«Алиса в Стране Чудес» — 8.2. Знакомство с Червоной Королевой

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_color21
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

First came ten soldiers carrying clubs; these were all shaped like the three gardeners, oblong and flat, with their hands and feet at the corners: next the ten courtiers; these were ornamented all over with diamonds, and walked two and two, as the soldiers did. After these came the royal children; there were ten of them, and the little dears came jumping merrily along hand in hand, in couples: they were all ornamented with hearts. Next came the guests, mostly Kings and Queens, and among them Alice recognised the White Rabbit: it was talking in a hurried, nervous manner, smiling at everything that was said, and went by without noticing her. Then followed the Knave of Hearts, carrying the King’s crown on a crimson velvet cushion; and, last of all this grand procession, came The King And Queen Of Hearts.<60>

Alice was rather doubtful whether she ought not to lie down on her face like the three gardeners, but she could not remember ever having heard of such a rule at processions; “and besides, what would be the use of a procession,” thought she, “if people had all to lie down upon their faces, so that they couldn’t see it?” So she stood still where she was, and waited.

When the procession came opposite to Alice, they all stopped and looked at her, and the Queen said severely, “Who is this?” She said it to the Knave of Hearts, who only bowed and smiled in reply.

“Idiot!” said the Queen, tossing her head impatiently; and, turning to Alice, she went on, “What’s your name, child?”

“My name is Alice, so please your Majesty,” said Alice very politely; but she added, to herself, “Why, they’re only a pack of cards, after all. I needn’t be afraid of them!”

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

60 — В описании торжественного шествия Кэрролл обыгрывает названия карточных мастей: садовники пики — spades (spade -лопата), солдаты-трефы — clubs (club -дубинка), придворные-бубны — diamonds (diamond — бриллиант), королевские детки — черви — hearts (heart — сердце).
«knave» — это не только «валет», но и «негодяй». В последних сценах книги Валет Червей «реализует» свое имя.

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Впереди выступали десять солдат с пиками в руках; они были очень похожи на садовников — такие же плоские и четырехугольные, с руками и ногами по углам. За ними шагали десять придворных; их одежды были расшиты крестами, а шли они по двое, как солдаты. За придворными бежали королевские дети, на одеждах которых красовались вышитые червонным золотом сердечки; их было тоже десять; милые крошки держались за руки и весело подпрыгивали на ходу. За ними шествовали гости, все больше Короли и Королевы. Был там и Белый Кролик; он что-то быстро и нервно говорил и всем улыбался. Он прошел мимо Алисы и не заметил ее. За гостями шел Червонный Валет, на алой подушке он нес корону. А замыкали это великолепное шествие ЧЕРВОННЫЕ КОРОЛЬ И КОРОЛЕВА.

Алиса заколебалась: может, и ей надо пасть ниц при виде столь блистательного шествия? Однако никаких правил на этот счет она не помнила.
— И вообще, к чему устраивать шествия, если все будут падать ниц? Никто тогда ничего не увидит…
И она осталась стоять.

Когда шествие поравнялось с Алисой, все остановились и уставились на нее, а Королева сурово спросила:
— Это еще кто?
Она обращалась к Валету, но тот лишь улыбнулся и поклонился в ответ.

— Глупец! — бросила Королева, раздраженно мотнув головой. Потом она обернулась к Алисе и спросила:
— Как тебя зовут, дитя?

— Меня зовут Алисой, с позволения Вашего Величества, — ответила Алиса учтиво.
Про себя же она добавила:
— Да это всего-навсего колода карт! Чего же мне их бояться?

Из статьи Н. Демуровой «Голос и скрипка (К переводу эксцентрических сказок Льюиса Кэрролла)»
(Мастерство перевода. Сборник седьмой. 1970. Советский писатель. Москва. 1970)
.
<В этом отрывке Н. Демурова рассказывает о своей первой версии перевода (1967). В окончательной редакции перевода, выполненного для серии «Литературные памятники» (1978), Королева таки стала Червонной — С.К.>
.
Скажем, выбор имени для the Queen of Hearts определяется не только ее характером, но и ее двором, ее детьми, их одеждой и привычками.Приведу отрывок из перевода А. Оленича-Гнененко, в котором описывается выход Королевы:
«Сначала появились десять солдат с дубинками… затем — десять придворных. Придворные были сплошь осыпаны брильянтами и двигались попарно, как и солдаты. Вслед за ними шли королевские дети; их было десять. Милые крошки шли тоже попарно, держась за руки и весело подпрыгивая на ходу. Все они были украшены знаком Сердца… Затем шел Валет Червей, который нес королевскую корону на подушке малинового бархата. В заключение этого грандиозного шествия следовали Король и Королева Червей»….От блестящего описания Кэрролла не осталось буквально ничего: утерян весь “карточный” — второй — план, непонятна связь между “червями” и “сердцем”; наконец, само слово “черви”, дважды повторенное в одном коротком абзаце, звучит не слишком приятно для слуха. В оригинале Кэрролл играет на карточных мастях. Солдаты несут clubs (здесь совмещаются два понятия — “дубинки” и “трефы”), придворные украшены with diamonds (снова совмещение — “бриллианты” и “бубны”), а у детишек Червонной Четы, как и полагается, на одежде знаки царственного дома — hearts (“сердца” и “черви”). Достигнуть того же эффекта в русском переводе можно было только тем же путем — максимально используя омонимию карточных мастей.“Черви” были отброшены с самого начала — украшать милых крошек знаками дождевых или каких-нибудь иных червей было решительно ни к чему. Оставались “пики”, “бубны”, “крести” (или кресты). “Трефы”, как вариант “крестей”, были, по размышлении, отброшены. Они дают, конечно, прекрасную возможность для “игры”: трефы — трефное, но увы! Эта игра не вписывалась в текст книги, да и была бы непонятна для детей. А ведь нужно было все время помнить о двойном адресе книги.
Точно так же пришлось отбросить и всевозможные другие, диалектальные, жаргонные и прочие варианты карточной терминологии, хоть и грустно было терять скрытые в них “двусмысленные” возможности.Было совершенно ясно, что The Queen of Hearts никак не могла стать “Королевой Червей”. Следовало найти ей другое имя. Я решила назвать ее Королевой Бубен.
Помимо вполне естественной антипатии к червям, я руководствовалась здесь еще одним, весьма существенным, как мне кажется, соображением.
В “Алисе” очень важен мотив узнавания. Здесь дети встречаются с героями, давно известными им из старых Nursery Rhymes. В “Зазеркалье” четверостишия Nursery Rhymes разворачиваются в целые главы (“Humpty Dumpty”, “Tweedledum and Tweedledee”, “The Lion and the Unicorn”). Но и в первой книге этот принцип действует. Так, The Queen of Hearts — это, конечно, героиня старого детского стишка:The Queen of Hearts, she made some tarts,
All on a summer day:
The Knave of Hearts, he stole those tarts,
And took them quite away!Его зачитывает, в качестве обвинительного акта, царедворец Кролик в сцене суда.
К счастью, все мы с детства знаем этот стишок в классическом переводе С. Я. Маршака:Дама Бубен
Варила бульон
И жарила десять котлет.
Десятка Бубен
Украла бульон,
Котлеты украл Валет.Назвав The Queen of Hearts Королевой Бубен, я связывала ее с английским фольклором, вернее, той его частью, которая прочно вошла в наше сознание. Таким образом, и на русском языке вступал в силу принцип узнавания, столь важный для наслаждения Кэрроллом. Нечего и говорить о том, что изменениям подверглись и tarts — они превратились, как можно легко себе представить, в “котлеты”.Но вернемся к первому, “карточному” появлению Королевы.
Используя омонимию карточных мастей в русском языке, я постаралась перевести эту сцену так, чтобы воссоздать в ней двуплановость кэрролловского текста. Картина королевского шествия должна была совмещаться с точной карточной “игрой”.

