«Алиса в Стране Чудес» — 8.6. Кот и король

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_30
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

“Who are you talking to?” said the King, coming up to Alice, and looking at the Cat’s head with great curiosity.

“It’s a friend of mine—a Cheshire Cat,” said Alice: “allow me to introduce it.”

“I don’t like the look of it at all,” said the King: “however, it may hiss my hand if it likes.”

“I’d rather not,” the Cat remarked.

“Don’t be impertinent,” said the King, “and don’t look at me like that!” He got behind Alice as he spoke.

“A cat may look at a king<62>,” said Alice. “I’ve read that in some book, but I don’t remember where.”

“Well, it must be removed,” said the King very decidedly, and he called the Queen, who was passing at the moment, “My dear! I wish you would have this cat removed!”

The Queen had only one way of settling all difficulties, great or small. “Off with his head!” she said, without looking round.

“I’ll fetch the executioner myself,” said the King eagerly, and he hurried off.

Alice thought she might as well go back and see how the game was going on, as she heard the Queen’s- voice in the distance, screaming with passion. She had already heard her sentence three of the players to be executed for having missed their turns, and she did not like the look of things at all, as the game was in such confusion that she never knew whether it was her turn or not. So she went in search of her hedgehog.

The hedgehog was engaged in a fight with another hedgehog, which seemed to Alice an excellent opportunity for croqueting one of them with the other: the only difficulty was, that her flamingo was gone across the other side of the garden, where Alice could see it trying in a helpless sort of way to fly up into one of the trees.

By the time she had caught the flamingo and brought it back, the fight was over, and both the hedgehogs were out of sight: “but it doesn’t matter much,” thought Alice, “as all the arches are gone from this side of the ground.” So she tucked it under her arm, that it might not escape again, and went back for a little more conversation with her friend.

When she got back to the Cheshire Cat, she was surprised to find quite a large crowd collected around it: there was a dispute going on between the executioner, the King, and the Queen, who were all talking at once, while all the rest were quite silent, and looked very uncomfortable.

The moment Alice appeared, she was appealed to by all three to settle the question, and they repeated their arguments to her, though, as they all spoke at once, she found it very hard indeed to make out exactly what they said.

The executioner’s argument was, that you couldn’t cut off a head unless there was a body to cut it off from: that he had never had to do such a thing before, and he wasn’t going to begin at his time of Life.

The King’s argument was, that anything that had head could be beheaded, and that you weren’t to talk nonsense.

The Queen’s argument was, that if something wasn’t done about it in less than no time, she’d have everybody executed, all round. (It was this last remark that had made the whole party look so grave and anxious.) Alice could think of nothing else to say but “It belongs to the Duchess: you’d better ask her about it.”

“She’s in prison,” the Queen said to the executioner: “fetch her here.” And the executioner went off like an arrow.

The Cat’s head began fading away the moment he was gone, and, by the time he had come back with the Duchess, it had entirely disappeared; so the King and the executioner ran wildly up and down looking for it, while the rest of the party went back to the game.

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

62 — «A cat may look at a king» — старинная английская пословица, означающая, что есть вещи, которые люди низшего сословия могут делать в присутствии высших. Кэрролл «реализует» и эту пословицу: у него Кот и впрямь смотрит на Короля.

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– С кем это ты разговариваешь? – спросил Король, подходя к Алисе и с любопытством глядя на парящую голову.

– Это мой друг, Чеширский Кот, – отвечала Алиса. – Разрешите представить…

– Он мне совсем не нравится, – заметил Король. – Впрочем, пусть поцелует мне руку, если хочет.

– Особого желания не имею, – сказал Кот.

– Не смей говорить дерзости, – пробормотал Король. – И не смотри так на меня.
И он спрятался у Алисы за спиной.

– Котам на королей смотреть не возбраняется <57>, – сказала Алиса. – Я это где-то читала, не помню только – где.

– Нет, его надо убрать, – сказал Король решительно.
Увидев проходившую мимо Королеву, он крикнул:
– Душенька, вели убрать этого кота!

У Королевы на все был один ответ.
– Отрубить ему голову! – крикнула она, не глядя.

– Я сам приведу палача! – сказал радостно Король и убежал.

Алиса услыхала, как Королева что-то громко кричит вдалеке, и пошла посмотреть, что там происходит. Она уже слышала, как Королева приказала отрубить головы трем игрокам за то, что они пропустили свою очередь. В целом происходящее очень не понравилось Алисе: вокруг царила такая путаница, что она никак не могла понять, кому играть. И она побрела обратно, высматривая в рытвинах своего ежа.

Она его тут же увидала – он дрался с другим ежом. Вот бы и ударить по ним, но Алисин фламинго забрел на другой конец сада; Алиса увидела, как он безуспешно пытается взлететь на дерево.
Когда Алиса, наконец, поймала его и принесла обратно, ежи уже перестали драться и разбежались.
– Ну и пусть, – подумала Алиса. – Все равно воротца тоже ушли.
Она сунула фламинго под мышку, чтобы он снова не убежал, и вернулась к Коту; ей хотелось еще с ним поговорить.

Подойдя к тому месту, где в воздухе парила его голова, она с удивлением увидела, что вокруг образовалась большая толпа. Палач, Король и Королева шумно спорили; каждый кричал свое, не слушая другого, а остальные молчали и только смущенно переминались с ноги на ногу.

Завидев Алису, все трое бросились к ней, чтобы она разрешила их спор. Они громко повторяли свои доводы, но, так как говорили все разом, она никак не могла понять, в чем дело.

Палач говорил, что нельзя отрубить голову, если, кроме головы, ничего больше нет; он такого никогда не делал и делать не собирается; стар он для этого, вот что!

Король говорил, что раз есть голова, то ее можно отрубить. И нечего нести вздор!

А Королева говорила, что, если сию же минуту они не перестанут болтать и не примутся за дело, она велит отрубить головы всем подряд! (Эти-то слова и повергли общество в уныние.) Алиса не нашла ничего лучшего, как сказать:
– Кот принадлежит Герцогине. Лучше бы посоветоваться с ней.

– Она в тюрьме, – сказала Королева и повернулась к палачу. – Веди ее сюда!
Палач со всех ног бросился исполнять приказ.

Как только он убежал, голова Кота начала медленно таять в воздухе, так что к тому времени, когда палач привел Герцогиню, головы уже не было видно. Король и палач заметались по крокетной площадке, а гости вернулись к игре.

Из примечаний М. Гарднера:

57 — Старая английская пословица, означающая, что есть вещи, которые люди низкого состояния могут делать в присутствии высших.

Из статьи Н. Демуровой «Льюис Кэрролл и история одного пикника»:

Вообще книга  Кэрролла вся пронизана фольклорными образами. «Котам на королей смотреть не  возбраняется», — говорит Алиса. Это  тоже очень  старая пословица; она записана в сборнике,  вышедшем  в 1546 году.  В  средние века лицезрение монарха представлялось особой милостью, добиться которой  было не так-то просто. Ну, а  котам  и кошкам, существам ничтожным, которых никто не принимал во внимание, это давалось легко.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘С кем это ты разговариваешь?’ спросил Король, подходя к Алисе, и глядя на голову Кота с величайшим любопытством.
‘Это мой друг, Чеширский Кот,’ сказала Алиса: ‘позвольте мне представить его.’
‘Мне вовсе не нравится его вид,’ сказал Король: ‘однако ему дозволяется поцеловать мою руку, если он хочет.’
‘Нет, мне не хочется,’ сказал Кот.
‘Не дерзи,’ сказал Король, ‘и не смотри на меня так!’ И он спрятался за Алису, когда говорил это.
‘Коту разрешается смотреть на короля [24],’ сказала Алиса. ‘Я читала об этом в какой-то книге, но я не помню где.’
‘Так, его надо убрать,’ сказал Король очень решительно, и он окликнул Королеву, которая в этот момент проходила мимо, ‘Дорогая моя! Мне бы хотелось, что бы ты приказала убрать этого кота!’
У Королевы был единственный способ улаживания всех сложностей — больших или малых. ‘Отрубить ему голову!’ сказала она, даже не оглянувшись.
‘Я сам приведу палача,’ сказал Король с готовностью и поспешил прочь.

Алиса подумала, что она могла бы вернуться назад, и поглядеть, как идет игра, когда она услышала вдалеке голос Королевы, /которая что-то/ кричала с жаром. Она уже слышала, как она приговорила трех игроков к казни за то, что они пропустили свой ход, и ей вовсе не понравилось положение вещей, потому что игра пребывала в таком беспорядке, что она вовсе не могла понять, ее был ход или нет. Поэтому она пошла на поиски своего ежа.
/Ее/ еж дрался с другим ежом, что показалось Алисе отличной возможностью, чтобы ударить одного из них другим: единственной трудностью было то, что ее фламинго ушел через весь сад на другую его сторону, где, как Алиса смогла увидеть, он неловко пытался взлететь на дерево.
К тому моменту, когда она схватила фламинго и принесла его назад, драка уже закончилась, и обоих ежей нигде не было видно: ‘но это не так уж важно,’ подумала Алиса, ‘раз уж все воротца ушли с этого края площадки.’ Так что она засунула его под мышку, чтобы он снова не смог сбежать, и вернулась /к Коту/, чтобы еще немного поговорить со своим другом <«для /продолжения/ разговора со своим другом»>.

Когда она вернулась к Чеширскому Коту, она была удивлена, обнаружив довольно большую толпу, собравшуюся вокруг него: там продолжались пререкания между палачом, Королем и Королевой, которые разговаривали все вместе, в то время как все остальные сохраняли молчание и выглядели крайне встревоженными.
Как только появилась Алиса, все трое обратились к ней, чтобы она разрешила эту проблему, и они повторили ей свои доводы, хотя, оттого что они говорили все разом, она сочла в самом деле очень сложным разобрать, что именно они говорили.
Довод палача был таков, что нельзя отрубить голову, если нет туловища, с которой ее рубить: что ему никогда прежде не приходилось делать такое, и что он не собирался начинать /делать это/ на своем веку; time — время; период жизни, век.
Довод Короля заключался в том, что любое, у чего была голова, могло быть обезглавлено, и что /палач должен был перестать/ нести вздор.
Довод Королевы был такой, что если что-нибудь не будет сделано в два счета, она прикажет казнить всех и каждого. (Именно это последнее замечание вынудило всех собравшихся выглядеть такими серьезными и озабоченными.)

Алиса не смогла придумать ничего лучшего, как сказать ‘Кот принадлежит Герцогине — вам бы лучше спросить у нее об этом.’
‘Она в тюрьме,’ сказала Королева палачу: ‘приведите ее сюда.’ И палач помчался прочь стрелой.
Голова Кота начала исчезать, как только тот удалился, и к тому моменту /когда он вернулся/, он полностью исчез; так что Король с палачом начали неистово бегать взад и вперед, выглядывая его, в то время как все остальные вернулись к игре.

ПРИМЕЧАНИЯ:

24 — A cat may look at a king — английская поговорка: кошке не возбраняется смотреть на короля /т. е. кошке, животному, можно то, что не всегда возможно людям/.

