«Алиса в Стране Чудес» — 9.2. Грифон

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_32
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

“Let’s go on with the game,” the Queen said to Alice; and Alice was too much frightened to say a word, but slowly followed her back to the croquet-ground.

The other guests had taken advantage of the Queens absence and were resting in the shade: however, the moment they saw her, they hurried back to the game, the Queen merely remarking that a moment’s delay would cost them their lives.

All the time they were playing the Queen never left off quarrelling with the other players, and shouting, “Off with his head!” or “Off with her head!” Those whom she sentenced were taken into custody by the soldiers, who of course had to leave off being arches to do this, so that by the end of half an hour or so there were no arches left, and all the players, except the King, and Queen, and Alice, were in custody and under sentence of execution.

Then the Queen left off, quite out of breath, and said to Alice, “Have you seen the Mock Turtle yet?”

“No,” said Alice. “I don’t even know what a Mock Turtle is.”

“It’s the thing Mock Turtle Soup<74> is made from,” said the Queen.

“I never saw one, or heard of one,” said Alice.

“Come on, then,” said the Queen, “and he shall tell you his history.”

As they walked off together, Alice heard the King say in a low voice, to the company generally, “You are all pardoned.” “Come, that’s a good thing!” she said to herself, for she had felt quite unhappy at the number of executions the Queen had ordered.

They very soon came upon a Gryphon<75>, lying fast asleep in the sun. (If you don’t know what a Gryphon is, look at the picture.) “Up, lazy thing!” said the Queen, “and take this young lady to see the Mock Turtle, and to hear his history. I must go back and see after some executions I have ordered,” and she walked off, leaving Alice alone with the Gryphon. Alice did not quite like the look of the creature, but on the whole she thought it would be quite safe to stay with it as to go after that;” savage Queen: so she waited.

The Gryphon sat up and rubbed its eyes: then it watched the Queen till she was out of sight: then it chuckled. “What fun!” said the Gryphon, half to itself, half to Alice.

“What is the fun?” said Alice.

“Why, she,” said the Gryphon. “It’s all her fancy, that: they never executes nobody,<76> you know. Come on!”

“Everybody says “come on!’ here,” thought Alice, as she went slowly after it: “I never was so ordered about in all my life, never!”

They had not gone far before they saw the Mock Turtle in the distance, sitting sad and lonely on a little ledge of rock, and, as they came nearer, Alice could hear him sighing as if his heart would break. She pitied him deeply. “What is his sorrow?” she asked the Gryphon, and the Gryphon answered, » very nearly in the same words as before, “It’s all his fancy, that: he hasn’t got no sorrow, you know. Come on!”

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

74 — «Mock Turtle Soup» — это имитация супа из морской черепахи, весьма популярная в прошлом веке; обычно он приготовлялся из телятины. Вот почему Тенниел нарисовал Mock Turtle с телячьей головой, хвостом и копытами на задних ногах. Давая своему герою это имя, Кэрролл исходит из приведенной выше шутливой этимологии.

prim09_kvazi

 

75 — «Gryphon» В древнегреческой мифологии грифон изображался чудовищем с головой и крыльями орла и туловищем льва. У Кэрролла Грифон и его приятель представляют собой шарж на сентиментальных выпускников Оксфорда.
Грифон, существо сказочное и нередко геральдическое, изъясняется у Кэрролла как простолюдин (двойное отрицание, неправильные формы глаголов и пр.). Это усиливает юмор ситуации.

76 — Грифон говорит неправильно: they never executes nobody (прав, they never execute anybody).


 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– Вернемся к нашей игре, – сказала Алисе Королева.
Алиса так была напугана, что, не говоря ни слова, побрела за ней следом к площадке.

Гости между тем воспользовались отсутствием Королевы и отдыхали в тени; однако, увидев, что Королева возвращается, они поспешили к своим местам. А Королева, подойдя, просто объявила, что минута промедления будет стоить им всем жизни.

Пока шла игра, Королева беспрестанно ссорилась с игроками и кричала:
– Отрубить ему голову! Голову ей с плеч!
Солдаты вставали с земли и брали несчастных под стражу. Воротцев в результате становилось все меньше и меньше. Не прошло и получаса, как их и вовсе не осталось, а все игроки с трепетом ждали казни.

Наконец, Королева бросила игру и, переводя дыхание, спросила Алису:
– А видела ты Черепаху Квази <59>?

– Нет, – сказала Алиса. – Я даже не знаю, кто это такой.

– Как же, – сказала Королева. – Это то, из чего делают квази-черепаший суп <60>.

– Никогда не видала и не слыхала, – сказала Алиса.

– Тогда пошли, – сказала Королева. – Он сам тебе все расскажет.

И они пошли. Уходя, Алиса услышала, как Король тихо сказал, обращаясь к гостям:
– Мы всех вас прощаем.
– Вот хорошо! – обрадовалась Алиса. (Она очень горевала, думая о назначенных казнях).

Вскоре они увидели Грифона, крепко спящего на солнцепеке<61>. (Если ты не знаешь, как выглядит Грифон, посмотри на картинку).
– Вставай, бездельник, – сказала Королева, – отведи эту барышню к Черепахе Квази. Пусть расскажет ей свою историю. А мне надо возвращаться: я там приказала кое-кого казнить, надо присмотреть, чтобы все было как следует.
И она ушла, оставив Алису с Грифоном. Алисе он не внушил особого доверия, но, подумав, что с ним, верно, все же спокойнее, чем с Королевой, она осталась.

– Смех – да и только! – пробормотал он не то про себя, не то обращаясь к Алисе.

– Смех? – переспросила Алиса растерянно.

– Ну да, – ответил Грифон. – Все это выдумки. Казнить! Скажет тоже! У них такого отродясь не было. Ладно, пошли!

– Все здесь только и говорят, что «пошли»! – подумала Алиса, покорно плетясь за Грифоном. – Никогда в жизни еще мною так не помыкали!

Пройдя совсем немного, они увидели вдалеке Черепаху Квази; он лежал на скалистом уступе и вздыхал с такой тоской, словно сердце у него разрывалось. Алиса от души пожалела его.
– Почему он так грустит? – спросила она Грифона. И он ответил ей почти теми же словами:
– Все это выдумки. Грустит! Скажешь тоже! Не о чем ему грустить. Ладно, пошли!

Из примечаний Н. Демуровой

59 — А видела ты Черепаху Квази? – В оригинале Кэрролла в этой главе, помимо Грифона, выступает персонаж, которого русские переводчики называли «Лже-черепахой», «Черепахой с телячьей головкой» и пр. Мы сочли нужным заменить его на «Черепаху Квази».

Из примечаний М. Гарднера:

60 — Квази-черепаший суп (Mock-Turtle soup) есть имитация супа из зеленой морской черепахи; обычно он приготавливается из телятины. Вот почему Тенниел нарисовал Черепаху Квази (Mock-Turtle) с телячьей головой, хвостом и копытами на задних ногах.

61 — Мифическое существо с головой и крыльями орла и с телом льва. В песни XXIX Дантова «Чистилища»** (этого менее известного странствия по стране чудес, куда попадают также через отверстие в земле) грифон влечет колесницу, символизирующую христианскую церковь. В средние века грифон символизировал союз бога и человека во Христе. У Кэрролла Грифон и его приятель представляют собой шарж на сентиментальных выпускников Оксфорда, в которых там никогда не было недостатка.

……………………………………………………………………….
** — В песни XXIX Дантова «Чистилища»… – Имеются в виду строки 106-108 (Пер. М. Лозинского):
«Двуколая, меж четырех зверей
Победная повозка возвышалась,
И впряженный грифон шел перед ней».
<прим. Н. Демуровой>.

Из статьи Н. Демуровой «Голос и скрипка (К переводу эксцентрических сказок Льюиса Кэрролла)»
(Мастерство перевода. Сборник седьмой. Советский писатель. Москва. 1970)

<В этом отрывке Н. Демурова рассказывает о своей первой версии перевода (1967). В окончательной редакции перевода, выполненного для серии «Литературные памятники» (1978), Под-Котику пришлось стать Черепахой Квази, чтобы как-то соответствовать, сопровождавшим издание, рисункам Д. Тенниела — С.К.>

Пожалуй, самым тяжелым для перевода именем был Mock Turtle. Как только не переводили его на русский язык! И Фальшивая Черепаха, и Черепаха с Телячьей головой, и Фальшивая Черепаха из телячьей головки, и Лже-Черепаха, и просто Мок-Тартль!Mock Turtle — имя, придуманное Льюисом Кэрроллом. Покидая Алису после королевского крокета, Королева спрашивает:“Have you seen the Mock Turtle yet?”
“No,” said Alice. “I don’t even know what a Mock Turtle is.”
“It’s the thing Mock Turtle Soup is made from,” said the Queen.
“I never saw one, or heard of one,” said Alice”.Этимология эта, конечно, шутливая. Вот как Мартин Гарднер описывает это блюдо: “Mock turtle soup имитирует зеленый суп из черепахи. Обычно его готовят из телятины. Вот почему Тенниел нарисовал Mock Turtle с телячьей головой, копытами на задних ногах и хвостом”.
Вероятно, в Англии XIX века это блюдо было достаточно распространено — шутливая этимология Кэрролла воспринималась легко и естественно. Увы! В России XX века имя это — Фальшивая Черепаха, Лже-Черепаха, Черепаха из телячьей головки и пр. — ничего не говорит. Более того, даже с объяснением оно уводит в сторону. Черепаха в русском языке женского рода, a Mock Turtle — “мужчина”. При слове “черепаха” русский читатель думает прежде всего о песках и жаре, a Mock Turtle, так же как и turtle, животное морское, и все связи у него морские (школа на дне моря, омары, дельфин и пр.). Чтобы не путать русского читателя, следовало говорить не о Фальшивой Черепахе, а о Фальшивой Морской Черепахе. И наконец, есть что-то неприятное в самих словах “фальшивая”, “лже”. Эмоциональная окраска английского mock совсем иная, — она теплая, насмешливая, а не отталкивающая.Все это заставило меня заняться поисками нового имени для Mock Turtle. При этом надлежало соблюсти следующие четыре условия: 1) это животное должно быть “мужчиной”, 2) с его именем должны быть связаны морские ассоциации, 3) оно должно означать какую-то подделку, 4) оно должно опираться на понятие, хорошо известное нашим читателям.
Сначала мне в голову пришло название еще одного “фальшивого” блюда, до сих пор встречающегося в наших меню: это “фальшивый заяц”, особенно популярный в Прибалтике, но иногда встречающийся и в центральной России. По смыслу он очень близок к Mock Turtle, так как приготовляется не из зайца, а из чего-то другого, — если не ошибаюсь, из говядины. Слово это удовлетворяло бы трем из четырех поставленных требований. Правда, Зайца, даже “фальшивого”, никак не свяжешь с морем. Таким образом, важнейшее, второе условие не было бы выполнено. Да и известно это блюдо все-таки не всем, так что и четвертое условие было бы выполнено лишь относительно. К тому же в “Стране чудес” есть уже Мартовский Заяц и Белый Кролик. “Не слишком ли много “зайцев” для одной коротенькой книжки?” — подумала я и отказалась от Фальшивого Зайца.Русским “аналогом” к Mock Turtle стал для меня Под-Котик.«Наконец Королева бросила игру и, переводя дыхание, спросила Алису:
— А видела ты Под-Котика?
— Нет, — сказала Алиса. — Я даже не знаю, кто он такой.
— Как же, — сказала Королева. — Это такой зверь. Из него делают шапки и муфты “под котик”.
— Никогда не слыхала, — сказала Алиса».Под-Котик удовлетворяет всем четырем условиям, которые представлялись мне весьма важными. Имя это мужского рода. Оно естественно и легко связывается с морем и всяческой морской игрой. (“Однажды, — говорит с глубоким вздохом Под-Котик, — я был настоящим Котиком”. А когда Под-Котик сетует, что не мог заниматься, наряду с французским, стиркой, Алиса ему замечает: “Зачем вам стирка? Ведь выжили на дне морском”. И морская кадриль танцуется на морском берегу, и много-много других деталей связывают русского Под-Котика с морем). Под-Котик, конечно, подделка, и, наконец, — что особенно важно, — имя это опирается на хорошо известные нам реалии. Кто из нас не носил шапок и воротников “под котик”, кто не видел многочисленных шубок “под котик”? (По вполне понятным соображениям шубки и воротники были исключены из этимологии английской Королевы, не знающей, конечно, что такое суровая зима.)

Конечно, Под-Котик — не наилучший аналог к Mock Turtle. Увы, другого у меня не было. Идеальные, “полные” параллели вообще попадаются в переводческом деле редко. Тут почти всегда встречаешься либо с “недобором”, либо с “перебором” — круг понятий и ассоциаций, связанных с тем или иным именем (или даже словом) в двух разных языках, почти никогда не совпадает точно, линия к линии. Никто, пожалуй, не понимает это так хорошо, как сам переводчик. Что же, стараешься “компенсировать”, как только представляется к этому возможность…

Как выглядит русский Под-Котик? Вот Mock Turtle у Тенниела изображен в виде черепахи с телячьей головой и хвостом, задние ноги у него телячьи, с копытами, а передние — черепашьи. А Под-Котик, если б его рисовать, должен бы быть морским котиком с кроличьей головой и хвостиком. Спереди у него должны бы быть ласты, как у котика, а сзади — кроличьи лапки (“Это что?” — спрашиваем мы в магазине. “Кролик под котик”, — отвечают нам равнодушные продавцы). Не знаю, возникает ли в воображении у читателя такой образ, у меня же он безусловно был.


