«Алиса в Стране Чудес» — 8.4. Крокет

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_29
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

“That’s right!” shouted the Queen. “Can you play croquet?”

The soldiers were silent, and looked at Alice, as the question was evidently meant for her.

“Yes!” shouted Alice.

“Come on, then!” roared the Queen, and Alice joined the procession, wondering very much what would happen next.

“It’s—it’s a very fine day!” said a timid voice at her side. She was walking by the White Rabbit, who was peeping anxiously into her face.

“Very,” said Alice: “where’s the Duchess?”

“Hush! Hush!” said the Rabbit in a low hurried tone. He looked anxiously over his shoulder as he spoke, and then raised him-self upon tiptoe, put his mouth close to her ear, and whispered, “She’s under sentence of execution.”

“What for?” said Alice.

“Did you say, “What a pity! » the Rabbit asked.

“No, I didn’t,” said Alice: “I don’t think it’s at all a pity. I said, “What for?’ «

“She boxed the Queen’s ears—” the Rabbit began. Alice gave a little scream of laughter. “Oh, hush!” the Rabbit whispered in a frightened tone. “The Queen will hear you! You see, she came rather late, and the Queen said—”

“Get to your places!” shouted the Queen in a voice of thunder, and the people began running about in all directions, tumbling up against each other; however, they got settled down in a minute or two, and the game began. Alice thought she had never seen such a curious croquet-ground in all her life; it was all ridges and furrows; the balls were five hedgehogs, the mallets live flamingoes, and the soldiers had to double themselves up and to stand upon their hands and feet, to make the arches.

The chief difficulty Alice found at first was in managing her flamingo: she succeeded in getting its body tucked away, comfortably enough, under her arm, with its legs hanging down, but generally, just as she had got its neck nicely straightened out, and was going to give the hedgehog a blow with its head, it would twist itself round and look up in her face, with such a puzzled expression that she could not help bursting out laughing: and when she had got its head down, and was going to begin again, it was very provoking to find that the hedgehog had unrolled itself, and was in the act of crawling away: besides all this, there was generally a ridge or a furrow in the way wherever she wanted to send the hedgehog to, and, as the doubled-up soldiers were always getting up and walking off to other parts of the ground, Alice soon came to the conclusion that it was a very difficult game indeed.

The players all played at once without waiting for turns, quarrelling all the while, and fighting for the hedgehogs; and in a very short time the Queen was in a furious passion, and went stamping about, and shouting, “Off with his head!” or “Off with her head!” about once in a minute.

Alice began to feel very uneasy: to be sure, she had not as yet had any dispute with the Queen, but she knew that it might happen any minute, “and then,” thought she, “what would become of me? They’re dreadfully fond of beheading people here; the great wonder is that there’s anyone left alive!”

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– Отлично! – завопила Королева. – Сыграем в крокет?

Солдаты молча взглянули на Алису: видно, Королева обращалась к ней.

– Сыграем! – крикнула Алиса.

– Пошли! – взревела Королева.
И Алиса вошла в толпу гостей, с недоумением спрашивая себя, что же будет дальше.

– Какая… какая прекрасная сегодня погода, не правда ли? – робко произнес кто-то. Она подняла глаза и увидела, что рядом идет Белый Кролик и беспокойно на нее поглядывает.

– Да, погода чудесная, – согласилась Алиса. – А где же Герцогиня?

– Ш-ш-ш, – зашипел Кролик, тревожно оглядываясь. Он поднялся на цыпочки и шепнул ей прямо в ухо:
– Ее приговорили к казни.

– За что? – спросила Алиса.

– Ты, кажется, сказала: «Как жаль»? – спросил Кролик.

– И не думала, – отвечала Алиса. – Совсем мне ее не жаль! Я сказала: «За что?».

– Она надавала Королеве пощечин, – проговорил Кролик. Алиса радостно фыркнула.
– Тише! – испугался Кролик. – Вдруг Королева услышит! Понимаешь, Герцогиня опоздала, а Королева говорит…

– Все по местам! – закричала Королева громовым голосом.
И все побежали, натыкаясь друг на друга, падая и вскакивая. Однако через минуту все уже стояли на своих местах. Игра началась.
Алиса подумала, что в жизни не видала такой странной площадки для игры в крокет <56>: сплошные рытвины и борозды. Шарами служили ежи, молотками – фламинго, а воротцами – солдаты. Они делали мостик – да так и стояли, пока шла игра.

Поначалу Алиса никак не могла справиться со своим фламинго: только сунет его вниз головой под мышку, отведет ему ноги назад, нацелится и соберется ударить им по ежу, как он изогнет шею и поглядит ей прямо в глаза, да так удивленно, что она начинает смеяться; а когда ей удастся снова опустить его вниз головой, глядь! – ежа уже нет, он развернулся и тихонько трусит себе прочь. К тому же все ежи у нее попадали в рытвины, а солдаты-воротца разгибались и уходили на другой конец площадки. Словом, Алиса скоро решила, что это очень трудная игра.

Игроки били все сразу, не дожидаясь своей очереди, и все время ссорились и дрались из-за ежей; в скором времени Королева пришла в бешенство, топала ногами и то и дело кричала:
– Отрубить ей голову! Голову ему долой!

Алиса забеспокоилась; правда, у нее с Королевой пока еще не было ни из-за чего спора, но он мог возникнуть в любую минуту.
– Что со мной тогда будет? – думала Алиса. – Здесь так любят рубить головы. Странно, что кто-то еще вообще уцелел!

Из примечаний М. Гарднера:

56 — В первом варианте «Алисы» молотками служат не фламинго, а страусы (Кэрролл изобразил их и на своих рисунках к этому тексту). Немало времени он посвящал изобретению новых и необычных правил для старых и всем известных игр. Предложенные им правила сложной игры в «Крокетный замок», в которую он часто играл с сестрами Лидделл, были опубликованы в 1863 г. (см. книгу: The Lewis Carroll Picture Book). Там же можно найти перепечатку правил игры в «Ланрик», в которую играли шашками на шахматной доске. Его брошюра «Круглый бильярд» не переиздавалась. Из двухсот с лишним брошюр, опубликованных Кэрроллом, двадцать излагают правила сочиненных им игр.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘Отлично!’ крикнула Королева. ‘Ты умеешь играть в крокет?’
Солдаты промолчали и взглянули на Алису, так как вопрос очевидно предназначался ей.
‘Да!’ крикнула Алиса.
‘Тогда пошли!’ проревела Королева, и Алиса присоединилась к процессии, чрезвычайно желая узнать, что же будет дальше.

‘Какой, какой весьма погожий денек сегодня!’ произнес робкий голосок рядом с ней. Она шла рядом с Белым Кроликом, который с тревогой заглядывал ей в лицо.
‘Очень,’ сказала Алиса: ‘…а где Герцогиня?’
‘Тише! Тише!’ поспешно сказал Кролик тихим голосом. Он беспокойно оглянулся через плечо, пока говорил, а затем поднялся на цыпочки, приблизил свой рот к ее уху и прошептал ‘Она приговорена к казни.’
‘За что?’ сказала Алиса.
‘Ты сказала: «Как жаль!»?’ спросил Кролик.
‘Нет, я не говорила /этого/,’ сказала Алиса: ‘Я вовсе и не думаю, что мне жаль. Я сказала: «За что?»‘
‘Она надрала Королеве уши…’ начал Кролик. Алиса тихонько хихикнула. ‘О, тише!’ прошептал Кролик испуганным голосом. ‘Королева тебя услышит! Понимаешь, она /Герцогиня/ пришла довольно поздно, а Королева сказала…’

‘Занять свои места!’ прокричала Королева громовым голосом, и свита начала бегать по площадке во всех направлениях, натыкаясь друг о друга и падая; однако все они встали на свои места через минуту-две, и игра началась. Алиса подумала, что она никогда в жизни не видала такой странной площадки для игры в крокет; она была вся покрыта насыпями и бороздами; шарами были живые ежи, молотками — живые фламинго, а солдатам пришлось согнуться и встать на руки и ноги, чтобы образовать арки <= ворота>.

Поначалу главной трудностью для Алисы оказалось справиться со своим фламинго: ей удалось засунуть, и довольно удобно, его туловище себе под мышку, /так, что/ ноги его свисали, но в целом, как только она хорошенько распрямляла его шею, и собиралась нанести по ежу удар его головой, он, как правило, изворачивался и глядел ей в лицо с таким озадаченным выражением, что она не могла удержаться и разражалась смехом: и, когда ей удавалось опустить его голову и она собиралась снова начать /игру/, было очень досадно обнаружить, что еж уже развернулся, и уползает прочь: кроме всего этого, обычно на пути оказывался кряж или борозда, куда бы ей ни хотелось отправить своего ежа, и, так как согнутые пополам солдаты всегда поднимались и уходили на другие части площадки, Алиса вскоре пришла к заключению, что это действительно очень сложная игра.

Все игроки играли одновременно, не дожидаясь своей очереди, все время ссорились и дрались из-за ежей; через очень непродолжительный период времени <= очень скоро> Королева пришла в ярость, и ходила, топая ногами /по площадке/, и кричала «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!» примерно раз в минуту.
Алиса начала сильно беспокоиться: конечно, она еще ни разу не пререкалась с Королевой, но она знала, что это могло случиться в любую минуту, ‘и затем,’ подумала она, ‘что со мной будет; to become — делаться, становиться; случаться? Они тут ужасно любят рубить людям головы; самое удивительное, что здесь вообще хоть кто-то остался в живых!’

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

„Умеешь ты играть в крокет?» вдруг крикнула краля.

Солдаты молча взглянули на Соню, догадавшись, что к ней обратилась червонная краля с вопросом.

„Умею», отвечала Соня.

„Так иди сюда», заревела краля и Соня пошла за шествием.

„Прекрасная нынче погода», запищал кто-то тоненьким голоском около Сони; она оглянулась,— видит беленький кролик идет и заглядывает ей в лицо.
«Да, погода прекрасная'», говорит Соня. „А где пиковая княгиня?»

«Ш-ш, молчи, ради Бога!» шепчет кролик, а сам боязливо озирается на все стороны. Потом, поднявшись на цыпочки, он шепчет ей на ухо: „не знаешь разве, она была под судом, приговорена к смерти!»