 

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

«С кем это ты разговариваешь?» спрашивает Король, подойдя к Соне.

„Это знакомая мне сибирская киска», говорит Соня. „Позвольте мне ее вам представить».

„Морда ее мне вовсе не нравится», говорит Король, «однако, если желает, пусть приложится к моей руке».

„Избавьте от чести», сухо сказала кошка.

„Не груби, смотри! Чего ты пялишь на меня глазища!» сказал Король и стал Соне за спину.

„И чего она здесь торчит! вовсе не у места», решил он. „Прикажи ее, душенька, отсюда убрать», обратился он к червонной крале.

Соня видит, здесь ей делать нечего, пошла взглянуть на игроков: трое из них уже были приговорены к смерти. Слышит издали: крик, гам — это бушует червонная краля. Соня подходит, видит: игроки все перебунтовались. Что ей делать!

Пошла отыскивать своего ежа да журавля; застает их в драке с другим ежом да журавлями. „Самое время», думает Соня, „схватить их!» Поймала, обоих, ежа завернула в платок, журавля сунула под мышку, стала дожидаться своей очереди.
Дождалась, опять беда! Валеты соскочили друг у друга с головы, борются, повалились, а остальные сбежались их разнимать. У Сони с досады опустились руки. Пока приводили все в порядок, Соня опять хватилась ежа — нет его; выскользнул из платка! куда девался? Соня глядит, ищет, а он вон где: — в сад уполз, забрался в самую глушь, шуршит там, роется в куче сухих листьев. Она за ним; поймала уложила, притащила к крокету, а на крокете уже никого нет: игра кончилась.
«Пожалуй», рассуждает Соня, „не стоило и доигрывать такой бестолковой партии!» Она завязала ежа в платок и хотела уходить, но вдруг перед ней пиковая княгиня, да такая добрая.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

— С кем это ты разговариваешь? — спросил король, подойдя к Алисе и с удивлением глядя на голову кота.

— Это мой друг, честерский кот, — ответила Алиса. — Могу я представить его вашему величеству?

— Мне он не нравится, — сказал король. — Впрочем, он, пожалуй, может поцеловать мне руку.

— Нет, я уж лучше не поцелую, — сказал кот.

— Не говори дерзостей, — воскликнул король, — и не гляди на меня так!
Сказав это, он спрятался за спину Алисы.

— И кот может глядеть на короля, ваше  величество, — сказала Алиса, — я это где-то вычитала, но где именно, не помню.

— Ладно! но все же необходимо его удалить, — повелительным тоном сказал король и крикнул проходившей мимо королеве:
— Милая! я хочу, чтобы ты удалила итого кота.

У королевы был только один способ устранять затруднения и большие, и малые.
— Отрубить ему голову! — крикнула она, даже не взглянув на кота.

— Я сам позову палача! — с жаром сказал король и быстро убежал.

Через несколько минут с крокетного поля донеслись гневные крики королевы. Алиса решила вернуться туда и продолжать игру, хотя ей очень не хотелось этого: королева приговорила к смерти уж троих игроков за то, что они пропустили свою очередь, и Алиса боялась, что она велит отрубить голову и ей. Игра шла без всякого порядка, и Алиса, подталкивая шар, никогда не знала наверное, ее это очередь или нет.
Однако, делать было нечего, и она отправилась искать своего ежа.

Оказалось, что он вступил в бой с другим ежом, что, по мнению Алисы, был редкий случай крокировать их одного о другого. Единственное затруднение состояло в том, что ее фламинго отправился на дальний конец сада и старался, но безуспешно, взлетать на дерево.
Когда Алиса поймала фламинго и пошла за ежом, бой уже кончился, и обоих ежей нигде не было видно — они куда то уползли.
«Да и все равно играть нельзя, — подумала Алиса, — потому что ворота все ушли с этой стороны поля».
Она взяла фламинго под мышку, чтобы он опять не убежал, и пошла назад, к своему другу, честерскому коту: ей хотелось еще немножко поболтать с ним.

Подходя к нему, Алиса с удивлением увидала окружившую его большую толпу. Король, королева и палач горячо спорили о чем-то и говорили сразу, а все остальные стояли молча и были, по-видимому, сильно встревожены и удручены.

Как только показалась Алиса, трое споривших обратились к ней и попросили се решить, кто из них прав. Но так как они говорили все сразу, перебивая друг друга, то она не могла ничего понять.

Палач доказывал, что нельзя отрубить, голову, у которой нет туловища, значит казнь не может состояться.

Король доказывал, что все, имеющее голову, может быть обезглавлено и что палач говорить пустяки.

Королева тем временем вопила, что если кот не будет немедленно казнен, то казнены будут все присутствующее (Замечание это удручающе подействовало на всех участников игры).
— Мне кажется, следовало бы переговорить с герцогиней, — сказала тихо Алиса. — Ведь кот ей принадлежит.

— Герцогиня в тюрьме!  Привести  ее сюда! — крикнула королева палачу, и он помчался со всех ног.

Как только палач убежал, голова кота начала мало-помалу бледнеть, а когда он вернулся с герцогиней, голова уж исчезла. Король и палач стали бегать во все стороны, разыскивая ее, а общество снова принялось за игру.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— С кем это ты разговариваешь? — спросил Король, подходя к Алисе и с большим удивлением глядя на голову Кота.

— Это один мой друг — Честерский Кот, — отвечала Алиса, — позвольте мне его вам представить.

— Вид его мне совсем не нравится, — сказал Король, — впрочем, он может поцеловать мне руку, если хочет.

— Особого желания не имею, — заметил Кот.

— Не смей говорить дерзости, — сказал Король, — и не смотри на меня так! — говоря это, он спрятался за Алису.

— Как смотрит на небо земля, так смотрит Кот на короля, — сказала Алиса. — Я читала это в какой-то книге, но теперь забыла, в какой.

— Хорошо, но его надо удалить, — решительно заявил Король и крикнул, проходившей в эту минуту Королеве:

— Дорогая! я хотел бы, чтобы ты удалила этого Кота.

У Королевы был только один способ разрешать все затруднения: и большие, и малые.

— Долой ему голову! — сказала она, даже не глядя.

— Я сам позову палача, — с жаром сказал Король и быстро убежал.

Алиса подумала, что ей следовало бы пойти и посмотреть, как шла игра, как вдруг она услыхала в некотором расстоянии неистовые крики Королевы. Она уже слышала, как три игрока были приговорены к смертной казни за то, что пропустили свою очередь, и положенье вещей ей очень не нравилось, так как игра была ужасно спутанная, и она никогда не знала, её ли очередь или нет. Поэтому она пошла разыскивать своего ежа.

Еж вступил в драку с другим ежом, и Алиса нашла, что представился прекрасный случай крокировать их одного об другого. Единственное затруднение состояло в том, что её фламинго ушел на другой конец крокетного поля, где и старался, хотя вполне безуспешно, взлететь на дерево.

Пока она ловила фламинго и тащила его назад, драка ежей окончилась, они расползлись и скрылись из глаз.

— Впрочем, все равно, — подумала Алиса, — так как все ворота ушли с этой стороны поля.

Поэтому она засунула живой молоток под руку, чтобы он опять не сбежал, и пошла поговорить еще немного со своим другом.

Подходя к Честерскому Коту, она с удивлением увидала, что вокруг него собралась большая толпа. Шел спор между палачом, Королем и Королевой. Все трое говорили сразу, а остальные молчали, и вид у них был удрученный.

Когда появилась Алиса, трое споривших обратились к ней за разрешением вопроса и стали приводить свои доказательства, но так как они говорили трое за раз, то ей было очень трудно понять, что именно они говорили.

Палач утверждал, что казнь не может быть приведена в исполнение и в доказательство говорил, что нельзя отрубить голову, не имеющую туловища; что до сих пор ему никогда не приходилось рубить, когда не от чего отрубать и начинать это делать, доживши до известных лет, он не согласен.

Король доказывал обратное, утверждая, что всякий имеющий голову, может быть обезглавлен, и что палач говорит глупости.

Доказательства Королевы состояли в том, что, если Кот не будет немедленно казнен, она казнит всех остальных.

(Это-то замечание и вызвало угнетенное настроение у всех участников игры).

Алиса не могла придумать ничего лучшего, как только сказать:

— Кот принадлежит Герцогине, вы бы лучше у нее спросили о нем.

— Она в тюрьме, — сказала Королева палачу, — приведи ее сюда.

И палач помчался, как стрела.

С того мгновения, как они убежал, голова Кота начала исчезать, а к тому времени, когда он вернулся с Герцогиней, — совершенно исчезла. Король и палачи стали бегать, как угорелые туда и сюда, отыскивая голову, а остальная компания возвратилась к месту игры.

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — С кем это ты говоришь? — спросил Король, приблизившись  в свою очередь к Ане и с большим любопытством разглядывая голову Кота.

— Это один мой друг, Масляничный Кот, —  объяснила  Аня.  — Позвольте его вам представить.

— Мне не нравится его улыбка, — сказал Король. —  Впрочем, он, если хочет, может поцеловать мою руку.

— Предпочитаю этого не делать, — заметил Кот.

— Не груби! — воскликнул Король, — и не смотри на меня так! — Говоря это, он спрятался за Аню.

— Смотреть всякий может, — возразил Кот.

Король с решительным видом обратился  к  Королеве,  которая как раз проходила мимо. «Мой друг, —  сказал  он,  —  прикажи, пожалуйста, убрать этого Кота».

У  Королевы  был   только   один   способ   разрешать   все затрудненья, великие и малые. «Отрубить ему голову!» — сказала она, даже не оборачиваясь.

— Я  пойду  сам  за  палачом!  —  с   большой   готовностью воскликнул Король и быстро удалился.

Аня  решила  вернуться   на   крокетную   площадку,   чтобы посмотреть, как идет игра. Издали  доносился  голос  Королевы, которая орала в яростном исступлении.  Несколько  игроков  уже были присуждены к смерти за  несоблюденье  очереди,  и  стояла такая сумятица,  что  Аня  не  могла  разобрать,  кому  играть следующим. Однако она пошла отыскивать своего ежа.

Еж  был  занят  тем,  что  дрался  с  другим  ежом,  и  это показалось Ане отличным  случаем,  чтобы  стукнуть  одного  об другого; но,  к  несчастью,  ее  молоток,  то  есть  фламинго, перешел на другой конец сада, и Аня видела, как он, беспомощно хлопая крыльями, тщетно пробовал взлететь на деревцо.
Когда же она поймала его и  принесла  обратно,  драка  была кончена, и оба ежа исчезли. «Впрочем, это не важно, — подумала Аня. — Все равно ушли все дуги с  этой  стороны  площадки».  И ловко подоткнув птицу под  мышку,  так,  чтобы  она  не  могла больше удрать, Аня пошла поговорить со своим другом.

Вернувшись к тому месту, где появился Масляничный Кот,  она с удивлением увидела, что вокруг него собралась большая толпа.
Шел  оживленный  спор  между  палачом,  Королем  и  Королевой, которые говорили  все  сразу.  Остальные  же  были  совершенно безмолвны и казались в некотором смущенье.