Беседа Нины Демуровой с Александрой Борисенко (Фрагмент из книги Нины Демуровой «Картинки и разговоры. Беседы о Льюисе Кэрролле».(Вита Нова, 2008):

А. Борисенко. В софийской «Алисе» были чудесные находки. Очень жалко Под-Котика**. На мой взгляд, Под-Котик — это идеальный перевод. Это очень кэрролловская шутка! Черепаха Квази в «Литпамятниках», при том, что у нас не очень распространен черепаховый суп, совсем не дает этого ощущения. Это надо очень долго объяснять, а Под-Котик — сразу понятно.
Н. Демурова. Да, в те времена все мы хорошо знали, что такое «под котик».
А. Борисенко. Да и сейчас всем понятно…
Н. Демурова. Были шапка «под котик», муфта «под котик» и т. д.
А. Борисенко. Во всяком случае, логика языка подсказывает — под… котик. А с Черепахой Квази эта логика не работает.
Н. Демурова. Да, но зато работает другая логика. Вы забываете, что даже английским читателям Гарднер должен был объяснять, что такое “mock-turtle soup”. Там давно уже забыли, что такое настоящий черепаховый суп, а уж «поддельный» черепаховый суп, который варится из телятины, — тем более.

Примеч. Н. Демуровой:
** — Так свободно был «переведен» в софийском издании кэрролловский Mock-Turtle. Конечно, это персонаж сугубо русский. Но по «идее» — на удивление схожий с созданным Кэрроллом Mock-Turtle. В академическом издании, где использовались иллюстрации Тенниела и в примечаниях раскрывалась история этого персонажа, пришлось заменить его на Черепаху Квази. Тех, кого это заинтересует, отсылаю к своей статье «О переводе сказок Кэрролла» в «Литпамятниках».

 

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘Давай продолжим игру,’ сказала Королева Алисе; и Алиса была слишком испугана, чтобы сказать хоть слово, но медленно пошла за ее спиной к площадке для крокета.

Остальные гости воспользовались отсутствием Королевы, и отдыхали в тени: однако как только они увидели ее, они поспешили вернуться к игре, когда Королева просто заметила, что минутная заминка будет стоить им жизни <«их жизней»>.
Все время, пока они играли, Королева ни разу не прекратила ссориться с остальными игроками, и кричать: «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!». Те, кого она приговаривала, брались под стражу солдатами, которые, конечно же, были вынуждены перестать быть воротами, чтобы сделать это, так что к концу получаса или около того не осталось ни одних ворот, и все игроки, за исключением Короля, Королевы и Алисы, находились под стражей и были приговорены к казни.

Тогда Королева прекратила игру, совершенно запыхавшись, и спросила Алису, ‘Ты уже видела Псевдо-Черепаху?’
‘Нет,’ сказала Алиса. ‘Я даже и не знаю, кто такой этот Псевдо-Черепаха.’
‘Это то, из чего делают Псевдо-Черепаший суп,’ сказала Королева.
‘Я ни разу не видела и ни разу не слышала о таком,’ сказала Алиса.
‘Тогда пойдем,’ сказала Королева, ‘и он расскажет тебе свою историю.’
Когда они вместе уходили, Алиса услышала, как король сказал тихим голосом, /обращаясь/ ко всем собравшимся в целом, ‘Вы все помилованы.’ ‘Ну, это хорошо <«хорошее событие»>!’ сказала она про себя, потому что она чувствовала себя совершенно несчастной от того количества казней, которые приказала /совершить/ Королева.

Очень скоро они подошли к Грифону , который лежал и крепко спал на солнышке. (Если вы не знаете, что такое Грифон, взгляните на картинку.) ‘Вставай, лентяй!’ сказала Королева, ‘и отведи эту юную леди встретиться с Псевдо-Черепахой и выслушать его историю. Я должна вернуться и проследить за теми казнями, которые я распорядилась /совершить/’; и она ушла, оставив Алису наедине с Грифоном. Алисе не очень-то нравился вид этого создания, но, в общем и целом, она подумала, что было бы так же безопасно остаться с ним, как и пойти вслед за той разъяренной Королевой; поэтому она ждала.

Грифон поднялся и потер глаза: затем он проследил взглядом за Королевой, пока та не скрылась из виду: после чего он фыркнул. ‘Как смешно!’ сказал Грифон, /обращаясь/ не то к самому себе, не то к Алисе.
‘Что смешно?’ сказала Алиса.
‘Как же, она,’ сказал Грифон. ‘Это все ее воображение, это /все/: они никого и никогда не казнят, знаешь ли. Пойдем!’
‘Все здесь говорят: «пойдем!»,’ подумала Алиса, пока она медленно шла вслед за ним: ‘Мною никогда столько не командовали/помыкали за всю мою жизнь, никогда!’

Они не далеко ушли <= прошли совсем немного>, прежде чем увидели Псевдо-Черепаху вдалеке <«на расстоянии»>, который сидел, печальный и одинокий, на маленьком выступе на скале, и, когда они подошли поближе, Алиса смогла расслышать, как он вздыхает так, словно сердце у него разрывалось. Она от души его пожалела. ‘Какая у него скорбь <= о чем он скорбит>?’ спросила она у Грифона, а Грифон ответил почти что теми же словами, что и прежде, ‘Это все его воображение, это /все/: у него нет никакой скорби <= ему не о чем скорбеть>, знаешь ли. Пойдем!’

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

„Пойдешь теперь доигрывать партию», обратилась к Соне Червонная Краля.
А Соня, глядя на них, так перетрусила, что стоит сама не своя, и молчком побрела, за Кралей.

Тем временем игроки, пользуясь отсутствием Крали, расположились под деревьями отдыхать. Лишь завидели они ее, повскакали с мест, и назад к крокету! а Червонная Краля ну их подгонять!

Вдруг Червонная Краля раскрасневшись, запыхавшись, говорит Соне: „а видела ты мой зверинец?»

«Нет», отвечала Соня, «что это за зверинец?»

„А вот увидишь; все они идут ко мне на кухню.»

„Такого зверинца я никогда не видывала», говорит Соня.

„Ну, так увидишь; пойдем, они сами тебе расскажут про себя.»

Первый попавшийся им зверь был грифон. Прикрывшись на солнце, он спал, свернувшись клубком. (Если не знаете, что за зверь Грифон, взгляните на картинку).
«На ноги, лентяй?» закричала на него Червонная Краля. „Сведи эту барышню к телячьей головке. И она бросила Соню одну, глаз на глаз с грифоном.
Соня крепко не понравилась наружность этого зверя; однако, подумавши, она решила, что вернее, пожалуй, остаться с ним, чем идти за этой свирепой Червонной Кралей. Стала Соня и ждет.

Грифон протер себе глаза, поглядел Крале вслед и, когда она скрылась из виду, загоготал: „шутиха!» не то про себя, не то вслух.

„Кто это шутиха?» спросила Соня.

„Конечно, она!» сказал грифон. Все у нее одно воображение!…. все грозит, снести голову! никому никогда не сносили головы — все целехоньки! ну, как же не шутиха! иди сюда!»

„Отроду так мною не командовали!»‘ думает Соня и потихоньку пошла за грифоном.

Немного они прошли, как завидели «телячью головку». Из брони черепахи торчала телячья голова; хвосты и задние ноги — теленка, передние лапы — черепахи. Грустно и одиноко сидела она на обломке скалы. Подойдя к ней поближе, Соня слышит: вздыхает телячья головка, будто сердце у нее надрывается.
Разжалобилась Соня над ней. «О чем она грустит?» спрашивает она грифона, а грифон говорит: „все это у нее одно воображение, никакого горя у нее нет. Подойдем к ней.»

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

— Пойдем играть, — сказала королева Алисе, которая была до того испугана, что не могла произнести ни слова и молча последовала за ней.

Гости, воспользовавшись уходом королевы, бросили игру и сели отдыхать в тиши; но, увидав, что она возвращается, они тотчас же, спеша, вернулись на крокетное поле и снова принялись играть. А королева спокойно заметила, что за такой несвоевременный отдых они могут поплатиться жизнью.

Во все время игры она постоянно ссорилась с другими игроками и то и дело кричала: Долой ему голову! или — долой ей голову! Солдаты, изображавшие ворота, должны были теперь стоять на карауле? около осужденных и потому число ворот стало быстро уменьшаться. Через полчаса не осталось уже ни одного, а все присутствующее, за исключением короля, королевы и Алисы, лежали на земле, приговоренные к смертной казни.

Тогда королева, задыхавшаяся от гнева и усталости, наконец перестала играть и спросила: — Видела ты поддельную черепаху, то есть телячью головку, приготовленную в виде черепахи?

— Нет, не видала, — ответила Алиса.

— Из нее делают суп на манер супа из черепахи, — продолжала королева. — Пойдем к ней. Она расскажет тебе свою историю.

Идя за королевой, Алиса услыхала, как король, обратившись к арестованным нагнувшись и робко озираясь кругом, тихонько проговорил:
— Вы все помилованы.
— «Слава Богу!» — подумала Алиса.
Ей было очень жаль несчастных, приговоренных королевою к смерти.

Вскоре королева и Алиса набрели на грифа, крепко спавшего на солнышке (Если вы не знаете, что такое гриф посмотрите на картинку).
— Вставай, лентяй! — крикнула королева, — и отведи эту молодую особу к поддельной черепахе. Пусть та расскажет ей свою историю. А я должна уйти и проверить казни.
И она ушла, оставив Алису одну с грифом.
Он казался ей очень страшным, но, подумав, она нашла, что, пожалуй, будет безопаснее остаться даже с ним, чем идти за этой свирепой королевой.

Гриф сел и протер глаза. Потом он посмотрел на отошедшую уже далеко королеву и усмехнулся.
— Потеха! — сказал он не то про себя, не то Алисе.

— Про что это ты говоришь? — спросила Алиса.

— Про королеву, — ответил гриф. — Такая смешная! Ведь сколько народу приговаривает  она к наказанию, даже к смерти, а никогда не казнят никого. Ну, идем!

«Все говорят здесь: ну, идем, и все здесь много командуют», — подумала Алиса, медленно шагая за грифом.

Они шли недолго и вскоре увидали поддельную черепаху.  Грустная и одинокая сидела она на небольшом выступе утеса. А когда они подошли ближе, Алиса услыхала, что черепаха вздыхает так тяжело, как будто у нее разрывается сердце на части. И Алисе стало очень жаль ее.
— Какое у нее горе? — спросила она у грифа.
— Никакого горя у нее нет, одно только воображение! — ответил гриф. — Все это она выдумывает. Идем!

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— Пойдем продолжать игру, — сказала Королева Алисе, и Алиса была слишком испугана, чтобы возражать. Тихо последовала она за Королевой к крокетному полю.

Остальные гости, воспользовавшись отсутствием Королевы, отдыхали в тени, но как только заметили ее, бросились назад к игре, так как Королева промолвила мимоходом, что опоздавшие на минуту поплатятся за это жизнью.

В продолжены всей игры Королева не переставала ссориться с другими игроками и кричать:

— Долой ему голову! — или: — Долой ей голову!

Осужденных тотчас же брали под стражу солдаты и, таким образом, не могли больше исполнять роли ворот. Через какие-нибудь полчаса не осталось ни одних ворот, и все игравшие, за исключением Короля, Королевы и Алисы, находились под стражей и были приговорены к смертной казни.

Тогда, наконец, Королева перестала кричать, совсем запыхавшись, и спросила Алису:

— Ты еще ни видала Черепаху из телячьей головки?

— Нет, — отвечала Алиса, — я даже не понимаю, что это значит: черепаха из телячьей головки?

— Это та самая телячья головка, из которой варят суп и выдают его за черепаховый, — пояснила Королева.

— Я никогда ничего подобного не видала и не слыхала, — заметила Алиса.

— Ну, так пойдем, — сказала Королева, — и она расскажет тебе свою историю.

В то время, как они вдвоем уходили, Алиса услыхала, что Король тихо сказал оставшимся:

— Вы все помилованы.

— Вот, как отлично! — подумала Алиса, чувствовавшая себя ужасно несчастной от множества предстоявших казней.

Они очень скоро набрели на Грифа, крепко спавшего на солнышке. (Если вы не знаете, что такое Гриф, посмотрите на картинку).

— Вставай, лентяй! — сказала Королева, — покажи этой юной девице Черепаху из телячьей головки и заставь Черепаху рассказать ей свою историю. А я должна вернуться,

И она ушла, оставив Алису одну с Грифом.

Вид Грифа не особенно нравился Алисе, но она подумала, что, в сущности, оставаться с ним не менее безопасно, чем идти за этой злющей Королевой. Поэтому она стала ждать.

Гриф приподнялся и протер себе глаза. Потом стал смотреть вслед Королеве, пока она не скрылась из глаз, и тогда отрывисто рассмеялся.

— Вот умора! — произнес Гриф, обращаясь не то к самому себе, не то к Алисе.

— В чем умора? — спросила Алиса.