«Впереди выступали десять солдат с пиками наперевес… За ними шагали десять придворных. Их одежда была расшита крестами, а шли они попарно, как и солдаты. За придворными бежали королевские дети с бубнами в руках. Их было тоже десять. Милые крошки держались за руки и весело подпрыгивали… За гостями шел Валет Бубен — на алой бархатной подушке он нес королевскую корону. А замыкали это великолепное шествие Король и Королева Бубен».

Конечно, многое здесь изменено по сравнению с оригиналом (вместо “дубинок” — “пики”, вместо “червей” — “бубны”, вместо “бриллиантов” — “кресты”), но зато сохранен прием, дающий игру слов и веселый намек.

.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Первыми шли десять солдат, которые несли дубинки; все они обликом походили на трех садовников — /они были/ долговязыми и плоскими (руки и ноги у них /располагались/ по углам: затем /шли/ десять придворных; они были украшены ромбами с головы до ног, и шли они по двое, так же, как и солдаты. [23] Вслед за ними шли королевские дети; их было десять, и милые крошки шли парами, радостно прыгая, держа друг друга за руки: все они были украшены сердечками.
Следом шли гости, по большей части Короли и Королевы, и среди них Алиса узнала Белого Кролика: он разговаривал в поспешной нервной манере, улыбался всему, что говорилось, и прошел мимо, не обратив на нее внимания. Затем следовал Червонный Валет, неся королевскую корону на малиновой бархатной подушечке; и, последними в этой грандиозной процессии шли Червонные Король и Королева.

Алиса колебалась: не должна ли была и она пасть ниц, как и трое садовников, но она так и не смогла припомнить, чтобы она когда-нибудь слышала о таком правиле /при виде/ процессий; ‘и кроме того, зачем вообще нужна процессия,’ подумала она, ‘если бы всем людям пришлось пасть ниц, так, что они не смогли бы ее увидеть?’ Поэтому она спокойно стояла на месте <«где она была»> и ждала.

Когда шествие поравнялось в Алисой, все они остановились и взглянули на нее, а Королева сурово спросила: «Кто это?». Она сказала это, /обращаясь/ к Червонному Валету, который только поклонился и улыбнулся в ответ.
‘Дурак!’ сказала Королева, раздраженно мотнув головой; и, поворачиваясь к Алисе, она продолжила, ‘Как тебя зовут, дитя?’
‘Меня зовут Алиса, с позволения Вашего Величества,’ сказала Алиса очень вежливо, а про себя добавила, ‘Ну, /все/ они — это всего лишь колода карт. Мне не нужно их бояться!’

ПРИМЕЧАНИЯ:

23 — В этой главе автор использует буквальное значение слов, обозначающих масть в картах. Садовники-пики — spades (spade — лопата), солдаты-трефы — clubs (club — дубинка), придворные-бубны — diamonds (diamond — бриллиант), десять королевских детей-черви — hearts (heart — сердце).

 

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Вот идут: сперва выступили парами десять пиковых солдат, и все они, как вылитые, похожи на трех садовников: такие же плоские, продолговатые, все стоят вверх и вниз головами, руки справа и слева по углам. За ними также парами шли десять придворных валетов, разукрашенные бубнами. За валетами шли царские дети; их также было десятеро, и все они, милашки, разодетые с червонными сердцами, шли парами, держа друг друга, за ручки, и весело подпрыгивали. За ними следовали приглашенные гости, короли и придворные дамы.
Между гостями, кого же узнает Соня? — старого знакомого, беленького кролика! Он шел торопливо, будто сам не свой; то заговорит, то поклонится и такой перепуганный, растерянный, что, проходя мимо Сони, не заметил ее. За гостями шел червонный валет и на бархатной подушке нес царскую корону. В самом конце шествия выступали король и краля червонные.

Соня, было, подумала не следует ли и ей пасть перед ними ниц, но, вспомнив, что нигде не читала о таком обыкновении при церемониальных выходах, решила глядеть на него стоя. «Да и некому было бы любоваться на эти интересные церемонии, если бы все лежали, уткнувшись лицом в землю», рассудила она.

Когда шествие поравнялась с Соней, все остановились и стали глядеть на нее, а червонная краля обратилась к червонному валету и спрашивает: «это кто такая?»
На это червонный валет только осклабился и зашаркал ногами.

«Болван!» закричала на него раздосадованная червонная краля, замотала головой и сама к Соне: „как тебя», говорит, «милая, звать?»

„Меня, ваше величество, зовут Соней», почтительно отвечает Соня, а сама думает: „Ах батюшки! Да это все карты, карточные короли да крали! чего мне их бояться!»

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 Впереди шли десять солдат с булавами. Солдаты были тате же четырехугольные и плоские, как садовники; руки и ноги были у них тоже по углам. За ними шли попарно десять придворных, все разукрашенные бриллиантами. Потом следовали королевские дети — их было десять. Они, подпрыгивая, весело бежали, взявшись за руки. Все дети были украшены червонными гербами. За детьми шли гости, по большей части короли и королевы. Белый кролик был тут же. Он торопливо и возбужденно говорил, улыбался всему, что говорили другие, и прошел, не заметив Алисы. Затем шел червонный валет с пунцовой бархатной подушкой, на которой лежала корона короля, и, наконец, в самом конце этой блестящей процессии выступали король и королева червей.

Алиса не знала, нужно ли ей последовать примеру садовников и упасть ниц.
«Нет, должно быть, не нужно, — подумала она. — Не стоило бы и устраивать процессии, если бы все встречные должны были падать ниц. Ведь тогда никто не мог бы увидать ее».
Алиса продолжала стоять и смотреть на процессию.