«За что это?» спрашивает Соня.

„Ты говоришь, как жаль это?»‘ переспросил кролик.

«Совсем я этого не говорила! Чего мне ее жалеть! Я сказала: за что это».

«Тише, тише, ради Бога! Ну как услышит она! Это, видишь, как случилось: позвала она пиковую княгиню к себе на вечер играть, а та чуть-чуть опоздала; и говорить ей она…..»

«По местам!» заревела тут Червонная Краля на всю площадь. Все испугались, переполошились, — словно громом оглушило всех. Поднялась беготня, толкотня: одни наскакивали на других, сшибали друг друга с ног, кидались опрометью вперед, летели кувырком чрез головы, и чего, чего тут не было! Однако, стали униматься понемногу; пришли в себя, устроился порядок, началась игра.
Но что за игра! Такой игры Соня никогда не видывала! Площадка вся неровная: где доска гнилая, где торчит ребром, а где вовсе провалилась. Вместо шаров живые ежи; вместо арок — картонные солдаты стоят друг у друга на голове, перегнувшись в три погибели, вместо молотков — живые журавли.

Главным затруднением для Сони было справляться с своим журавлем: никак ни приноровится схватить его половчее: только она его возьмет на руки, он норовит вывернуться, просунет длинную шею ей под руку и глядит в глаза, да так смешно, что Соня расхохочется. Пока она опять укладывает его и, дождавшись очереди, идет играть, смотрит: либо ежи сбежали в сторону, либо пустились в драку.
Поглядела, поглядела Соня, да и решила, что труднее этой игры ничего не придумаешь.

Игроки беспрестанно путались; играли все разом, не дожидаясь очереди, и спорили из-за ежей.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

— Отлично! — гаркнула королева. — А в крокет вы умеете играть?

Солдаты молчали, вопрос королевы очевидно относился к Алисе.

— Умею! — также громко ответила Алиса.

— Так иди с нами! — взвизгнула королева, и Алиса присоединилась к процессии, раздумывая о том, что будет дальше.

— Какой сегодня… какой сегодня чудный день! — робко проговорил кто-то около ней.
Она оглянулась и увидала белого кролика, тревожно смотревшего на нее.

— Да, чудный, — ответила Алиса. — А где же герцогиня?

— Тс! тс! — прошептал кролик и, поднявшись на цыпочки, шепнул Алисе на ухо: — она приговорена к смерти!

— За что? –  спросила Алиса.

— Вы сказали как жалко? — спросил кролик.

— И не подумала, — отвечала Алиса, — совсем мне ее не жалко и я только спросила за что?

— Она выдрала королеву за уши… — начал кролик.
Алиса, услыхав это, не могла удержаться от смеха.
— Тише! тише! — остановил ее кролик, — королева услышит вас! Вот, видите, герцогиня пришла слишком поздно и королева сказала ей…

— По местам! — громовым голосом крикнула королева и все побежали в разные стороны, наталкиваясь друг на друга.
Наконец места были заняты и игра началась.
Никогда не случалось Алиев участвовать в такой странной игре. Крокетное поле было все изрыто, как вспаханное поле; вместо шаров были живые ежи, вместо молоточков — птицы фламинго, а вместо ворот — солдаты, которые сгибались для этого вдвое и упирались руками в землю.

Алисе было особенно трудно справляться с фламинго. Ей удалось засунуть его под мышку, — ноги его при этом, конечно, висели, — но когда она выпрямляла ему шею и хотела ударить его головой ежа, фламинго оборачивался и с таким изумлением глядел на нее, что она не могла удержаться от смеха. А если она наконец опускала, ему голову, то почти каждый раз оказывалось, что еж уже развернулся и собирается уползти. Кроме того, в тех редких случаях, когда Алисе удавалось толкнуть ежа и он начинал катиться, ему мешали попадавшиеся на дороге горки и ямки, а изображавшие ворота солдаты постоянно разгибались и расходились в разные стороны. «Ах, как трудно играть так!» — думала Алиса.

Никто не соблюдал никаких правил, все играли сразу, не дожидаясь очереди, все время ссорились и дрались из-за ежей. А королева чуть не каждую минуту топала ногами и кричала: «Отрубить ему голову!.. Отрубить ей голову!»

Алиса начинала тревожиться. Положим, пока все шло благополучно, но все же могло случиться, что в конце концов королева велит отрубить голову и ей.
«Что же тогда мне делать? — думала она. — Королева ужасно любит рубить головы. Удивительно, что еще столько их уцелело!».

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— Отлично! — крикнула Королева. — Вы умеете играть в крокет?

Солдаты молчали и посмотрели на Алису, так как вопрос, очевидно, относился к ней.

— Умею! — крикнула Алиса.

— Тогда идите! — заорала Королева, и Алиса присоединилась к процессии, с любопытством ожидая, что будет дальше.

— Сегодня… сегодня прекрасная погода, — произнеси рядом с нею робкий голос. Она проходила мимо Белого Кролика, который с беспокойством заглянул ей в лицо.

— Очень хорошая погода, — отвечала Алиса, — а где же Герцогиня?

— Ш-ш! Ш-ш! — поспешно зашептали Кролик.

Он беспокойно оглянулся через плечо, потом встали на цыпочки, приблизили свой рот к Алисину уху и шепнул:

— Она приговорена к смертной казни.

— За что? — спросила Алиса. — Какая странность.

— Вы, кажется, сказали: „какая жалость“!? — спросил Кролик.

— Совсем нет, — отвечала Алиса. — Мне кажется, никакой жалости нет. Я спросила: „за что“?

— Она дала в ухо Королеве… — начал Кролик.

Алиса слегка взвизгнула от смеха.

— Тише вы! — шепнул испуганно Кролик. — Королева может нас услышать! Дело в том, что Герцогиня опоздала и Королева сказала ей…

— Становитесь по местам! — завопила Королева громовыми голосом, и все бросились по разными направлениям, натыкаясь друг на друга, Однако через минуту или две все встали по местами и игра началась.

Алисе казалось, что никогда еще ей не приходилось видеть такого удивительного крокетного поля: оно все было в бороздках и выемках. Крокетными шарами служили живые ежи, молотками — живые фламинго, а солдаты сгибались вдвое и стояли на ногах и руках, образуя ворота.

Главная трудность для Алисы заключалась в том, чтобы управлять своими фламинго.

Ей удавалось довольно удобно засунуть его тело под руку, так, что ноги висели сзади, но едва она осторожно спускала вниз его протянутую шею и собиралась ударить его головою ежа, как фламинго закручивал шею, повертывал голову и глядел ей в лицо с такими недоумевающими выражением, что она не могла удержаться от смеха.

Когда же ей удавалось наклонить его голову, и она готова была начать игру, то с раздражением замечала, что еж развернулся и собирался уползти. Кроме того, вся земля была изборождена выемками по тем направлениям, по которым она хотела катить свой шар, и так как согнутые вдвое солдаты все время вставали и переходили на другие места, то Алиса скоро пришла к заключению, что это была ужасно трудная игра.

Все игроки играли сразу, не дожидаясь очереди, непрерывно при этом ссорились и дрались из-за ежей, и в очень скором времени Королева пришла в страшное раздражение, топала ногами и почти каждую минуту кричала:

— Отрубить ему голову! — или: — Отрубить ей голову!

Алиса начинала испытывать сильное беспокойство; правда, она еще ни разу не поспорила с Королевой, но знала, что это могло случиться с минуты на минуту.

— И тогда, — думала она, — что со мною будет? Здесь так любят рубить всем головы, удивительно, что кто-нибудь еще остался в живых!

 

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  — Ты умеешь играть в крокет?
— Умею.
— В таком случае пойдём с нами, и ты будешь играть!
Алиса присоединилась к процессии, и скоро все они вышли на крокетную площадку, по которой важно бродили длинноногие птицы фламинго и бегали ежи.
— Выбирай себе молоток и шар! — сказала Алисе Червонная дама.
Алиса с удивлением огляделась по сторонам.
— Где же молотки и шары? — спросила она.
— Как где? — воскликнула Червонная дама, не привыкшая к вопросам и возражениям. — А эти фламинго и ежи? Возьми фламинго за ногу и бей им по ежу, свернувшемуся в клубок! Вот тебе и шар, и молоток!
Алиса взяла фламинго за ногу и приготовилась играть. Ежи свернулись клубочками и уже катались по площадке.
Началась игра. Как ни любила Алиса крокет, но скоро должна была отказаться от такой оригинальной игры во фламинго и ежей. Червонная дама каждую минуту раздражалась и грозилась всем снести с плеч головы; ежи от страха развёртывались и изо всех сил убегали в стороны и скрывались в траве, а сами фламинго размахивали крыльями и взлетали на воздух. Получилось вместо игры в крокет что-то странное и непонятное, так что, поиграв немного, Алиса сделала перед Королевой реверанс и попросила у неё позволения лучше погулять по саду.

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — Превосходно! — крикнула Королева. — В крокет умеешь?

Солдаты промолчали и обернулись  к  Ане,  так  как  вопрос, очевидно, относился к ней.

— Да! — откликнулась Аня.

— Тогда иди! — грянула Королева, и Аня примкнула к шествию.

— Погода… погода сегодня  хорошая!  —  проговорил  робкий голос. Это был Белый Кролик. Он шел рядом с  Аней  и  тревожно заглядывал ей в лицо.

— Очень хорошая, — согласилась Аня. — Где Герцогиня?

— Тише, тише, — замахал на нее Кролик. И,  оглянувшись,  он встал на цыпочки, приложил рот  к  ее  уху  и  шепнул:  —  Она приговорена к смерти.

— За какую шалость? — осведомилась Аня.

— Вы сказали: «какая жалость»? — спросил Кролик.

— Ничего подобного, — ответила Аня. — Мне вовсе не жалко. Я сказала: за что?