— Да она-то, — отвечал Гриф, — Ведь всё только себе воображает: вы же знаете, там никогда никого не казнят. Ну, идем!

— Все здесь говорят: „Ну, идем! “ — подумала Алиса, медленно следуя за Грифом. — Никогда за всю мою жизнь мною так не командовали, никогда.

Недолго они шли, как увидали в некотором отдалении Черепаху из телячьей головки, сидевшую печально и одиноко на гряде небольших скал. Приблизившись, Алиса расслышала, как Черепаха вздыхала, точно у нее сердце разрывалось на части. Алиса почувствовала к ней глубокую жалость.

— В чем ее горе? — спросила она Грифа, и Гриф ответил ей приблизительно в тех же выражениях, как и первый раз:

— Это все ее воображение: никакого горя у нее нет. Идем!

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  — А ты знакома с нашими Черепахой и Грифоном? — спросила её Червонная дама.
— Нет, — ответила Алиса. — А что это такое «Грифон»?
— А это зверь, которого рисуют на гербах и изображением которого прежде украшали дома и садовые решётки! Пойдём, я тебя к ним проведу!
Червонная дама оставила короля и всю свою процессию и, взяв Алису за руку, повела её куда-то далеко, в самую глубь сада. Там, на широкой полянке, Алиса увидела Грифона, мирно лежавшего на травке и гревшегося на солнышке. Червонная дама толкнула его ногой.
— Ну ты, ленивое создание! — сказала она. — Вставай! Возьми эту девочку и проведи её к Черепахе! Живо! А мне ещё нужно возвратиться к своим подданным и исполнить много важных дел! Прикажи от моего имени Черепахе, чтобы она рассказала этой барышне свою трогательную историю!
Она повернулась и важно отправилась обратно, оставив Алису одну с Грифоном.
Алиса с любопытством оглядела со всех сторон Грифона. Он не очень ей понравился. У него было тело львицы, а голова, крылья и передние лапы — птичьи. Тем не менее она стала ожидать, что будет дальше.
Грифон окончательно продрал глаза, потянулся, расправил крылья и, выждав, когда Червонная дама скрылась из виду, с усмешкой произнёс:
— Потеха!
— В чём потеха? — спросила Алиса.
— Да во всём потеха! — ответил Грифон. — Много здесь любят разговаривать. Грозятся всем снести головы, а никому ещё не снесли. Строгости много, а порядка нет. Посадить бы их на какой-нибудь дом для украшения и заставить простоять там без движения целые двести или триста лет, тогда бы они узнали!.. Пойдём!

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — Давайте продолжать игру, — сказала Королева, обратившись  к Ане. И Аня была так перепугана, что безмолвно  последовала  за ней по направлению  к  крокетной  площадке.

Остальные  гости, воспользовавшись  отсутствием  Королевы,   отдыхали   в   тени деревьев. Однако  как  только  она  появилась,  они  поспешили вернуться к игре, причем Королева вскользь заметила, что  будь дальнейшая задержка, она их всех казнит.

В продолжение всей игры Королева не переставая ссорилась то с  одним,  то  с  другим  и  орала:  «Отрубить  ему   голову».
Приговоренного уводили солдаты, которые при этом должны  были, конечно, переставать быть дугами, так что не прошло и полчаса, как на площадке не оставалось более ни одной дужки, и уже  все игроки, кроме королевской  четы  и  Ани,  были  приговорены  к смерти.

Тогда, тяжело переводя дух, Королева обратилась к Ане:
— Ты еще не была у Чепупахи?

— Нет, — ответила Аня. — Я даже не знаю, что это.

— Это то существо, которого варится поддельный черепаховый суп, — объяснила Королева.

— В первый раз слышу! — воскликнула Аня.

— Так пойдем, — сказала Королева. — Чепупаха расскажет тебе свою повесть.

Они вместе удалились, и Аня  успела  услышать,  как  Король говорил тихим голосом,  обращаясь  ко  всем  окружающим:  «Все прощены».
«Вот это хорошо, — подумала Аня. До этого ее очень угнетало огромное число предстоящих казней.

Вскоре они набрели на Грифа, который спал на солнцепеке.
— Встать, лежебока! — сказала Королева. — Изволь  проводить барышню к Чепупахе, и пусть та расскажет ей  свою  повесть.  Я должна вернуться, чтобы присутствовать при нескольких  казнях, которые я приказала привести в исполнение немедленно.
И она ушла, оставив Аню одну с Грифом.
С  виду  животное  это  казалось  пренеприятным,   но   Аня рассудила, что все равно, с кем быть — с ним, или со  свирепой Королевой.

Гриф сел и протер  глаза.  Затем  смотрел  некоторое  время вслед Королеве, пока та не скрылась, и тихо засмеялся.
— Умора! — сказал Гриф не то про себя, не  то  обращаясь  к Ане.

— Что умора? — спросила Аня.

— Да вот она, — ответил Гриф, потягиваясь.  —  Это,  знаете ль, все ее воображенье: никого ведь не казнят. Пойдем!

— Все тут говорят — пойдем! Никогда меня  так  не  туркали, никогда!

Спустя несколько минут ходьбы они увидели  вдали  Чепупаху, которая сидела грустная  и  одинокая  на  небольшой  скале.  А приблизившись, Аня расслышала ее  глубокие,  душу  раздирающие вздохи. Ей стало очень жаль ее.
— Какая у нее печаль?  —  спросила  она  у  Грифа,  и  Гриф отвечал почти в тех же словах,  что  и  раньше:  «Это  все  ее воображенье. У нее, знаете, никакого и горя нет!».

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— Будем продолжать игру! — сказала Королева Алисе,— и та слишком испуганная всем происшедшим, молча последовала за пей на площадку.

Остальные гости воспользовались отсутствием Королевы и расположились на отдых в тени. Но в тот момент, как они заметили Королеву, они немедленно поспешили занять свои места — причем Королева не преминула обронить, что минута промедления будет стоить им жизни.

Все время, пока длилась игра, Королева не переставала ссориться со своими гостями и орать: «Отрубить ему голову! Отрубить ей голову!»
Те, кого она приговаривала, немедленно уводились солдатами, которым, разумеется, приходилось поступаться своими обязанностями «ворот». Так что не прошло и получаса, как на площадке не осталось ни одних ворот, а все игроки за исключением Короля, Королевы и Алисы находились в заключении и под угрозой смертной казни.

Королева, наконец, успокоилась (совершенно выбившись из сил) и спросила Алису:
— Ты еще не видала Фальшивой Черепахи?

—- Нет! — сказала та.— Я даже не знаю, что такое Фальшивая Черепаха.

— Это то, из чего делают черепаховый суп,— сказала Королева.

— Я ни разу не видала ее и не слыхала о ней!— сказала Алиса.

— Тогда идем,— сказала Королева,— и пусть она расскажет тебе свою историю.

Когда они уходили, Алиса слышала, как Король тихо сказал всем заключенным:
— Вы прощены.
— Ну, вот, это дело!— подумала Алиса, потому что многочисленность смертных приговоров ее сильно удручала.

Вскоре они набрели на Грифона, крепко спавшего на солнце. (Если вы не знаете, что такое Грифон, поглядите на картинку, в начале этой главы).
— Вставай, ленивое животное,— сказала Королева,— и сведи молодую девицу к Фальшивой Черепахе. Пусть та расскажет ей свою историю. А мне надо вернуться, чтобы присмотреть за выполнением кое-каких приговоров…
И она ушла, оставив Алису наедине с Грифоном. Вид его был не особенно по душе Алисе, но она решила, что остаться с ним будет нисколько не, опаснее, нежели последовать за кровожадной Королевой. И она стала ждать.
Грифон сел на задние лапы и протер глаза; потом стал смотреть вслед Королеве, пока та не скрылась из виду; затем фыркнул.

— Потеха!— сказал он наполовину про себя, наполовину в сторону Алисы.

— Что — потеха?— спросила Алиса.

— Она, конечно!— сказал Грифон.— Это все ее фантазия. У нас никогда никого не казнят. Ну, идем!

— Все до единого говорят здесь: идем! — подумала Алиса, медленно следуя за Грифоном.— Мною еще никогда нигде так не командовали, как здесь… Никогда!

Пройдя небольшое расстояние, они заметили в отдалении Фальшивую Черепаху, которая сидела на камне в печальном одиночестве. С каждым шагом Алиса слышала все явственнее, как из ее груди вырываются душу раздирающие вздохи.
— Почему она в таком горе?— спросила Алиса у Грифона, и Грифон ответил почти теми же словами, что раньше:
— Это все ее фантазия! У ней нет ровно никакого горя. Идем!

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       — Продолжай игру! — приказала Королева Алисе.
И Алиса была так испугана, что не осмелилась промолвить ни слова и медленно последовала за ней к крокетной площадке.

Гости воспользовались не без выгоды для себя отсутствием Королевы и отдыхали в тени. Однако в тот же миг, как показалась Королева, они поспешно занялись игрой. Королева только мимоходом заметила, что секунда промедления будет стоить виновным жизни…

В течение всей игры Королева ни на минуту не переставала ссориться с другими игроками и то и дело орала: «Долой ему голову!» или «Долой ей голову!» Тех, кого она приговаривала к смерти, сейчас же брали под караул солдаты, которые, разумеется, чтобы проделать это, переставали быть «воротами». Так что через полчаса или около того совершенно не осталось ворот, и все игроки, за исключением Короля, Королевы и Алисы, были взяты под стражу и приговорены к казни.

Королева наконец прекратила это занятие и, совершенно запыхавшись, сказала Алисе:
— Ты ещё не видела Мок-Тартля — Фальшивой Черепахи?

— Нет, — ответила Алиса. — Я даже не знаю, кто такой Мок-Тартль — Фальшивая Черепаха!

— Это то, с чем делают суп из Телячьей Головки, — объяснила Королева.

— Я никогда не видела его и не слышала о нём, — ответила Алиса.

— Тогда идём, — приказала Королева, — и он расскажет тебе свою историю.

Когда они уходили вместе, Алиса услышала, как Король тихо, сказал всему обществу:
— Вы прощены!
«Вот это хорошо!» — подумала Алиса, потому что она чувствовала себя очень несчастной, видя такое множество осуждённых Королевой на казнь.

Вскоре они подошли к Грифону, который крепко спал на солнечном припёке. (Если вы не знаете, кто такой Грифон, то посмотрите на картинку.)
— Встань, лентяй, — сказала Королева, — и помоги этой молодой леди увидеть Мок-Тартля и услышать его историю. Я же должна вернуться и присутствовать при исполнении назначенных мною казней. — И она ушла, оставив Алису вдвоём с Грифоном.
Наружность его не особенно понравилась Алисе, но она решила, что последовать за свирепой Королевой нисколько не безопасней, чем остаться с Грифоном; поэтому она осталась.
Грифон приподнялся и протёр глаза. Он смотрел вслед Королеве, пока она не скрылась из виду, затем тихо засмеялся.

— Потеха! — сказал Грифон наполовину самому себе, наполовину Алисе.

— Что — потеха? — спросила Алиса.

— Она, конечно, — сказал Грифон. — Это всё её выдумки: тут, знаешь ли, никогда никого не казнят. Идём!

«Каждый здесь говорит: «Идём!» — думала Алиса, медленно идя за Грифоном. — Мне никогда столько не приказывали за всю мою жизнь, никогда!»

Не успели они немного отойти, как увидели в отдалении Мок-Тартля — Фальшивую Черепаху, который печально и одиноко сидел на обломке скалы. Когда они подошли ближе, Алиса услышала, как он вздохнул, словно сердце его было разбито. Она глубоко ему посочувствовала.
— Отчего он тоскует? — спросила она Грифона.
И Грифон ответил почти теми же словами, что и раньше:
— Это всё его выдумки: у него, знаешь ли, нет никакого горя. Идём!

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— Вернемся к игре! — сказала Королева Алисе. Алиса была так напугана, что не произнесла ни слова и молча поплелась за Королевой на крокетную площадку.

Остальные игроки, воспользовавшись отсутствием ее величества, расположились на отдых в тени, но едва она показалась, как они немедленно возобновили игру. Промедление было смерти подобно — Королева мимоходом заметила, что кто хоть чуточку опоздает, будет казнен без опоздания.

Игра пошла по-прежнему: Королева не переставала со всеми спорить, скандалить и кричать: «Отрубить (соответственно, ему или ей) голову!»
Солдаты брали под стражу приговоренных: разумеется, для этого им приходилось покидать свои посты, и в результате не прошло и получаса, как ворот вообще не осталось, а все, кто пришел повеселиться, были арестованы и ожидали казни.

Тут Королева наконец решила передохнуть (она порядком запыхалась) и сказала Алисе:
— Уже видела Рыбного Деликатеса?

— Нет, — ответила Алиса. — Даже не слышала про такого!

— Из него готовят рыбацкую уху и многое другое, — объяснила Королева

— Очень интересно, — сказала Алиса.

— Тогда идем, — приказала Королева, — он сам все расскажет.

Уходя, Алиса успела услышать, как Король тихонько сказал, обращаясь ко всему обществу сразу:
— Вы помилованы.
«Ну вот, это совсем другое дело!» — радостно подумала она. Все эти бесчисленные приговоры сильно ее огорчали.