Как только  Аня  подошла,  все  трое  обратились  к  ней  с просьбой разрешить вопрос и повторили свои доводы, но так  как они говорили все сразу, Аня нескоро могла понять, в чем дело.

Довод палача был тот, что нельзя отрубить голову, если  нет тела, с которого можно ее отрубить; что ему никогда в жни не приходилось это делать, и что он в свои годы не намерен за это приняться.

Довод Короля был тот, что все, что имеет голову, может быть обезглавлено, и что «ты, мол, порешь чушь».

Довод Королевы был тот, что, если «сию, сию,  сию,  сию  же минуту что-нибудь не будет сделано», она прикажет казнить всех окружающих (это-то замечание и было причиной того, что у  всех был такой унылый и тревожный вид).
Аня могла ответить только одно: «Кот принадлежит Герцогине. Вы бы лучше ее спросили».

— Она в тюрьме, — сказала Королева  палачу.  —  Приведи  ее сюда.
И палач пустился стрелой.

Тут голова Кота стала  таять,  и  когда,  наконец,  привели Герцогиню, ничего уж не было видно. Король и палач  еще  долго носились взад и вперед, отыскивая приговоренного, остальные же пошли продолжать прерванную игру.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— С кем ты беседуешь?— спросил Король, подходя к Алисе и с любопытством разглядывая голову Кота.

— Это один из моих друзей, Сибирский Кот,— сказала Алиса — Позвольте мне представить его вам.

— Его вид мне совершенно не нравится! — сказал Король.— Тем не менее он может, если хочет, поцеловать мне руку.

— Что-то не хочется!— заявил Кот.

— Не дерзи!— сказал Король.— И не гляди так на меня.
При этом он постарался стать сзади Алисы.

— Кот имеет право смотреть на Короля!— сказала Алиса.— Я читала это в какой-то сказке, только не помню, в какой.

— Во всяком случае, его нужно убрать! — заявил Король очень решительно и подозвал Королеву, проходившую в тот момент мимо: — Дорогая моя! Я хотел бы, чтобы ты приказала убрать этого кота.

У Королевы был только один выход из всех затруднений — и больших, и малых.
— Отрубить ему голову!— распорядилась она, даже не оглянувшись.

— Я сам сейчас же найду палача!— сказал Король и бросился бежать.

Алиса решила, что смело может вернуться и посмотреть, как подвигается партия, но в эту минуту услыхала — визгливый от ярости голос Королевы.
Она уже видела, как трех игроков приговорили к смерти за то только, что они пропустили очередь, и бросилась искать своего ежа, потому что при всеобщей путанице никогда нельзя было установить точно свою очередь.

Еж Алисы дрался с чьим-то чужим ежом, и она решила, что это великолепный случай скрокировать одного другим. Но затруднение было в том, что ее фламинго забрел в противоположный угол сада, и Алисе было видно, как он беспомощно пытается взлететь на одно из деревьев.
Когда она поймала фламинго и вернулась с ним на место, битва была кончена и оба ежа успели скрыться из виду.
— Впрочем, это не важно,— решила Алиса,— потому что все равно ворота ушли в другой конец площадки.
Тут она крепко зажала фламинго под мышкой и отправилась побеседовать еще немного со своим другом.

Но когда она подошла ближе к тому месту, над которым выделялась голова Сибирского Кота, она увидала, что здесь собралась целая толпа. Между Королем, Королевой и Палачем шел оживленный спор при гробовом молчании остальных, которым, видимо, было не по себе.

В ту минуту, как появилась Алиса, все три спорщика обратились к ней за разрешением вопроса и каждый привел свои доводы. Но так как все трое говорили одновременно, она лишь с большим трудом разобрала, в чем дело.

Довод палача был таков: нельзя отрубить голову, раз нет тела, от которого ее можно было бы отрубить. Ему еще ни разу не приходилось делать ничего подобного и он не собирается начинать учиться на старости лет.

Довод Короля был краток. Раз есть голова, ее можно отрубить, и нечего молоть вздор.

Довод Королевы заключался в том, что, если ее приказ не будет выполнен сию же самую минуту, она велит отрубить головы всем окружающим до единого!
(Это-то и заставляло всех стоящих вокруг чувствовать себя неловко).
Алиса не могла придумать ничего другого, как сказать:
— Он принадлежит Герцогине: вы лучше спросите ее об этом.

— Она в тюрьме,— сказала Королева,— Доставить ее сюда! И палач помчался стрелой.
Б эту минуту голова Кота стала исчезать и к тому времени, когда палач вернулся с Герцогиней, исчезла вовсе. Король и палач дико бегали взад и вперед, ища, куда могла деться голова Кота, а все остальные вернулись к игре.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       — С кем ты разговариваешь? — сказал Король, подходя к Алисе и рассматривая с большим любопытством голову Кота.

— Это мой друг — Чеширский Кот, — ответила Алиса. — Разрешите представить!

— Мне не нравится его внешность! — возразил Король. — Однако, если ему хочется, я удостою его почести: он может поцеловать мою руку.

— Совсем не хочется, — заметил Кот.

— Не будь дерзким, — сказал Король, — и не смотри на меня так!
Говоря это, он спрятался за Алису.

— Кот может смотреть на Короля, — возразила Алиса, — я читала об этом в какой-то книге, но я не могу вспомнить, в какой именно.

— Во всяком случае, он должен быть удалён! — сказал Король очень решительно и позвал Королеву, которая в этот момент проходила мимо. — Моя дорогая! Я желаю, чтобы ты удалила этого Кота!

Королева знала лишь один способ устранять все затруднения — большие или маленькие.
— Долой ему голову! — крикнула она, даже не оглянувшись.

— Я сам пойду за палачом! — нетерпеливо сказал Король и поспешно ушёл.

Алиса только подумала, не возвратиться ли посмотреть на продолжение игры, как вдруг раздался голос Королевы, визжащей от гнева. Алиса уже слышала три смертных приговора игрокам, прозевавшим свою очередь. Ей вообще совсем не нравилось происходящее вокруг, так как игра была настолько запутана, что она совершенно не знала, когда будет её очередь играть. Всё же она отправилась искать своего ежа.

Её ёж был занят битвой с чужим ежом. Это показалось Алисе превосходным случаем крокетировать одного другим. Единственным затруднением было, что её фламинго перешёл на другую сторону площадки, где, как могла видеть Алиса, он самым беспомощным образом пытался взлететь на одно из деревьев.
Когда же она поймала фламинго и принесла его назад, битва была уже окончена и оба ежа скрылись из виду. «Но это не имеет никакого значения, — подумала Алиса, — потому что все ворота ушли с этой стороны площадки». Тогда она сунула фламинго под мышку, чтобы он не мог убежать снова, и поспешила назад, желая продолжить разговор со своим другом.

Возвратясь к Чеширскому Коту, она была удивлена, увидав, что вокруг него собралась целая толпа. Здесь шёл спор между палачом, Королём и Королевой, которые говорили все сразу, тогда как остальные молчали, словно набрав воды в рот, и выглядели очень недовольными.

Едва Алиса приблизилась, все трое обратились к ней за разрешением спорного вопроса и повторили ей свои доводы. Так как они говорили все в одно время, она лишь с большим трудом поняла, о чём идёт речь.

Палач доказывал, что он не может отрубить голову, если нет тела, от которого она должна быть отрублена: он никогда прежде не делал ничего подобного и не хочет начинать учиться этому в его возрасте.

Довод Короля был краток: всякий, у кого есть голова, может быть обезглавлен, и поэтому нечего болтать чепуху.

Довод Королевы был тот, что, если что-нибудь не будет выполнено в мгновение ока, она казнит присутствующих всех до одного. (Именно последнее замечание было причиной того, что вся компания смотрела очень мрачно и испуганно.)
Алиса не смогла придумать ничего более убедительного, как только сказать:
— Кот принадлежит Герцогине. Вы лучше её спросите об этом.

— Она в тюрьме, — сказала Королева палачу. — Немедленно доставь её сюда!
И палач понёсся, как стрела.

Лишь только он умчался, Кот начал постепенно исчезать, и к тому времени, когда палач вернулся вместе с Герцогиней, он исчез совершенно. Король и палач дико метались по крокетной площадке, разыскивая его, а остальное общество вновь занялось игрой.

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— С кем ты говоришь, девочка? — спросил Король.
Он незаметно подошел к Алисе и разглядывал Кота с большим интересом.

— Это мой друг. Чеширский Кот, — сказала Алиса, — разрешите вас познакомить.

— У него нерасполагающая внешность, — сказал Король. — Впрочем, он может поцеловать мне руку, если хочет.

— Спасибо, обойдусь, — сказал Чеширский Кот.

— Не говори дерзостей, — сказал Король. — И не смотри на меня так! — закричал он и спрятался за спину Алисы.

— А кошкам разрешается смотреть на королей, — сказала Алиса. — Я читала об этом в одной книжке, только не помню в какой.**

— Все равно этого надо убрать! — сказал Король с глубоким убеждением и закричал проходившей неподалеку Королеве:
— Дорогая, я просил бы, чтобы ты приказала убрать этого Кота.

Королева знала только один способ разрешения всех проблем, больших и малых.
— Отрубить ему голову! — крикнула она, даже не обернувшись.

— Я лично сбегаю за Палачом! — немедленно откликнулся Король и помчался со всех ног.

Алиса все-таки решила вернуться и посмотреть, как идет игра. До нее еще издали донесся голос, вернее, вопль разъяренной Королевы. Королева приказывала казнить трех играющих сразу за то, что они пропустили свой ход, и Алисе это крайне не понравилось, потому что игра так запуталась, что сама Алиса давно не имела никакого понятия о том, когда ее ход.

Она поскорее отправилась на поиски своего ежика и разыскала его, как раз когда он вступил в сражение с каким-то другим ежом. Алиса обрадовалась: перед ней была блестящая возможность крокировать хоть одного ежа! Увы, оказалось, что ее фламинго, как назло, улетучился. Алиса с трудом нашла его в другом конце сада, где он неуклюже пытался взлететь на дерево. Когда же она в конце концов изловила его и притащила на место, сражение уже окончилось и оба его участника скрылись…
— Ну ладно, не беда, — утешила себя Алиса, — все равно и ворота все поразбежались!
Она устроила фламинго у себя под мышкой поудобнее, чтобы он опять не удрал, и отправилась продолжать беседу со своим приятелем — Котом.

К ее удивлению, там собралась целая толпа народу. Между Палачом, Королем и Королевой шел жаркий спор: все трое говорили одновременно и все трое очень громко; зато все остальные уныло молчали.

Едва показалась Алиса, как трое спорщиков бросились к ней и потребовали, чтобы она рассудила их спор. Они дружно принялись повторять ей свои доводы, но, так как они по-прежнему говорили все сразу, ей было нелегко понять, кто что утверждает.

Кажется, Палач утверждал, что нельзя отрубить голову, если не имеется тела, от которого ее можно отрубить, что он никогда такими вещами не , занимался и на старости дет заниматься не собирается!