— Она выдрала Королеву за уши, — начал Кролик.
Аня покатилась со смеху.
— Ах, тише, — испуганно  шепнул  Кролик.  —  Ведь  Королева услышит!  Герцогиня,  видите  ли,  пришла  довольно  поздно  и Королева сказала…

— По местам! — крикнула Королева громовым голосом, и  мигом подчиненные разбежались во все стороны, наталкиваясь  друг  на друга  и  спотыкаясь.  Вскоре  порядок  был  налажен,  и  игра
началась.
Аня никогда в жни не  видела такой странной крокетной площадки: она была вся в ямках и в  бороздах; шарами служили живые ежи, молотками —  живые  фламинго. Солдаты же, выгнув спины, стояли на четвереньках, образуя дужки.

Аня не сразу  научилась  действовать  своим  фламинго.  Ей, наконец, удалось взять его довольно удобно, так что  тело  его приходилось ей под мышку,  а  ноги  болтались  сзади.  Но  как
только  она  выпрямляла  ему  шею  и  собиралась  головой  его стукнуть по свернутому ежу, — фламинго нет-нет, да и  выгнется назад, глядя ей в лицо с таким недоуменьем, что нельзя было не расхохотаться. Когда  же  она  опять  нагибала  ему  голову  и собиралась начать сызнова,  то  с  досадой  замечала,  что  еж развернулся и тихонько уползает.
Кроме того, всякие рытвины мешали ежу катиться, солдаты  же то и дело раскрючивались и меняли места. Так  что  Аня  вскоре пришла к заключенью, что это игра необычайно трудная.

Участники играли все сразу, не дожидаясь очереди, все время ссорились и дрались -за  ежей,  и  вскоре  Королева  была  в неистовой ярости, металась,  топала  и  не  переставая  орала: «Отрубить голову, отрубить…»

Ане становилось страшновато: правда, она с Королевой еще не поссорилась, но ссора  могла  произойти  каждую  минуту.  «Что тогда будет со  мной?  —  подумала  она.  —  Здесь  так  любят обезглавливать. Удивительно, что есть еще живые люди!».

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— Правильно!— прокричала Королева.— Ты умеешь играть в крокет?

Солдаты молчали и глядели на Алису, так как вопрос, очевидно, был обращен к ней.

— Да!— закричала Алиса.

— Так идем!— заорала Королева, и Алиса присоединилась к процессии, страшно недоумевая, что будет дальше.

— Нынче очень… очень хорошая погода!— раздался робкий голос подле нее.
Рядом с ней шагал Белый Кролик, встревоженно заглядывавший ей в лицо.

— Очень!— сказала Алиса,— Где Герцогиня?

— Тсс!— чуть слышно и поспешно прошипел Кролик. Он оглянулся через плечо, а затем встал на цыпочки, приблизил губы к ее уху и прошептал: — Она приговорена к смерти!

— Что за причина?— спросила Алиса.

— Вы изволили сказать: «Что за жалость?» — переспросил Кролик.

— Ничего подобного!— сказала Алиса,— Я совсем не жалею ее. Я спросила, что за причина?

— Она дала по уху Королеве…— начал было Кролик, но при этом из горла Алисы вырвался невольный смех.
— Тсс! Перестаньте!— испуганно зашептал Кролик.— Вас услышит Королева. Видите ли, она опоздала и Королева сказала…

— Все по местам!— заорала Королева громовым голосом, и все разбежались в разные стороны, кувыркаясь друг через друга.
Через несколько минут они разместились, и игра началась.
Алиса еще ни разу в жизни не видала такой странной крокетной площадки. Вся она была изрыта бороздами и канавами. Шарами служили живые ежи. Молотками были фламинго. Солдаты же, встав на четвереньки и выгнув спины дугой, изображали ворота.

Главная трудность, с которой Алиса столкнулась на первых же порах, заключалась в том, чтобы справиться с фламинго.
Ей удалось зажать его довольно удобно под мышкой, причем длинные ноги нелепой птицы свисали вниз. Но каждый раз, когда она вытягивала его шею в прямую линию и собиралась нанести удар по ежу, фламинго обязательно изгибал шею кольцом и заглядывал ей в лицо с таким забавным недоумением, что она не могла удержаться от смеха. А когда она снова выпрямляла ему шею и собиралась начать заново, оказывалось, что еж спрятал иглы и готовится задать стрекача.
К тому же, в какую бы сторону ни собиралась она сделать удар, в намеченном направлении непременно оказывалась — либо канава, либо борозда. А так как солдаты, изображавшие ворота, все время снимались с места и разгуливали по площадке, Алиса вскоре должна была убедиться, что такой крокет чрезвычайно трудная игра.

Все игроки играли одновременно, не соблюдая очереди, ссорясь все время и отбивая друг у друга ежей. И очень скоро Королева пришла в такую ярость, что кричала направо и налево:— «Отрубите ему голову!» или: — «Отрубите ей голову!» не реже раза в минуту.

Алиса начала понемногу тревожиться. Собственно говоря, до сих пор у ней не было серьезного столкновения с Королевой, но она знала, что это может произойти каждую минуту.
— А в таком случае,— подумала она,— что станет со мной? Здесь страшно любят отрубать людям головы — удивительно даже, что столько еще осталось в живых!

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

— Правильно! — закричала Королева. — Не сыграть ли нам в крокет?

Солдаты молчали и смотрели на Алису, так как вопрос, очевидно, был обращён к ней.

— Да! — крикнула Алиса.

— Тогда идём! — заорала Королева.
И Алиса присоединилась к шествию, очень интересуясь, что случится дальше.

— Это… это прекрасный день! — послышался робкий голос сбоку от неё: она шла рядом с Белым Кроликом, который тревожно смотрел ей в лицо.

— Превосходный, — сказала Алиса. — А где Герцогиня?

— Т-ш! Т-ш! — торопливо произнёс Кролик приглушённым голосом. Он боязливо оглянулся через плечо, сказав это, и потом поднялся на цыпочки, приблизил губы вплотную к её уху и прошептал: — Она приговорена к казни!

— За что, расскажите, пожалуйста, — попросила Алиса.

— Вы сказали: «Какая жалость»?— переспросил Кролик.

— Нет, я не говорила этого, — возразила Алиса,— я совсем не думала о жалости. Я сказала: «За что?»

— Она надавала пощёчин Королеве… — начал Кролик. Алиса слегка взвизгнула от смеха.
— О! Молчи! — испуганно прошептал Кролик. — Королева услышит тебя! Видишь ли, она пришла с опозданием, и Королева сказала…

— По местам! — закричала Королева громовым голосом, и все вокруг начали бегать туда и сюда, кувыркаясь один через другого.
Однако спустя одну или две минуты гости разместились, и игра началась.
Алиса подумала, что за всю свою жизнь никогда ещё не видела такой странной площадки для игры в крокет. Это были сплошные грядки и борозды. Шарами служили живые ежи, молотками — живые фламинго, а солдаты, согнувшись вдвое и упираясь в землю головами и руками, изображали крокетные ворота.

Первым затруднением для Алисы было, как действовать своим фламинго. Ей удалось довольно удобно запрятать его тело под руку, причём ноги фламинго свисали вниз. Но всякий раз, когда она точно направляла его шею, готовясь нанести удар по ежу головой фламинго, последний непременно скручивал шею в кольцо и заглядывал ей в глаза с таким недоумевающим выражением, что она не могла не расхохотаться. Когда же Алиса пригибала ему голову книзу и готовилась начать заново, она с досадой замечала, что ёж развернулся и собирается убежать. Помимо всего, всюду, куда бы она ни хотела «послать» ежа, были грядки и борозды, а согнутые пополам солдаты беспрестанно распрямлялись и переходили на другую сторону площадки.
Алиса быстро сделала вывод, что это чрезвычайно трудная игра.

Участники её играли все сразу, не ожидая очереди, ссорясь всё время и сражаясь из-за ежей. Королева очень скоро пришла в ярость. Она носилась вокруг и кричала почти ежеминутно:
— Долой, ему голову!
Или:
— Долой ей голову!

Алиса начала чувствовать всё большее беспокойство: конечно, у неё не было пока столкновений с Королевой, но она знала, что это может произойти каждый миг. «И тогда, — думала она, — что случится со мной? Здесь уж очень любят обезглавливать людей; удивительно, что кое-кто ещё остаётся в живых!»

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— Молодцы! — крикнула Королева. — В крокет играть умеем?

Так как солдаты молчали и дружно уставились на Алису, вопрос ее величества, видимо, относился к ней.

— Умеем! — откликнулась Алиса.

— Тогда пошли! — рявкнула Королева.
И Алиса тоже присоединилась к шествию и, шагая среди гостей, с большим интересом ожидала развития событий.

— Чудесный… чудесный денек сегодня, не правда ли? — произнес чей-то робкий голосок.
Алиса обернулась — рядом с ней трусил Белый Кролик, заискивающе заглядывая ей в лицо.

— Очень чудесный! — согласилась Алиса. — А где же Герцогиня?

— Тсс! Тсс! — зашикал на нее Кролик.

Он испуганно, тревожно оглянулся кругом, а потом, поднявшись на цыпочки, прошептал ей в самое ухо:
— Приговорена к смертной казни!

— Как так? — удивилась Алиса.

— Вы сказали «как жаль»? — испуганно переспросил Кролик.

— Да нет, — сказала Алиса, — особенно жалеть не о чем. Я хотела сказать — за что?

— Она дала Королеве по уху…— начал Кролик.
Алиса так и прыснула.
— Тише! — снова опасливо шикнул на нее Кролик. — Королева может услышать! Понимаете, она опоздала, а Королева сказала…

— По местам! — раздался громовой голос Королевы, и все начали как безумные носиться взад и вперед, поминутно натыкаясь друг на друга и кувыркаясь.
Тем не менее не прошло и пяти минут, как все оказались на своих местах, и игра началась.**
«Ну и ну, — подумала Алиса вскоре, — они как-то странно играют в крокет!» Действительно, площадка была вся в буграх и рытвинах, кочках и ямках, вместо шаров были живые ежи, вместо молотков — живые фламинго, а солдаты, встав на четвереньки и изогнувшись дугой, выполняли обязаннос— ти крокетных ворот.