Вскоре они с Королевой наткнулись на Грифона, крепко спавшего на самом солнцепеке.
— Вставай, ленивая тварь, — сказала Королева, — и отведи юную леди к Деликатесу! Пусть он ей расскажет свою историю. А мне надо вернуться и присмотреть за домашними делами. Я там распорядилась кое-кого казнить.
Она ушла, и Алиса осталась наедине с Грифоном. Хотя наружность чудовища не слишком пришлась Алисе по душе, она подумала, что его общество ничуть не опаснее, чем общество кровожадной Королевы. И она решила подождать.

Грифон приподнялся, сел и протер глаза; он долго смотрел вслед Королеве, а когда она окончательно скрылась из виду, фыркнул.
— Комедия! — сказал он, то ли про себя, то ли обращаясь к Алисе.

— Где комедия? — спросила Алиса.

— Да вон пошла! — сказал Грифон. — Все ведь одна комедия! У нас тут никто никого не казнит, не волнуйся. Пошли!

«Только и слышишь: „Пошли! Пошли!“ — думала Алиса, неохотно следуя за Грифоном. — Все кому не лень командуют! Прямо загоняли меня тут».

Они прошли совсем немного, и вот уже в отдалении показалась поникшая фигура Деликатеса. Он в грустном одиночестве сидел на обломке прибрежной скалы, и далеко разносились его душераздирающие стенания и вздохи. Алисе стало его ужасно жалко.
— У него какое-то большое горе? — спросила она Грифона. — Кто его обидел?
Грифон отвечал ей почти теми же самыми словами, что и раньше:
— Какое там горе! Одна комедия! Никто его не обидит, не волнуйся! Пошли!

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

— Продолжим-ка игру, — обратилась Королева к Алисе. Перепуганная Алиса слова не могла в ответ вымолвить и молча поплелась вслед за Королевой на крокетную площадку.

Прочие гости воспользовались отсутствием Королевы и отдыхали в холодке. Но, завидя ее, они тут же бросились на площадку, а Королева только упомянула, что малейшее промедление может стоить им жизни.

Пока шла игра, Королева без умолку ссорилась с игроками и кричала: «Снять с него голову! Снять с нее голову!» Приговоренных солдаты брали под стражу и уводили в сторонку, разумеется, переставая при этом изображать воротца на площадке. Так что через полчаса все воротца кончились, а все игроки, кроме Королевы, Короля и Алисы, оказались под стражей в ожидании казни.

Только тогда Королева перевела дух и спросила Алису:
— Ты еще не видела Черепаху-Телячьи-Ножки?

— Нет, — ответила Алиса. — Я даже не знаю, кто это такой.

— Из него делают черепаховый суп, — пояснила Королева.

— Никогда не видела, ничего не слышала, — сказала Алиса.

— Так пошли, — сказала Королева. — Он  расскажет тебе свою историю.

Уходя вместе с Королевой с площадки, Алиса услышала, как Король вполголоса сказал всему обществу:
— Вы помилованы!
«Вот хорошо!» — подумала она. Ее ужасно огорчало, что столько народу собираются казнить.

Вскоре они увидели Грифона, который лежал на солнышке и спал. (Если вы не знаете, кто такой Грифон, посмотрите на картинку.)
— Проснись, лентяй! — сказала Королева. — Отведи эту юную леди к Черепахе-Телячьи-Ножки. Пусть она на него посмотрит и послушает его историю. А я должна вернуться. Я там казни назначила, так надо приглядеть.
С этими словами Королева ушла, оставив Алису с Грифоном. Алисе это существо на вид не понравилось, но, вообще говоря, остаться с ним было не более опасно, чем следовать за свирепой Королевой. И Алиса осталась.

Грифон сел, протер глаза, подождал, пока Королева скроется вдали, и хихикнул: «Потеха!» — наполовину себе, наполовину Алисе.

— Что потеха? — спросила Алиса.

— Да она, — сказал Грифон. — Это все одно воображение. Никогда и никого здесь не казнят. Пошли!

«И все-то тут командуют. Пошли да пошли! — думала Алиса, следуя за ним.- В жизни мной столько не командовали!»

Шли они недолго, и вот вдали показался Черепаха-Телячьи-Ножки, одиноко и печально сидящий на обломке скалы. Подойдя поближе, Алиса услышала, что он вздыхает так, словно сердце его готово разорваться от горя. Ей стало жаль его.
— Почему он так вздыхает? — спросила она у Грифона. А Грифон ответил почти теми же словами, что и раньше:
— Это все одно воображение. Никаких у него печалей нету. Пошли!

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

—  Пошли, что ли, поиграем,- бросила Королева Алисе.
Алиса так перепугалась, что ничего не ответила и молча поплелась за Королевой на крокетную площадку.

Другие гости, пользуясь отлучкой Королевы, отдыхали в тени. Впрочем, как только она вернулась, все бросились по местам. Еще издали Королева закричала, что всем поснимает головы, а во время игры то и дело говорила игрокам: «Дурак, голову долой!» или: «Дура, голову долой!»

Приговоренные отправлялись в тюрьму в сопровождении солдат. Неудивительно, что через полчаса на площадке не осталось ни души. Все, кроме Короля, Королевы и Алисы, сидели за решеткой и ждали казни.

Только тогда Королева унялась и обратилась к Алисе:
—  Слушай-ка, ты уже видела М. М. Гребешка?

—  Нет,- сказала  Алиса.- Я и не знаю, что это за штука.

—  Кто, М. М. Гребешка? Это наша гордость. Он выдает себя за осетра, но его полный титул — Мускул Морского Гребешка,- ответила Королева.- Правда, красиво?

—  Очень! — согласилась Алиса.

—  Тогда пошли! — скомандовала Королева.- Он тебе расскажет свою историю.

Уходя, Алиса слышала, как Король тихонько шепнул осужденным на казнь:
—  Спасибо за внимание. Вы свободны.
«Ну вот! Это совсем другое дело!» — обрадовалась она. Честно говоря, ей было очень жаль тех, кому предстояло лишиться головы по милости Королевы.

Вскоре Королева и Алиса наткнулись на Грифона, дремавшего на солнышке (если вы не знаете, что собой представляет Грифон, посмотрите на картинку).
— Встать, бездельник! — закричала Королева.- Проводишь эту девочку. Она идет к Гребешку слушать его историю. Мне надо мигом вернуться: я назначила там несколько казней, надо лично проследить.
Королева ушла, и Алиса осталась с глазу на глаз с Грифоном. Он не очень-то ей понравился. «Но в конце концов, — подумала она,- еще неизвестно, кто опаснее, Грифон или эта очумевшая Королева».

Грифон сел и потер лапой глаза. Взглядом он проследил за уходящей королевой и, когда она скрылась из виду, фыркнул:
—  Так-с, — сказал он не то Алисе, не то сам себе.

—  Что? — спросила Алиса.

—  А-а…- неопределенно ответил Грифон и махнул лапой вслед Королеве. — И чего она дурью мается? Отродясь у нас никого не казнили. Ну, потопали!

«Один говорит «Двинули!», другой — «Потопали!»- подумала Алиса и не спеша последовала за Грифоном.- Все командуют…»

Шли они недолго и очень скоро увидели Гребешка. Он, пригорюнившись, сидел на камушке, и, подойдя поближе,  Алиса услышала его душераздирающие вздохи.
—  Отчего он такой грустный? — сочувственно спросила Алиса.
А Грифон ответил почти так же, как и в первый раз:
—  А-а… Дурью мается… Отродясь ему не было грустно. Ну, потопали!

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— Продолжим игру, — сказала Королева. Алиса струсила не на шутку, она поняла, что с Королевой шутки плохи, — и покорно поплелась за ней следом.

Игроки, воспользовавшись отсутствием Королевы, тут же развалились в тенечке. Но как только Королева появилась на площадке, все опрометью бросились к своим местам. Все знали, что за промедление каждый будет без промедления казнен.

Игра началась. И снова начались ссоры, крики, вопли. Королева то и дело делала знаки солдатам:
— Этому! Этой! Оторвать! Этому! Этой! Голову!
Солдаты, изображавшие воротца, мгновенно выпрямлялись и арестовывали приговоренных.
Вскоре все воротца превратились в солдат, а все игроки — в арестованных. После этих превращений на площадке остались лишь Король, Королева и Алиса.

Королеве тут же наскучила игра. Она обернулась к Алисе и спросила:
— Ты знакома с Телепахой?

— Н-нет, — ответила Алиса. — А кто это?

— Это наполовину теленок, а наполовину черепаха. Из ее телячьих ножек получается отличный черепаховый суп.

— В первый раз слышу, — удивилась Алиса.

— Пошли, — бросила Королева на ходу. — Сама увидишь, сама услышишь.

Уже уходя, Алиса услышала шепот Короля: «Всех арестованных прошу разойтись!»
«Как хорошо», — подумала Алиса, которая очень жалела всех приговоренных Королевой.

Вскоре они увидели странное существо — наполовину грифа, наполовину дракона — Грифона. Он дремал на солнышке.
— А ну вставай, бездельник! — растолкала его Королева. — Отведешь девочку к Телепахе. Пусть развлечет ее своими историями. А у меня дел по горло — головы кое-кому поотрывать. — И она удалилась.
Алисе было страшновато оставаться с глазу на глаз со страшилищем Грифоном, но она все же была рада избавиться от злобной Королевы.

— Ну, цирк! — хмыкнул Грифон.

— Где цирк? — не поняла Алиса.

-Да она, — кивнул Грифон вслед Королеве, — представление устраивает. Где ей голову оторвать, просто морочит голову, вот и все. Ну, потопали.

«Все тут только и знают таскать меня за собой, — ворчала про себя Алиса, плетясь за Грифоном. — Никогда в жизни мной столько не командовали!»

Они прошли совсем немного и увидели Телепаху, понуро сидящую на огромном валуне у самого моря. Она так жалобно вздыхала, что сердце у Алисы готово было разорваться от жалости.
— У нее большое горе? — спросила она Грифона.
Грифон снова, как и в первый раз, хмыкнул:
— Представление устраивает. Прямо цирк!

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

«Возвращаемся к игре», — сказала Алисе Королева. Та была слишком напугана, чтобы отвечать, и молча поплелась за ней к крокетной площадке.

Гости, оказывается, воспользовались уходом Королевы и сидели в тени; увидев ее, они вскочили и побежали играть. Королева на это заметила только, что минута промедления будет стоить им жизни.

Пока они играли, она поминутно ссорилась то с одним, то с другим, и кричала: «Голову ему долой!» или «Голову ей долой!»
Тех, кто уже получил приговор, брали под стражу солдаты, которые при этом, конечно, уже не могли работать воротами. Так что через полчаса ни одних ворот не осталось, а все игроки были под стражей и приговорены к высшей мере, исключая Короля, Королеву и Алису.

Тогда, наконец, Королева оставила любимое занятие и, еще тяжело дыша от возбуждения, обратилась к Алисе: «Видела Телепаху?»

«Нет, — сказала Алиса. — Я даже не знаю, что это такое».

«Это одна такая телятина, из которой подделывают черепаховый суп», — ответила Королева.

«Не видела и не слышала», — сказала Алиса.

«Тогда пошли, — сказала Королева, — послушаешь ее историю».

И они ушли — как раз вовремя: Алиса успела услышать, как Король тихо сказал, не обращаясь ни к кому в отдельности: «Вы все пока что помилованы!» — «Ну хоть это хорошо! » — сказала она себе, так как ее очень заботили неисчислимые казни, которые назначила Королева.

Скоро перед ними предстал Грифон. Впрочем, он не стоял, а лежал и спал крепким сном на солнышке.
«Подъем, бездельник! — сказала Королева. — Отведи эту юную особу к Телепахе — пусть послушает ее историю. А я возвращаюсь присмотреть за своими казнями». И она ушла, оставив Алису наедине с Грифоном. Алисе его вид не очень понравился, но вообще-то, подумала она, с ним безопаснее, чем с этой дикаркой Королевой. Так что она осталась.

Грифон приподнялся и протер глаза. Затем он проследил, как Королева удаляется из виду. Затем фыркнул. «Ну и смех!» — сказал он, наполовину себе, наполовину Алисе.

«Что — смех?» — спросила Алиса.

«Да вот ЭТА, — сказал Грифон. — Это все ейные фантазии — никто никого никогда не казнит, ей-ей. Ладно, пошли!»

«Все здесь говорят: пошли! — подумала Алиса, покорно следуя за ним, — никогда мной столько не командовали, никогда в жизни!»

Они прошли чуть-чуть и увидели Телепаху. Она одиноко сидела вдалеке, пригорюнившись, на выступе скалы и вздыхала так, будто у нее сердце разрывалось. Алиса от души ее пожалела. «В чем ее печаль?»- спросила она Грифона, и тот ответил почти так же, как раньше: «Это все ейные фантазии — нет у ней никакой печали, ей-ей. Пошли!»

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

«Пошли играть», — сказала Королева уже Алисе.
Алиса так испугалась, что ни слова не могла произнести в ответ, лишь медленно последовала за ней на крокетное поле.

Гости, воспользовавшись отсутствием Королевы, отдыхали в теньке. Но стоило им завидеть ее, тут же поспешили вернуться к игре. Королева только буркнула, что еще одна секунда промедления стоила бы им жизни.