Когда король и королева были как раз напротив Алисы, все остановились, и королева, обратившись к червонному валету, строго спросила:
— Кто это?
Но он только поклонился и улыбнулся.

— Идиот! — сказала королева, гневно мотая головой.
— Как тебя зовут? — обратилась она к Алисе.

— Меня зовут Алисой, ваше величество, — почтительно ответила та, но подумала про себя: «Да ведь это просто колода карт и мне их бояться нечего!»

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

Впереди шли десять солдат с булавами. Все они были такие же, как и садовники: четырехугольные и плоские, а ноги их и руки были прикреплены к четырем углами туловища. За ними шли десять придворных, все украшенные бриллиантами. Они шли попарно, как и солдаты. За ними следовали королевские дети. Их было десять, и милые малютки двигались, весело подпрыгивая, держась за руки и парами. Все они были украшены червонными гербами. Следом за ними выступали гости, большею частью короли и королевы, и среди них Алиса узнала Белого Кролика. Он что-то быстро и возбужденно говорил, улыбаясь на каждое сказанное ему слово, и прошел мимо, не заметив её. За ними следовал червонный Валет с королевской короной на красной бархатной подушке. Наконец, за всей этой длинной процессией шли червонные Король и Королева.

Алиса была в нерешительности, не лечь ли и ей ничком, как три садовника, но не могла припомнить, чтобы когда-нибудь слышала о существовании такого правила при процессиях.

— И, кроме того, какой был бы толк в процессии, — подумала она, — если бы все лежали ничком и её бы не видали? — И она осталась стоять на своем месте, выжидая, что будет. Когда процессия поравнялась с Алисой, все остановились, глядя на нее, и Королева строго спросила:

— Это кто такая?

Она обратилась с этими вопросом к червонному Валету, который только поклонился и улыбнулся в ответ.

— Идиот! — сказала Королева, нетерпеливо ворочая головой, и повернувшись к Алисе, продолжала:

— Как тебя зовут, дитя?

— Меня зовут Алисой с вашего позволения, ваше величество, — отвечала очень вежливо Алиса, но прибавила себе самой:

— Ведь это, в конце концов, просто колода карт. Мне нечего их бояться.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Послышались голоса и звуки труб, и Алиса увидела целую процессию: впереди важно шествовали под руку Червонные король и дама, а за ними, по четыре карты в ряд, шла целая колода карт. Валеты на бархатных подушках несли скипетр, державу, цепь и пояс короля. Тут же с серьёзным видом шагал и Белый кролик с красными глазами.
— А почему я не вижу около себя Трефовой дамы? — строго спросила Королева.
— Виноват, Ваше Величество, — робко ответил ей Кролик. — Трефовая дама просила меня извиниться перед вами: она поручила мне купить для неё перчатки и веер, но я их нечаянно потерял и ей пришлось поэтому остаться дома. Кроме того, у неё случилось семейное несчастье: её кухарка переперчила суп и перебила всю посуду, а ребёнок превратился в поросёнка и убежал.
— Как это ужасно! — произнесла королева. — Но почему же ты не купил ей новый веер и перчатки?
— Они у меня были уже куплены и лежали дома на столе, но когда я пришёл за ними, то оказалось, что весь мой дом заняла какая-то великанша, которая не хотела из него выходить. Так бедной Трефовой даме и пришлось остаться у себя дома и есть переперченный суп.
— Отрубить этой великанше голову! — скомандовала Червонная дама.
В это время Алиса близко подошла к процессии. Белый кролик взглянул на неё и узнал.
— Вот она! — закричал он. — Вот она! Держите её!
— Кто «она»? — спросили его все.
— Великанша!
Червонная дама оглядела Алису в лорнет и сделала недовольное выражение лица.
— Ты ошибаешься, мой друг! — ответила она. — Эта девочка вовсе не великанша! В ней нет и четырёх вершков! Я не потерплю, чтобы в моём царстве наговаривали на других.
Кролик испугался и тотчас же юркнул в толпу.
— Как тебя зовут? — обратилась Червонная дама к Алисе.
— Алисой, — ответила девочка и сделала реверанс.

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   Впереди шли десять солдат с пиками на плечах. Они, как и садовники, были совсем плоские, прямоугольные, с руками и ногами по углам. За ними следовали  десять придворных с клеверными листьями в петлицах и десять шутов с бубнами. Затем появились королевские дети. Их было тоже десять. Малютки  шли
парами, весело подпрыгивая, и на их одеждах были вышиты розовые сердца. За ними выступали гости (все больше короли и королевы) и между ними Аня заметила старого своего знакомого — Белого Кролика. Он что-то быстро-быстро лопотал, подергивал усиками, улыбался на все, что говорилось, и прошел мимо, не видя Ани. После гостей прошел Червонный Валет, несущий на пунцовой бархатной подушке рубиновую корону. И, наконец, замыкая величавое шествие, появились Король Червей со своей Королевой.

Аня не знала, нужно ли ей пасть на лицо, как сделали садовники. Она не могла вспомнить такое правило. «Что толку  в шествиях, — подумала она, — если люди должны ложиться ничком и таким образом  ничего не видеть?» Поэтому она   осталась неподвижно стоять, ожидая, что будет дальше.

Когда шествие поравнялось с Аней, все  остановились,  глядя на нее, а Королева грозно спросила:  «Кто  это?»  Вопрос  был задан Червонному Валету, который в ответ только  поклонился  с широкой улыбкой.

— Болван! — сказала Королева, нетерпеливо мотнув головой, и обратилась к Ане: — Как тебя зовут, дитя?

— Меня зовут Аней, ваше величество, —  ответила  Аня  очень вежливо, а затем добавила про себя: «В конце концов все они  — только колода карт. Бояться их нечего».

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

Сначала шло десять солдат с пиками; они были той же формы, что и садовники, четырехугольные и плоские, с руками и ногами по бокам. Затем шло десять придворных — эти имели в руках бубны и шли попарно, как и солдаты. За ними шли королевские дети — их тоже было десять, и милые крошки резвились, прыгая парами, рука об руку; их одежда была украшена красными узорами, в форме сердец. Затем шли гости — по большей части Короли и Дамы, и среди них Алиса узнала Белого Кролика. Он что-то быстро и нервно говорил, улыбаясь всему, что слышал, и прошел мимо, даже не заметив ее. Затем шел Валет, несший королевскую корону на подушке из ярко-пунцового бархата. И, наконец, замыкая грандиозное шествие,— сам Король Червей, под руку с Королевой.

Алисе пришло в голову, что, может быть, ей полагается плюхнуться лицом в землю, как это сделали все три садовника — но, с другой стороны, она ни разу не слышала о таком способе встречать процессии.
— Кроме того, какой смысл в процессии,— сказала она себе,— если люди должны тыкаться лицами в землю и ничего не видеть?
Поэтому она осталась стоять и ждать.

