японском прокате сказка шла под несколько мистическим названием «Ва Мори – ва Икэтэйру» («Лес – живой»).

marshak_17
Кадры из японского м-ф «12 месяцев» 1980 г.

Но, конечно, самой известной экранизацией стал фильм Анатолия Граника, вышедший в 1972 году. Съёмки проходили летом, в павильоне, поэтому и зима, и подснежники были стопроцентно искусственными. Это совершенно не сказалось на популярности фильма, благодаря замечательной игре актёров. Тут и бывший «Старик Хоттабыч» Н. Волков в роли Профессора, и Л. Куравлёв в роли Солдата, и Т. Пельтцер в роли Гофмейстерины. А как позабыть блестящий дуэт Мачехи и шепелявящей дочки (О. Викландт и М. Мальцева)!

marshak_19
Кадры из к-ф «12 месяцев» 1972 г.

«ДОЧКА. Ну, так вы сами в лес ступайте. Наберите подснежников, а я их во дворец отнесу.
МАЧЕХА. Что же тебе, доченька, родной матери не жалко?
ДОЧКА. И вас жалко, и золота жалко, а больше всего себя жалко!»

Интересно сложилась судьба исполнителей ролей Падчерицы (Н. Попова) и Апреля (А. Быкова). То, что Маршак запретил делать героям в сказке, актёры воплотили в реальной жизни — то есть, взяли и поженились. Что до Королевы (в исполнении Лианы Жвании), то в неё был влюблён (правда, платонически) сын автора пьесы – Иммануэль Самуилович, который всячески опекал съёмки фильма. 

marshak_18
Кадры из к-ф «12 месяцев» 1972 г.

Ну, и, конечно, главная заслуга в успехе экранизации принадлежит режиссёру — Анатолию Гранику, который, кстати, снимет ещё один замечательный фильм по сказке Маршака «Умные Вещи».

Но его фильмы сам Маршак уже не увидит. Он умрёт 4 июля 1964 года. Текст сказки «12 месяцев» Самуил Яковлевич пытался улучшить вплоть до своей смерти.

marshak_34
Газета «Советская культура», 7 июля 1964 г.

Маргарита Алигер:
«Эта сказка вселяет в душу радость и веселье, заставляет снова и снова, как в детстве, поверить в то, что чудеса обязательно случаются в жизни, что, только пожелай, только будь хорошим, чистым, честным, зацветут для тебя подснежники в январе и будешь ты счастлив…».

marshak_21
Рис. В.Алфеевского.

Автор: Сергей Курий
июль 2013 г.

<<< Сказки К. Чуковского, ч.2 | Содержание | «Три толстяка» Ю. Олеши >>>