Во время игры Королева не переставала ругаться с гостями и орать: «Отрубить ему голову!!! Отрубить ей голову!!!» Тех, кого она приговаривала, арестовывали солдаты, переставая, конечно же, при этом быть дугами. Таким образом, примерно через полчаса не осталось ни одной дуги, и все игроки за исключением Короля, Королевы и Алисы были приговорены к смерти и арестованы.

Королева совершенно выбилась из сил и, остановившись, чтобы перевести дух, спросила у Алисы: «Ты еще не повидалась с Минтакрабом?»

«Нет», — ответила Алиса, — «Я даже не знаю кто это».

«Да это тот, из кого делают крабовые палочки и варят суп», — пояснила Королева.

«Я никогда не видела ни его… ни его головы», — добавила Алиса.

«Тогда пошли, и он расскажет тебе свою историю», — сказала Королева.

Когда они уходили, Алиса услышала, как Король потихонечку сказал толпе арестантов: «Вы все помилованы». «А вот это уже хорошо!» — подумала Алиса, ее страшно угнетало количество намеченных Королевой казней.

Вскоре они наткнулись на Грифона (для тех, кто не знает, объясняю — крылатого льва с орлиной головой), дремавшего на солнышке. «Вставай, лежебока! Проводи эту девочку к Минтакрабу, пусть послушает его историю. А мне нужно вернуться посмотреть ряд казней, назначенных мною на сегодня», — сказала Королева и удалилась, оставив Алису один на один с Грифоном. Внешность этого создания Алисе конечно не нравилась, однако с ним было куда безопаснее, чем со свирепой Королевой. Поэтому Алиса покорно ждала.

Грифон встал, протер глаза и, проводив взглядом Королеву, пока та не скрылась из виду, хихикнул. «Смехота!» — сказал он то ли себе, то ли Алисе.

«Что смехота?» — спросила Алиса.

«Да вон она», — ответил Грифон, — «Это все ее фантазия. Знаешь, ведь она никого и не казнит. Пошли!»

«Все тут только и говорят «пошли»,» — думала Алиса, не спеша следуя за ним, — «За всю мою жизнь, никогда раньше мною так не понукали! Никогда!»

Долго идти не пришлось. Вскоре они увидели Минтакраба, одиноко сидящего на небольшом обломке скалы. Подойдя ближе, Алиса услышала душераздирающие вздохи, и ей стало очень жаль его. «О чем он горюет?» — поинтересовалась Алиса у Грифона. На что тот ответил в том же духе, что и прежде: «Это все его фантазия. Знаешь, ведь ему и горя нет. Пошли!»

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

— Продолжим игру, — сказала Королева Алисе; Алиса была слишком напугана, чтобы сказать хоть слово, так что поплелась следом за ней обратно на площадку.

Остальные гости, воспользовавшись отсутствием Королевы, отдыхали в тени; однако, едва завидев ее, они поспешили вернуться к игре, в то время как Королева спокойно заметила, что малейшее промедление будет стоить им жизни.

Пока шла игра, Королева все время ссорилась с остальными игроками и кричала «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!»
Приговоренных ею брали под стражу солдаты, которые, разумеется, уже не могли при этом служить воротцами, так что где-то через полчаса воротцев больше не осталось, и все игроки, кроме Короля, Королевы и Алисы, были под арестом и ожидали казни.

Тут Королева остановилась, порядком запыхавшись, и спросила Алису: — Вы уже видели Якобы Черепаху?

— Нет, — ответила Алиса, — я даже не знаю, что это такое.

— Это то, из чего варят якобы черепаховый суп,[29] — сказала Королева.

— Ни разу такого зверя не видела, и даже не слышала о таких, — сказала Алиса.

— Тогда пошли, — сказала Королева, — и он сам расскажет свою историю.

Когда они отходили, Алиса услышала, как Король тихо сказал, обращаясь ко всей компании: «Вы все помилованы». «О, вот это здорово!» — сказала она себе, ибо чувствовала себя совсем несчастной из-за количества назначенных Королевой казней.

Очень скоро они подошли к Грифону, который спал, лежа на солнышке. (Если вы не знаете, как выглядит Грифон, посмотрите на картинку.[30]) «Вставай, бездельник! — сказала Королева, — И отведи эту юную леди повидать Якобы Черепаху и послушать его историю. А мне нужно вернуться и присмотреть за кое-какими казнями, которые я назначила», — и она пошла прочь, оставив Алису наедине с Грифоном. Алисе не слишком понравился вид этого существа, но подумала, что оставаться с ним уж во всяком случае не опаснее, чем идти за этой бешеной Королевой, так что она решила подождать, что будет.

Грифон сел и потер глаза; затем он смотрел вслед Королеве, пока она не скрылась из виду; затем издал сдавленный смешок.
— Вот потеха! — сказал Грифон не то себе, не то Алисе.

— Что — потеха? — спросила Алиса.

— Да она, — сказал Грифон. — Это все ее выдумки; они тут никогошеньки не казнят, понимашь. Пошли!

«Все здесь только и говорят ‘пошли’! — подумала Алиса, неспешно шагая следом за Грифоном. — Никогда в жизни мною еще так не командовали, никогда!»

Им не пришлось идти далеко, прежде чем они увидели вдалеке Якобы Черепаху. Одинокий и печальный, восседал он на небольшом выступе скалы, и, когда они подошли ближе, Алиса услышала, как он вздыхал, словно у него разрывалось сердце. Ей стало очень жалко его.
— Что у него за горе? — спросила она Грифона, и тот ответил почти теми же словами, что и в прошлый раз:
— Это все его выдумки; ничегошеньки у него не горе, понимашь. Пошли!

Коментарии переводчика:

[29] Имитация черепахового супа; на самом деле приготовлялась обычно из телятины, поэтому на иллюстрациях к «Алисе» (в том числе — к первому изданию) Якобы Черепаха часто изображается как гибрид черепахи с теленком.

[30] Эта фраза присутствует в оригинале, и я, как честный переводчик, привожу ее, хотя в том варианте текста, который вы читаете, картинки может и не быть. На всякий случай: у грифона тело льва, а голова и крылья — орла. Дальше будет еще одна ссылка на иллюстрацию — в сцене суда.

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

     — Продолжим игру, — сказала Королева Алисе, а та была настолько испугана происшедшим, что безропотно побрела за ней на игровое поле.

В это время, воспользовавшись отсутствием Королевы, остальные игроки решили отдохнуть в тени, но увидев ее, они в тоже мгновение бросились играть, и Королева меланхолично заметила, что это мгновение спасло им жизнь.

Всю игру Королева не переставала препираться с другими игроками и кричать:
— Отрубить ему голову!
Или
— Отрубить ей голову!
Тех, к кому это относилось, тут же хватали солдаты, которым естественно, приходилось переставать изображать ворота, так что через полчаса исчезли и ворота и игроки,  кроме Короля, Королевы и Алисы.

Тогда Королева остановилась, совершенно выбившись из сил и сказала Алисе:
— Вы еще не видели Мнимую Черепаху?

— Нет, — ответила Алиса. — Я даже не знаю, что это такое.

— Это то из чего делают мнимочерепаховый суп, — объяснила Королева.

— Никогда ничего подобного не видела и даже не слышала, — сказала Алиса.

— Тогда, пошли, — предложила Королева Алисе, — она расскажет вам свою историю.

Пока они шли Алиса услышала как Король тихо сказал, обращаясь ко всем сразу: » Вы все помилованы.»
— Вот и отлично! — подумала она, так как ей было не по себе от количества казней, которые приказала совершить Королева.

Вскоре они наткнулись на Грифона, который крепко спал, развалившись на солнышке (если вы не знаете кто такой Грифон, посмотрите на картинку).
— Встать, лентяй! — сказала Королева. — Отведите эту молодую даму к Мнимой Черепахе, пусть она услышит ее историю. А я должна вернуться и проследить за казнями, — и она ушла. оставив Алису наедине с Грифоном.
Он не внушал Алисе большого доверия, но она решила, что, пожалуй, оставаться рядом с ним  не более опасно, чем с кровожадной Королевой. И она стала ждать.

Грифон сел и протер глаза, потом подождал пока Королева отойдет подальше и захихикал:
— Вот потеха! — сказал Грифон то ли себе, то ли Алисе.

— Что именно? — спросила Алиса.

— Она, конечно. — ответил Грифон. — Это все ее фантазии — они никогда никого не казнят. Пошли!

-Тут все говорят «пошли!» — подумала Алиса, медленно идя за ним. — Мне за всю мою жизнь столько не приказывали!

Пройдя совсем немного, они увидели вдалеке Мнимую Черепаху. Она сидела печальная и одинокая на небольшом выступе скалы и когда они подошли поближе, Алиса услышала, что она вздыхает так,  словно у нее разрывается сердце. И ей стало ее очень жаль.
— О чем она так горюет? — спросила она Грифона, на что Грифон ответил, почти теми же словами, что и раньше
— Это все ее фантазии, ей не о чем горевать. Пошли!

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

Королева спросила Алису:
— Тебе уже был представлен Якобы-Черепаха?

— Нет, — пожала плечами Алиса. – А кто это?

— Теленок в панцире черепахи. Из него делают якобы черепаховый суп.

Услыхав о таком странном существе, Алиса не очень удивилась:
— Это, наверное, результата опыта?
— Ах нет! – возразила Королева. – Никакого опыта! Он ужасно неопытен: настоящий теленок!
— Простите, — вежливо уточнила Алиса, — но если у него панцирь черепахи, то теленок он, видимо, не настоящий?
— Боюсь, что ты права, — вздохнула Королева. – Он весь какой-то ненастоящий: ни теленок, ни черепаха, ни рыба, ни мясо. Ни на что не годен – даже на суп. Его таким сделало оборзование. Впрочем, он сам тебе все расскажет – он это любит.
— Да… — задумчиво произнесла Алиса. – Незавидная участь.
— Еще какая незавидная! – подхватила Королева. – Правда, то, что он не совсем черепаха, не удивительно: он же родился в море, а там жизнь суровая и многие морские жители под кого-нибудь, так или иначе, подстраиваются. Сама понимаешь: с волками жить — по-волчьи выть. Но никогда — слышишь: никогда! — не смог бы он стать настоящим морским волком. Ему, видишь ли, оборзование <1> не позволяло. Все хотел сохранить свое лицо — вот и сохранил, извольте радоваться!
— Бедняга! — вздохнула Алиса. — Он, наверное, так беззащитен…
— Беззащитен! — вскричала Королева. — Как бы не так! Нашему бы теляти – да волка поимати!
— А почему у него такое странное имя?
— Вот в этом как раз нет ничего странного. Лжедмитрий был?
— Д-да…
— И тебя ведь не удивляет, что его звали Лжедмитрий! А Якобы-Черепаха чем хуже? Ладно, пошли к нему.

Уходя, Алиса услышала, как Король шепотом сказал игрокам:
— Вы все прощены.
«Вот и прекрасно», — подумала Алиса, которой не давали покоя мысли о предстоящих казнях.

Вскоре они с Королевой увидели Грифона, дремавшего на солнышке (Грифон — это собака с крыльями).
— Подъем, бездельник! — скомандовала Королева. – Отведи мадемуазель к Якобы-Черепахе. Пусть он ей поведает, как дошел до такой жизни. А мне пора: там кой-кого нужно казнить.
И она ушла, оставив Алису наедине с Грифоном. Приятного в этом, конечно, было немного, но Алиса предпочла находиться рядом с ним, чем с Королевой, и успокоилась.

— Умора! — тем временем усмехнулся Грифон.

— Простите, вы о чем? — не поняла Алиса.

— О ней, конечно, о Королеве, — пояснил он. — Скажет тоже: казнить! Да у нас вообще никого не казнят. Приговорят – и тут же отпускают на все четыре стороны. Пошли, что ли.
«И чего это все раскомандовались: пошли да пошли! – думала Алиса, плетясь за Грифоном. — Никогда меня столько не гоняли!».

Вскоре они вышли к берегу моря, где на огромном белом камне возлежал и горестно вздыхал Якобы-Черепаха. И столько неизъяснимой грусти было в его вздохе, что у Алисы сжалось сердце.
— О чем он печалится? — спросила она у Грифона.
— Да ни о чем! — досадливо отмахнулся тот. — Умора! Какая печаль! Так, мечтание одно.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

1 — Слово из романа С. Соколова с говорящим названием «Школа для дураков».

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— Продолжим игру, — обратилась Королева к Алисе как ни в чём не бывало. Алиска от испуга не смогла вымолвить ни словечка и покорно пошла за Королевой.

Тем временем гости отдыхали от Королевы в тенёчке, но, завидев её, все как один вскочили и бросились играть. Королева ничего на это не сказала, только проговорила, что не вскочи они вовремя, не сносить бы им голов.

Итак, игра продолжалась. Королева по-прежнему ругала всех на чём свет стоит, то и дело выкрикивая:
— Голову с плеч! Голову с плеч!
Приговорённых брали под стражу воротца-солдаты, и вот через каких-нибудь полчаса воротцев совсем не осталось,  а все игроки, кроме Короля с Алиской, покорно ждали казни.

Королева решила передохнуть: у неё началась одышка.
— Ты у Морского Бычка была уже? — спросила она.

— Нет, а кто это? — удивилась Алиска.

— Бычки в томате ела?

— Ела…

— А этот наоборот, без томата.

— Тогда совсем непонятно, — вздохнула Алиска.