Когда процессия поровнялась с Алисой, все остановились и начали на нее смотреть, а Королева сказала сурово:
— Кто это?
Она обратилась к Валету Червей, но он только поклонился и стал бессмысленно улыбаться.

— Идиот!— сказала Королева, нетерпеливо тряхнув головой, и, обратившись к Алисе, спросила:— Как твое имя, дитя?

— Мое имя — Алиса, если это будет угодно вашему величеству!— очень учтиво ответила Алиса, но про себя добавила: — Чего там! В конце концов, они только колода карт. Мне нечего их бояться.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

      Сначала появились десять солдат с дубинками (солдаты были той же формы, что и три садовника: прямоугольные и плоские, с руками и ногами по углам), затем — десять придворных. Придворные были сплошь осыпаны брильянтами и двигались попарно, как и солдаты. Вслед за ними шли королевские дети; их было десять. Милые крошки шли тоже попарно, держась за руки и весело подпрыгивая на ходу. Все они были украшены знаком Сердца. После них появились гости, главным образом Короли и Дамы. Среди гостей Алиса узнала Белого Кролика. Он торопливо и нервно без умолку говорил, смеясь всему, что сам сказал. Он прошёл мимо Алисы, не заметив её. Затем шёл Валет Червей, который нёс королевскую корону на подушке малинового бархата. В заключение этого грандиозного шествия следовали КОРОЛЬ и КОРОЛЕВА ЧЕРВЕЙ.

Алиса не могла решить, должна ли она упасть лицом вниз, подобно трём садовникам, но не могла вспомнить, чтобы когда-нибудь слышала о таком правиле при процессиях. «И к тому же, какой был бы толк в шествиях, — думала она, — если бы зрители лежали вниз лицом и ничего не могли видеть». Поэтому она осталась стоять на месте и ждала.

Когда шествие поравнялось с Алисой, все остановились и принялись её разглядывать. Королева строго спросила:
— Кто это?
Она задала этот вопрос Валету Червей, который только поклонился и улыбнулся в ответ.

— Идиот! — сказала Королева и, нетерпеливо тряхнув головой, обратилась к Алисе: — Как тебя зовут, дитя?

— Меня зовут Алиса, если будет угодно вашему величеству, — очень вежливо ответила Алиса, но она тут же добавила про себя: «Ну, они только колода карт, в конце концов. Мне нечего их бояться».

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

Вскоре шествие показалось. Впереди по двое маршировали десять солдат с пиками; все они были очень похожи на садовников — такие же плоские и прямоугольные, руки и ноги у них росли по углам. За ними, тоже парами, шли придворные в пышных одеяниях; среди них было, видимо, немало Тузов, были и Шуты с бубенчиками, но все выступали прямо-таки козырем; за ними вприпрыжку бежали, резвясь (но тоже попарно), малютки Принцы и Принцессы, в костюмах, расшитых золотом; далее парами следовали гости — все больше Короли и Дамы разных мастей. Алиса узнала среди гостей Белого Кролика, хотя его было трудно узнать: он улыбался всем и каждому, суетился и что-то без умолку тараторил; Алису он не заметил. Далее шел Червонный Валет — он нес на алой бархатной подушке королевскую корону, — и, наконец, замыкали это грандиозное шествие ЧЕРВОННЫЙ КОРОЛЬ и ЧЕРВОННАЯ ДАМА, то есть КОРОЛЕВА.

У Алисы возникли некоторые сомнения: не нужно ли и ей, по примеру садовников, пасть ниц; но что-то никаких таких правил поведения во время шествий вспомнить она не могла.
«Да и вообще-то, — подумала она, — кому тогда будут нужны шествия, если все кругом будут лежать лицом вниз и ничего не увидят?»
И она решила просто постоять на месте.

Когда процессия поравнялась с ней, все вдруг остановились и с любопытством поглядели на Алису.
— Кто такая? — сердито спросила Королева у Червонного Валета.
Валет вместо ответа поклонился и улыбнулся.

— Болван! — бросила Королева, нетерпеливо тряхнув головой.
— Твое имя, девочка? — обратилась она к Алисе.

— Алиса, с позволения вашего величества! — весьма учтиво отвечала Алиса, а про себя сказала: «Подумаешь! Какая-то карточная королева! Нечего ее бояться!»

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

Впереди шли попарно десять солдат с булавами. Они были такие же, как садовники,- плоские, прямоугольные, руки-ноги по углам. За ними точно так же попарно шли десять придворных, с бубнами.
Следом появились маленькие принцы и принцессы. Их тоже было десять, малыши шли весело, вприпрыжку, но попарно и держались за руки. Их одежда была украшена изображениями алого сердца — знака червонной масти. Следом шли гости, большей частью Короли и Дамы, и среди них Алиса заприметила Белого Кролика. Кролик что-то торопливо и нервно говорил, в ответ на все смеялся и прошел мимо, не заметив Алисы. За ними шел Червонный Валет, неся корону на алой бархатной подушке. И только потом торжественно шествовали ЧЕРВОННЫЙ КОРОЛЬ и ЧЕРВОННАЯ КОРОЛЕВА.

Алиса с некоторым сомнением подумывала, уж не пасть ли ей ниц, как три садовника, но не могла вспомнить, слышала она или нет, что есть такой закон. «И, в конце концов, что толку от шествия, — подумала она, — если все падут ниц и никто ничего не увидит?» И она осталась стоять, где стояла, и ждала.

Когда конец процессии поравнялся с Алисой, все остановились и воззрились на нее, а Королева резко спросила:
— Это кто?
Она обращалась к Червонному Валету, но тот в ответ лишь улыбнулся и раскланялся.

— Ду-урак! — раздраженно тряхнула головой Королева и, обратясь к Алисе, спросила:
— Как тебя зовут, дитя?

— С разрешения Вашего Величества, меня зовут Алиса, — очень вежливо ответила та, а про себя добавила: «Это же всего-навсего колода карт! И нечего мне их бояться».

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

Сперва на дорожке появилось десять солдат, вооруженных пиками.
Солдаты были очень похожи на садовников: тощие и долговязые. За ними шли десять придворных, все в блестящих украшениях из червонного золота. И солдаты, и придворные выступали парами. За ними, тоже парами, держась за руки, выбежали Королевские Дети. Нежные малютки подпрыгивали и били в бубны. За ними чинно шествовали гости, по большей части Короли и Королевы. Среди них Алиса заметила Белого Кролика. Кролик болтал без умолку, заикался, испуганно улыбался всем подряд и прошел мимо, так и не узнав Алису. За гостями шел Бубновый Валет. На алой бархатной подушке он нес Королевскую Корону. А за ним шествовали король и королева бубен.