Алисе труднее всего давалось искусство управляться со своим фламинго; ей, правда, удалось довольно удобно взять птицу под мышку, так, чтобы длинные ноги не мешали, но, едва она успевала аккуратно выпрямить фламинго шею и собиралась стукнуть его носом в шар (то бишь, ежика), как он обязательно оборачивался и заглядывал ей в глаза с таким забавным удивлением, что ей ничего не оставалось, как покатиться со смеху. С большим трудом она умудрялась заставить фламинго снова опустить голову, но тут оказывалось, что ежик уже развернулся и удрал; это было уж вот до чего обидно!
Мало того, обычно как раз там, куда она собиралась направить ежа, был на дороге бугор или ямка. И сверх всего этого солдаты, служившие воротами, то и дело поднимались и разгуливали по площадке, чтобы поразмяться. Словом, можно согласиться с Алисой: играть в крокет здесь было трудновато!

Игроки били по шарам все сразу, никто не соблюдал очереди хода, зато все непрерывно скандалили и спорили, а то и прямо дрались из-за ежей; игра только началась, а Королева была уже в безумной ярости и вопила «Отрубитьему голову!» (или «Отрубить ей голову!») ежеминутно, а то и чаще.

Алиса порядком струхнула; правда, пока что она ни разу не навлекла на себя гнев ее величества, но была уверена, что взрыв не заставит себя долго ждать.
«А что же тогда со мной будет? — думала она. — Ведь это ужас как они тут любят рубить людям головы; прямо чудо, что кто-то еще в живых остался!

Комментарий переводчика:

** — Если вам не приходилось играть в крокет, мне вас жаль. Это очень, очень веселая летняя игра! Мне особенно нравится, что можно просто выиграть, а можно стать разбойником и сбивать чужие шары с позиций.

prim08_kroket


____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

— Прекрасно! — крикнула Королева. — В крокет сыграем?

Солдаты молчали и смотрели на Алису, так что вопрос, очевидно,предназначался ей.

— Да! — крикнула Алиса.

— Так пошли! — проревела Королева, и Алиса присоединилась к процессии, теряясь в догадках, что же будет дальше.

— Нынче прелестная  погодка? — прозвучал рядом с ней чей-то робкий голосок. Оказалось, что сбоку от нее Белый Кролик, который искательно заглядывает ей в глаза.

— Да,- согласилась Алиса.- А где Ее Высочество?

— Тише! Тише! — торопливо и тихо проговорил Кролик. Он тревожно оглянулся через плечо, встал на цыпочки и прошептал Алисе на ухо: — Они приговорены к казни.

— А вы не знаете за что? — спросила Алиса.

— Вы сказали «увы»? — спросил Кролик.

— Я не говорила «увы»,- сказала Алиса.-Я спросила «а вы не знаете за что».

— Они попали в козыри и побили Королеву,- начал Кролик.
Алиса чуть не взвизгнула от смеха.
— Тиш-ше! — перепуганно зашептал Кролик. — Королева услышит. Ее Высочество сильно задержались, и Королева сказала…

— По местам! — прогремела Королева, и все бросились куда попало, сбивая друг друга с ног. Но минуты через две все устроилось, и началась игра.
«В жизни не видала такого удивительного крокета»,- подумала Алиса. Площадка вся была в рытвинах и кочках, шарами служили живые ежи, молотками живые фламинго, а солдаты, согнувшись и упершись руками в землю, изображали воротца.

Прежде всего оказалось, что с фламинго не так-то просто управиться. Алисе удалось довольно удобно зажать его туловище под мышкой, ногами вниз. Но когда она, аккуратно выпрямив шею птицы, размахнулась, чтобы ее головой нанести удар по ежу, фламинго уклонился и поглядел ей в глаза с таким удивленным выражением, что лопнешь со смеху. Когда же она снова пригнула его голову, готовясь к удару, то чуть не заплакала от досады: оказалось, что еж откатился, развернулся и вот-вот убежит. И в довершение всего куда шар-ежа ни направляй, там то рытвина, то кочка, а солдаты-воротца перебегают с места на место чуть ли не на другой конец площадки. Играть было очень трудно, и Алиса это очень быстро поняла.

Игроки не соблюдали очереди, ссорились и дрались из-за ежей. Королева тут же пришла в неистовство, стала топать ногами, и каждую минуту раздавался ее крик: «Снять с него голову! Снять с нее голову!»

Алисе все это перестало нравиться. Она еще не вступала в пререкания с Королевой, но это могло случиться каждую минуту. «И что тогда будет со мной?- думала она.- Здесь так любят рубить головы. Совершенно непонятно, как тут вообще до сих пор кто-то остался в живых!»

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

—  Молодцы! — гаркнула  Королева. — В  крокет играете?

Солдаты молчали, глядя на Алису, потому что этот вопрос предназначался, конечно, ей, и никому другому.

—  Так точно! — выкрикнула Алиса.

— За мной шагом… арш! — завопила Королева, и Алиса присоединилась к процессии, недоумевая, что же будет дальше.

— Чудесный денек, — услышала она чей-то шепот. Рядом с ней шел Белый Кролик и тревожно заглядывал ей в глаза.

—  Чудесный, — согласилась Алиса. — А где Герцогиня?

—  Шшш! — засуетился Кролик.
Он беспокойно оглянулся, встал на цыпочки и зашептал Алисе на ухо:
—  Ее приговорили к смертной казни…

—  Почему? — спросила Алиса.

— Вы, должно быть, хотели сказать: «По чему можно судить о безобразном и безнаказанном поведении Королевы?»- быстро переспросил Кролик.- Вы, значит, считаете…

—  Нет,- спокойно    ответила    Алиса.- Не    считаю. По-моему, Герцогине это только пойдет на пользу. Я просто спросила: «Почему?»

—  Герцогиня   отшлепала   Королеву… — начал   объяснять Кролик.
Алиса захихикала.
— Шшш! — зашикал Кролик.- Умоляю вас, тише. Еще, чего доброго, дойдет до Королевы! Так вот, Герцогиня опоздала, а Королева ей и говорит…

— По местам! — раздался громовой голос Королевы. Все засуетились.
Минуты через две, когда все успокоилось, игра началась.
Крокет и так ужасно сложная игра, но играть в крокет с Королевой Алисе было совсем не под силу.
Обычно в крокет играют на зеленой лужайке. У Королевы вместо лужайки была твердая земля, вся в рытвинах и  колдобинах. В крокет играют деревянными  шарами и молотками на длинных ручках. У Королевы все было не так; не было никаких шаров, вместо шаров были живые колючие ежи. И никаких молотков, вместо них гостям выдали настоящих розовых фламинго. Ворот тоже не было. Королева позвала солдат и велела каждому солдату сделать «мостик». Поэтому ворота тоже были живые.

С фламинго Алисе пришлось повозиться. Он все время вертел головой, и когда Алиса попыталась ударить им по своему ежу (и может быть — кто знает! — попала бы прямо в ворота), фламинго изогнулся и посмотрел на Алису с таким озадаченным видом, что она волей-неволей рассмеялась. Между тем удрал еж. Впрочем, удрал не только еж. Солдат, который терпеливо делал мостик и изображал ворота, встал на ноги, отряхнулся и не спеша направился на другой конец площадки.

Гости били по шарам, то есть нет, по ежам, без всякой очереди и непрерывно ссорились. Своим поведением они быстро привели Королеву в неистовство. Она начала топать ногами и, главное, то и дело кричала: «Голову долой!»

Алиса не на шутку испугалась. Правда, пока Королева ее не трогала, но Алиса понимала, что с минуты на минуту придет ее черед. «Что она со мной сделает? — беспокойно повторяла Алиса. — Все здесь только того и ждут, как бы кому-нибудь отрубить голову. Скоро ни одной головы не останется».

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— Благодарю, — кивнула Королева. — Сыграем в крокет?

Солдаты молча покосились на Алису, и она поняла, что спрашивают ее.

— С удовольствием, — ответила она.

— За мной! — прорычала Королева.
И Алиса поплелась следом за разномастной толпой, не совсем понимая, что же будет дальше.

— Денек сегодня на славу, не так ли? — произнес кто-то за ее спиной.
Алиса оглянулась и увидела Белого Кролика. Он робко семенил чуть сзади, стараясь заглянуть ей в глаза.

— Славный денек, — поддакнула Алиса. — А где Герцогиня?

— Тсс! — зашептал Кролик. Он опасливо огляделся по сторонам, приподнялся на цыпочки и пробубнил ей прямо в ухо: — Она при-го-во-ре-на…

— Как же… — начала Алиса.

— Вы сказали: как жаль? — перебил ее Кролик.

— Нет, я хотела спросить, как же это случилось, — пояснила Алиса.

— Она, Герцогиня, простая, можно сказать, Дама, побила в игре Королеву, — нашептывал Белый Кролик.
Алиса хихикнула.
— Ти-ише! — ужаснулся Кролик. — Королева услышит. Тут ведь что вышло? Королева пошла, а Герцогиня вышла…

— Занять свои места! — гаркнула Королева.
Стройные ряды тут же смешались, все стали носиться как угорелые, сталкиваясь, сшибаясь и ушибаясь. Однако через минуту толкотня и суета улеглись, и игра началась.
Крокетная площадка поразила Алису. «Ровного местечка не найдешь, — подумала она, — сплошь рытвины и колдобины».
Но еще больше она удивилась, увидев, что вместо деревянных шаров у них свернувшиеся клубочками ежики, а молотками-битами служат розовые фламинго. И уж совсем забавными были воротца для забивания шаров — солдаты, изогнувшиеся мостиками.

Алисе вручили фламинго. Требовалось сунуть под мышку его туловище, прижать локтями голенастые ноги, выпрямить длинную шею и, размахнувшись, толкнуть свернувшегося ежика клювом фламинго. Алиса приладила в руках своего фламинго, голова его на длинной шее как раз оказалась на уровне лежащего ежика. Но тут фламинго изогнул шею и сбоку одним глазом глянул на Алису. Это у него получилось презабавно, и Алиса прыснула со смеху. Пока она хихикала, ежик развернулся и убежал. Алиса снова изловчилась размахнуться фламинго, но тот опять уморительно глянул на нее, рассмешил до слёз, и очередной ежик улепетнул. А тут еще солдаты то один, то другой распрямляли затекшие спины и вовсе нарушали игру — куда же целиться, если воротца, покряхтывая, гуляют по площадке?

