Алисин кинозал — 2. Какая ты — настоящая Алиса из «Страны чудес»?

1951_Alice_In_Wonderland_Disney_349
Кадр из м-ф «Алиса в Стране чудес» (1951).

Автор статьи: Сергей Курий
Рубрика: «Экранизации произведений Льюиса Кэрролла»

<<< часть 1 | СОДЕРЖАНИЕ | часть 3 >>>

«– Ты … кто… такая? – спросила Синяя Гусеница.
– Сейчас, право, не знаю, сударыня, – отвечала Алиса
робко. – Я знаю, кем я была сегодня утром, когда
проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась».
(Л. Кэрролл «Алиса в Стране чудес»)

Прежде, чем перейти к непосредственному обзору экранизаций сказок Льюиса Кэрролла, хотелось бы разобрать ещё одну важную тему. Конечно, режиссёры имеют полное право интерпретировать тот или иной образ по-своему. Но перед тем, как что-либо интерпретировать, не мешало бы понять… даже не авторский замысел, а то, каким выглядит персонаж в исходном тексте. В данном случае — персонаж Алисы.

Казалось бы, не подлежит сомнению, что главной вдохновительницей «Страны чудес» была вполне реальная девочка — дочь оксфордского декана — Алиса Плэзенс Лидделл. Именно она попросила своего взрослого друга Доджсона сочинить ей сказку с «глупостями» во время приснопамятной лодочной прогулки 1862 года. Именно Алисе Лидделл была посвящена и подарена первоначальная версия сказки – рукописные «Приключения Алисы под землёй». И именно она упоминается в нескольких стихах «Страны чудес» и «Зазеркалья» — таких, как «Июльский полдень золотой…», «Дитя с безоблачным челом…» и «Ах, какой был яркий день…» (последний представляет собой акростих, где первые буквы каждой строчки складываются в «Alice Pleasance Liddell»).

Более того — в «Стране Чудес» также присутствуют ссылки на алисиных сестёр — старшую Лорину и младшую Эдит, которые предстают в образе попугая Лори и Орлёнка.

«[Алиса] даже поспорила с Попугайчиком Лори, который надулся и только твердил:
– Я старше, чем ты, и лучше знаю, что к чему!».

lewis_carroll_63
Алиса Лиддел (справа) с сёстрами – Лориной (в центре) и Эдит (слева). Фото Льюиса Кэрролла 1858 г.

Упоминаются они и в рассказе Сони о трёх сестричках — Элси, Лэси и Тилли, живущих в колодце. Имя Элси образовано из инициалов старшей сестры, чьё полное имя — Лорина Шарлотта (L.C.). Тилли — сокращённое от «Матильда». Пишут, что таким было прозвище Эдит (вот бы узнать почему?). Ну, а Лэси (Lacie) — это анаграмма, составленная из букв имени «Алиса» (Alice).

Alice_face_01
Сёстры Лиддел (верху вниз): Лорина, Алиса, Эдит. Фото — Thomas Edge, 1860-е.

Однако, если мы углубимся в остальной текст сказки и посмотрим на первые иллюстрации к ней (как самого Кэрролла, так и Джона Тенниела), то неожиданно заметим, что образ книжной Алисы заметно отличается от её прототипа. Недаром сам Кэрролл впоследствии говорил, что его персонаж — полностью вымышленный и не имеет прямого отношения к какой-то конкретной девочке.
Давайте же разберём его подробно. И начну я с возраста…

Возраст Алисы

В «Стране чудес» возраст героини вообще не упоминается, зато в «Зазеркалье» об этом говорится целых два раза. И в разговоре с Белой Королевой (гл.5), и в разговоре с Шалтаем-Болтаем (гл.6) Алиса уверенно говорит, что ей «семь с половиной лет». Учитывая, что мы вдобавок знаем ещё и день, когда происходят события (накануне «Дня Гая Фокса», когда в Англии принято палить костры – т.е. 4 ноября), то нетрудно установить, что день рождения героини приходится на 4 мая. И здесь мы видим ещё одну прямую авторскую отсылку к Алисе Лидделл, которая родилась 4 мая 1852 года.