Алиса хотела было лечь на землю, как садовники, но потом решила, что это глупо. «К чему тогда все это шествие,- подумала она,- если каждый уляжется на живот и ровным счетом ничего не увидит!» Вот почему Алиса осталась стоять как стояла и все ждала, что же будет дальше.

Когда процессия поравнялась с Алисой, все остановились и уставились на нее, а Королева сурово спросила:
—  Кто это?
С этим вопросом она обратилась к Валету, который только улыбнулся и поклонился в ответ.

—  Дурак, — сказала Королева и недовольно дернула головой.
Потом она обратилась к Алисе:
—  Как тебя зовут, деточка?

—  Меня зовут Алиса, Ваше Величество,- почтительно ответила Алиса, а про себя добавила: «Да ведь это просто колода карт. Стану я их бояться!».

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

Но сначала она увидела пики, торчащие над строем солдат. Все десять солдат были прямоугольными и плоскими, точь-в-точь как садовники. За пиками виднелись кресты, вышитые на белых одеждах придворных. Десять плоских придворных, как и солдаты, шли строем по двое. Музыканты в шутовских колпаках били в бубны. Следом, держась за руки, бежали вприпрыжку десять королевских деток. У каждого на груди поблескивали червонным золотом сердечки. За королевскими малышами чинно шагали маститые гости — Короли об руку с Дамами. За ними валом валили Валеты. В густой толпе гостей сновал Белый Кролик. Куда девалась его важность? Он что-то быстро лопотал, кланялся и суетился. На Алису он даже не глянул.
Главный распорядитель — Валет Червей — на алой бархатной подушке торжественно нес королевскую корону. И наконец появился Король Червей со своей дамой — Королевой Червей.

Алиса растерялась. Никогда она не присутствовала на королевских торжествах и совершенно не знала никаких правил поведения. Может быть, надо было вместе с садовниками бухнуться на землю и не поднимать глаз на королевскую чету? «Но кому нужны эти пышные королевские шествия, если никто не поднимет глаз и ничего не увидит?» — резонно подумала Алиса, продолжая во все глаза глазеть на торжественную процессию.

Тут ее и заметили.
— Это еще кто такая? — строго спросила Королева, обращаясь к Валету Червей.
Тот лишь испуганно склонил голову.

— Болван! — затряслась Королева, подергивая головой. — Имя! — обратилась она к Алисе.

— Алиса, если угодно Вашему Величеству, — со всей учтивостью ответила Алиса.
И вдруг у нее мелькнула мысль, что это же всего-навсего игральные карты. Смешно бояться бумажной колоды карт.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

Шествие открывали десять солдат- все при булавах с крестообразными навершиями. Солдаты, как и садовники, были одной формы: прямоугольные и плоские,- причем руки-ноги у них торчали по углам. За ними шли десять придворных, изукрашенных рубиновыми бубновыми каменьями. Далее шли десятеро королевских отпрысков, с червочками на платьях; эти милые деточки так и подпрыгивали, держась за руки. За ними следовали гости, по большей части Короли да Королевы, а среди них и Белый Кролик, которого Алиса сразу узнала. Он говорил торопливо и нервно, невпопад улыбаясь собеседникам, и прошел, не замечая Алисы. Затем выступал Валет Червей, с королевской короной на алой вельветовой подушечке. И замыкали эту грандиозную процессию КОРОЛЬ И КОРОЛЕВА ЧЕРВЕЙ.

Алиса несколько засомневалась, не упасть ли ей лицом вниз, как садовники, но среди известных ей правил поведения при королевских шествиях такого вроде бы не было. «И к тому же,- подумала она,- что толку в этих шествиях, если весь народ будет лежать лицом вниз и никто ничего не увидит?» Так что, как представитель народа, она осталась стоять, где стояла, и подождала, пока процессия приблизится.

Подойдя к Алисе, все остановились и стали на нее смотреть, а Королева суровым тоном сказала Червонному Валету: «Это кто?» Тот только поклонился в ответ и улыбнулся.

«Идиот!» — нетерпеливо вздернула голову Королева и, повернувшись к Алисе, продолжала: «Как тебя звать, ребенок?»

«Имя мое — Алиса, если угодно Вашему Величеству», — очень вежливо ответила Алиса, но про себя добавила: «Да они же просто карточная колода — смешно их бояться».

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Первым показался грозный отряд из десяти крестоносцев, но вооруженных почему-то дубинами. Все солдаты сильно походили на садовников: такие же плоские и прямоугольные, с торчащими по углам руками и ногами. Вслед за охраной также в две колонны маршировали десять придворных шутов с бубнами. На почтительном расстоянии от них, держась за руки, парами резво двигались в припрыжку королевские дети. Их также было десять. Все были одинаково наряжены в одежды, вышитые сердечками. Затем следовали гости, в основном короли с королевами, среди которых Алиса заметила белого Кролика. Он прошел мимо, не заметив Алису, поскольку взволнованно лопотал с гостями, постоянно улыбаясь на каждое их слово. После показался Червонный Валет, который с важным видом нес на пурпурной бархатной подушке королевскую корону. Замыкали шествие КОРОЛЬ И КОРОЛЕВА ВСЕЯ ЧЕРВЕЙ.

Алису мучили сомнения, должна ли она распластаться подобно садовникам или нет. Но она никак не могла вспомнить, что слышала когда-либо такое правило церемоний. «К тому же, что толку в этих шествиях», — думала Алиса, — «если все уткнутся лицом в землю и ничего не увидят». Поэтому она осталась стоять, как стояла и ждала с замиранием сердца.

Когда эта процессия целиком выстроилась напротив Алисы, все дружно остановились и уставились на нее. А Королева сурово спросила у Валета: «Кто это?» На что тот лишь с улыбкой поклонился.

«Болван!» — рявкнула Королева, гневно потрясая головой, и обратилась к Алисе, — «Как тебя зовут, дитя?»

«Меня зовут Алиса, ваше величество», — очень вежливо ответила она, добавив про себя, — «Чего мне бояться?! В конце концов они его лишь колода карт».

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

Первыми шли десять солдат с пиками наперевес; они были той же формы, что и садовники — прямоугольные и плоские, с руками и ногами по углам; следом шагали десять придворных, все увешанные бриллиантовыми орденскими крестами — они шли попарно, как и солдаты. За ними последовали королевские дети; их было десять, и милые крошки весело бежали вприпрыжку, тоже парами, держа друг друга за руки; одежды их были расшиты червонным золотом. Следом шли гости, все больше Короли и Дамы, и среди них Алиса узнала Белого Кролика; он говорил с нервной поспешностью, улыбаясь при каждом слове, и прошел мимо, не заметив Алисы. Затем шел Червонный Валет, неся королевскую корону на малиновой бархатной подушке; и, наконец, замыкали длинную процессию ЧЕРВОННЫЙ КОРОЛЬ и его ДАМА, то есть ЧЕРВОННАЯ КОРОЛЕВА.