— Ну, так пойдём. Он тебе кое-что расскажет о себе.

И они пошли. Уходя, Алиса услышала, как Король тихонько говорит:
— Вы все помилованы.
«Вот и хорошо!» — подумала Алиска: ей бы не хотелось, чтобы безвинно погибло столько народу.

Шли они недолго и пришли к Старому Морскому Волку, спавшему на солнышке, на берегу моря.
— Вставай, старый лоботряс! — приказала Королева. — Отведи эту молодую даму к Морскому Бычку. Да пусть он ей расскажет о себе. А то у меня дела. Казнить ту нужно некоторых.
С этими словами она пошла обратно, и Алиска осталась со Старым Морским Волком. На первый взгляд он ей не очень-то понравился, но Королева была не лучше. Итак, что же будет дальше?

Морской Волк протёр глаза. Потом посмотрел вслед Королеве, подождал, пока она скроется из виду, и ухмыльнулся:
— Смехота!

— Что смехота? — не поняла Алиса.

— Да с ней одна смехота, с этой. Всё она выдумывает. Никого они там не казнят. Пойдём!

«Опять «пойдём»! — подумала Алиска, но всё-таки пошла. А про себя добавила: «Никогда ещё мной так не командовали!»

Шли они недолго и вскоре увидели Морского Бычка. Он сидел себе один-одинёшенек на камне, пригорюнившись, а когда они подошли поближе, Алиса услышала, что он тяжело вздыхает, да так, что, казалось, сердце разорвётся. Алиске стало его ужасно жалко.
— О чём он так горюет? — тихонько спросила она у Морского Волка, и тот ответил почти слово в слово:
— Да всё он выдумывает. Какое там у него горе!

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— Продолжим игру, — обращается Дама к Алис, которая чересчур перепугана, дабы вымолвить хоть словечко, но медленно плетётся за ней к площадке для игры в шары.
Остальные гости, воспользовавшись отлучкой Дамы, отдыхали в тенёчке; однако, едва её завидев, торопливо возобновили состязанье, а Дама только вскользь заметила, дескать ещё миг задержки — и пусть прощаются с жизнями.
Всю игру Дама не прекращала придираться к участникам и выкрикивать «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!» Приговорённых уводили военные, коим, естественно, следовало прекращать изображать воротца, посему часа через пол ни одних не осталось, а все игроки, за исключеньем Короля, Дамы да Алис, попали под стражу и ждали казней.
Тут Дама, весьма запыхавшаяся, соревнованье прекратила и спрашивает Алис: «Ты ещё не видела Черепаха Якобы?»
— Не-а. Честно говоря, не понимаю, чего вы подразумеваете.
— Из него варят Якобы Черепаховую Похлёбку, — объясняет Дама.
— Сроду не видывала и даже про такого не слыхивала.
— Ну так вперрёд. и он поведает тебе свою судьбу.
Пока отходили, до Алис донёсся шёпот Короля игрокам: «Все помилованы».
«Ага. вот здоровско!» думает Алис, ибо до того от количества казней, намеченных Дамой, довольно сильно приуныла.

Вскоре они пришли к Грифону. крепко спавшему на солнцепёке. (Коль не знаете, кто такой, посмотрите на рисунок — крылатый лев с орлиной головою.)
«Подъём, лежебока!» воскликнула Дама. «Отведи юную особу к Черепаху Якобы, пусть послу шает про его судьбу. А мне надо вернуться, проследить за кой-какими назначенными казнями».
И ушла, бросив Алис наедине с Грифоном.
Вид его ей не особо понравился, но в общем-целом, думает, куда безопасней остаться с ним, нежели топать за свирепой Дамой; в общем, ждёт.
Грифон сел и продрал глаза; затем пронаблюдал, как Дама скрылась из поля зрения; после фыркнул «Умора!» то ли про себя, то ли обращаясь к Алис.
— Чего уморительного-то?
— Да она вон. — говорит Грифон. — Всё ейные грёзы, ваще; отродясь никого, понимаешь ли, не казнили. Вперрёд!
— Все тут приказывают «Вперрёд!» — думает Алис, медленно за ним ступая. — Да мной всю жизнь сроду по стольку не помыкали, просто всю жизнь!

Далеко идти не пришлось, вдали уже показался Черепах Якобы, грустно-одиноко сидящий на узеньком уступе скалы; подойдя ближе, Алис услышала вздохи, словно у него вот-вот разорвётся сердце. И глубоко ему посожалела.
«О чём его печаль?» спрашивает Грифона; тот ответил почти теми же словами: «Всё евойные грёзы, ваще: нету у него никакой, понимаешь ли, печали. Вперрёд!»

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — Давайте-ка продолжим игру, — сказала Королева Алисе, а Алиса была слишком испугана, чтобы произнести хоть слово и медленно последовала за ней на игровое поле.

Другие гости, воспользовались отсутствием королевы чтобы отдохнуть в тени, однако теперь, увидев её, они быстро вернулись к игре. Королева при этом заметила, что один миг промедления будет стоить им жизни.

На протяжении всей игры Королева не прекращала ссориться с другими игроками; то и дело слышались её возгласы «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!» На тех, кому таким образом выносился приговор, солдаты немедленно надевали оковы. При этом, естественно, им приходилось перестать быть воротами, так что по истечении получаса ворот совершенно не оставалось, а все игроки, за исключением Короля, Королевы и Алисы, были в оковах и под смертным приговором.

Тогда Королева, уже совершенно выбившаяся из сил и почти охрипшая от крика, оставила игру и обратилась к Алисе:
— Ты уже видела Квазичерепаха?

— Нет, — ответила Алиса. — Я даже не знаю, что это вообще такое — Квазичерепах.

— Это такая живность, из которой готовят квазичерепаховый суп, — пояснила Королева.

— Я никогда не видела и не слышала о таком, — пожала плечами Алиса.

— Тогда пойдём, — сказала Королева, — и он расскажет тебе свою историю.

Когда они пошли, Алиса слышала, как Король сказал тихонько, обращаясь ко всей компании:
— Вы помилованы.
«Ну что ж, это хорошо!» — подумала Алиса, потому что она чувствовала себя совершенно несчастной из-за огромного количества назначенных королевой казней.

Очень скоро они дошли до Грифона, крепко спящего на солнышке.
— А ну, поднимайся лентяй! — велела Королева, — и отведи эту юную леди посмотреть на Квазичерепаха, пусть она послушает его историю. А я должна вернуться и посмотреть казни, которые назначила.
И она ушла, оставив Алису одну с Грифоном. Алисе совершенно не понравился вид этого создания, но она подумала, что оставаться рядом с ним не более опасно, чем отправиться вслед за Королевой, поэтому стала ждать.
Грифон поднялся и протёр глаза. Потом он наблюдал за Королевой, пока та не исчезла из виду. Потом хихикнул.

— Забавно! — сказал он, то ли Алисе, то ли самому себе.

— Что забавно? — поинтересовалась Алиса.

— Почему именно она, — пояснил Грифон. — Это всё её воображение, знаешь ли. На самом деле они никогда никого не казнят. Пойдём!

«Здесь все только и говорят «пойдём», «повтори», «садись», — подумала Алиса и медленно двинулась за Грифоном. — Я никогда не получала столько распоряжений за всю мою жизнь, никогда!»

Они прошли совсем чуть-чуть, когда увидели невдалеке Квазичерепаха, сидящего грустно и одиноко на небольшом выступе скалы, и, когда они приблизились ещё, Алиса услышала, как он поёт. А пел он так, будто сердце его было разбито. Она глубоко посочувствовала ему.
— О чём его горе? — спросила она Грифона. Грифон ответил приблизительно теми же словами, что говорил давеча о Королеве:
— Это всё его воображение. На самом деле у него нет никакого горя, знаешь ли. Пойдем!

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 «Продолжим игру», — обратилась уже к Алисе Королева, и Алиса, слишком напуганная, чтобы выговорить хотя бы слово, медленно проследовала за ней на крокетную площадку.

Гости воспользовались отсутствием Королевы и расположились в тени; однако, увидев её, в ту же секунду все бегом вернулись к игре, — Королева только заметила при этом, что момент промедления стоил бы им их жизней. Во время игры Королева ни на минуту не прекращала ругательски поносить прочих игроков, то и дело крича, — «Отсечь ему голову!» или «Отсечь ей голову!»

Тех, кому она выносила приговор, отправляли в тюрьму солдаты, которые при этом, естественно, переставали быть воротами, — так что к исходу получаса, или около того, ворот совсем не осталось, а все игроки, за исключением Короля, Королевы и Алисы, оказались в тюрьме, приговорённые.

Только тогда Королева, почти совсем задохшаяся, чуть-чуть отошла, после чего обратилась к Алисе: «Вы уже видели Фальшивую Черепаху?»

«Нет», — ответила Алиса, — «я даже не знаю, кто такая Фальшивая Черепаха».

«Это — то, из чего варят якобы черепаховый суп», — объяснила Королева.

«Никогда такой не видела, и не слышала о ней», — призналась Алиса.

«Тогда, пойдём», — сказала Королева, — «она расскажет вам свою историю».

Они уже пошли, когда Алиса услыхала, как Король произнёс, вполголоса обращаясь ко всем: «Все прощаетесь». «Вот это — то, что надо!» — чуть ни проговорила она вслух, потому что ей было совсем не по себе от числа экзекуций, назначенных Королевой.

Вскорости они вышли к Грифону, крепко спящему на солнце (если не знаете, какой Грифон, взгляните на картинку). «Вставай, лежебока!» — воскликнула Королева, — «сведи эту юную леди поглядеть на Фальшивую Черепаху и послушать её историю. Мне нужно вернуться и проследить кое за какими экзекуциями, которые я назначила», и она ушла, оставив Алису наедине с Грифоном. Алисе совсем не понравилось, как выглядело это существо, но в целом, она подумала, куда безопасней было оставаться здесь с ним, чем идти за этой ненормальной Королевой, — и она осталась».

Грифон сел и протёр глаза; затем он проследил за Королевой, пока та ни скрылась из виду; тогда он прищёлкнул языком. «Шутка!» — сказал Грифон наполовину про себя, наполовину для Алисы.

«Какая шутка?» — вырвалось у Алисы.

«Ну, эта», — сказал Грифон: «Всё — её выдумка, вот-те: никогда ещё не было, чтоб она кого-то порешила, поняла? Пошли!»

«Здесь все говорят ‘Пошли!’, » — подумала Алиса, когда они уже медленно тронулись в путь: «Мной ещё никогда столько не командовали за всю мою жизнь, никогда ещё!»

Они не много прошли, как увидели Фальшивую Черепаху, печально и одиноко сидевшую на крохотном выступе скалы, и когда они подошли ближе, до Алисы донеслись её вздохи, как будто сердце у неё разрывалось на части. Алисе стало жаль её до глубины души. «Что у неё случилось?» — спросила она Грифона, и Грифон ответил почти совершенно в тех же самых словах, как и до этого: «Всё это выдумки, вот-те: ничего у неё такого не случилось, — поняла? Пошли!»

От переводчика:

* — …Сами посудите, шутка ли взяться за текст, переводов которого — видимо-невидимо! Но, подумав, я решил, что совершенно ни к чему конкурировать с кем бы то ни было, а единственное, о чем следует позаботиться, — верность первоисточнику. И хотя сам первоисточник, то и дело провоцируя на новые словесные игры, вроде как требовал от меня неверности, я изо всех сил старался держаться берегов и безответственно не каламбурить. Так что, когда читатель встретит в тексте, например, Черрипаха, пусть наведет справку и узнает, что одним из ингредиентов «фальшивого черепахового супа» (с которым связано имя черепахи из «Алисы в Волшебной стране») нередко бывают томаты черри.
.

 

____________________________________________________

Перевод Евгения Клюева (2018):

— Пошли играть дальше? — обратилась Королева к Алисе, которая, не сказав от страха ни слова, проследовала за ней к крокетному полю.

Гости, воспользовавшись отсутствием Королевы, развалились в тенечке, но, едва завидев Ее Величество, поспешно вернулись к игре, ибо, как без обиняков заявила Королева, момент промедления был бы подобен смерти.

Все то время, пока они играли, Королева ни на минуту не прекращала ни скандалить с игроками, ни восклицать: «Голову ему долой!» или «Голову ей долой!» Тех, кого она имела в виду, брали под арест солдаты, которые, разумеется, прекращали на это время быть воротцами, так что через полчаса или около того воротец не осталось и в помине, а все игроки, кроме Короля, Королевы и Алисы, находились под арестом и под страхом смерт­ной казни.

Наконец и Королева прекратила игру: с трудом переведя дыхание, она спросила Алису:

— Ты уже видели Черрипаха?*

— Нет, — сказала Алиса, — и даже не знаю, кто это.

— Тот, из кого варят суп… черрипаховый, — объяснила Королева.

— Не видела, не слышала, не пробовала, — отчиталась Алиса.

— Тогда за мной, — приказала Королева, — и пусть он расскажет тебе свою историю.

Когда они двинулись вперед, Алиса услышала, как Король тихо сказал, обращаясь к приговоренным:
— Вы все помилованы.

«Так, а вот это здорово!» — сказала себе Алиса, сильно переживавшая по поводу количества назначенных Королевой казней.

Вскоре они остановились возле Грифона, спавшего без задних ног на солнышке (если вам неизвестно, как выглядит Грифон, посмотрите на картинку).