Игроки толкались и ссорились. Каждый норовил без очереди ударить по ежу. Так и мелькали розовые головки фламинго на длинных шеях. Шум стоял невообразимый. Королева обезумела от ярости. То и дело слышался ее визгливый голос: «Оторвать ему голову! Оторвать ей голову!»

Алиса встревожилась: так недолго и самой попасть в немилость. Стоит только чуть не угодить Королеве.
«Здесь с такой легкостью отрывают головы, что уцелеть нелегко», — подумала она.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

«Правильно!» — крикнула Королева. — Крокеты знаешь?»

Солдаты замолчали и посмотрели на Алису: этот вопрос уже относился к ней.

«Ага!» — заорала Алиса.

«Тогда айда!» — взревела Королева, и Алиса примкнула к шествию, пытаясь угадать, в чем еще ей сегодня придется принять участие.

«Э-э… денек сегодня выдался хороший, не так ли?» — проговорил робкий голосок сбоку. Алиса, оказывается, шла рядом с Белым Кроликом, который искательно заглядывал ей в лицо.

«Да уж, лучше некуда, — подтвердила Алиса, — а кстати, где ваша Герцогиня?»

«Т-с-с! Ч-ш-ш!» — зашипел Кролик. Он тревожно посмотрел через плечо, встал на цыпочки и прошептал Алисе на ухо: «Под смертным приговором!»

«Но за что?» — спросила Алиса.

«Ты, кажется, сказала: ни за что?» — спросил Кролик.

«Нет, почему же, — сказала Алиса, — я ведь ее совсем не знаю. Я спросила, за что».

«Она дернула Королеву за ухо», — объяснил Кролик. Алиса прыснула.
«Ох, тише! — испуганно прошептал Кролик. — Королева услышит! Понимаешь, та опоздала на крокеты, а Королева и говорит судье…»

«По-о местам!» — раздался зычный голос Королевы, и все участники немедленно принялись бегать кто куда, то и дело налетая друг на друга. Правда, через минуту-две все устроилось, и началась игра.
Алиса никогда в жизни не видала такой странной крокетной площадки. Она была вся волнистая, как стиральная доска или кухонная терка; за шары были живые ежи, за клюшки — живые фламинго, за воротца — солдаты, которым приходилось изгибаться дугой и вставать мостиком по двое.

Труднее всего Алисе давалось фламинго. Она сначала удобно пристроила птицу к себе под мышку, так что ноги свисали, а шею можно было выпрямить и головой ударить по шару, то есть ежу. К сожалению, в этот самый момент глупая птица обычно изгибалась и с любопытством глядела Алисе в лицо, да еще с таким простодушным видом, что Алиса от смеха ее едва не роняла. Когда же все-таки удавалось привести клюшку в рабочее состояние, обнаруживалось, что шар перестал быть шаром, развернулся и мирно уползает по своим делам. Кроме всего этого, в любом направлении, куда бы Алиса ни намеревалась послать шар, объявлялся либо пригорок, либо долинка; ну и солдаты, конечно, то и дело распрямляли усталые спины и шли размяться в другой конец площадки. Алиса скоро пришла к заключению, что крокеты — гораздо более трудное блюдо, чем она думала.

Никто не ждал очереди, все играли одновременно и при этом, конечно, ссорились, а то и дрались за право обладания ежом. Очень скоро Королева совершенно рассвирепела, носилась туда-сюда, топая ногами, и примерно раз в минуту приговаривала кого-нибудь к казни, вопя: «Голову ему долой!» или «Голову ей долой!»

Алисе было очень не по себе; правда, она пока еще не успела поссориться с Королевой, но за этим дело не стало бы, «а тогда что со мной будет? — подумала она, — у них тут обезглавить человека — раз плюнуть, удивительно еще, что хоть у кого-то сохранилась голова на плечах!»

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

«Прекрасно!» — крикнула Королева, — «Играть в крокет умеешь?»

Солдаты молча смотрели на Алису, поскольку вопрос, по всей видимости, задан был ей.

«Да!» — также по-военному отчеканила Алиса.

«Тогда пошли!» — рыкнула Королева, и Алиса примкнула к шествию, размышляя на ходу, чего ей теперь ожидать.

«Денек хороший… хороший очень выдался», — раздался рядом робкий голос. Оказалось, Алиса шла в паре с Белым Кроликом, который все это время тревожно заглядывал ей в лицо.

«Очень», — согласилась Алиса, — «А где Герцогиня?»

«Тише! Тише!» — чуть дыша, залепетал Кролик. Оглянувшись испуганно через плечо, он привстал на цыпочки и шепнул ей на ухо: «Она приговорена к смерти».

«Какие она совершила преступления?» — поинтересовалась Алиса.

«Говоришь, она заслужила сожаления?» — переспросил Кролик.

«Да что вы», — ответила Алиса, — «Я вовсе не сожалею. Я спросила: за что?»

«А-а! Она выдрала за уши Королеву…» — только начал Кролик рассказывать, как Алиса просто покатилась со смеху. «Ох, тише!» — испуганно зашептал он, — «А то Королева услышит. Видишь ли, она сильно опоздала, и Королева сказала…»

«По местам!» — скомандовала Королева громовым голосом, и народ стал разбегаться во все стороны, постоянно сталкиваясь друг с другом. Тем не менее через пару минут все заняли свои места и игра началась.
Алиса никогда раньше не видела такого поля для крокета: повсюду то ямы, то канавы, вместо крокетных шаров живые ежи, а вместо молотков — фламинго, дугами же служили те самые солдаты-крестоносцы, которые встали на четвереньки и выгнули спины.

Первой трудностью для Алисы стало использование фламинго в качестве молотка. Она довольно-таки удобно ухватила фламинго, зажав его туловище под мышкой так, что лапы свисали позади. Однако стоило Алисе выпрямить ему шею, чтобы как следует ударить клювом по ежу, фламинго тут же сгибал ее и заглядывал в лицо с таким недоумением, что нельзя было не рассмеяться. Как только она обратно откидывала ему голову и собиралась начать все с начала, то к своему великому разочарованию обнаруживала, что еж уже развернулся и уползает в траву. В добавок ко всему, куда бы еж ни покатился, везде на его пути попадалась то яма, то канава. Да и солдаты то и дело распрямлялись и бродили по полю с места на место.
Так, помучавшись, Алиса вскоре пришла к выводу, что эта игра весьма трудная.

Все играли одновременно, не дожидаясь свой очереди, то и дело ссорясь и устраивая драки из-за ежей. Тем самым вскоре вывели из себя Королеву, и она заметалась по полю, ежесекундно выкрикивая направо и налево: «Отрубить ему голову! Отрубить ей голову!»

Алисе становилось не по себе. Конечно, она еще не попалась под руку Королеве, но ведь это могло произойти в любую минуту. И Алиса это прекрасно понимала. «Что же тогда со мною будет?» — думала она со страхом, — «Ведь их здесь хлебом не корми, лишь бы обезглавить кого-нибудь. Просто поразительно, что кто-то еще остался в живых!».

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

— Прекрасно! — крикнула Королева. — В крокет играть умеете?

Солдаты молчали и смотрели на Алису, так что вопрос, по всей видимости, предназначался ей.

— Да! — крикнула Алиса.

— Тогда пошли! — взревела Королева, и Алиса присоединилась к процессии, недоумевая, что же будет дальше.

— Какой… какой чудесный денек! — сказал робкий голос сбоку от нее. Рядом с Алисой семенил Белый Кролик, обеспокоенно заглядывая ей в лицо.

— Чудесный, — сказала Алиса, — где Герцогиня?

— Тсс! Тсс! — торопливо зашикал Кролик. Он опасливо оглянулся через плечо, приподнялся на цыпочки, приблизив рот к ее уху, и прошептал: — Она приговорена к смертной казни.

— За что? — спросила Алиса.

— Вы сказали «Жаль, что так!»? — спросил Кролик.

— Вовсе нет, — сказала Алиса, — мне совсем не жаль. Я сказала «За что?»

— Она дала Королеве пощечину… — начал Кролик. Алиса хихикнула.
— Тише! — испуганно зашептал Кролик. — Королева вас услышит! Видите ли, Герцогиня несколько припозднилась, и Королева сказала…

— По местам! — громовым голосом закричала Королева, и публика рванула во все стороны, налетая друг на друга; тем не менее, за минуту-другую они разобрались по местам, и игра началась.
Алиса подумала, что никогда в жизни ей еще не приходилось видеть такой странной крокетной площадки: вся она была в складках и бороздах; крокетными шарами служили живые ежи, молотками — живые фламинго, а солдаты, сложившись пополам и встав на руки и на ноги, образовывали воротца.

Поначалу труднее всего для Алисы оказалось управляться со своим фламинго; ей удалось довольно удобно пристроить его туловище у себя под мышкой (его ноги при этом свисали сзади), но, стоило ей выпрямить ему шею и замахнуться для удара его головой по ежу, как фламинго изгибал шею и заглядывал ей в лицо с таким удивленным выражением, что Алиса не могла сдержать взрыва смеха. Когда же она направляла его голову вниз, и снова готова была бить, то с раздражением убеждалась, что еж успел развернуться и трусит себе прочь. Ко всему прочему, на пути, по которому она собиралась послать ежа, как правило, оказывалась складка или борозда, и согнутые солдаты все время поднимались и переходили с места на место, так что Алиса быстро пришла к заключению, что это воистину очень сложная игра.

Все игроки играли разом, не дожидаясь своей очереди, непрерывно ссорясь и устраивая драки из-за ежей; и очень скоро Королева была уже в неистовой ярости, топала ногами и вопила: «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!» примерно раз в минуту.

Алиса начала всерьез беспокоиться; пока что ей еще не пришлось вступать в спор с Королевой,[26] но она знала, что такое может случиться в любую минуту, «и тогда, — думала она, — что будет со мной? Здесь ужасно любят обезглавливать: поразительно, что кто-то вообще до сих пор остался в живых!».

Комментарий переводчика:

[26] Вообще-то пришлось, и совсем недавно. Но, может быть, просто во время процессии Королева пребывала в намного лучшем расположении духа?

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

    — Отлично, — закричала Королева. — Вы играете в крокет?

Солдаты молчали и смотрели на Алису, сочтя, что вопрос обращен к ней.