Интересно, что события первой сказки тоже происходят в мае (размышляя о Мартовском Зайце, Алиса говорит: «К тому же сейчас май – возможно, он уже немножко пришел в себя»). Поэтому можно наверняка утверждать, что во время посещения Страны чудес героине было ровно семь лет. Правда, внимательные читатели заметили, что в начале книги погода описана не слишком майской, как для Англии (жара, духота), и больше подходит к тому «золотому июльскому полдню», когда сказка сочинялась.
Возраст Алисы Лидделл тоже не совпадает с возрастом её книжной тёзки — на момент сочинения сказки девочке было не семь, а целых десять лет.

Eugenia_Nobati_02
Рис. Eugenia Nobati.

Впрочем, если мы обратимся к фильмам, то там актрисы, играющие Алису, как правило, ещё старше. Режиссёров можно понять. Семилетним детишкам трудно сыграть такую роль, особенно учитывая большие объёмы текста, которые нужно запоминать. Поэтому, как правило, на роль Алисы выбирают подростков — от 13 до 19 лет. Нередко на эту роль выбирают и более зрелых девушек. Среди подобных «рекордсменок» можно назвать 25-летнюю Кейт Бекинсейл (из к-ф 1998 г.), 26-летнюю Кейт Бёртон (из к-ф 1983 г.), 33-летнюю Мэрил Стрип (из мюзикла 1982 г.) и 39-летнюю Милену Вукотич (из к-ф 1974 г.). Как тут не вспомнить нашу Янину Жеймо, которая в возрасте 38 лет сумела сыграть юную Золушку в фильме 1947 года…
А вот примеров, когда киноактрисы более-менее соответствовали реальному возрасту Алисы, я могу привести лишь три. Первый — это фильм Жана-Кристофа Эверти 1970 г. с 10-летней Мари Вероникой Морен, второй — фильм Гарри Харриса 1985 г. с 10-летней Натали Грегори и третий — фильм Яна Шванкмайера с Кристиной Кохоутовой (возраст последней точно установить так и не удалось, но на вид ей около 7-9 лет).

Более подробную и полную информацию об актрисах-Алисах и их возрасте вы можете узнать из составленной мною галереи (для того, чтобы открыть картинку в реальном размере, сделайте по ней правый клик и выберите «Открыть картинку в новой вкладке).

Alice_face_02

Внешность Алисы

Непросто обстоят дела и с внешностью героини. По сути, из текста мы можем узнать лишь то, что глаза у неё большие, а волосы прямые и длинные.

«Страна чудес» гл.2:
«— Во всяком случае, я не Ада! — сказала она решительно. — У неё волосы вьются, а у меня нет!».

«Страна чудес» гл.7:
«[Шляпник]: — Не мешало бы постричься».

«Страна чудес» гл.12:
«Сначала она увидела Алису – снова маленькие руки обвились вокруг её колен, снова на нее снизу вверх смотрели большие блестящие глаза. Она слышала её голос и видела, как Алиса встряхивает головой, чтобы откинуть со лба волосы, которые вечно лезут ей в глаза».

«Зазеркалье» гл.2:
«— Есть тут еще один цветок, который … такой же странной формы, как и ты, — сказала Роза. — Немножко темнее, пожалуй, и лепестки покороче…
— Гладкие, как у Георгины, — подхватила Тигровая Лилия, поворачиваясь к Алисе, — а не такие растрепанные, как у тебя.
— Не огорчайся, ты в этом не виновата, — сказала снисходительно Роза. — Просто ты уже вянешь, и лепестки у тебя обтрепались, тут уж ничего не поделаешь…».