Король утверждал, что лишь бы была голова, а отрубить ее можно, и нечего болтать чепуху!

А Королева утверждала, что, если все не будет исполнено сию секунду и даже значительно раньше, она велит отрубить головы всем без исключения!
(Именно это последнее заявление и привело всех присутствующих в такое похоронное настроение.)
— Ведь он герцогинин, — сказала Алиса, — вы бы лучше спросили у нее! Это было все, что она смогла придумать.

— Она в тюрьме, — сказала Королева Палачу. — Доставить ее сюда!
И Палач полетел стрелой.

Но в ту же минуту голова Кота начала бледнеть и таять, а к тому времени, как Палач возвратился с Герцогиней, исчезла совсем.
Король и Палач как угорелые кинулись искать Кота, а все остальные возобновили игру.

Комментарий переводчика:

** — «И кошка может посмотреть на короля» — это просто английская поговорка. Почему Алиса говорит, что читала об этом в одной книжке, я никак не могу понять. Про эту кошку и про то, как она смотрела на короля, правда, написано в книге про Мэри Поппинс, но Алиса уж никак не могла ее читать!

prim08_kot_king


____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

— С кем это вы разговариваете? — спросил Король, подойдя к Алисе и с любопытством разглядывая кошачью голову.

— Это мой знакомый,- ответила Алиса.- Разрешите представить — Чеширский Кот.

— Не нравится мне его вид,- сказал Король.- Но, ежели угодно, он может поцеловать мне руку.

— Не угодно, — произнес Кот.

— Не будь грубияном и не смотри на меня так! — сказал Король и спрятался за Алису.

— Кошкам дозволяется смотреть на королей, — возразила Алиса. — Я об этом читала, только не помню где.

— Надо его убрать, — решительно заявил Король и обратился к проходившей мимо Королеве: — Моя дорогая! Хотелось бы убрать этого кота.

У Королевы был один способ для разрешения всех трудностей, и больших и малых.
— Снять с него голову! — распорядилась она, даже не оглянувшись.

— Я сам приведу палача! — ретиво вызвался Король и заспешил прочь.

Алиса решила, что пора бы ей посмотреть, как идет игра, тем более что издали раздавался дрожащий от ярости голос Королевы, только что приговорившей к смерти трех игроков за пропуск очереди. Не по душе все это было Алисе, ведь игра так запуталась, что не понять было, то ли наступил ее черед, то ли не наступил. Она стала искать своего ежа.

Оказалось, что он дерется с другим ежом. Прекрасная возможность стукнуть одним по другому, да только ее фламинго удалился на другой конец сада и там беспомощно пытался вспорхнуть на дерево.
Пока она ловила фламинго и несла его обратно, драка кончилась, ежи разбежались. «Невелика важность! — подумала Алиса.- Все равно все воротца отсюда ушли».
Она снова зажала фламинго под мышкой, чтобы он не мог улизнуть, и вернулась поговорить со своим другом.

А там, вокруг Чеширского Кота, к ее удивлению, собралась большая толпа. Между Королевой, Королем и палачом разгорелся спор, они говорили все разом, а остальные молча стояли вокруг, и было видно, что им очень не по себе.

Стоило Алисе появиться, как все трое обратились к ней, требуя разрешить вопрос. Они повторяли каждый свое, но так как говорили они все вместе, то понять, о чем речь, было очень трудно.

Палач говорил, что если туловища нет, то голову отрубить невозможно, что до сих пор ничего подобного ему делать не приходилось и не в его годы переучиваться.

Король говорил, что всякий, у кого есть голова, может быть обезглавлен и хватит городить вздор.

Королева говорила, что, если в два счета дело не будет сделано, она прикажет казнить всех и каждого (именно это и привело все общество в мрачное и тревожное настроение).
Алиса подумала-подумала, ничего лучшего не придумала и сказала:
— Это кот Ее Высочества. У нее и спросите.

— Она в тюрьме, — сказала Королева палачу.- Доставь-ка ее сюда.
И палач стрелой унесся прочь.

В тот же миг голова Кота начала бледнеть и расплываться. К тому времени, когда палач вернулся с Герцогиней, голова совершенно исчезла. Король и палач заметались в поисках ее, а все остальное общество вернулось к прерванной игре.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

—  Это кто же такой будет? — спросил Король, подходя к Алисе и с интересом рассматривая голову Кота.

—   Это  мой  приятель,  Чеширский  Кот, — объяснила Алиса.- Позвольте, я вам его представлю.

—  Мне не нравится его вид,- сказал Король.- Но он может поцеловать мне руку, если хочет.

—  Не хочет,- ответил Кот.

—  Не будь нахалом,- посоветовал Король. — И не смей так на меня смотреть!
Сказав это, он спрятался у Алисы за спиной.

—  Коты — к счастью, — заметила Алиса.- Я  про  это где-то читана, да только не помню где.

—  Может, и к счастью, только мы этого Кота искореним, — решительно сказал Король и окликнул Королеву, которая в это время проходила мимо. — Дорогая! Искорени, пожалуйста, этого Кота!

У Королевы был один-единственный способ бороться с трудностями, большими и малыми.
—  Голову долой! — рявкнула она, даже не взглянув на Кота.

—  Надо сказать Палачу! — обрадовался    Король. — Я его мигом приведу.
И убежал.

Алиса отправилась взглянуть, как идет игра. Издалека до нее донесся голос Королевы. Королева визжала от ярости. Она уже успела приговорить к казни троих — за потерю ежей и королевского доверия. Это сильно встревожило Алису, которая понятия не имела, где ее еж, и она тут же стала его искать.

Алисин еж дрался с другим ежом.
Оба свернулись клубком — тут бы по ним и ударить,- но, как на беду, Алисин фламинго ушел прогуляться по саду и теперь на другом краю площадки пытался взлететь на дерево. Когда Алиса наконец поймала его, сражение ежей уже кончилось, и оба они убежали. «Это дела не меняет, — устало подумала Алиса, — потому что ворот все равно нет». Она сунула фламинго под мышку, чтобы не сбежал, и вернулась к своему приятелю Коту.

Кот, вернее, его голова была в центре внимания. Шел великий спор между Палачом, Королем и Королевой. Все трое говорили одновременно, перебивая друг друга, а остальные молчали и явно чувствовали себя не в своей тарелке.

Завидев Алису, Палач, Король и Королева кинулись к ней и потребовали, чтобы она их рассудила. Тут они снова завопили так, что Алиса еле разобралась, кто что говорит.

Палач считал, что нельзя отрубить голову, если она ни к чему не приставлена. Он, Палач, такими глупостями не занимается и заниматься не будет.

Король считал, что если у кого-то есть голова, ее никогда не поздно отрубить, а Палач несет чепуху.

Королева считала, что если Палач и Король сию минуту’ не возьмутся за дело, она прикажет отрубить головы всем, кто попадется ей под руку.
(Именно поэтому у тех, кто ее слушал, был такой понурый вид.)
Алиса подумала-подумала и сказала:
—  Кот Герцогини. Спросите лучше у нее.

—  Она в тюрьме! — крикнула Королева Палачу. — Давай ее сюда, живо!
Палач помчался в тюрьму, да так, что пятки засверкали.

Между тем голова Кота начала расплываться в воздухе, и, когда Палач доставил Герцогиню, Кот уже растаял без следа. Король и Палач еще долго бегали по саду в поисках Кота, а все остальные вернулись обратно на площадку.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— С кем это мы тут толкуем? — спросил Король, с любопытством разглядывая парящую голову.

— Это мой друг сырный Котик, — сказала Алиса. — Будьте знакомы.

— Не по вкусу он мне, — поморщился Король. — Впрочем, пусть целует руку.

— Вот еще! — фыркнула голова.

— Не дерзи! — вспылил Король. — И не смей так смотреть на меня! — И Король спрятался за Алису.

— А кошкам смотреть на королей можно, — сказала Алиса. — Я это знаю точно, только неточно знаю, откуда это знаю.

— А я знаю, что знать его не хочу! — закапризничал Король. — Эй-эй, дорогая! — крикнул он Королеве. — Тут кое-кого надо бы…

Королева, не задумываясь, откликнулась:
— Оторвать Кое-Кому голову!

— Так я сбегаю за палачом, ладно? — обрадовался Король и убежал.

Алиса смогла наконец вернуться к игре. Королева неистовствовала. Она уже успела приговорить к отрыванию головы троих игроков, пропустивших свой ход. Алиса забеспокоилась. Она давно и окончательно запуталась в игре. Вполне могло оказаться, что ход свой она тоже пропустила.

Тут невдалеке от себя она заметила двух дерущихся ежей. Самый подходящий момент, чтобы стукнуть по ним клювом фламинго. Алиса огляделась и увидела своего фламинго на другом конце поля. Он безуспешно пытался взлететь на дерево. Она погналась за ним, поймала. Но когда вернулась, ежей и след простыл.
Ладно, махнула рукой Алиса, все равно попадать некуда — все воротца разбежались.
Не выпуская на всякий случай фламинго, она вернулась к своему приятелю Коту.

А там уже под его парящей в воздухе головой собралась целая толпа. Шум стоял ужасный. Король, Королева и прибежавший палач одновременно что-то кричали, вопили, орали. Все остальные и слова не смели вставить. Завидев Алису, трое спорящих бросились к ней.

— Эта голова без туловища, — возмущался палач. — Мне здесь нечего уже делать.

— Зачем тебе туловище? — кричал Король. — Есть голова. Вот ее и отрывай!

— Не оторвете эту голову — велю оторвать вашу! — вопила Королева.
После грозного выкрика Королевы все испуганно умолкли.
— Кот Герцогини, — неожиданно для себя бухнула Алиса. — Без нее трогать его нельзя.

— Герцогиня в тюрьме, — сказала Королева и повернулась к палачу: — А ну тащи ее сюда!
Палач сорвался с места.

Стоило ему скрыться, как голова Кота стала постепенно растворяться в воздухе. И когда палач вернулся с Герцогиней, Котовой головы как не бывало. Король заметался по площадке, тыча пальцем в небо. А гости преспокойно вернулись к игре.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

«С КЕМ ты говоришь?» — спросил подошедший Король, удивленно взирая на голову Кота.

«Это мой друг Чеширский Кот, — объяснила Алиса, — позвольте представить».

«Не больно-то он мне нравится, — сказал Король, — ну да ладно, пускай целует ручку, если желает».

«Это не очень-то желательно», — заметил Кот.

«Не делай неуместных замечаний, — сказал Король и спрятался за спину Алисы. А главное, не смотри на меня так!»

«Коты могут смотреть на королей,- возразила Алиса через плечо,- об этом даже стих есть. Не на одних же мышей им смотреть при дворе!»

«Ну, все равно, надо его устранить», — весьма решительно заявил Король и позвал Королеву, которая как раз по случаю проходила мимо: «Дорогая! Пожалуйста, прикажи устранить этого кота!»