— Вставай, лодырь, — приказала Королева, — и отведи юную леди к Черрипаху: она должна услышать его историю. А мне пора проследить за казнями, которые я назначила. — И Королева ушла, оставив Алису наеди­не с Грифоном. Алисе вид этого существа не очень понравился, но она подумала и решила, что оставаться с ним все-таки чуть спокойнее, чем с бешеной Королевой, — и начала ждать.
Грифон сел и стал тереть глаза, потом понаблюдал за Королевой, пока та совсем не исчезла из виду, и, наконец, ухмыльнувшись, сказал наполовину себе, наполовину Алисе: «Более чем забавно!»

— Забавно — что? — поинтересовалась Алиса.

— Не что, а кто… она забавна, — сказал Грифон. — Тут, вообще говоря, сроду никого не казнили — все одни фантазии. Ну, пошли!

«Только и слышу: „Пошли!” да „Пошли!” — думала Алиса, медленно бредя за Грифоном. — В жизни мной так не командовали!»

Довольно скоро они увидели Черрипаха: печально и одиноко сидел он на уступе скалы. А еще через пару шагов Алиса услышала, что он вздыхает так, словно сердце его вот-вот разорвется на части, и ей сделалось страшно жаль беднягу.

— Что его так гнетет? — спросила она Грифона, который ответил почти так же, как и до этого:

— Ничто его не гнетет, всё одни фантазии. Ну, пошли!

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

— Граймо далі, — звернулася Королева до Аліси. Аліса з переляку не могла вимовити ні слова і попленталася за нею до крокетного майданчика.

Інші гості скористалися з відсутності Королеви і спочивали в холодку. Та ледве вони побачили її, як швиденько заходилися грати. Королева лише зауважила, що найменша затримка буде коштувати їм життя.

Протягом всієї гри Королева не припиняла сваритися з іншими учасниками гри і все гукала: «Відтяти йому голову!» або «Відтяти їй голову!»
Тих, кому вона виносила вирок, солдати негайно заарештовували. Ці солдати, певна річ, вже не могли правити за ворота. Через якісь півгодини не залишилося жодних воріт, а всі учасники гри, крім Короля, Королеви та Аліси, були засуджені до страти і знаходилися під вартою.

Нарешті стомлена Королева облишила гру і звернулася до Аліси:
—  Ти ще не бачила Фальшивої Черепахи?

—  Ні, — сказала Аліса, — я навіть не знаю, що воно таке — Фальшива Черепаха.

—  Це така штука, що з неї варять телячий суп, — пояснила Королева.

—  Ні, я її зроду не бачила і навіть не чула про неї, — сказала Аліса.
—  Тоді ходімо, — покликала її Королева. — Вона розповість тобі про себе.
Коли  вони йшли, Аліса почула, як Король тихенько звернувся до всього товариства:
—  Всіх вас помилували.
— Он як, це дуже добре! — відзначила Аліса про себе. Всі ці смертні вироки тяжко гнітили її.

Незабаром вони підійшли до Грифона, що міцно спав, зігрівшись на сонці.
—  Встань, ледацюго! — гримнула Королева. — Проведи цю панночку, хай подивиться на Фальшиву Черепаху і послухає історію її життя. Мені треба повернутися і прослідкувати за виконанням смертних вироків, які я винесла. — І вона пішла собі, залишивши Алісу віч-на-віч з Грифоном.
Алісі не дуже подобався зовнішній вигляд цього створіння, але вона подумала, що хоч залишатися з ним, хоч іти за Королевою — однаково небезпечно. Отже, вона очікувала.

Грифон сів і протер очі. Він дивився вслід Королеві, доки та не зникла з очей, потім захихикав.
—  Сміх та й годі! — сказав Грифон чи то сам собі, чи то Алісі.

—  Що вас так смішить? — запитала Аліса.

— Як що, вона, — пояснив Грифон. — Адже все це лише її вигадки: ніколи ще тут нікого не стратили, розумієш. Ну, ходімо!

«Кожен тут говорить «Ходімо!»,- подумала Аліса.- Ніколи мною зроду так не командували. Ніколи!»

Вони пройшли невеличку відстань і здаля побачили Фальшиву Черепаху. Вона сиділа, сумна та самітна, на невеликому виступі скелі. Коли вони наблизилися до неї, Аліса почула, що Черепаха так зітхала, наче в неї серце розривалося.
—  Яке в неї горе? — запитала Аліса у Грифона. Той відповів майже тими словами, що і раніше:
—  Це все її вигадки. Немає в неї ніякого горя, розумієш. Ну, ходімо!

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— Продовжимо гру, — сказала Королева Алісі.
Аліса так налякалася, що, не мовивши й слова, подалася за нею до майданчика.

Решта гостей, скориставшись із відсутності Королеви, спочивали собі в холодочку, та щойно вона з’явилася і нагадала, що кожна згаяна хвилина коштуватиме їм голови, всі негайно повернулися до гри.

Королева і далі сперечалася з гравцями і, знай, верещала:
— Зітнути йому голову! Зітнути їй голову!..
Приречених на смерть брали під варту вояки, які задля цього, звичайно, мусили розлучатися з роллю ворітець.
За якихось півгодини на майданчику не лишилося ні ворітець, ні крокетистів: усі вони, окрім королівського подружжя та Аліси, сиділи під вартою в очікуванні страти.

Врешті Королева вгамувалась і, тяжко відсапуючись, озвалася до Аліси:
— Ти вже була в Казна-Що-Не-Черепахи?

— Ні, — відповіла Аліса. — Я навіть не знаю, що воно таке.

— Це те, з чого роблять нечерепаховий суп.

— Зроду такого не бачила і навіть не чула.

— Ну, то ходім, — сказала Королева. — Він тобі про себе розкаже.

Рушаючи, Аліса встигла почути, як Король стиха мовив до всього загалу:
— Ви помилувані.
«От і чудово!» — сказала Аліса подумки. (Досі її страшенно гнітило, що аж стількох людей було засуджено до страти.)

Невдовзі вони надибали Грифона, що спав на осонні мертвецьким сном (коли ти не знаєш, що таке Грифон, приглянься до малюнка).
— Вставай, лежню! — наказала Королева. — Відпровадиш цю панну до Казна-Що-Не-Черепахи — хай розповість їй про своє життя. А мені треба вертатися: мушу наглянути, як декому стинатимуть голови!
І вона пішла, залишивши Алісу наодинці з Грифоном. Вигляд цього чудиська трохи насторожив Алісу, але, розміркувавши, що товариство Грифона, мабуть, безпечніше, ніж Королевине, Аліса зосталася.

Грифон сів, протер очі і дивився Королеві вслід, аж доки та зникла з очей; відтак захихотів. [90]
— Смішна! — сказав Грифон чи то до себе, чи до Аліси.

— Хто смішний? — запитала Аліса.

— Таж вона, — відповів Грифон. — То все, бач, її химери: адже досі ще нікого не страчено. Ходім!

«Тільки й чую: ходім! ходім! — думала собі Аліса. — Зроду-віку мене ще не ганяли так, як тут».

Незабаром, удалині, вони побачили Казна-Що-Не-Черепаху, що сумний та невеселий сидів на прискалку. Підійшовши ближче, Аліса почула його зітхання — такі тужні, наче в нього розривалося серце; Аліса ледь не заплакала з жалю.
— За чим він так тужить? — спитала вона Грифона, і той відповів майже тими ж словами, що й перше:
— То все, бач, його химери: нема йому за чим тужити. Ходім!

.

____________________________________________________

Украинский перевод Виктории Нарижной (2008):

— Давай повернемося до гри, — сказала Королева до Аліси, а та була надто налякана, щоби сказати хоч слово, тож поволі посунула за Королевою до грального майданчика.
Решта гостей, користуючись із відсутності Королеви, прохолоджувалася в затінку. Проте, щойно забачивши Її Величність, усі поквапилися знову до крокету — варто було Королеві сказати, що секундне зволікання коштуватиме їм життя.
Поки всі грали, Королева без упину чубилася з іншими гравцями та вигукувала: «Відтяти йому голову! Відтяти їй голову!» Тих, кого вона прирекла до страти, брали під варту вояки, яким, ясна річ, доводилося для цього полишати свої пости — ворітця, тож за півгодини чи близько того на полі не було жодних воріт, а всі гравці, окрім Короля, Королеви й Аліси, були приречені до страти.
Нарешті Королева зупинилася, геть засапана, і спитала в Аліси:
— Ти вже бачила Фальшивого Черепаху?
— Ні, — відповіла Аліса. — Я навіть не знаю, що це таке.
— Це такий звір, з якого варять фальшивий черепаховий суп [27].
— Жодного не бачила й навіть не чула про такого, — повторила Аліса.
— То ходімо, — сказала Королева, — і він сам розповість тобі свою історію.
Відходячи разом з Королевою, Аліса краєм вуха почула, як Король тихенько сказав усьому товариству:
— Усіх помилувано.
«О, це СПРАВДІ добре», — подумала Аліса, бо почувалася страшенно пригніченою через усі ці страти, до яких прирекла своїх гостей Королева.
Невдовзі вони підійшли до Грифона, що давив собі хропака на сонечку.
— Ану вставай, неробо! — гарикнула Королева. — Відведи цю юну леді побачитися з Фальшивим Черепахою та послухати його історію. А мені треба повернутися й приглянути за кількома стратами, про які я наказала.
І вона пішла геть, залишивши Алісу разом із Грифоном. Алісі не надто сподобався вигляд цієї істоти, але вона подумала, що побігти слідом за безжальною Королевою не менш небезпечно, аніж залишитися із чудовиськом. Отож вона стояла й чекала.
Грифон сів, потер очі, простежив поглядом за Королевою, поки вона не зникла з обрію, а тоді захихотів.
— Ну й сміхота! — сказав він частково сам до себе, частково до Аліси.
— ЩО сміхота? — спитала Аліса.
— Ну, ВОНА, — відповів Грифон. — Та то все її вигадки: насправді, жодного разу нікого ще не стратили. Ходімо!
«Усі вони постійно кажуть: “Ходімо”, — подумала Аліса, поволі чалапаючи за Грифоном. — Мною ще ніколи в житті так багато не попихали, ніколи!»
Небагато вони й пройшли, як побачили звіддаля Фальшивого Черепаху, що сидів на невеличкому кам’яному виступі, сумний і самотній. Підійшовши, Аліса почула такі розпачливі зітхання, наче бідоласі краялося серце. їй стало невимовно шкода бідаку.
— Що в нього за горе? — запитала вона в Грифона.
Грифон відповів майже так, як і допіру:
— Та то все його вигадки: ніякого горя в нього нема. Ходімо!

ПРИМІТКИ ПЕРЕКЛАДАЧА:

27 — Mock turtle soup (дослівно: «фальшивий черепаховий суп») — суп «під черепаху», що вариться з телячої голови і на смак нагадує черепаховий. Цей персонаж був дотепно зображений на канонічних ілюстраціях Джона Теннієла до першого видання «Аліси» — у вигляді черепахи із телячою головою.

.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— Працягваем гульню! — скамандавала Алесі Каралева.

Алеся была занадта напалоханая, каб прамовіць хоць слова, і ціхутка пайшла сьледам да кракетнай пляцоўкі. Госьці, карыстаючыся з адсутнасьці гаспадыні, прыляглі адпачыць у цяньку. Але ўбачыўшы яе, умомант кінуліся на пляцоўку. Каралева тут жа абвясьціла, што той, хто забавіцца зь вяртаньнем у гульню, неўзабаве пазбавіцца жыцьця.

Усю гульню Каралева няспынна сварылася з гульцамі і крычала:

— Сьцяць яму галаву! Сьцяць ёй галаву!

Асуджаных салдаты бралі пад варту. Ясная рэч, дзеля гэтага яны мусілі пакідаць поле, і за якія паўгадзіны на полі не засталося ніводнай брамкі, а ўсе гульцы, апрача Караля, Каралевы й Алесі, былі арыштаваныя ды чакалі сьмерці.

Тады Каралева спынілася, задыханая, і сказала Алесі:

— Ты ўжо бачыла Недачарапаху?

— Не, — адказала Алеся. — Я нават ня ведаю, што гэта такое.

— Гэта тое, з чаго робіцца Недачарапахавы Суп,[0906] — патлумачыла Каралева.

— Ніколі ня бачыла, нават ня чула, — паўтарыла Алеся.

— То хадзем — пабачыш, — прапанавала Каралева, — і пачуеш яе гісторыю.

Толькі яны адышліся, Алеся пачула, як Кароль ціхенька паведаміў усёй арыштанцкай партыі:

— Вам усім дарована.

“Ну во, гэта ўжо лепей!” — сказала сабе Алеся, бо яе вельмі маркоціла гэткая колькасьць сьмяротных прысудаў.

Неўзабаве яны пабачылі Грыфона,[0907] што драмаў на сонцы.

(Калі вы ня ведаеце, як выглядае Грыфон, зірнеце на малюнак.)

— Уставай, гультаіна, — сказала Каралева, — і завядзі гэтую юную лэдзі да Недачарапахі! Хай тая раскажа ёй сваю гісторыю. А я мушу вярнуцца і прасачыць за адсячэньнем парачкі гарачых галоваў.