Но даже, судя по этому скромному описанию, героиня книги не похожа Алису Лидделл. Достаточно взглянуть на её фото, которое Кэрролл вклеил внизу последней страницы своей рукописи (кстати, сначала на этом месте был рисунок автора, тоже изображающий его маленькую подружку). Мы увидим девочку с серьёзным взглядом, тёмными волосами и причёской в стиле «каре» с чёлкой.

Alice_face_03
Последняя страница рукописи «Алиса под землёй» с рисунком и вклеенной на его место фотографией.
Автор рисунка и фото — Льюис Кэрролл.

При этом авторские рисунки к этой же рукописи изображают нам совсем другую Алису – у неё длинные волосы с пробором посередине, ниспадающие по бокам лица. Биограф Кэролла — Энн Кларк — полагает, что образцом для этих рисунков могла послужить младшая сестра Алисы — Эдит, но это всего лишь предположение.

Alice_face_04
Рисунки из Льюиса Кэрролла рукописи «Алиса под землёй».

Зато точно известно, что, когда Кэрролл нанял для иллюстрации «Страны чудес» профессионального художника Джона Тенниела, то посылал ему в качестве образцов несколько фотографий знакомых девочек. Существует мнение, что среди них могли быть фото Мэри Хилтон Бэдкок и Беатрис Хенли, но документальных подтверждений этому тоже нет.

Alice_face_05
Кандидатки на роль образца для Алисы:
Эдит Мэри Лидделл, Мэри Хилтон Бэдкок и Беатрис Хенли.
Фото Льюиса Кэрролла.

Так или иначе, по словам Кэрролла, Тенниел категорически отказался рисовать с натуры, заявив, что «она ему так же не нужна, как мне для решения математической задачи — таблица умножения!». Кэрролл считал, что именно из-за этой самоуверенности Алиса вышла у художника непропорциональной — со слишком большой головой и короткими ногами. Тем не менее, авторскую просьбу сделать волосы героини длинными и светлыми художник выполнил (о том, что Алиса «блондинистая» можно видеть по раскрашенным гравюрам из издания «Алиса для детей»). Правда, сама причёска изменилась — волосы героини теперь были зачёсаны назад и падали прядями на спину.

1865_John Tenniel wonderwond_76a
Рисунок Джона Тенниела.

В целом, Алиса вышла у Тенниела довольно «кукольной». Единственное, что снижает «няшность» образа — его чрезмерная серьёзность. Героиня на рисунках практически никогда не улыбается, зато нередко выглядит хмурой и насупленной. Видать, «сдобы» не доела…

«Алиса очень обрадовалась, что открыла новое правило.
– От уксуса – куксятся, – продолжала она задумчиво, – от горчицы – огорчаются, от лука – лукавят, от вина – винятся, а от сдобы – добреют. Как жалко, что никто об этом не знает… Все было бы так просто. Ели бы сдобу – и добрели!».

1865_John Tenniel wonderwond_56a
Рис. Джона Тенниела.

Что касается экранизаций «Страны чудес», то большинство режиссёров предпочитали длинноволосую Алису, а вот цвет волос мог варьировать. Лишь в советских мультфильмах 1981-82 гг. героиня носит такую же чёлку, как и реальная Алиса Лидделл.
Вообще же спектр изображений героини Кэрролла весьма широк — от миленькой блондиночки с котёнком из диснеевского мультфильма до готичной брюнетки с окровавленным ножом из компьютерной игры «American McGee’s Alice».

Alice_face_08
Алиса из м-ф Диснея 1951 г., советского м-ф 1981 г. и компьютерной игры «American McGee’s Alice». 

Одежда Алисы

«[Роза]: — У этой, по крайней мере, лицо не вовсе
бессмысленное. Правда, умом оно не блещет, но что поделаешь!
Зато цвет у нее какой надо, а это уже кое-что!».