Королева устраняла любые препятствия всегда одним и тем же проверенным способом. «Голову ему долой!» — сказала она на ходу, даже не оглядываясь на Кота.

«Сейчас приведу палача», — бодро сказал Король и заторопился.

Алиса решила, что в данный момент неплохо бы вернуться посмотреть, как идет игра, тем более что вдалеке Королева кричала с необычной даже для нее яростью. Алиса успела услышать, как она приговорила к высшей мере наказания по крайней мере трех игроков за то, что они пропустили положенный им ход. Ей очень не понравились такие дела, ведь игра совершенно запуталась, и Алиса никогда не была уверена, ее ли ход. Пока что она пошла искать своего ежа.

Еж был очень занят: он дрался с королевским ежом. Алиса подумала, что это отличный момент для коронного удара. К сожалению, ее фламинго забрел на другой конец сада, где довольно беспомощно пытался взлететь на дерево.
Пока Алиса поймала фламинго, пока вернулась — ежи выяснили свои отношения и скрылись в неизвестном направлении. «Ничего страшного, — решила Алиса, — ведь ворота тоже все ушли». По этому случаю она заткнула фламинго под мышку и пошла разговаривать дальше со своим кошачьим другом.

К ее удивлению, вокруг него собралось нечто вроде митинга. Шел спор между Королем, Королевой и Палачом. Они говорили все хором, а остальные молчали, имея при этом весьма несчастный вид.

Как только появилась Алиса, стороны бросились к ней, чтобы рассудила, и наперебой повторяли свои аргументы, так что было нелегко разобрать суть дела с необходимой точностью.

Аргумент у Палача был прост: голову не отрубишь, если не от чего, а для этого нужны плечи; без них он никогда не работал и начинать не собирается, в его-то годы.

Аргумент Короля состоял в следующем: все, у чего есть голова, может быть обезглавлено, и нечего увиливать и нести всякий вздор.

Аргумент Королевы был самый убедительный: если КТО-НИБУДЬ не сделает ЧТО-НИБУДЬ, причем СЕЙЧАС ЖЕ и даже еще быстрее, головы отрубят ВСЕМ, без разбора. (Именно это последнее обстоятельство и вызвало такую озабоченность присутствующих.)
По рассмотрении дела, Алиса не смогла вынести заключения и заметила только: «Он Герцогинин, спросите лучше у НЕЕ».

«Она в заключении», — сказала Королева и велела палачу: «Доставь ее сюда».
Палач положил меч и помчался стрелой.

Тут голова Кота стала понемногу бледнеть и растворяться, и к моменту, когда была доставлена Герцогиня, голова совершенно исчезла. Так что Король и Палач побегали туда-сюда без видимого результата, а остальная компания тем временем вернулась к игре.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Затем подошел Король и, с большим любопытством рассматривая голову Кота, спросил: «С кем ты тут разговариваешь?»

«Вот, позвольте представить вам моего приятеля, Чеширского Кота», — сказала Алиса.

«Что-то не нравится мне его морда», — надменно промолвил Король, — «Тем не менее он может поцеловать мне руку, если ему так хочется». На что Кот заметил ему: «Совсем не хочется!»

«Не дерзи! И нечего так на меня коситься!» — возмутился Король, прячась за Алису.

«Лишь кот косится на монарха», — заступилась за него Алиса, — «Я где-то читала об этом, только не помню где».

«В таком случае нужно его убрать!» — очень твердо решил Король и позвал проходившую мимо Королеву, — «Дорогая, я хочу, чтобы ты убрала этого кота!»

У Королевы был только один метод разрешения любых проблем, даже самых малых. «Отрубить ему голову!» — рявкнула она, даже не обернувшись.

«Я сам схожу за палачом», — с радостью вызвался Король, что и поспешил сделать.

Алиса решила пока вернуться и посмотреть, как идет игра, тем более что с поля снова доносился голос Королевы, вопившей в истерике от ярости. Уже трех игроков, проворонивших свою очередь, она приговорила к смерти. Алисе все это совсем не понравилось: стояла такая неразбериха, что невозможно было понять, где ее очередь. Так что она поспешила отправиться на поиски своего ежа.

Еж был занят дракой с другим ежиком, что показалось Алисе прекрасной возможностью сбить одного другим. Все бы хорошо, да только оказалось, что фламинго забрел в другой конец сада, где, как она видела, тщетно пытался взлететь на дерево.
Пока Алиса поймала и принесла фламинго, драка закончилась, и оба ежа скрылись. «Хотя, это уж не так и важно», — подумала Алиса, — «Все равно отсюда все дуги ушли». Так что она запихнула фламинго под мышку, дабы он опять не убежал, и пошла обратно еще немного поболтать со своим приятелем.

Когда Алиса вернулась к Чеширскому Коту, то с удивлением обнаружила, что вокруг его головы собралась огромная толпа. Здесь шел жаркий спор между палачом, Королем и Королевой. Они одновременно орали друг на друга. А остальные же с угрюмым видом молчали.

Стоило Алисе приблизиться, как все трое обратились к ней за помощью в решении спора. Поскольку свои доводы они повторяли ей также хором, то Алиса не скоро поняла их.

Палач заявил, что нельзя отрубить голову, если нет тела, от которого ее отрубить, и что он никогда ничем подобным не занимался и не собирается в свои-то годы.

Король упорно доказывал, что все, что имеет голову, может быть обезглавлено, и нечего разводить демагогию.

Королева решительно заявила, что если сей же миг не будет сделано хоть что-то с этой головой, то полетят головы всех присутствующих (поэтому-то все и выглядели так хмуро и озабоченно).
Алиса не нашла ничего лучшего посоветовать, как: «Это кот Герцогини. Было бы лучше ее спросить об этом».

«Она в тюрьме. Тащи ее сюда», — сказала Королева палачу, и тот пулей умчался.

Тем временем голова кота стала потихоньку испаряться, и когда палач вернулся с Герцогиней, совсем исчезла. Король с палачом принялись рыскать взад и вперед, разыскивая Кота, остальные же вернулись к игре.

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

— С кем это ты говоришь? — спросил Король, подходя к Алисе и с большим любопытством разглядывая голову Кота.

— Это мой друг — Чеширский Кот, — сказала Алиса, — позвольте вам представить.

— Мне совсем не нравится, как он выглядит, — сказал Король. — Он может поцеловать мне руку, если хочет.

— Что-то не хочется, — ответил Кот.

— Не дерзи! — сказал Король. — И не смотри на меня так! — говоря это, он спрятался за Алису.

— Кот может смотреть на короля, — возразила Алиса. — Я читала это в какой-то книжке, но не помню, в какой.[27]

— Нет, его нужно убрать, — весьма решительно заявил Король и позвал Королеву, которая как раз проходила мимо: — Дорогая! Ты не могла бы распорядиться, чтобы убрали этого кота?

Королева знала лишь один способ разрешения проблем, больших или малых. «Отрубить ему голову!» — бросила она на ходу, даже не взглянув на Кота.

— Я сам приведу палача! — воскликнул Король, сгорая от нетерпения, и поспешил прочь.

Алиса подумала, что ей следует вернуться и посмотреть, как идет игра, ибо она даже издали слышала гневные крики Королевы. Та уже приговорила к казни трех или четырех игроков за то, что они пропустили свой ход, и Алисе совсем не нравилось такое развитие событий, ибо при столь запутанной игре она не имела понятия, ее сейчас ход или нет. Так что она отправилась искать своего ежа.

Еж дрался с другим ежом, и Алисе показалось, что это прекрасная возможность крокировать одного из них вторым; единственная трудность заключалась в том, что ее фламинго перебрался на другую сторону сада — Алиса увидела, как он там предпринимает тщетные попытки взлететь на дерево.
Когда она, наконец, поймала фламинго и принесла его обратно, битва ежей закончилась, и оба ее участника разбежались неизвестно куда. «Ну да неважно, — подумала Алиса, — все равно с этой стороны площадки ушли все воротца.» Так что она сунула фламинго под мышку, чтобы он снова не сбежал, и отправилась еще немного поговорить со своим приятелем.

Когда она вернулась к Чеширскому Коту, то с удивлением обнаружила изрядную толпу, собравшуюся вокруг него; там шла дискуссия между палачом, Королем и Королевой. Все трое говорили одновременно, в то время как все остальные молчали и чувствовали себя крайне неуютно.

Стоило Алисе подойти, как эти трое привлекли ее для разрешения вопроса и принялись повторять ей свои аргументы, но, поскольку они говорили все разом, Алиса с трудом могла разобрать их слова.

Аргумент палача заключался в том, что нельзя отрубить голову, если нет тела, от которого ее можно было бы отрубить; что он никогда такими вещами не занимался, и начинать на старости лет не собирается.

Аргумент Короля состоял в том, что всякий, имеющий голову, может быть обезглавлен, и нечего городить вздор.

Аргумент же Королевы сводился к тому, что если что-нибудь не будет сделано быстрее чем немедленно, она казнит всех и каждого. (Именно это последнее замечание и повергло все общество в такое уныние и тревогу.)
Алиса не придумала ничего лучше, чем сказать:
— Он принадлежит Герцогине, спросите лучше у нее.

— Она в тюрьме, — сказала Королева и обратилась к палачу: — Приведи ее сюда.
И палач помчался стрелой.

Едва он убежал, голова Кота начала таять и к тому моменту, как он вернулся с Герцогиней, исчезла полностью; так что Король и палач принялись метаться по площадке, разыскивая ее, а все остальные вернулись к игре.

Комментарий переводчика:

[27] Это английская пословица. Весьма отдаленный русский аналог — «за погляд денег не берут».

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

     — С кем вы разговариваете? — спросил Король, подходя к Алисе и разглядывая голову Кота с неподдельным любопытством.

— Это мой друг — Чеширский Кот, — сказала Алиса, — позвольте мне представить его вам.

— Мне не нравится как он выглядит, — сказал Король. — Тем не менее я разрешаю ему поцеловать мне руку, если ему хочется.

— Вообще-то совсем не хочется, — заметил Кот.

— Не дерзите, — сказал Король, —  и не смотрите на меня так! — И он спрятался за Алису.

—  Даже кошка может смотреть на короля, — выпалила Алиса неожиданно даже для самой себя. — Я читала это в книге, только не помню в какой.

— Нет, его нужно прогнать, — сказал Король решительно и позвал Королеву, которая как раз проходила мимо.
— Дорогая! Я желаю чтобы вы прогнали этого кота!

У Королевы был только один способ разрешения всех проблем,  как больших, так и малых.
— Голову с плеч! — Сказала она, даже не оглянувшись.

— Я сам приведу палача, — с нетерпением сказал Король и заспешил прочь.

Алиса решила, что может вернуться к остальным и посмотреть как идет игра, так как слышала вдалеке голос Королевы, раздираемой страстями.
Она услышала ее приказ казнить трех игроков, пропустивших свою очередь на удар и ей совсем не нравилось происходящее, когда игра была такая странная, что она никогда не могла понять — ее сейчас очередь бить или нет. Поэтому она пошла искать своего ежа.