У Алисы возникло некоторое сомнение, не следует ли и ей тоже упасть ниц, как трое садовников, но она не помнила, чтобы когданибудь слышала о подобном правиле; «и, кроме того, какой смысл устраивать процессии, — подумала она, — если все упадут ниц, и процессию никто не увидит?» Так что она осталась стоять на месте и ждать.

Когда процессия поровнялась с Алисой, они все остановились и посмотрели на нее, а Королева строго спросила: «Кто это?» Свой вопрос она обратила к Червонному Валету, но тот лишь поклонился и улыбнулся в ответ.

— Идиот, — сказала Королева, раздраженно дернув головой, и, повернувшись к Алисе, продолжила: — Как вас зовут, дитя?

— Меня зовут Алиса, с позволения вашего величества, — сказала Алиса очень вежливо; но про себя она прибавила: «Вообще-то они — просто колода карт, и не более чем. Я не должна их бояться.»

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

      Первыми шли  десять солдат, вооруженные дубинами, они были очень похожи на садовников, такие же продолговатые и плоские, с руками и ногами по углам, за ними десяток придворных, они были увешаны бриллиантами и шли по двое как и солдаты. Следом шли королевские дети, их было десять. Малыши шли весело, вприпрыжку, держа друг друга за руки, парами. Все они были украшены червовой мастью. Затем  шли гости, главным образом короли и королевы, и среди них Алиса узнала Белого Кролика — он разговаривал быстро и несколько нервно, улыбаясь всему, что бы ни было сказано и проследовал дальше, не заметив ее.
Затем шел Червовый Валет, несший корону Короля на темно-красной бархатной подушке, и, наконец, замыкая эту великолепную процессию, шли червовые Король и Королева.

Алиса была в затруднении — она не знала нужно ли и ей ложиться на землю лицом вниз как три садовника или нет. К тому же  она никогда не слышала, что так надо делать при появлении королевской процессии.
— И что толку от вида процессии, если ее никто не видит? — подумала она и осталась стоять.

Когда шествие поравнялось с Алисой, все остановились и уставились на нее. Королева строго спросила:
—  Кто это такая?
Она обращалась к Червовому Валету, но он в ответ только глупо улыбался, кланялся и снова улыбался.

— Болван, — сказала Королева, резко вскинув голову, и, повернувшись к Алисе, продолжила:
— Как твое имя, дитя?

— Меня зовут Алиса, с вашего позволения, ваше величество, — очень вежливо ответила Алиса, но про себя добавила: — Ведь это всего лишь колода карт. Что они могут мне сделать?

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

Приближался кортеж. Впереди важно маршировали гвардейцы, эпикированные пиками (Алиса назвала это именно так: «эпикированные»). Гвардейцы были плоскими, с руками и ногами по бокам. Это выглядело весьма пикантно.
Сладом вышагивали придворные в плащах, расшитых крестиком («Крестоносцы!» – решила Алиса).
За ними семенили шуты с бубенчиками на колпаках и бубнами в руках. Они что-то бубнили на ходу и все время встряхивали своими забубенными го-ловами.
За ними, то и дело козыряя, шагали мушкетеры в червленых плащах.
За ними шагали гости — и большие тузы, и публика помельче. Был среди них и Белый Кролик. Он что-то бормотал и всем натянуто улыбался. Пройдя мимо Алисы, он и не взглянул на нее.
За гостями следовал Червонный Валет, неся на пурпурной атласной подушечке корону.
И замыкали шествие ЧЕРВОННЫЕ КОРОЛЬ и КОРОЛЕВА.

Алиса отнюдь не была уверена, что и ей следует пасть ниц по примеру садовников. «Да и вообще, зачем падать? – подумала она. – Какой смысл тогда устраивать подобные шествия: кто их увидит?». И решила стоять.

Когда кортеж поравнялся с ней, все стали, воззрились на нее, а Королева грозно спросила:
— Это еще кто?
Вопрос был адресован Валету, но тот лишь улыбнулся до ушей и поклонился.

— Дурак подкидной! — презрительно бросила Королева и обратилась к Алисе:
— Как тебя зовут, дитя?

— Алиса, ваше величество, — ответила та – вежливо, но без робости: она поняла, что перед нею лишь колода карт.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

Впереди процессии маршировали десятеро солдат со скрещёнными дубинками. Солдаты были такими же прямоугольными, как и садовники, а руки и ноги у них находились по углам прямоугольников.
За ними шествовали придворные, украшенные с ног до головы алыми бубнами. Они, как и солдаты, шли парами.
За придворными, тоже парами, держась за руки, вприпрыжку бежали десятеро наследников престола. Их камзольчики украшали червонные сердечки.
Затем шли гости — большей частью Короли и Дамы, вернее, Королевы. Среди гостей Алиса узнала и Белого Кролика. Он сильно нервничал, тараторил, глотая слова, постоянно улыбался, что бы ему ни сказали, и прошёл мимо, не заметив Алису.
За гостями шествовал Червонный Валет. Он нёс красную бархатную подушечку, на которой лежала королевская корона. А завершала процессию королевская чета — Червонный Король и Червонная Дама.

Алиска не знала, полагается ли ей, как и всем, пасть ниц. Во-первых, она никак не могла вспомнить, есть ли такой закон, чтобы падать ниц при виде королевской четы и придворных, а во-вторых, что же это за процессия, если её никто не видит, а все лежат лицом вниз? И она решила не падать ниц.

— Это кто такая? — строго спросила Королева у Червонного Валета, но тот только поклонился и улыбнулся в ответ.

— Дурак! — вскинула голову Королева и, обратившись к Алиске, спросила:
— Как тебя зовут, дитя моё?

— Алиса, ваше величество, — как можно вежливее ответила та, а про себя подумала: «Что же я так колоды карт испугалась?»

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

Первыми ступают военные, несущие кресты-трилистники, видом все похожи на троих садовников: плоские, прямоугольные, по углам руки-ноги; за ними десять придворных, с головы до пят разукрашенных бубновыми ромбами, причём идут, как и военные, по двое. Следом — высокородные дети: десять карапузов весело подпрыгивают, держась ручка за ручку, парами; все расшиты сердечками-червочками. Потом гости — в основном, Короли да Дамы, и среди них Алис углядела Белого Кролика: частит возбуждённой скороговоркою; всему, чего услышит, улыбается; проскочил мимо, её не заметив. Далее шагает Валет Червей, несущий королевский венец на малиновой бархатной подушечке; а замыкают великолепное шествие КОРОЛЬ И КОРОЛЕВА ЧЕРВЕЙ.