(Л. Кэрролл «Алиса в Зазеркалье»)

Перу Джона Тенниела принадлежит и канонический наряд Алисы. Если мы посмотрим на рукописные рисунки самого Льюиса Кэрролла, то увидим, что платье его героини более свободное, напоминающее перепоясанную тунику. Также мы увидим, что автор не особо старался соблюсти точность — форма воротника и длина рукавов у него от рисунка к рисунку меняются.

Alice_dress_01
Рисунки Льюиса Кэрролла из рукописи «Приключения Алисы под землёй».

На иллюстрациях Тенниела наряд Алисы более «жёсткий», хотя и вполне привычный для детей среднего класса викторианской эпохи. Во-первых, это знаменитый фартук, хорошо знакомый и бывшим советским школьницам. Он станет, чуть ли, не главным опознавательным знаком Алисы во множестве экранизаций.

Alice_dress_02
Слева – рисунок Джона Тенниела,
справа – Ванесса Тейт в костюме сказочной тёзки своей прабабушки — Алисы Лиддел (cbc.ca).

Фартук имеет два кармашка, что логично — иначе, откуда героине доставать коробочку цукатов и напёрсток, чтобы наградить участников «бега по кругу»? Кэрролл даже успел уточнить, что во время плаванья в Море Слёз, «цукаты, к счастью, не размокли». Однако у читателей может возникнуть другой вопрос — как это всё добро не вывалилось во время падения в кроличью нору? Недаром кто-то из режиссёров предусмотрительно изобразил карманы фартука застёгивающимися.

Что касается платья, то на рисунках Тенниела оно имеет короткие рукава-«фонарики», пышный кринолин длиной до колен и полоски (складки?) по нижнему краю подола.
На ногах у Алисы — чёрные туфельки с плоской подошвой и ремешком, которые долго пользовались популярностью у детей и получили название «Мэри Джейн» (похожие носит Кристофер Робин — герой «Винни Пуха»).
Чулок мы на черно-белых гравюрах не видим, но, как выяснится ниже, они подразумевались.

Иллюстрируя вторую сказку Кэрролла — «Зазеркалье», художник внёс в наряд главной героини ряд изменений. Чулки на ногах стали полосатыми, фартук более декоративным (с плиссировкой по краям), а волосы Алисы поддерживала лента (подобные ленты после успеха сказки стали называть «алисами»). Подол платья удлинился до икр, но был уже не таким пышным (видимо, повлияла просьба Кэрролла «убавить кринолин»). Пишут, что первоначально Тенниел хотел сделать платье Алисы похожим на наряд Чёрной и Белой королев, но Кэрролл эту идею забраковал.

1871_John Tenniel glass__028
Рис. Джона Тенниела.

Тем не менее, на рисунках к «Зазеркалью» наряд героини два раза радикально меняется. Первый раз — в поезде, где у неё появляются шапочка с пером, накидка, муфта, ботинки да ещё сумочка в придачу.

1871_John Tenniel glass__016
Рис. Джона Тенниела.

Второй раз — когда она становится королевой. Кроме короны и скипетра у неё появляются бусы на шее, полосатые чулки исчезают, меняется обувь, а фартук становится более богато декорированным с большим бантом позади.

1871_John Tenniel glass__045      1871_John Tenniel glass__048
Рис. Джона Тенниела.

Если же я задам вопрос о цвете Алисиного платья, то, думаю, что многие из вас сразу назовут голубой или синий – признанные цвета мечтателей и романтиков. Именно в эту гамму обычно наряжаются фанаты «Алисы» на всяческих косплеях. Однако данный стереотип внедрил в массовое сознание вовсе не Тенниел, а Дисней со своим знаменитым мультфильмом 1951 г., созданным по эскизам художницы Мэри Блэр. К слову, кринолин и тонкая талия – каноны моды XIX века, тогда хорошо вписались в послевоенный стиль «New Look» от Кристиана Диора. Кроме того, широкая юбка весьма пригодилась диснеевской Алисе и во время падения в нору, сыграв роль парашюта.