Еж был поглощен борьбой с другим ежом, что представило Алисе превосходную возможность ударить сразу двумя шарами, единственная загвоздка состояла в том, что ее фламинго сбежал на другую сторону сада  и, как заметила Алиса, безуспешно пытался взлететь на дерево.
Когда она поймала фламинго и притащила его, схватка закончилась и оба ежа скрылись из виду.
— Какое это имеет значение, — подумала Алиса, — если все ворота столпились на одной стороне площадки.
Сунув фламинго под мышку, чтобы он снова не убежал, она решила продолжить беседу со своим другом.

Когда она подошла к тому месту, где покинула Чеширского Кота, ее удивила собравшаяся вокруг него огромная толпа. Шел спор между палачом, Королем и Королевой, кричавшими одновременно, в то время как остальные замерли и выглядели очень испуганно.

Едва она появилась, все трое тут же обратились к ней с просьбой уладить их спор и  стали повторять свои  доводы, правда, говорили все разом, так что ей было очень трудно разобрать кто что сказал.

Палач доказывал, что нельзя отрубить голову, если она не соединена с телом, от которого должна быть отделена — он ТАКОГО никогда не делал и не собирается начинать в ТАКОМ возрасте.

Король утверждал, что все, что имеет голову может быть обезглавлено и нечего молоть чушь.

Довод Королевы был очень прост: если кто-нибудь немедленно не выполнит ее приказ, она казнит всех( Именно это замечание Королевы навеяло на окружающих такое похоронное настроение).
Алиса не смогла придумать ничего лучше как сказать:
— Он принадлежит Герцогине, вам следовало бы спросить ЕЕ об этом.

— Она в темнице, — ответила Королева и сказала палачу: » Сходите за ней».
Палач стрелой понесся выполнять приказ.

Голова Кота начала исчезать в тот момент как палач пропал из виду и вскоре исчезла совсем. И пока Король прыгал как безумный, пытаясь разглядеть то, чего уже не было, остальные вернулись к игре.

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

— С кем ты разговариваешь, девочка? – спросил Король.

— Это мой друг Сиамский Кот. Позвольте вас познакомить.

— Вид у него какой-то… — поморщился Король. – Впрочем, так уж и быть, может припасть к моей руке, если хочет.

— Не хочу! — ответил Кот.

— Не дерзи! – прикрикнул Король. — И вообще — чего уставился?

— А почему бы и нет? — возразила Алиса. — Я где-то читала, что Коту можно смотреть на короля.

— Нет, нет, его нужно убрать, — и Король обратился к пробегавшей мимо Королеве: — Душенька, прикажи убрать этого Кота!

Как вы думаете, что ответила Королева? Что она вообще могла ответить? Даже не взглянув на Кота, она обронила на бегу:
— Отрубить ему голову! — и скрылась.

— Я сам приведу палача! – радостно воскликнул Король и тоже удалился.

До Алисы донеслись яростные вопли Королевы, и девочка решила вернуться на поле и посмотреть, в чем дело. А там царил полнейший кавардак. Еще три игрока были приговорены за то, что пропустили свою очередь. Алиса пошла искать своего ежа и обнаружила его в канаве — он дрался с другим ежом.

Вот и ударить бы по ним обоим, однако ее фламинго забрел на дальний край поля и тщетно пытался взлететь мы дерево. Когда Алиса его поймала и вернулась, пропали ежи.
— Ну и ладно, — Алиса не очень-то огорчилась. — Ворота все равно ушли, так что бить нельзя.

И держа фламинго за пазухой, она вошла туда, где оставила Кота. К ее удивлению, там ужа собралась толпа. Трое — палач, Король и Королева — отчаянно спорили, прочие уныло молчали.

Завидев Алису, спорщики бросились к ней со своими аргументами и просили рассудить их.

Аргумент палача: если в наличии нет Кота, но имеется лишь голова оного, то отрубить таковую не представляется возможным; он (палач то есть) и раньше подобного не делал, а уж теперь и подавно для этого устарел.

Аргумент Короля: ересь мелешь, ибо если имеется в наличии хотя бы голова, то отрубить таковую возможным представляется.

Аргумент Королевы; больше дела, меньше слов (иначе говоря, СЛОВО И ДЕЛО). Именно это последнее замечание и настроило присутствующих на минорный лад.
Алиса подумала и сказала:
— Кот Герцогинин, поэтому лучше всего обратиться к ней.

— Она в тюрьме, — ответила Королева и послал в тюрьму палача.

Едва тот скрылся, голова Кота начала бледнеть и к появлению Герцогини пропала совсем. Король с палачом рыскали по площадке в поисках осужденного, остальные продолжали игру.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— С кем это ты разговариваешь? — удивлённо спросил Король у Алиски, разглядывая усатую голову.

— Позвольте мне представить вам моего друга, ваше величество, — ответила она. — Его зовут Кот Без Сапог.

— Не нравится он мне, — сказал Король. — Впрочем, пусть поцелует мне руку, если уж ему так хочется.

— Перебьюсь, — отозвался Кот.

— Не груби, — сказал Король. — И не смотри на меня свысока. — С этими словами он спрятался за Алису.

— А котам закон не писан, — сказала Алиса. — Я это где-то читала, только не помню, где.

— Убрать его, — нерешительно заявил Король и обратился к Королеве (она как раз проходила мимо):
— Пупсик, распорядись убрать эту кошку!

У Королевы на семь бед был один ответ.
— Голову с плеч! — сказала она, даже не обернувшись.

— Пойти позвать палача!.. — заторопился Король.

Алиска тем временем решила досмотреть игру. Издалека доносились вопли разгневанной Королевы. Она уже приговорила к смертной казни трёх игроков за то, что те прозевали свою очередь. Алиске всё это начинало сильно не нравиться: игра совсем запуталась, свою очередь она давно потеряла. Оставалось только отправиться на поиски мячика-ежа.

Ёж нашёлся: он как раз дрался с другим таким же мячиком. Самое время было ударить одного о другого, вот только бить было нечем: её фламинго ушёл в другой конец сада и всё пытался взлететь на дерево, как воробей, но у него ничего не получалось.
Когда, наконец, она поймала своего фламинго и вернулась с ним на площадку, ежи-мячи уже додрались и куда-то ушли.
«Ну и ладно, — подумала Алиска. — Зачем мне мяч, если воротцев тоже нет?»
С этими словами она взяла фламинго поудобней и покрепче и пошла к своему другу — ещё немножко поболтать.

Каково же было её удивление, когда она увидела под Котом целое собрание. Палач, Король и Королева громко спорили, перебивая друг друга, а все остальные помалкивали: им было как-то не по себе.

Завидев Алису, спорящие попросили её рассудить их. Правда, они ужасно тараторили, и понять, что к чему, было очень нелегко.

Палач говорил, что если голову, то с плеч, а раз их нет, то ему тут делать нечего. Пусть вырастут — тогда другое дело, а иначе — никак.

Король говорил, что главное — голова, а остальное приложится, и молчать, и не возражать.

Королева говорила, что или сейчас же будет, как она сказала, или она всех до единого лишит головы, так и знайте.
Тут все загрустили.
Алиска только и могла сказать, что голова — Герцогинина, а значит, нужно спросить у неё разрешения.

— Привести её из тюрьмы! — приказала Королева Палачу, и тот бросился со всех ног в тюрьму.

Не успел Палач убежать, как Голова начала таять и к его возвращению совсем исчезла. Сколько Король с Палачом ни бегали взад и вперёд, всё было бесполезно. Тем временем народ вернулся к игре.

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— С кем и зачем ты тут разговариваешь? — шагнул к Алис Король; высоко вскидывая брови, глянул на голову Кота.
— Позвольте познакомить вас с моим другом — Чеширским Котом.
— Внешность совсем не приглядная, — морщится Король, — однако руку мне поцеловать разрешаю, коль ему охота.
— Пожалуй, воздерржусь.
— Не дерзи, — Король предупреждает, — и нечего на меня так смотреть! — А сам всё-таки встал позади Алис.
— За погляд денег не берут, даже с котов и кошек. — та ему. — Прочла в книжке; только не помню в какой.
— В общем, его надо убрать, — очень решительно заявил Король и подозвал проходившу ю мимо Даму. — Дорогая! Пожалуйста, будь добра, убери отсюда кота.
А у той лишь один способ утрясать любые неурядицы, большие и малые.
«Отрубить ему голову!» говорит, даже взгляда не бросив.
— Пойду за палачом, — сразу заспешил Король.

Алис решила вернуться понаблюдать за игрой, к тому ж издали доносился гневный ор Дамы. До того она уже слыхала приговоры к казни трём игрокам, прозевавшим очередь, но вообще-то ей совсем не нравится весь ход состязания, ибо игра столь путаная — ввек не поймёшь, твоя иль не твоя очередь. Короче, пошла искать ежа. А тот как раз дерётся с другим ёжиком — прекрасная возможность для Алис вышибить из игры соперника: да только вот незадача: фламинго убрёл в другой конец сада, где беспомощно-безуспешно — Алис ведь хорошо видно — норовит взлететь на дерево. Пока ловила да тащила обратно фламинго, драка закончилась, и оба ежа скрылись из виду.
«Но не невелика беда», думает она. «поскольку все воротца гуляют в противоположном углу площадки».
Короче, крепко стиснула его под мышкой, дабы снова не убежал, и возвращается ещё немного поболтать с другом.

Подойдя ж к Чеширскому Коту, с удивленьем обнаружила вкруг того довольно приличную толпу; палач, Король и Дама пререкаются, причём говорят одновременно, а остальные помалкивают и выглядят весьма обеспокоенными.
Чуть только Алис приблизилась, все трое попросили её разрешить спор да повторили доводы, но поскольку выпалили их в один голос,
на самом деле трудновато понять, о чём в точности толкуют-то.

Точка зренья палача: нельзя отрубить голову, раз нету тела, от коего её оттяпывать; прежде ему совершать эдакого не доводилось,
и в его лета начинать он не собирается.
Мнение Короля: всё, имеющее голову, обезглавить не заказано, а вот околёсицу нести не надо.
Дама высказывает следующее сужденье: коль немедленно чего-то не предпримут, всех окружающих поголовно казнят. (Именно из-за последнего обоснования гости глядят хмуро да озабоченно.)
Алис ничего не придумала, кроме как сказать: «Кот Княгинин, лучше всего её спросить».
— Она в тюрьме, — Дама повернулась к палачу, — веди её сюда.
Тот помчал стрелой.

Едва палач скрылся из виду, голова Кота начала линять и ко времени его прихода с Княгиней исчезла полностью; ну Король с палачом
принялись бегать туда-сюда как угорелые, её искать, а остальные возобновили игру.

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — С кем это ты разговариваешь? — спросил Король, подходя к Алисе и с большим удивлением посматривая на голову Кота. — И где у него всё остальное?

— Это мой приятель — Чеширский Кот, — ответила Алиса. — Позвольте мне представить его.

— Ты можешь представлять его, на сколько хватит воображения. А меня совершенно не тянет на него смотреть, — сказал Король. — Однако, он может поцеловать мою руку, если хочет.