Алис посомневалась, не надлежит ли, подобно трём садовникам, пасть ниц, но не сумела вспомнить, слыхала ль чего про такое правило при шествиях; «что за толк тогда от эдакой вереницы», думает. «коль людям надо ложиться лицом вниз и ни фига не видеть?»
Короче, стоит себе на месте да ждёт.

Поравнявшись с Алис, все участники шествия застыли и глядят на неё, а Дама сурово спрашивает: «Кто это?»
Обратилась-то к Валету Червей, но тот в ответ лишь с улыбкой поклонился.

— Болван! — нетерпеливо вскинула голову Дама: и, поворачиваясь к Алис, на том же дыхании: «Как тебя зовут, дитя?»

— Алис, с позволенья вашего величества. — очень вежливо представилась Алис; а про себя добавила: «Делов-то: в конце концов всего-навсего колода карт. Фиг ли их бояться-то!»

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   Первыми прошли десять солдат в чёрных камзолах с пиками наперевес; они были такой же формы, как и три садовника — продолговатые и плоские, с руками и ногами по углам. За ними явились десять придворных; у них на шеях висели на чёрных лентах алмазные кресты «За придворную доблесть» (и они действительно были начищены до блеска). Придворные шли по двое, как и солдаты. Потом — королевские дети, их тоже было десять; малышки шагали, весело подпрыгивая, держась за руки попарно. Костюмчики их были украшены алыми сердечками. Далее шествовали гости — по большей части Дамы в окружении Пажей. Среди гостей Алиса сразу заметила Белого Кролика — он что-то говорил торопливо и нервно, улыбаясь после каждой фразы, и прошёл мимо, не заметив Алису. Следующим был Валет Черв, несущий Королевскую корону на тёмно-красной бархатной подушечке. Наконец, завершали процессию самые важные фигуры — Король и Королева Черв.

Алиса колебалась, не пасть ли ей ниц, как это сделали три садовника, но она не помнила ни одного правила, касающегося подобных процессий. «А с другой стороны, что толку в процессиях, — подумала она, — если все будут лежать ниц, уткнувшись лицом в землю — так ведь никто ничего не увидит».
В общем, она осталась стоять и ждала, что будет дальше.

Когда процессия поравнялась с Алисой, все остановились и посмотрели на неё, а Королева строго спросила: «Кто это?». С этим вопросом она обратилась к Валету Черв, но тот принялся только отдуваться и глупо улыбаться в ответ.

— Глупец! — произнесла Королева, нетерпеливо дёрнув головой, и повернулась к Алисе:
— Как тебя зовут, дитя?

— Меня зовут Алиса, если угодно вашему величеству, — очень вежливо произнесла Алиса, а про себя добавила: — Хм, да это всего лишь колода карт. Мне нечего их бояться!

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

Сначала вышли десять солдат с трефами-булавами; все они были, как три садовника, долговязые и плоские, с угловатыми руками и ногами; затем — десять придворных, эти были сплошь усыпаны бриллиантовыми ромбами и выступали по двое, вслед за солдатами. За ними шли королевские дети, их было десять, и малютки весело подпрыгивали, держась за ручки парами, все они были украшены сердечками. Затем шли гости, главным образом, короли и королевы, и среди них Алиса узнала Белого Кролика: он нервно тараторил, отвечая смехом на каждое сказанное слово, и прошёл, её не заметив. Затем проследовал Валет Черв, неся Королевскую корону на пурпурной вельветовой подушечке; и последними во всей этой грандиозной процессии шествовали КОРОЛЬ и КОРОЛЕВА ЧЕРВ.

Алиса, пожалуй, что и засомневалась, ни кинуться ли ей лицом вниз наподобие трёх садовников, но такого правила во время процессий она припомнить не могла, и кроме того, «какая польза от процессий», — подумала она, — «если все кинутся вниз лицом и ничего не смогут увидеть?» Вот она и оставалась стоять, ожидая.

Когда процессия поравнялась с Алисой, все остановились и взглянули на неё, а Королева сурово спросила: «Кто это?». Она задала свой вопрос Валету Черв, который в ответ лишь поклонился, осклабившись.

«Идиот», — проговорила Королева, нетерпеливо взмахнув рукой, и, повернувшись к Алисе, продолжила, — «Как твоё имя, дитя?»

«Меня зовут Алиса, если угодно вашему величеству», — очень вежливо ответила Алиса, а про себя прибавила, — «В конце концов, это всего лишь колода карт. Чего бояться!»

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Попереду йшли десять воїнів з піками в руках. Всі вони зовні були схожі на трьох садівників: довгасті і плоскі, а руки й ноги у них росли на наріжних кінцях. Слідом ішли по двоє, як і воїни, два десятки придворних, обвішаних хрестами та бубнами — діамантами. Далі йшли королівські діти, їх було десятеро, і вони бігли вистрибом, взявшись за руки парами. Всі вони були прикрашені зображенням чирви — серцями. Потім ішли гості, головним чином королі та королеви, і серед них Аліса впізнала Білого Кролика, який швидко, нервово розмовляв, усміхаючись до кожного, хто звертався до нього. Він пройшов повз Алісу, але не помітив її. Потім ішов Чирвовий Валет, несучи корону Короля на червоній оксамитовій подушечці. В кінці цієї величної процесії ¦ішли Чирвовий Король та Чирвова Краля — Королева.

Аліса не знала, чи слід їй падати ниць, як це зробили три садівники. Вона не пригадувала, щоб коли-небудь їй доводилося чути про такий звичай на процесіях.
«До того ж, нащо потрібна процесія, — міркувала вона, — якщо всім людям треба лежати ниць і вони не будуть бачити самої процесії?» Отже, вона залишилася на місці, очікуючи.

Коли процесія порівнялась з Алісою, всі зупинилися, дивлячись на неї, а Королева сердито запитала:
— Хто вона така? — Вона звернулася з запитанням до Чирвового Валета, але той у відповідь лише вклонився і посміхнувся.

— Дурень! — сказала Королева, нетерпляче труснувши головою. Обернувшись до Аліси, вона продовжувала: — Як тебе звати, дитинко?

— З вашої ласки, мене звуть Аліса, ваша величність,- відповіла Аліса дуже ввічливо, а про себе додала: — Врешті це лише колода карт. Мені нема чого боятися їх.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Першими з’явилися десятеро вояків із піками. Усі вони, як і садівники, були плоскогруді й прямокутні, з руками й ногами по краєчках. За ними — так само в колоні по двоє — крокувало десятеро челядників, розцяцькованих з голови до п’ят бубнами. Далі, побравшись за руки, з веселим підскоком ішли парами королівські діти; їх теж було десятеро, і всі — в чирвових серцях. За дітьми виступали гості, здебільшого королі й королеви, і серед них Аліса впізнала Білого Кролика: він то цокотів щось нервовою скоромовкою, то усміхався, коли говорили інші, і врешті проминув Алісу, не помітивши її. За гостями йшов Чирвовий Валет: на червоній оксамитній подушці він ніс королівську корону. А замикали всю цю пишну процесію КОРОЛЬ і КОРОЛЕВА СЕРДЕЦЬ.