— Да! — закричала Алиса.

— Тогда идем! — закричала Королева, и Алиса присоединилась к процессии, пытаясь представить себе чем же это все кончится.

— Славный денек! — сказал робкий голос откуда-то сбоку.
Она, оказывается, шла рядом с Белым Кроликом, который сейчас с тревогой заглядывал ей в глаза.

— Весьма, —  ответила Алиса, — а что Герцогиня?

— Тише, тише! — быстро прервал ее Кролик шепотом. Он с опаской заглянул ей через плечо, а потом поднялся на цыпочки и зашептал прямо в ухо: » Она приговорена к смерти».

— За что? — спросила Алиса.

— Вы сказали — «какая жалость»? — переспросил Кролик.

— Нет, — сказала Алиса. — Я совсем не думаю, что это такая уж жалость. Я просто спросила: «За что?»

— Она дала Королеве по уху… — начал Кролик, и Алиса всхлипнула от смеха.
— О, тише! — зашептал Кролик испуганно. — Королева может вас услышать! Она, знаете ли, опоздала, а Королева сказала…

— По местам! -закричала Королева громоподобным голосом и все начали бегать туда-сюда, сталкиваясь друг с другом. Однако через минуту-другую они угомонились и игра началась.
Алиса подумала, что никогда еще не видела более странной площадки для игры в крокет — везде были грядки и канавы, шарами служили живые ежи, а молотками фламинго. А солдатам пришлось согнуться в три погибели и упираясь в землю руками, изображать ворота.

Самым трудным для Алисы поначалу оказалось управлять своим фламинго — ей удалось умять его так, чтобы взять в руку, оставив свободными его ноги, но в целом как только удавалось выпрямить ему шею, и она уже была готова наподдать ежа его головой, фламинго начинал вертеть головой во все стороны и заглядывать ей в лицо с таким обалдевшим видом, что она не могла удержаться от смеха, и когда она  наклоняла ему голову вниз и пыталась начать все сначала, она с досадой обнаруживала, что ежик  уже остановился сам по себе и вовсю улепетывает прочь. Кроме всего прочего, везде были грядки и канавы, куда бы она ни хотела покатить ежа, а ворота из солдат постоянно поднимались и уходили в другие места площадки, и Алиса скоро пришла к заключению, что это и в самом деле слишком трудная игра.

Все играли одновременно, не ожидая своей очереди, все время спорили и дрались из-за  ежей. Очень скоро  Королева пришла в ярость, стала топать ногами и кричать:
— Отрубить ему голову!
Или
— Отрубить ей голову! — примерно раз в минуту.

Алиса почувствовала себя не в своей тарелке — пока что она не переходила дорогу Королеве, но это могло случиться в любую минуту. «И тогда, — подумала она, — что со мной будет? Они тут как сумасшедшие рубят друг другу головы, я удивляюсь, что здесь еще не все потеряли голову!»

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

— Прекрасно! – вскричала Королева и спросила у Алисы: — Что, сыграем в крокет?

— Сыграем! – приняла вызов Алиса.

— Айда! – завопила Королева.
И Алиса присоединилась к шествию.

— Прекрасная погода, не правда ли? – послышался нерешительный голосок.
Алиса обернулась и увидела Белого Кролика. Бедняга избегал смотреть ей в глаза.

— Да, — ответила Алиса. – А где Герцогиня?

— Тсс! – замахал лапками Кролик и, привстав на цыпочки, пояснил:
— Ей должны отрубить голову!

— А причина? — спросила Алиса.

— Ты сказала: «Как печально!»? – переспросил Кролик

— Вовсе нет! – воскликнула Алиса — Ничуть не печально. Я спросила о причине.

— А! – кивнул Кролик. – Она вешала Королеве на уши … сама знаешь что. (Алиса захихикала.) Тише! Тише… Нельзя же так! Видишь ли, Герцогиня опоздала, а Королева и говорит…

— Становись! — заорала Королева — и все кинулись по местам, спотыкаясь и наступая друг другу на ноги. Впрочем, все вскоре успокоились, и игра началась.
О, это была необычная игра! Площадка — вся в колдобинах. Шарами служили живые ежи, молотками – живые фламинго, воротами – солдаты (тоже, естественно, живые), выгнувшиеся мостиком.

Алиса никак не могла совладать со своим фламинго. Ухватит его за ноги и только прицелится – а он выгнет шею, посмотрит ей прямо в глаза, да так наивно, что трудно не засмеяться. Алиса опустит ему голову, глядь – еж удирает. И вообще, ежи почему-то норовили забраться в ямки, а воротца то и дело разгибались и переходили с места на место. Нет, такая игра была не для Алисы!

Били все сразу, не дожидаясь очереди, а то сцеплялись из-за ежей. Королева металась от одного игрока к другому, вопя:
— Отрубить ему голову! Отрубить ей голову!

Алисе было не по себе. Конечно, она еще не повздорила с Королевой, но это могло произойти в любую минуту.
«Что же будет со мной? – беспокоилась она. – Здесь так обожают рубить головы! Поразительно, что кто-то уцелел».

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— Так им и надо, безголовым! — пророкотала Королева. — В крокет умеешь?!

Солдаты вопросительно посмотрели на Алису, проходившую мимо, — Королева обращалась к ней.

— Да! — крикнула Алиска.

— Так пойдём! — громыхнула Королева.
Алиска присоединилась к процессии. Что будет дальше — она не могла себе представить…

— Какой денёчек сегодня хорошенький!.. — раздался дрожащий голосок. Это был Белый Кролик. Он семенил рядом и встревоженно заглядывал ей в глаза.

— Да, чудесный, — ответила Алиска. — А где Герцогиня?

— Тс — с! — поспешно проговорил Кролик и испуганно оглянулся. Потом стал на цыпочки и прошептал ей на ушко:
— Её приговорили к отрублению.

— Как же так? — удивилась Алиска.

— Вы сказали «Как жаль?» — переспросил Кролик.

— Не «как жаль», а «как же так». Потому что совсем даже не жаль.

— Всё потому, что она надавала Королеве по ушам… — начал было Кролик, но Алиска так громко прыснула, что он испуганно зашептал:
— Пожалуйста, тише! Королева может услышать! Понимаете, она опоздала, а Королева и говорит…

— По местам!! — гаркнула Королева так, что земля задрожала. Тут все засуетились, забегали кто куда, стали натыкаться друг на друга. В конце концов игроки кое-как пришли в себя, и началась игра.
Алиска ещё никогда в жизни не видела такой необычной крокетной площадки — сплошные бугры да рытвины. Вместо мячиков были ежи, вместо молоточков — большие длинноногие птицы фламинго, а вместо воротцев — солдаты: каждый изогнулся дугой и упёрся ногами и руками в землю.

Но труднее всего было справиться с фламинго. Алиска взяла его себе под мышку — так, что ноги свесились до земли. Но как только она попыталась выпрямить ему шею и стукнуть головой по мячику-ежу, фламинго поднялся и озабоченно посмотрел на неё. Это было ужасно смешно. Алиска сначала нагнула ему голову, замахнулась и… — надо же — ёж развернулся и пополз себе прочь.
Куда бы Алиска ни прицеливалась — везде были бугорки и канавки. К тому же, солдаты без спросу поднимались и переходили на другие места, куда кому вздумается… Вот и попробуйте играть в таких условиях!

Играли все разом, не ожидая своей очереди. Игроки ссорились, никак не могли поделить ежей. Вскоре Королева разъярилась и всё ходила да топала ногами, выкрикивая:
— Голову с плеч! Голову с плеч!

Алиске стало не по себе. Хорошо хоть, на неё Королева ещё не осерчала, но кто её знает!..
«Бедная моя головушка! — подумала Алиса. — Этой Королеве ужасно нравится оставлять людей без головы. Удивляюсь, как у неё в королевстве кто-то ещё уцелел!»

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— Вот и замечательно! — вопит Дама. — В шары сгоняем?
Военные молча глядят на Алис, ибо вопрос явно предназначен ей.
— Да! — крикнула Алис.
— Ну так вперрёд! — раскатисто грохочет Дама. и Алис примкнула к шествию, сгорая от любопытства, чего произойдёт дальше.
— Чудный… причудный нынче денёк! — проговорил рядом робкий голос.
Она шла обочь Белого Кролика, беспокойно заглядывающего ей в глаза.
— Чрезвычайно, — согласна Алис. — А где Княгиня?
-Тсс! Тсс! — поспешно шепнул Кролик, взволнованно гляну в через плечо; затем поднялся на цыпочки и поднёс губы к её уху: «Приговорена к смертной казни».
— Как так?
— Ты сказала «Какжаль!»? — переспрашивает Кролик.
— Не-а. Ни о какой жалости даже речи нет. Я сказала «Как так?»
— Побила Даму… — начал Кролик.
Алис радостно взвизгнула.
— Ой, тсс! — испуганно шепчет тот. — Дама услышит! Чересчур, понимаешь ли, поздно пришла, а Дама говорит…

— По местам! — рявкнула Дама громовым голосом, гости забегали в разных направленьях, запинаясь друг за дружку; однако вскоре заняли положенные места — игра началась.

Алис подумала, дескать сроду не видала столь несуразной площадки для игры в шары: вся в грядках-бороздах; шарами служат живые ежи, молоточками — живые же фламинго, а военные, сложившись пополам да стоя на кистях и ступнях. изображают воротца.

В первое время трудней всего оказалось укрощать фламинго: Алис преуспела в довольно плотном зажиманьи его тела с болтающимися ногами под мышкой, но стоило ей, замечательно выпрямив ему шею, замахнуться для удара по ёжику фламинжьей головой, тот, как правило, перекручивался и глядел ей в глаза столь изумлённо, что не захочешь, а рассмеёшься; опустив же его голову и вновь норовя прицелиться, она с досадой обнаруживала, мол ёж выпростал ножки и отползает, к тому ж вообще в направленьи, куда собирается его послать, обязательно торчит грядка или зияет борозда, а поскольку сложившиеся пополам военные
постоянно вскакивали и убегали в другие концы площадки.