— Скорее не хочу, — заметил Кот.

— Не дерзи, — насупился Король, прячась за Алису. — И не смотри на меня так!

— Кот может смотреть на короля, — сказала Алиса. — Я читала об этом в какой-то книге, но не помню в какой.

— Однако, его нужно убрать, — сказал Король тоном, не допускающим возражений и подозвал Королеву, которая как раз проходила мимо: — Дорогая! Я желаю, чтобы этого кота убрали!

У Королевы был только один способ преодоления любых трудностей, больших и малых. «Отрубить ему голову!» — сказала она, даже не взглянув на саму голову.

— Я сбегаю за палачом, — нетерпеливо произнёс Король и стремительно исчез.

Алиса думала, что она тоже может вернуться посмотреть, как идёт игра, поскольку неподалёку раздавался гневно-визгливый голос Королевы. Она уже слышала, как та приговорила к смерти трёх-четырёх игроков, пропустивших свою очередь, и ей совершенно не хотелось, чтобы с ней случилось нечто подобное. Кроме того, Алиса совершенно терялась в этой странной игре и никак не могла понять, наступила уже её очередь хода или нет. Так что она отправилась на поиски ежа.

Ёж ввязался в драку с другим ежом, что показалось Алисе удобной возможностью крокировать одного из них другим; правда, была одна сложность — её фламинго убежал на другую сторону сада, где совершал бесплодные попытки взлететь на дерево.
К тому времени, как Алиса поймала фламинго и вернулась обратно, драка между ежами закончилась и они разбежались по сторонам. «Ну и ладно, — подумала Алиса, — всё равно все ворота ушли с этой стороны поля». Так что она сунула фламинго под мышку, чтобы он опять не сбежал, и пошла ещё немного поболтать со своим приятелем.

Добравшись до Чеширского Кота, она была удивлена, обнаружив большую толпу, собравшуюся вокруг него. Там шёл спор между палачом, Королем и Королевой, которые говорили все одновременно, в то время как остальные молчали и выглядели испуганными.

Как только Алиса появилась, все трое сразу засыпали её призывами разрешить их спор и принялись пересказывать его суть, но поскольку все говорили одновременно и очень громко, было неимоверно трудно эту самую суть уловить.

Довод палача состоял в том, что невозможно отрубить голову, пока не существует прилагаемого к ней тела, от которого можно было бы эту голову отделить. Он говорил, что ему никогда ещё не приходилось делать ничего подобного, и он не собирается заниматься подобными глупостями и теперь.

Аргументы Короля не шли дальше того, что любого, имеющего главное — голову — можно обезглавить, и что остальным не следовало бы говорить чепухи.

Довод Королевы состоял в том, что если что-то не будет сделано быстрее чем сейчас же, то она казнит всех — всех вокруг, абсолютно всех, всех и каждого. Это и было, кажется, тем замечанием, которое ввергло окружающих в ужас.
Алиса не придумала ничего лучше, чем сказать, что Кот принадлежит Герцогине: вам лучше спросить её.

— Она в тюрьме, — сказала Королева палачу. — Доставь-ка её сюда.
Палач со скоростью летящей стрелы отправился выполнять королевское распоряжение.

Голова Кота начала таять в тот же момент, как палач ушёл, и, к тому времени, как он вернулся назад с Герцогиней, окончательно растворилась в воздухе. Король и палач с диким видом бегали туда-сюда в поисках, пока остальные постепенно не разошлись, вернувшись к игре.

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 «С кем вы разговариваете?» — спросил Король, подойдя к Алисе и с величайшим удивлением разглядывая голову Кота.

«Это мой друг — Чеширский Кот», — сказала Алиса, — «позвольте мне его представить».

«Целиком его и не нужно», — сказал Король, — «если желает, может поцеловать мне руку».

«Лучше не надо», — заметил Кот.

«Не нахальничай,» — сказал Король, — «и не смотри на меня так!» Говоря, он заступал за Алису.

«Котам не возбраняется смотреть на Короля», — сказала Алиса: «Я читала это в книжке, не помню какой».

«Ну, он должен удалиться», — решительно произнёс Король и позвал Королеву, которая в момент подошла, — «Дорогая! Мне хочется, чтобы вы заставили этого кота удалиться!»

У Королевы был только один способ разрешения всех трудностей, больших и малых. «Снести ему голову!» — сказала она, не сморгнув глазом.

«Я схожу за моим палачом», — нетерпеливо проговорил Король и заторопился прочь.

Алиса решила, что теперь может вернуться и понаблюдать за игрой, — до неё уже стали доноситься неистовые крики Королевы. Она услыхала её приговор трём игрокам, пропустившим свои очереди, и ей это совсем не понравилось, когда игра была такой запутанной, что никогда нельзя было знать, её ли очередь или чья. В общем, она отправилась искать своего ежа.

Ёж ввязался в драку с другим ежом, что показалось Алисе прекрасной возможностью, чтобы крокетировать одного из них, а заодно и другого; единственная трудность заключалась в том, что её фламинго припустился в другой конец сада, и там, Алиса увидала, делал беспомощные попытки взлететь на дерево.

К тому времени, как она поймала фламинго и принесла его на место, драка закончилась, и оба ежа скрылись из виду; «да и всё равно», — подумала Алиса, — «если все ворота ушли с этого края площадки». Поэтому она взяла фламинго под мышку, чтобы он не мог опять сбежать, и повернула назад, ещё немного поговорить со своим другом.

Когда она вернулась к Чеширскому Коту, то удивилась, обнаружив нешуточную толпу, которая вокруг него собралась; в самом разгаре был спор — между Палачом, Королём и Королевой, которые говорили все сразу в то время, как все остальные были абсолютно молчаливы и, похоже, чувствовали себя неловко.

Только Алиса появилась, все трое обратились к ней за разрешением вопроса, и все повторили ей свои аргументы, хотя из-за того, что они говорили все вместе, ей показалось очень трудным в точности понять, о чём они говорили.

Аргумент Палача заключался в том, что нельзя отсечь голову, если нет тела, от которого бы её можно было отсечь; что он раньше никогда не делал ничего подобного, и не собирается начинать ни с того ни с сего.

Аргумент Короля заключался в том, что всякий, имеющий голову, может быть обезглавлен, и что не нужно говорить чепухи.

Аргумент Королевы заключался в том, что если нечто над этим не будет проделано без промедения, она найдёт, кого подвергнуть экзекуции, хотя бы всех поголовно. (И вот это последнее замечание и привело к тому, что вся компания выглядела такой мрачной и озабоченной).

Алиса ничего другого не могла придумать сказать, как: «Он принадлежит Герцогине: вы бы лучше её спросили».

«Она — в тюрьме», — обратилась Королева к Палачу: «Доставить её сюда!» И Палач выскочил, как стрела.

В тот же момент голова Кота стала таять, а когда посланный вернулся с Герцогиней, совершенно исчезла; и Король с Палачом заметались туда-сюда в поисках, а прочая компания вернулась к игре.

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

— З ким ти розмовляєш? — запитав Король, підходячи до Аліси. Він з великим подивом розглядав голову Кота.

—  Це мій приятель… Кіт Сміюн, — пояснила Аліса. — Дозвольте познайомити вас.

—  Він мені зовсім не подобається,- сказав Король.-: Якщо хоче, хай поцілує мою руку.

—  І не подумаю, — зауважив Кіт.

— Не будь таким зухвалим, — сказав Король. — І не дивися на мене так! — При цьому він сховався за Алісу.

—  Кіт має право дивитися на Короля, — промовила Аліса. — Я читала про це в якійсь книжці, не пам’ятаю в якій саме.

— Ну, його слід випровадити звідси, — заявив Король дуже рішуче і гукнув Королеву, що саме проходила повз них: — Люба! Я хочу, щоб ти спровадила цього Кота.

Королева знала єдиний шлях для подолання всіх труднощів, великих чи малих.
—  Відтяти йому голову! — сказала вона, навіть не озирнувшись.

—  Я сам приведу Ката, — нетерпляче промовив Король і поспішив геть.

Аліса подумала, що, мабуть, треба піти подивитися, як проходить гра, бо здаля почула голос Королеви, яка аж захлиналася від гніву. Вона чула, як та звеліла стратити уже трьох учасників гри за, те, що вони проґавили свою чергу. Алісі загалом не подобався стан речей, бо гра ішла так безладно, що вона ніяк не могла встановити, коли наступала її черга. Отже, вона пішла на розшуки свого їжака.

Їжак був зайнятий бійкою з іншим їжаком, і Аліса вирішила, що саме тепер їй удасться забити в ворота одного їжака другим. Біда була в тому, що її фламінго втік на другий кінець саду, і Аліса побачила, що він там марно силкувався злетіти на дерево.
На той час, коли вона спіймала фламінго і принесла його на майданчик, їжаки скінчили бійку і кудись зникли.
— Але це не має ніякого значення, — подумала Аліса. — однаково, на цій частині майданчика немає вже воріт.
Отже, вона затиснула птаха під рукою, щоб той не втік, бува, знову, і пішла ще трохи поговорити з своїм приятелем.

Коли вона наблизилася до Кота Сміюна, її здивував великий натовп, що зібрався навколо нього. Кат, Король і Королева сперечалися, говорили всі разом, всі інші перелякано мовчали.

Ледве Аліса підійшла, як всі троє звернулися до неї, щоб вона розсудила їх, і повторювали їй свої доводи. Однак вони говорили одночасно, і їй важко було зрозуміти, про що йдеться.

Кат доводив, що відрубати голову неможливо, якщо немає тулуба, на якому вона посаджена. Йому, бач, ніколи не доводилося робити такого раніше, і він не згоден братися за таке діло в його літах.

Король доводив, що все, що має голову, може бути обезголовлене, і нічого базікати дурниць.

Королева твердила, що якщо питання не буде вирішене негайно, вона накаже стратити всіх, всіх до одного. (Саме це останнє зауваження і викликало таке замішання і переляк серед присутніх).
Аліса могла відповісти лише одне:
—  Кіт належить Герцогині. Краще звернутися у цьому питанні до неї.

—  Вона у в’язниці,- звернулася Королева до Ката. — Приведіть її сюди.

Кат стрілою помчав геть. Ледве він відійшов, як голова почала розтавати. На той час, коли Кат повернувся разом з Герцогинею, голова зовсім зникла. Король з Катом очманіло бігали в усі боки, розшукуючи її, а товариство повернулося до гри.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— 3 ким це ти балакаєш? — запитав Король, що й собі підійшов до Аліси і зачудовано приглядався до котячої голови.

— Це мій друг, Чеширський Кіт, — сказала Аліса. — Дозвольте, я вас познайомлю.

— Мені не подобається його подоба, — заявив Король. — А втім, він може поцілувати мені руку, коли хоче.

— Я волів би цього не робити, — сказав Кіт.

— Не лихослов! — вигукнув Король. — І не світи так на мене очима!
З цими словами Король сховався за Алісину спину.

— Котові й король не указ*, — мовила Аліса. — Десь я це читала, не пам’ятаю тільки — де.