1951_Alice_In_Wonderland_Disney_193
Кадр из м-ф «Алиса в Стране чудес» (1951).

Понятно, что по оригинальным чёрно-белым гравюрам Тенниела цвет не угадаешь. Однако в 1890 году вышла книга «Алиса для детей», где 20 гравюр «Страны чудес» раскрасили — причём под руководством художника и ещё при жизни Льюиса Кэрролла. При этом в наряде героини появились новые детали, отсутствовавшие в оригинальном издании. Например, синие бантики — один маленький на ленте для волос, другой — большой на поясе. Также стало ясно видно, что Алиса носит чулки — такого же синего цвета. А вот платье Тенниел решил сделать жёлтым (или золотым, если угодно).

Alice_dress_07
Чёрно-белая и цветная версии рисунка Джона Тенниела к «Алисе в Стране чудес».

Надо отметить, что последующие иллюстраторы сказок Кэрролла не особо старались следовать канону, заданному Тенниелом. Они часто меняли покрой платья в угоду моде, а цвет его мог быть самым разным.
Кинорежиссёры оказались более консервативными. Они редко покушались на фартук Алисы, а для платья, как правило, выбирали две цветовых гаммы — сине-голубую и жёлто-оранжевую.
Последний выбор был во многом связан с созданием искусственного заднего фона и использованием компьютерных спецэффектов. Как вспоминала Сара Саттон — исполнительница главной роли в британской экранизации «Алисы в Зазеркалье» (1973), сниматься приходилось на фоне синего экрана, поэтому актёры не могли носить в кадре ничего из этой цветовой гаммы. Правда, это не помешало американцам, издававшим фильм на DVD, изобразить Алису на обложке в синем платье — настолько был силён диснеевский стереотип!

Alice_dress_08a
Кадры из фильмов «Алиса в Стране чудес» 1972 и 1999 годов.

Впрочем, встречался в киноэкранизациях и радикальный отход от канонов. Например, в к-ф Д. Миллера 1966 г. Алису нарядили в тёмное и тяжёлое викторианское платье, а в итальянском фильме 1974 г. — платье, напротив, белое и лёгкое. В фильме Я. Шванкмайера 1988 г. героиня носит свободное платье, чем-то похожее на ночную рубашку, а в мюзикле «Алиса во дворце» 1982 г. актриса Мэрил Стрип предстаёт в белой рубашке и розовом комбинезоне, позволяющем не стеснять движения.

Alice_dress_09
Наряд Алисы в экранизациях 1966, 1974, 1988 и 1982 гг.

Характер Алисы

«Она откусила от пирожка и с тревогой подумала:
– Расту или уменьшаюсь? Расту или уменьшаюсь?
Но, к величайшему ее удивлению, она не стала ни выше,
ни ниже. Конечно, так всегда и бывает, когда ешь пирожки,
но Алиса успела привыкнуть к тому, что вокруг происходит
одно только удивительное; ей показалось скучно
и глупо, что жизнь опять пошла по-обычному».

(Л. Кэрролл «Алиса в Стране чудес»)

Напоследок мы попробуем заглянуть во внутренний мир героини сказок Кэрролла и ту среду, где она росла. Это особенно важно, если учесть, что на экране мы можем увидеть самых разных Алис — наивных и прагматичных, депрессивных и жизнерадостных, спокойных и агрессивных, нежных и грубых.

Для начала попробуем описать домашнее окружение героини. Поразительно, но в тексте Кэрролла нет ни одной строчки о родителях Алисы. Зато героиня постоянно вспоминает свою кошку Дину и очень по ней скучает. Также мы узнаём, что у Алисы есть старшая сестра и старший брат. Последний упомянут косвенно в сцене встречи с Мышью:

«Алиса считала, что именно так и следует обращаться к мышам. Опыта у нее никакого не было, но она вспомнила учебник латинской грамматики, принадлежащий ее брату».