Алис вскоре пришла к выводу, дескать состязанье-то впрямь жутко непростое. Игроки лупили все сразу, не ждя очереди, постоянно споря, дерясь за ежей; причём весьма скоро Дама распалилась-разъярилась, топает направо-налево, чуть не каждую минуту крича: «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!»

Алис становилось всё больше не по себе; до стычки с Дамой, конечно, пока не дошло, но она понимает: запросто дойдёт, в любой миг,
«и чего тогда со мной учудят?» думает, «тут жутко любят обезглавливать; поразительно, что хоть кто-то ещё цел!»

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — Хорошо! — крикнула Королева. — Вы умеете играть в крокет?

Солдаты молча посматривали на Алису, будто вопрос предназначался ей.

— Да! — крикнула Алиса.

— Тогда идемте, — проревела Королева, и Алиса присоединилась к процессии, недоумевая, что же будет дальше.

— Это… Это чудесный день! — произнёс чей-то робкий голос у неё над плечом.
Она шла рядом с Белым Кроликом, который сейчас испуганно заглядывал ей в лицо.

— Да, очень, — ответила Алиса. — А где Герцогиня?

— Тс-с! Тише! — взволнованно произнёс Кролик. Он боязливо обернулся через плечо, а потом встал на цыпочки и зашептал ей в ухо: — Она приговорена к смертной казни.

— Как так? — спросила Алиса

— Вы сказали «Как жаль!»? — спросил Кролик.

— Нет, — ответила Алиса. — Я и не думала жалеть. Я сказала «Как так?».

— Она дала Королеве пощёчину… — начал Кролик.
Алиса издала громкий смешок.
— Ой, тише! — зашептал Кролик испуганно. — Королева услышит вас! Понимаете, она немного запоздала, и Королева сказала…

— По местам! — крикнула Королева громовым голосом, и все сразу забегали, засуетились, то и дело сталкиваясь друг с другом. Однако, через пару минут всем удалось занять свои места, и игра началась.
Алиса, кажется, сроду ещё не видела такого удивительного поля для игры в крокет — оно все было покрыто кочками, бороздами, неровностями и рытвинами. Мячами в этой игре служили ежи; вместо деревянных молотков использовались фламинго, а роль ворот исполняли солдаты, которые вставали, упираясь в землю ногами и руками и выгнув спины дугой.

Труднее всего поначалу было для Алисы управляться с фламинго. Ей удалось довольно удобно пристроить его туловище у себя под мышкой так, чтобы ноги птицы свисали вниз. Но как только у неё получалось выпрямить его шею, и она собиралась ударить птичьей головой по ежу, как фламинго тут же умудрялся как-то извернуться, поднимал голову и заглядывал ей в лицо с таким озадаченным выражением, что Алиса просто не могла не прыснуть со смеху. Когда же она опускала голову фламинго вниз и намеревалась начать заново, то с досадой обнаруживала, что ёжик развернулся, перестав быть мячиком, и семенит прочь. Вдобавок ко всему, по какому бы маршруту она не собиралась послать ежа в цель, везде на его пути были кочки и рытвины, а солдаты, служившие воротами, то и дело поднимались и переходили на другое место, на какое им заблагорассудится. Вскоре Алиса пришла к выводу, что это будет очень непростая игра.

Игроки играли все разом, без всякой очередности, то и дело ссорясь и устраивая потасовки из-за ежей. Очень скоро Королева пришла в ярость и ходила по полю, топая от злости ногами и поминутно рявкая: «Отрубить ему голову!» или «Отрубить ей голову!».

Алиса чувствовала себя не в своей тарелке. Она была уверена, что если ей пока ещё и не пришлось поспорить с Королевой, то это может случиться в любую минуту. «И тогда, — подумала она, — что со мной станется? Они тут ужасно любят лишать людей головы. Удивительно, что здесь вообще остаётся ещё кто-то живой!»

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

«Правильно!» — закричала Королева: «Вы играете в крокет?»

Солдаты молча глядели на Алису, и вопрос, очевидно, был предназначен ей.

«Да!» — крикнула Алиса.

«Тогда пойдём!» — рявкнула Королева, и Алиса присоединилась к процессии, сильно любопытствуя, что же произойдёт.

«Какой — какой чудесный день!» — раздался робкий голос сбоку. Она шла рядом с Белым Кроликом, который с тревогой, украдкой заглядывал ей в лицо.

«Ещё какой чудесный!» — откликнулась Алиса: «А где Герцогиня?»

«Тс! Тс!» — поспешно зашикал Кролик вполголоса. При этом он с тревогой озирался через плечо, затем встал на цыпочки, приблизился губёнками к её уху и прошептал, — «Ей вынесен приговор».

«За что?» — спросила Алиса.

«Вы сказали, ‘Как жаль!’?» — спросил Кролик.

«Нет, не сказала», — ответила Алиса: «Ещё не знаю, пожалею ли. Я спросила ‘За что?'».

«Она дала Королеве пощёчину —» — начал Кролик. Алиса взвизгнула от смеха. «Тс-с», — испуганно зашикал Кролик, — «Королева услышит! Понимаете, она чуть запоздала, и Королева сказала —«.

«По местам!» — заорала Королева громовым голосом, и народ забегал во всех направлениях, опрокидывая друг друга; однако, через минуту все успокоились, и игра началась.

Алиса подумала, что никогда в жизни не видела такой удивительной крокетной площадки: она вся была грядками и бороздами; крокетными шарами служили живые ежи, а битами живые фламинго, и солдаты, согнувшись и опустившись на руки, образовывали ворота.

Главная трудность для Алисы, прежде всего, заключалась в том, чтобы управиться со своим фламинго: она приноровилась держать его развёрнутую тушку под мышкой, очень удобно, со свесившимися ногами, но обыкновенно, как только она направляла его вытянутую шею, собираясь сделать его головой удар по ежу, она разворачивалась и смотрела ей в лицо с таким изумлённым выражением, что её взрывало от смеха; а когда она стряхивала его голову вниз и собиралась начать снова, с досадой обнаруживала, что ёж успел развернуться и движет себе помаленьку прочь; помимо этого, в направлениях, куда бы она его послала, были одни грядки и борозды, и поскольку согнувшиеся солдаты непрерывно вставали и переходили на другие части площадки, Алиса быстро пришла к заключению, что это действительно очень трудная игра.

Игроки все играли сразу, не ожидая своей очереди, всё время ссорились и дрались из-за ежей; и в самый короткий срок Королева обезумела от ярости, она топала ногами и ежеминутно кричала — «Снести ему голову!» или «Снести ей голову!».

Алиса затревожилась не на шутку: не вступать бы ей в перепалку с Королевой, но она понимала, что с минуты на минуту это должно произойти. «И тогда», — она думала, — «что с меня станет? Здесь ужасно обожают обезглавливать: и как ещё кто-то здесь умудряется живым оставаться!»

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

—  Добре! — крикнула  Королева. — Ти вмієш грати в крокет?

Солдати мовчали і дивилися на Алісу, бо запитання, без сумніву, призначалося їй.

— Умію! — крикнула Аліса.

— Тоді ходімо! — загорланила Королева, і Аліса приєдналася до процесії, дуже зацікавлена, що ж буде далі.

—  …Сьогодні… Сьогодні чудовий день! — пролунав коло неї несмілий голос. Бона йшла поруч з Білим Кроликом, що занепокоєно зазирав їй у обличчя.

—  Чудовий! — погодилася Аліса. — Де Герцогиня?

—  Тихше!  Тихше! — похапцем зупинив її Кролик пошепки. Говорячи це, він занепокоєно озирнувся через плече, потім став навшпиньки і почав шепотіти їй на вухо: — їй винесли смертний вирок.

—  За що? —  поцікавилася Аліса.

—  Ти сказала «нізащо»? — перепитав Кролик.

—  Ні, — сказала Аліса, — я просто спитала «за що?»

—  Вона нам’яла Королеві вуха… — почав Кролик. Аліса голосно пирскнула.- Ой, тихше!.. — злякано зашепотів Кролик.- Королева почує! Розумієш, Герцогиня спізнилася, і Королева сказала…

— Станьте на свої місця! — закричала Королева громовим голосом, і всі заметушилися, натикаючись одне на одного. Проте незабаром всі зайняли свої місця.
Аліса подумала, що такого чудернацького крокетного майданчика їй ще ніколи в житті не доводилося  бачити.  Він був весь зритий рівчаками. За крокетні м’ячі правили живі їжаки, за молоточки — фламінго, а солдати стояли навкарачки і правили за ворота.

Головна трудність, з якою Аліса зіткнулася спочатку, була в тому, щоб приловчитися тримати фламінго. Ти вдалося досить зручно затиснути тіло птаха під рукою, хоч ноги в нього звисали додолу. Але загалом, ледве їй вдавалося розправити шию птаха  і сам» коли вона збиралася вдарити їжака його головою, птах знову згинав шию і зазирав їй в очі так безпорадно, що вона не могла втриматися від сміху. Коли вона знову розправляла шию птаха і хотіла починати все спочатку, то з прикрістю переконувалася, що їжак  висовував лапки і тікав геть. Крім цього всього, куди б ноня не штовхала їжака, скрізь на шляху траплялася або борозна, або горб, а солдати, що правили за ворота, весь час підводилися і переходили з місця на місце. Швидко Аліса прийшла до висновку, що це була справді важка гра.

Всі учасники гри грали одночасно, не чекаючи своєї черги, весь час сварилися і билися за їжаків. Незабаром Королева зовсім оскаженіла, тупотіла ногами і репетувала: «Відтяти йому голову!» чи «Відтяти їй голову!» мало не щохвилини.

Алісою почало оволодівати занепокоєння. Правда, у неї ще не було досі жодної сутички з Королевою, але вона розуміла, що це може трапитися щохвилини.
«І тоді, — міркувала Аліса, — що буде зі мною? Вони тут дуже люблять рубати голови. Дивно, що тут взагалі є ще хтось живий».

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— Молодці! — гукнула Королева. — У крокет граєте?

Вояки мовчки звернули погляди на Алісу: питання вочевидь стосувалося її.

— Граю! — гукнула Аліса.

— То гайда з нами! — ревнула Королева.
Й Аліса, чия цікавість була розпалена до краю, пристала до процесії.