— Ні! Його треба прибрати! — твердо мовив Король і гукнув до Королеви:
— Серденько, звели, будь ласка, прибрати кота!

Королева на все — мале й велике — мала одну раду.
— Зітнути йому голову! — кинула вона, навіть не обертаючись.

— Я сам приведу ката! — зголосився Король, і тільки його й бачили.

Аліса вже хотіла вертатися на крокетний майданчик, щоб поглянути, як іде гра, коли тут до неї долинуло несамовите Королевине верещання. Аліса вжахнулася: трьох гравців, що проґавили свою чергу, вже було засуджено до страти.
Те, що коїлося на майданчику, здавалося їй справжнім неподобством: довкола панував такий рейвах, що годі було вгадати, чия черга ставати до гри.
Аліса трохи зачекала, а тоді подалася на розшуки свого їжака.

Довго шукати не довелося — він скубся з чужим їжаком. То була чудова нагода, щоб одним із них крокетувати другого, але, як на те, Алісин молоток, цебто фламінго, перейшов на інший кінець саду, й Аліса могла тільки бачити, як він неоковирно силкується злетіти на дерево. Поки вона його зловила й принесла назад, бійка вщухла, і за обома їжаками вже й слід прохолов.
— Утім, невелика втрата, — вирішила Аліса, — однаково всі ворітця порозбігалися.
Міцно затиснувши фламінго під пахвою, щоб той знову не втік, вона подалася докінчувати розмову зі своїм другом.

Повернувшись на те місце, де в повітрі мріла його голова, Аліса з подивом побачила, що довкола Кота зібрався цілий натовп. Кат, Король та Королева жваво про щось сперечалися, галасуючи навперебій, а решта всі стояли мовчазні, й, судячи з їхніх облич, занепокоєні.

Усі троє кинулися до Аліси, щоб вона їх розсудила. Кожен їй щось доводив, та оскільки говорили всі навперебій, то зрозуміти про що йдеться, було дуже важко.

Кат доводив, що не можна відтяти голову, коли її нема від чого відтинати: зроду-віку він такого не робив і не збирається на старості переучуватися — на якого ката перевчати ката?!

Король доводив, що всяк, хто має голову, може її позбутися, і годі молоти дурниці.

А Королева доводила, що коли питання не вирішиться швидше, ніж уже, то вона скарає на горло всіх до одного. (Це й пояснює, чому всі як один були такі похмурі й занепокоєні.)
Аліса не змогла придумати нічого кращого, як сказати:
— Кіт належить Герцогині. Порадьтеся з нею.

— Вона за ґратами,- сказала Королева до Ката. — Веди її сюди!

Кат помчав стрілою, а котяча голова почала танути, і коли нарешті привели Герцогиню, від голови не лишилося й сліду. Король із Катом ще довго бігали, мов навіжені, шукаючи голову, а решта гостей пішли догравати гру.

Коментар перекладача:

* — Стара англійська приказка, яка означає, що є речі, які люди нижчого стану можуть дозволити собі робити в присутності своїх зверхників.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— З кім ты гаворыш? — спытаўся Кароль, падыходзячы да Алесі і зь цікаўнасьцю паглядаючы на каціную галаву.

— Гэта мой сябар, Чэшырскі Кот, — сказала Алеся. — Дазвольце, я вас пазнаёмлю.

— Ня дужа прыемнае аблічча, — заўважыў Кароль, — але ўсё адно ён можа пацалаваць мне руку, калі мае ахвоту.

— Дзякуй, абыдуся, — сказаў Кот.

— Што за дзёрзкасьць! — абурыўся Кароль. — І ня трэба на мяне гэтак глядзець!

З гэтымі словамі ён схаваўся за Алесю.

— У Ката таксама можа быць свой погляд на караля,[0803] — сказала Алеся. — Я пра гэта чытала ў нейкай кнізе, ня помню толькі дзе.

— Яго трэба адтуль прыбраць, — цьвёрда сказаў Кароль і клікнуў Каралеву, якая праходзіла побач. — Мая даражэнькая! Я жадаю, каб Вы загадалі прыняць гэтага ката!

У Каралевы быў толькі адзін спосаб разьвязаньня ўсіх праблемаў, як вялікіх, так і малых.

— Сьсячэце яму галаву! — заявіла яна, нават не зірнуўшы ў той бок.

— Я асабіста паклічу кaта, — нецярпліва сказаў Кароль і засьпяшаўся.

Пачуўшы здалёк разьюшаны роў Каралевы, Алеся падумала, што ёй таксама трэба вярнуцца й паглядзець, што там з гульнёй. Яна ўжо чула, як тая прысудзіла трох гульцоў, што абмінулі сваю чаргу, да “пакараньня горлам”. І Алесі зусім не спадабалася такая замятня, калі не разабраць, за кім чыя чарга. Яна пайшла шукаць свайго вожыка. Знайшла: той біўся зь іншым. Гэта падалося Алесі цудоўнай акалічнасьцю, каб абодвух загнаць у брамку. Але куды там! Яе флямінга даўно ўцёк на іншы край саду і безь вялікіх посьпехаў спрабаваў узьляцець на дрэва.

Калі яна злавіла флямінга і вярнулася, вожыкі ўжо кончылі біцца і некуды запрапасьціліся — хай яны згараць. “Ні бяды, — падумала Алеся, — усё адно брамкі таксама ўцяклі”. Яна ўзяла флямінга пад паху, каб той зноў ня ўцёк, і вярнулася да свайго сябра-Катa.

Але вакол таго, на яе зьдзіўленьне, назьбіраўся ладны натоўп. Кат, Кароль і Каралева гаварылі ўсе трое адначасова, а астатнія захоўвалі цішыню і мелі вельмі заклапочаны выгляд.

Калі зьявілася Алеся, усе трое папрасілі яе вырашыць спрэчку. Але паколькі ўсе яны гаварылі адначасова, ёй было вельмі цяжка зразумець, што менавіта мае на ўвазе кожны зь іх.

Довад кaта палягаў у тым, што немагчыма сьсячы галаву, калі няма цела, ад якога яна павінна быць аддзеленая, што ён ніколі ня чуў аб нечым падобным раней і першым у гісторыі на такое не наважыцца.

Довад Караля палягаў у тым, што ўсё, што мае галаву, можа быць яе пазбаўленае, і няма чаго лухты вярзьці.

Довад Каралевы палягаў у тым, што калі з гэтым Катом зараз жа не разьбяруцца, дык пастрачваюць галовы ўсе пагалоўна! (Акурат гэтая заўвага надала грамадзе такі несамавіты выгляд.)

Алеся нічога не магла прыдумаць, як толькі сказаць:

— Кот належыць Княгіні, і лепш у яе спытацца, што зь ім рабіць.

— Яна арыштаваная, — сказала Каралева кaту. — Прывесьці яе сюды!

Кат паляцеў з хуткасьцю стралы. А галава Катa зараз пачала зьнікаць. Калі ж кат прывёў Княгіню — Кот выпарыўся дазваньня. Кароль з кaтам замітусіліся, шукаючы Катa, а астатнія вярнуліся да гульні.

Заувагі Юрася Пацюпы:

0803 — У Ката таксама можа быць свай погляд на караля. — Гэтая ангельская прымаўка азначае, што пэўныя рэчы чарналюду нельга забараніць.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— З КІМ ты тут размаўляеш?- спытаўся Кароль, які падышоў да Алісы і з зацікаўленасцю пачаў разглядаць галаву Чашырскага Ката.
— Гэта мой сябра – Чашырскі Кот,- адказала Аліса,- дазвольце мне вас пазнаёміць адно з адным?
— Ён мне не спадабаўся,- заўважыў Кароль,- але, калі жадае, хай пацалуе маю руку.
— Не, дзякуй!- адказаў Кот.
— Не грубі,- пакрыўдзіўся Кароль,- і не глядзі на мяне гэдак,- апошнія словы ён сказаў схаваўшыся за Алісу..
— Кошкі маюць права глядзець на каралей,- сказала яна.- Памятаю, што чытала аб гэтым у кнізе, хаця не памятаю ў якой.
— Не! Хай ён адыйдзе!- рашуча прамовіў Кароль і паклікаў Каралеву, якая праходзіла па блізу,- Даражэнькая! Зрабі з гэтым катом, што-небудзь.
Каралева мела толькі адзін спосаб уладжваць любыя справы.
— Адсячы ЯМУ галаву!- сказала яна, нават не азірнуўшыся.
— Пайду прывяду к?та,- шпарка казаў Кароль і збег.
Аліса вырашыла паглядзець, як працягваецца гульня, паколькі здалёк чула апантаныя крыкі Каралевы. Яна ўжо паспела асудзіць трох гульцоў, за тое, што прапусцілі сваю чаргу. Алісе гэта здалося дзіўным, паколькі гульня была ў такім бязладдзі, што яна ніколі не ведала, яе зараз чарга ці не. Таму вырашыла пайсці пашукаць свайго вожыка.
Ён быў заняты бойкаю з іншым вожыкам, што здалося Алісе добрай магчымасцю забіць аднаго другім. Адзінай цяжкасцю было тое, што яе фламінга паспеў збегчы ў іншы бок саду, дзе беспаспяхова пытаўся ўзляцець на дрэва.
Калі Аліса злавіла фламінгу і павярнулася, бойка ўжо скончылася і абодва вожыкі збеглі:
— Гэта не вельмі важка,- вырашыла Аліса,- тым больш, што ўсе роўна вароты даўно сышлі.
Яна ўзяла фламінгу падпаху, каб той не збег, і вярнулася крыху паразмаўляць з сябрам.
Калі яна ўжо набліжалася да Ката, яна здзівілася, ўбачыўшы вялікі натоўп вакол яго. Тут спрачаліся кат, Кароль і Каралева. Яны гаварылі адначасова, а астатнія маўчалі і выглядалі даволі недарэчна.
Калі Аліса наблізілася, усе трое звярнуліся да яе, каб уладзіць спрэчку. Кожны паўтарыў свае аргументы, але паколькі гаварылі яны адначасова, ёй было цяжка, штосьці зразумець.
Кат сцвяржаў, што не можа секчы галаву, калі няма цела, ён ніколі не рабіў гэта ў маладосці і не збіраецца пачынаць у сталым узросце.
Аргумент Караля быў такім, калі маецца галава, яе можна адсячы, і ён не збіраецца надалей слухаць лухту к?та.
Каралева ж сказала, што, калі яны зараз жа не разбяруцца, што рабіць з Катом, яна ўкатуе ўсіх. (Гэтая заўвага і прымусіла прысутных занепакоіцца.)
Аліса нават не ведала, што і адказаць:
— Ён належыць Герцагіне. Спытайце ў ЯЕ.
— Яна ў турме,- сказала Каралева к?ту,- прывядзі яе!
Кат, збег з хуткасцю стралы. А галава Ката ў той жа момант пачала знікаць. Таму Кароль з катам доўга бегалі па наваколлі ў яго пошуках. А астатнія вярнуліся да гульні.

____________________________________________________

 

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>