В книге «Зазеркалье» упоминаются ещё два человека из домашнего окружения Алисы — пожилая няня (гл.1) и гувернантка, преподающая уроки (гл.3). Кроме того из разговора с Черепахой мы узнаём, что Алиса посещала и «дневную школу». Всё это свидетельствует о том, что перед нами — девочка из обеспеченной семьи, получающая хорошее образование и знакомая с этикетом — всеми этими реверансами и книксенами.

«— Слова совсем не те! — сказала бедная Алиса, и глаза у нее снова наполнились слезами. — Значит, я все-таки Мейбл! Придется мне теперь жить в этом старом домишке. И игрушек у меня совсем не будет!».

1871_John Tenniel glass color_014
Рис. Джона Тенниела.

Судя по тексту, Алиса умеет плавать, играть в крокет и, возможно, в шахматы (по крайней мере, имеет представления о фигурах).

Что касается оценки характера Алисы, то, казалось бы, что может быть проще — ведь Кэрролл сам описал его в статье «Алиса на сцене» («The Theatre», April, 1887):

«Какой же была ты, Алиса, в глазах твоего приемного отца? Как ему описать тебя? Любящей прежде всего; любящей и нежной — любящей, как собака (прости за прозаичное сравнение, но я не знаю иной любви, которая была бы столь же чиста и прекрасна), и нежной, словно лань; а затем учтивой — учтивой по отношению ко всем, высокого ли, низкого ли рода, величественным или смешным, Королю или Гусенице, словно сама она была королевской дочерью, а платье на ней — чистого золота; и еще доверчивой, готовой принять все самое невероятное с той убежденностью, которая знакома лишь мечтателям; и наконец, любознательной — любознательной до крайности, с тем вкусом к Жизни, который доступен только счастливому детству, когда все ново и хорошо, а Грех и Печаль всего лишь слова — пустые слова, которые ничего не значат!».

Всё портит излишне сентиментальный и патетичный тон автора, который в самой сказке присутствовал лишь крупицами. О том, насколько Алиса была «любящей и нежной», судить не берусь. По крайней мере, судя по тексту, она в этом плане не сильно отличается от привычного «девочкового» клише. Как я уже писал, ни родителей, ни сестру, она во время своих путешествий даже не вспоминает.

Особо доверчивой Алису тоже назвать нельзя. Более того — это чрезвычайно рассудительная для своих семи лет девочка, которая никогда не принимает на веру всю ту чушь, которую несут остальные персонажи. Она — это островок здравого смысла в море безумия и готова отстаивать этот здравый смысл до конца.

«— Тебе-то что об этом думать? — сказал Труляля. — Всё равно ты ему только снишься. Ты ведь не настоящая!
— Нет, настоящая! — крикнула Алиса и залилась слезами.
— Слезами делу не поможешь, — заметил Траляля. — О чём тут плакать?
— Если бы я была не настоящая, я бы не плакала, — сказала Алиса, улыбаясь сквозь слёзы: всё это было так глупо.
— Надеюсь, ты не думаешь, что это настоящие слёзы? — спросил Труляля с презрением».

Мы видим, как Алиса постоянно размышляет об увиденном, пытается всё анализировать — пусть даже её логика порой наивна и ошибочна. Недаром она постоянно ведёт сама с собой пространные внутренние диалоги и даже спорит.

«Она всегда давала себе хорошие советы, хоть следовала им нечасто. Порой же ругала себя так беспощадно, что глаза её наполнялись слезами. А однажды она даже попыталась отшлёпать себя по щекам за то, что схитрила, играя в одиночку партию в крокет. Эта глупышка очень любила притворяться двумя разными девочками сразу».

1970_Alice _au_Pays_Des_Merveilles_2008
Кадр из к-ф «Alice au Pays Des Merveilles» (1970).