І пайшла, пакінуўшы Алесю з Грыфонам. Нельга сказаць, што Алеся прыйшла ў захапленьне ад выгляду гэтай істоты, але гэта, прынамсі, было бясьпечней, чым кампанія гняўлівай Каралевы. Алеся засталася.

Грыфон узьняўся, сеў і прадзёр вочы. Потым паўзіраўся Каралеве ўсьлед, пакуль тая ня зьнікла, а тады зарагатаў.

— Во дзе сьмехатура! — сказаў Грыфон ці то сабе, ці то Алесі.

— Дзе сьмехатура? — спыталася тая.

— Вунь дзе пайшла! — сказаў Грыфон. — Гэта ўсё адна сьмехатура. Яны ж ніколі нікога не караюць. Хадзем!

“І кожны табе камандуе!.. “Хадзем”!.. — сама сабе думала Алеся, сунучыся памалу за Грыфонам. — Мне яшчэ ніколі ў жыцьці столькі не загадвалі, як тут!”

Не прайшлі яны і трохі, як здалёк пабачылі Недачарапаху, што ў скрушнай самоце сядзела на скалістым беразе. А калі падышлі бліжэй, Алеся пачула, што тая ўздыхае так горка, што сэрца проста само разрывалася ад спачуваньня ёй. Алесі стала вельмі-вельмі шкада Недачарапахі.

— Што ў яе за бяда? — спыталася яна ў Грыфона.

І ён адказаў амаль тымі самымі словамі, якімі гаварыў пра каралеву:

— Гэта ўсё сьмехатура. Якая бяда ў яе! Сьмех адзін! Хадзем!

Заувагі Юрася Пацюпы:

0906 — Гэта тое, з чаго робіцца Недачарапахавы Суп… — Недачарапаха (Mock-Turtle) паходзіць ад Mock-Turtle soup — супу, які толькі па назьве зьвязаны зь зялёнаю марскою чарапахай, а насамрэч варыцца зь цяляціны. Таму Недачарапаху з часоў Тэніэла і малююць з прыкметамі каровы.

0907 — Неўзабаве яны пабачылі Грыфона… — Грыфон — мітычная істота з галавой і целам ільва і крыламі арла. У Сярэднявеччы ён сымбалізаваў злучэньне Бога і чалавека ў Хрысту, у Дантавым “Чысцы” грыфон цягне калясьніцу — Царкву.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— Пойдзем гуляць далей,- сказала Каралева Алісе, а тая была настолькі напалохана, што не магла вымавіць ані слова, але павольна паплялася на пляцоўку для кракету.
Тым часам іншыя госці карысталіся адсутнасцю Каралевы і адпачывалі ў цяньку, але ж ледзь убачыўшы яе надыход, вярнуліся да гульні, бо малейшая затрымка каштавала б ім жыцця.
Пакуль ішла гульня, Каралева не пераставала спрачацца з іншымі гульцамі і час ад часу крычаць: “Адсячы яму галаву!”, альбо “Адсячы ёй галаву!” Асуджаных адразу ж арыштоўвалі салдаты, дзеля чаго кідалі быць варотамі, і праз поўгадзіны на полі не засталося аніводага варотца, бо ўсе, акрамя Караля, Каралевы ды Алісы, былі пад прысудам.
Тут запыханая ўшчэнт Каралева спытала ў Алісы:
— А ты бачыла калі-небудзь Фальшывага Чарапаху?
— Не,- прызналася Аліса.- Я нават не ведаю, як гэтая істота выглядае.
— З яго яшчэ робяць Фальшывы Чарапахавы Суп,- сказала Каралева.
— Аніколі не спрабавала,- адказала ёй дзяўчынка.
— Тады пойдзем, ён паведаміць табе сваю гісторыю.
Калі яны адыходзілі, Аліса чула, як Кароль казаў ціхім голасам астатнім, што яны памілаваны. “Вось і ДОБРА!”- сказала яна сабе, таму што адчувала сябе няўтульна, ад гэткай колькасці прысудаў.
Хутка Аліса і Каралева ўбачылі Грыфона, які спаў, грэючыся на сонцы. (Калі ты не ведаеш, як выглядае Грыфон, паглядзі на малюнак.)
— Прачніся, абібок!- сказала Каралева.- Правядзі гэтую юную асобу да Фальшывага Чарапахі, каб яна магла паслухаць яго гісторыю. А я павінна катаваць колькі чалавек!
І адышла, пакінуўшы Алісу разам з Грыфонам. Дзяўчынцы не спадабаўся выгляд істоты, але яна вырашыла, што ён значна бяспечнейшы за Каралеву.
Грыфон тым часам сеў, паціраючы вочы. Калі каралева знікла са зроку ён хіхікнуў:
— Як забаўна,- сказаў Грыфон напалову сабе, напалову Алісе.
— Што забаўна?- спыталася яна.
— ЯНА,- адказаў Грыфон.- Ведаеш, тут ніколі нікога не катуюць! Пайшлі!
“Яшчэ адзін камандзір знайшоўся: «Пайшлі! «”- падумала Аліса, павольна ідучы ў след: “Мной за ўсё жыццё столькі не кіравалі, як сёння.”
Яны не паспелі адысці далёка, а на іх зрок ужо патрапіў Фальшывы Чарапаха, які сумна і самотна сядзеў на краі скалы, а калі яны былі бліжэй, Аліса пачула яго енкі, ад якіх разрывалася сэрца. Таму яна моцна яго пашкадавала.
— Што ў яго за гора?- спытала яна ў Грыфона, а той адказаў, амаль тымі словамі, што і раней:
— Гэта ўсё яго фантазіі. Няма ў яго аніякага гора! Хадзем!

____________________________________________________

***

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

 ***
Из книги Д. Падни «Льюис Кэрролл и его мир», 1976.
(Пер. В. Харитонова и Е. Сквайрс), М: Радуга, 1982

Семейство Доджсонов жило обособленной жизнью, хотя любящими родственниками не было обделено. Церковь Всех Святых в Дэрсбери, куда домашние каждое воскресенье отправлялись слушать Папу, с тех пор перестраивалась (добавился витраж с персонажами Льюиса Кэрролла), но в основном она осталась такой же. Якобитского стиля дубовая кафедра, с которой вещал Папа, богато украшена резными фигурами ангелов и химер. Воображение Чарлза наверняка поразил грифон — мы встретим его в Стране Чудес полеживающим на солнцепеке.


Д. И. Ермолович.
Отрывок из статьи «Кто украл пирожные из Страны Чудес, или Беззубая улыбка Чеширского Кота».
Опубликовано в журнале «Мосты» №1(49)–2 (50), 2016:

Для сравнительного анализа в комментариях к двуязычному изданию было отобрано семь переводов XIX и XX века. Привожу их ниже вместе с аббревиатурами, которые для краткости буду использовать далее (полные выходные данные издании? см. в Библиографии в конце статьи):
АМ — перевод-переложение «Соня в царстве дива», изданный типографией А. Мамонтова (предположительно выполнен О. И. Тимирязевой) в 1879 г.;
АР — перевод А. Рождественскои?, изданныи? анонимно в 1911 г.;
АЩ — перевод А. Щербакова, изданный в 1977 г.;
БЗ — пересказ Б. Заходера, изданный в 1979 г.;
ВН — перевод-переложение «Аня в Стране Чудес» В. В. Набокова, изданный под псевдонимом В. Сирин в 1923 г.;
НД — перевод Н. М. Демуровои?, изданный в 1978 г.;
ОГ — перевод А. П. Оленича-Гнененко, изданный в 1960 г.;
СМ — перевод С. Я. Маршака (стихи, включенные в перевод НД).
Сочетанием ДЕ я буду помечать цитаты из собственного перевода.

Еще больше разнобоя в передаче имени Mock Turtle. Льюис Кэрролл образовал его из названия блюда mock turtle soup ‘фальшивый черепаховый суп’, которое подверг синтаксическому переразложению, сыграв таким образом на амбивалентности структур языка. Амбивалентными, то есть многозначными, структурами обладает каждый язык, но для английского языка с его цепочками из примыкающих друг к другу существительных они особенно характерны. (И, замечу в скобках, являются частым источником переводческих ошибок: переводчики сплошь и рядом неверно интерпретируют синтаксические связи в беспредложных словосочетаниях. Одна из самых живучих ошибок такого рода – перевод названия World Trade Center как Всемирный торговый центр вместо Центр международной торговли. По сути, это та же самая «Фальшивая Черепаха».)

Слово mock ‘фальшивый’ относится к сочетанию turtle soup. Но в Стране Чудес логическая связь понятий меняется так, что получается, будто это суп, приготовленный из фантастического существа по имени Mock Turtle.
Для этого персонажа у каждого русского переводчика – свое имя. Приведем некоторые:

АМ телячья головка
АР поддельная черепаха
ВН Чепупаха
ОГ Мок-Тартль – Фальшивая Черепаха
НД Под-Котик (1967), Черепаха Квази (1978)
БЗ Морской Деликатес
АЩ Черепаха – Телячьи Ножки

Забавной находкой выглядит вариант Чепупаха (ВН). Он веселый, но его беда – немотивированность. Когда Набоков пишет, что чепупаха – это «то существо, из которого варится поддельный черепаховый суп», такое объяснение слабо соотносится со словом чепуха, которое он соединил с черепахой.
Остановимся на варианте Под-Котик, придуманном Н. М. Демуровой для перевода 1967 года. Вот как она его обосновала:

Под-Котик удовлетворяет всем четырем условиям, которые представлялись мне весьма важными. Имя это мужского рода. Оно естественно и легко связывается с морем и всяческой морской игрой… Под-Котик, конечно, подделка, и, наконец, что особенно важно, имя это опирается на хорошо известные нам реалии. Кто из нас не носил шапок и воротников под котик, кто не видел многочисленных шубок под котик? [2, c. 170]

Увы, ответ на последний вопрос сегодня уже не тот, каким он мог быть полвека назад. Мода на шапки и шубки «под котик» давным-давно прошла, мало кто даже слышал о ней. Но, будь это и не так, данный вариант не удовлетворяет главному условию эквивалентной передачи: он обозначает не тот персонаж, который придумал Льюис Кэрролл. Глубоко ошибочен переводческий принцип: «не важно что, важно как». Этот принцип срабатывает при переводе вставных анекдотов или отдельных каламбуров, но не годится, когда из игры слов вырастает живой, активный персонаж, наделенный рядом внешних и поведенческих характеристик. Замена его другим персонажем – это уже не перевод, это переделка, вариация, фантазия на тему.

Неудивительно, что в более поздней версии своего перевода, которое сопровождалось иллюстрациями Джона Тенньела, переводчице пришлось отказаться от Под-Котика и придумать что-то иное.

1865_John Tenniel wonderwond_81a

Впрочем, новый вариант – Черепаха Квази – оказался, на мой взгляд, неудачным решением. Он мотивируется следующей репликой Королевы: «Это то, из чего делают квази-черепаший суп» (НД), что звучит искусственно. Приставка квази – сугубо книжная морфема, да и в кулинарном контексте она не употребляется (если не считать термина квазивегетарианские диеты, появившегося в самое последнее время). Это хуже, чем перевод Фальшивая Черепаха, который Н. М. Демурова резко критиковала, утверждая, что «есть что-то неприятное в самих словах фальшивая, лже-» [2, с. 169]. Даже если согласиться с этим тезисом, нет сомнений, что именно к такому эффекту и стремился автор – идея поддельности, «фальшивости» этого персонажа пронизывает соответствующие эпизоды сказки.

Неизвестно, насколько статья [2] повлияла на решения Бориса Заходера, но он пошел по тому же пути, что и ранняя Демурова, то есть по пути произвольной переделки. Его вариант – Рыбный Деликатес – создает совершенно иной образ, к тому же очень неконкретный, лишенный как игры слов, так и вообще какого-либо юмора. Изображение Рыбного Деликатеса художником Г. Калиновским (справа), несет на себе, на мой взгляд, ярко выраженную печать советской эпохи. Голова этого персонажа напоминает судака, и снабжен он лапками крабов: судак и крабы принадлежали к числу вожделенных «дефицитов» брежневского периода, достававшихся лишь тем, у кого был доступ к закрытым распределителям или так называемым праздничным заказам.

Честно говоря, из всех вариантов предшественников мне больше всего нравится Фальшивая Черепаха, и я был близок к тому, чтобы его использовать. Ведь отечественной кулинарии знакомо немало блюд-имитаций, в названиях которых присутствует слово фальшивый без каких-либо «неприятных» коннотаций: фальшивый заяц, фальшивый поросенок, фальшивые лягушечьи лапки и другие.
Единственный недостаток варианта Фальшивая Черепаха – в том, что женский род существительного и прилагательного в этом наименовании вынуждает сделать персонаж в переводе существом женского пола, тогда как у Кэрролла это «мужчина». Поэтому в своем переводе вместо прилагательного фальшивый я решил использовать частицу якобы, мотивируемую так:

– А ты уже виделась с Якобы-Черепахои??
– Нет, – сказала Алиса. – Я даже не знаю, кто это.
– Ну как же: из него варят суп – якобы черепаховыи?. (ДЕ)

Благодаря тому, что частица якобы нейтральна по отношению к категории грамматического рода, имени Якобы-Черепаха легко присваивается мужской род, а его носитель становится персонажем мужского пола.

.

 

 

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>