— М…м…м… Ох же гарний день сьогодні! — озвався збоку несміливий голос: поруч неї дріботів Білий Кролик і збентежено зазирав їй в обличчя.

— Дуже гарний, — притакнула Аліса. — Герцогині не бачили?

— Т-с-с-с!.. — оглядаючись через плече, занепокоївся Кролик.

Він звівся навшпиньки і шепнув Алісі у вухо:
— Її засуджено до страти.

— За віщо? — поцікавилася Аліса. — Якась змова? шкода?

— Вам шкода? — нашорошився Кролик.

— Ба ні! — сказала Аліса. — Зовсім не шкода. Я спитала: «За віщо?»

— Вона нам’яла Королеві вуха, — промовив Кролик.
Аліса пирснула сміхом.
— Т-с! Т-с! Королева почує!.. — злякано зашепотів він. — Герцогиня, бачте, спізнилася, і Королева сказала…

— Усім на свої місця! — крикнула Королева громовим голосом, і всі підлеглі кинулися врізнобіч, спотикаючись і наштовхуючись одне на одного. За хвилину-другу метушня, одначе, вщухла, і гра почалася.
Аліса подумала, що зроду-віку ще не бачила такого дивного крокетного майданчика — він був увесь у горбиках та рівчаках; замість куль тут котили живих їжаків; за молотки правили живі фламінго, а вояки, постававши навкарачки, вдавали ворітця.

Орудувати своїм фламінго виявилося для Аліси найбільшою морокою. Нарешті вона навчилася затискати його під пахвою так, щоб не заважали ноги. Та тільки-но вона випростувала птахові шию і замірялася ударити ним по їжакові, як фламінго тут-таки вигинався назад і зазирав їй у вічі з таким здивованим виразом, що годі було стримати сміх. А коли вона знову нагинала йому голову і збиралася почати все наново, виявлялося, що їжак за той час розкрутився і тишком-нишком драпає геть. Крім того, хоч би куди вона гилила свого їжака, на дорозі йому зазвичай зринав коли не горбок, то рівчак, а вояковорітця раз у раз розкарлючувалися і переходили на інші ділянки майданчика. Незабаром Аліса дійшла висновку, що це не гра, а мука.

Крокетисти били всі заразом, не дожидаючи своєї черги, і весь час сперечалися й чубилися за їжаків. Невдовзі Королева вже гасала скрізь, як навіжена, тупотіла ногами й репетувала:
— Відтяти йому голову!.. Відтяти їй голову…

Аліса захвилювалася: досі, правда, сутички з Королевою у неї не було, але вона могла спалахнути першої-ліпшої хвилини.
«Що тоді зі мною буде? — думала вона. — Тут так люблять зносити голови, — аж дивно, що взагалі ще хтось уцілів!».

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— Выдатна! — сказала Каралева. — Ты гуляеш у кракет?

Жаўнеры гэтым разам маўчалі, пазіраючы на Алесю, відаць, пытаньне задавалася ёй.

— Але! — гукнула Алеся.

— Дык хадзі сюды! — прараўла Каралева.

Алеся далучылася да шэсьця, дзівячыся: што ж зараз будзе?

— Сёньня… сёньня цудоўнае надвор’е! — вымавіў нечы слабы галасочак.

Яна азірнулася: побач трухаў Белы Трус, настойліва заглядаючы ёй у вочы.

— Найцудоўнейшае! — пагадзілася Алеся. — А дзе Княгіня?

— Ш-ш! — перарваў яе Трус.

Пад тое ён трывожна азірнуўся, потым прыўзьняўся на дыбачкі і прашаптаў Алесі на вушка:

— Яна засуджаная на сьмерць.

— За што? — спыталася Алеся.

— Вы, здаецца, сказалі “Як шкада!”? — спытаўся Трус.

— Не, я гэтага не казала. Ня думаю, што гэта той выпадак, калі трэба шкадаваць. Я спыталася: “За што?”

— Яна накруціла Каралеву за вушы… — пачаў Трус.

Алеся не ўтрымалася ад сьмеху.

— Ой, цішэй! — спалохана зашаптаў Трус. — Каралева пачуе! Рэч у тым, што Княгіня моцна спазьнілася, і Каралева сказала…

— Усе па сваіх месцах! — зараўла Каралева грамавым голасам.

І ўсе пачалі мітусіцца туды-сюды, спатыкаючыся адзін аб аднаго. За пару хвілін гульцы разьмеркаваліся, і гульня пачалася.

Алеся ў жыцьці ня бачыла такой дзіўнай кракетнай пляцоўкі: усюды адны гурбы ды разоры, замест кракетных куляў — жывыя вожыкі, бітамі служылі жывыя флямінга,[0802] а жаўнеры мусілі сагнуцца напалам і, стоячы на зямлі рукамі й нагамі, удаваць зь сябе брамкі.

Галоўная цяжкасьць, зь якой Алеся спатыкнулася на самым пачатку, палягала ва ўтаймаваньні флямінга. Каб хоць неяк выкруціцца, яна запхнула сабе тулава флямінга пад паху нагамі ўніз. Але, як толькі Алеся выпрастала да належнага стану птушыную шыю, каб лупцануць па вожыку флямінгавай галавой, птушка выгнулася і так занепакоена зазірнула Алесі ў вочы, што дзяўчынка не магла не засьмяяцца. Тады яна ўзяла флямінга галавой уніз, але не пасьпела ўдарыць, як вожык ужо перавярнуўся і падаўся па сваіх справах. Апрача таго, на шляху яе вожыкаў, як на злосьць, штораз трапляліся яміны, а жаўнеры абычас уставалі і пераходзілі на іншае месца пляцоўкі. Алеся неўзабаве прыйшла да высновы, што тутэйшы кракет — насамрэч вельмі складаная гульня.

Усе гулялі без чаргі і раз-пораз сварыліся ды біліся за вожыкаў. Каралева ж проста ашалела і лётала па пляцоўцы з крыкам:

— Сьцяць яму галаву! Сьцяць ёй галаву!

Алеся пачувалася ніякавата. Праўда, яна сама з Каралевай яшчэ не пасварылася, аднак разумела, што сутычка можа адбыцца ў кожную хвіліну. “Што будзе тады са мною? — падумала яна. — Тут страшна любяць сьцінаць людзям галовы. Дзіўна, што тут увогуле яшчэ засталося нешта жывое!”

Заувагі Юрася Пацюпы:

0802 — …Бітамі служылі жывыя флямінга… — Стварэньне новых гульняў і перарабляньне старых — адно з захапленьняў Керала. Гульні ў казках Керала, як заўважае Дэлёз, ня маюць правілаў, пераможцаў і адказнасьці, што робіць іх “ідэальнымі гульнямі”.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— Выдатна,- моцным голасам адказала Каралева.- Ці гуляеш ты ў кракет?
Салдаты моўчкі глядзелі на Алісу, таму яна зразумела, што звяртаюцца да яе.
— Так!- громка адказала яна.
— Тады пойдзем!- узравела Каралева, і Аліса далучылася да працэссіі, крышачку здзіўленая свайму шчасцю.
— Які… які выдатны дзень сёння,- сказаў хтосьці з-за пляча. Аліса абярнулася і ўбачыла Белага Труса, які з непакоем на яе паглядаў.
— Так! Згодна!- адказала яна.- А дзе Герцагіня?
— Цішэй, калі ласка!- шпарка прашыкаў Трус. Потым баязліва азірнуўся, падняўся на мыскі і прашапатаў ёй у самае вуха.- Яна чакае смяротнага прысуду!
— За што ўжо?- пацікавілася Аліса.
— Вы сказалі: “Як шкада!”?- спытаў Трус.
— Я сказала іншае,- прамовіла Аліса.- Я і не думала яе шкадаваць. Я спыталася: “За што ўжо?”!
— Яна дала Каралеве па вуху…- пачаў Трус. Аліса голасна засмяялася
.- Аёечку! Цішэй!- напалохана зашапатаў Трус.- Каралева можа вас пачуць!.. Дык вось, Герцагіня спазнілася і Каралева сказала…
— Усім заняць свае месцы!- закрычала Каралева грымотапрадобным голасам, і прысутныя адразу забегалі сюды-туды, наскокваючы адно на аднаго. Але праз хвіліну-другую ўсё супакоілася, і гульня пачалася. Аліса вырашыла, што гэткай дзівоснай гульні ў кракет яна ніколі ў жыцці не бачыла — усё поле было ў рытвінах ды ўзгорках, мячыкамі былі жывыя вожыкі, малаткамі — фламінгі, а салдаты, устаўшыя ў мосцік на рукі ды ногі, працавалі варотамі.
Галоўнаю цяжкасцю, якую адразу ж зразумела Аліса, было кіраванне фламінгам — толькі яна знайшла добры спосаб утрымання яго за ногі і апусціла яго шыю, каб стукнуль па вожыку, як фламінга выгнуў шыю і, падняўшы сваю галаву, паглядзел ёй у твар такімі вачыма, што яна не змагла ўстрымацца ад смеху. А калі яна ўсёж зноў апусціла яго галаву, высветлілася, што яе вожык укаціўся даволі далёка. Да таго ж, на яе шляху паўсюдна трапляліся рытвіны ды ўзгоркі, а калі яна знайшла вожыка і чарговы раз сабралася рабіць удар, салдат, які працаваў яе варотамі, падняўся і сышоў у іншы бок поля. І хутка Алісе прыйшла ў галаву думка, што кракет — гэта самая цяжкая гульня ў свеце.
Гулялі ўсе адначасова, не чакаючы сваёй чаргі, а таксама ўвесь час біліся і сварыліся за вожыкаў. Даволі хутка гэта настолькі раззлавала Каралеву, что яна пайшла па полі, што хвіліну ўскрыківаючы: “Адсячы яму галаву!”, “Галаву ёй прэч з плячэй!”
Аліса пачала адчуваць сябе няўтульна. Канечне, яна пакуль не сварылася з Каралевай, але здагадвалася, што гэта здарыцца праз хвіліну-другую.
— А потым,- думала яна,- што бы са мною здарылася? Як жа ж тут любяць караць, я здзіўляюся, як тут увогуле хтосці застаўся жывым.

____________________________________________________

 

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>