Как любой нормальный ребёнок, Алиса чрезвычайно общительна — ничто не вгоняет её в такое уныние, как одиночество. Она упорно пытается завязать разговор со всеми встретившимися персонажами и даже до поры до времени терпит их грубость и высокомерие. Алиса изо всех сил старается быть вежливой, но и не позволяет сесть себе на голову. Она вообще не такая уж пай-девочка, как может показаться. Алиса может быть проказливой, упрямой, дерзкой, зазнающейся.

«…однажды она до смерти напугала свою старую няньку, крикнув ей прямо в ухо: «Няня, давай играть, как будто я голодная гиена, а ты — кость!»».

«– Ах, вот оно что! – сказала про себя Алиса. – Значит, лезть приходится Биллю? …Я бы ни за что не согласилась быть на его месте. Камин здесь, конечно, невелик, особенно не размахнёшься, а всё же лягнуть его я сумею!».

«— А зачем ты уселась без приглашения? — ответил Мартовский Заяц. — Это тоже невежливо!
— Я не знала, что это стол только для вас, — сказала Алиса. — Приборов здесь гораздо больше».

«– А это кто такие? – спросила Королева, – указывая на повалившихся вокруг куста садовников…
– Откуда мне знать, – ответила Алиса, удивляясь своей смелости. – Меня это не касается».

«Чёрная Королева посмотрела исподлобья и произнесла:
— Знакомьтесь! Пудинг, это Алиса. Алиса, это Пудинг. Унесите пудинг!
И слуги тотчас же схватили Пудинг со стола, так что Алиса даже не успела ему поклониться.
— Впрочем, почему это одна Чёрная Королева здесь распоряжается? — подумала она и, решив посмотреть, что получится, крикнула:
— Слуги! Принесите Пудинг!».

При этом она всегда готова помочь тем, кто попал в беду, утешить страдающих и заступиться за слабых и обиженных.

«– Всё ясно! – произнесла Королева, которая тем временем внимательно разглядывала розы. – Отрубить им головы!
…Несчастные садовники бросились к Алисе за помощью.
– Не бойтесь, – сказала Алиса. – Я вас в обиду не дам».

«– Если я не возьму малыша с собой, – подумала Алиса, – они через денёк-другой его прикончат. Оставить его здесь – просто преступление!».

«– Нет! – сказала Королева. – Пусть выносят приговор! А виновен он или нет – потом разберемся!
– Чепуха! – сказала громко Алиса. – Как только такое в голову может прийти!
– Молчать! – крикнула Королева, багровея.
– И не подумаю, – отвечала Алиса.
– Рубите ей голову! – крикнула Королева во весь голос.
Никто не двинулся с места.
– Кому вы страшны? – сказала Алиса. (Она уже выросла до своего обычного роста.) – Вы ведь всего-навсего колода карт!».

Alice_emo_04
Рис. Джона Тенниела.

Лично же мне кажется, что самыми главными чертами характера Алисы являются неуёмное воображение и патологическое любопытство. Именно воображение даёт ей (как и её создателю) пропуск в причудливые миры, ту капельку необходимого «безумия», о котором говорил Чеширский кот («Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я. …Иначе как бы ты здесь оказалась»). А любопытство всегда побеждает страх и осторожность. Да, Алиса нередко плачет, оказавшись в одиночестве или сложной ситуации, но при этом почти никогда не мечтает вернуться домой. В этом плане особенно показателен внутренний монолог героини в «минуту слабости», когда она застряла в доме Кролика:

«– Как хорошо было дома! – думала бедная Алиса. – Там я всегда была одного роста! И какие-то мыши и кролики мне были не указ. Зачем только я полезла в эту кроличью норку! И всё же… всё же… Такая жизнь мне по душе – всё тут так необычно! Интересно, что же со мной произошло? Когда я читала сказки, я твердо знала, что такого на свете не бывает! А теперь я сама в них угодила! Обо мне надо написать книжку, большую, хорошую книжку».

Ну, что же… О книжке мы уже поговорили, а в следующий раз поговорим о фильмах.

<<< часть 1 | СОДЕРЖАНИЕ | часть 3 >>>