Аліса завагалася: чи не слід і їй упасти ниць, але не пригадувала, щоб хтось колись казав про таке правило під час процесій.
«Та й хто тоді буде на них дивитися, — подумала вона, — коли всі лежатимуть долілиць?»
Тож вона стояла на місці й чекала.

Коли процесія порівнялася з Алісою, всі зупинилися і прикипіли до неї очима.
— Хто це? — грізно спитала Королева.
Чирвовий Валет, до якого вона звернулася, лише осміхнувся і вклонився у відповідь.

— Ідіот! — тріпнула головою Королева, і звернулася до Аліси:
— Як тебе звати, дитино?

— Аліса, ваша величносте, — щонайчемніше відказала Аліса, а про себе додала:
«Зрештою всі вони тільки колода карт. Нічого їх боятися».

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

Першымі крочылі дзесяць жаўнераў, узброеных дзідамі. Яны былі такія самыя кантаватыя і пляскатыя, як і садоўнікі, а з рагоў у іх тырчалі ручкі ды ножкі. Сьледам выступалі парамі дзесяць прыдворных, усе ў крыжыках жалудоў. За імі высыпалі дзесяць каралянятаў, яны таксама скакалі вясёлымі парамі, усьцяж абсыпаныя сэрцайкамі ў выглядзе чырвонае масьці. Потым чынілі ход госьці, пераважна Каралі й Каралевы, і сярод іх Алеся пазнала Белага Труса; ён нешта некаму хапатліва і нэрвова даводзіў, усьміхаючыся пры кожным слове. Алесі ён не заўважыў. Далей ішоў Валет Чырвань, несучы на падушцы з барвовага аксаміту карону Караля. А замыкалі ўрачыстае шэсьце КАРОЛЬ І КАРАЛЕВА ЧЫРВАНЬ.

Алеся трохі засумнявалася, ці не распасьцерціся і ёй ніцма, як тыя садоўнікі, але нешта яна не магла прыпомніць, каб дзе чула пра такія правілы паводзінаў падчас шэсьцяў, і падумала: “Якая ж тады ад шэсьця карысьць, калі ўсе будуць ляжаць ніцма і нічога ня бачыць?” І яна засталася стаяць, чакаючы, што будзе.

Калі шэсьце наблізілася да Алесі, усе спыніліся і ўзерыліся ў яе, а Каралева сурова запыталася ў Валета Чырвань:

— Хто такая?

Аднак той у адказ толькі пакланіўся і вінавата ўсьміхнуўся.

— Дурань! — кінула Каралева, нецярпліва крутнуўшы галавой, і зьвярнулася да Алесі. — Як тваё імя, дзяўчынка?

— Мяне завуць Алеся, з ласкі Вашай Вялікасьці, — адказала Алеся вельмі ветла. Аднак сама сабе падумала: “Яшчэ стану я баяцца ўсякіх картачных дамаў!”

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

Першымі ішлі салдаты з дзідамі, такія ж квадратныя і плоскія, як садоўнікі, з рукамі і нагамі ў кутках. За імі па двая ішлі дзесяць лёкаеў з упрыгожваннямі ў выглядзе бубноў. Па-за імі парачкамі, узяўшы адно аднаго за рукі вясёла скакалі каралевічы і каралевішны, паўсюль упрыгожаныя сардэчкамі, паказваючымі іх прыналежнасць да чырвовай масці. Пасля ішлі госці — у асноўным суседнія Каралі з Каралевамі. Сярод іх Аліса пазнала старога знаёмага — Белага Труса, які з кімсьці ўзбуджана гаманіў, усміхаючыся адказам, і здавалася не заўважаў Алісу. Наступным ішоў Чырвовы Валет, які на аксамітавай падушачцы нёс каралеўскую карону. Напрыканцы гэтай грандыёзнай працэсіі выкрочвалі Чырвовыя Кароль і Каралева.
Першы час Аліса вырашала, а ці не кінуцца ёй на зямлю тварам, як гэта зрабілі садоўнікі, але не магла прыпомніць правілаў, якія абавязваюць гэта рабіць. “Да таго ж, каму патрэбна працэсія,- вырашыла яна,- калі ўвесь народ ляжыць тварам у зямлю, яны ж нічога не ўбачаць!” Так што яна засталася стаяць.
Праходзячы ля Алісы працэсія спынілася, і ўсе пачалі на яе паглядаць, а Каралева прамовіла:
— Хто гэта?- яна спыталася аб гэтым у Валета, які пакланіўся і ўсміхнуўся ў адказ.
— Ёлуп!- сказала Каралева і хістнула ў нецярплівасці галавою, потым павярнулася да Алісы і спытала ў яе.- Як твае імя, дзіця?
— Маё імя Аліса, з дазволу Вашай Вялікасці!- вельмі ветліва адказала яна, але пра сябе заўважыла,- Яны ж папросту картачная калода. І ці ж трэба іх баяцца?

____________________________________________________

 

***

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

***
Из статьи Уолтера Де ла Мара «Льюис Кэрролл»:

Королева  Червей, по его собственному <Кэрролла — С.К.> признанию,   должна была олицетворять «слепую, бессмысленную ярость».


Д. И. Ермолович.
Отрывок из статьи «Кто украл пирожные из Страны Чудес, или Беззубая улыбка Чеширского Кота».
Опубликовано в журнале «Мосты» №1(49)–2 (50), 2016:

Для сравнительного анализа в комментариях к двуязычному изданию было отобрано семь переводов XIX и XX века. Привожу их ниже вместе с аббревиатурами, которые для краткости буду использовать далее (полные выходные данные издании? см. в Библиографии в конце статьи):
АМ — перевод-переложение «Соня в царстве дива», изданный типографией А. Мамонтова (предположительно выполнен О. И. Тимирязевой) в 1879 г.;
АР — перевод А. Рождественскои?, изданныи? анонимно в 1911 г.;
АЩ — перевод А. Щербакова, изданный в 1977 г.;
БЗ — пересказ Б. Заходера, изданный в 1979 г.;
ВН — перевод-переложение «Аня в Стране Чудес» В. В. Набокова, изданный под псевдонимом В. Сирин в 1923 г.;
НД — перевод Н. М. Демуровои?, изданный в 1978 г.;
ОГ — перевод А. П. Оленича-Гнененко, изданный в 1960 г.;
СМ — перевод С. Я. Маршака (стихи, включенные в перевод НД).
Сочетанием ДЕ я буду помечать цитаты из собственного перевода.

Не в масть

Задержимся еще на проблеме карточных мастей. Поговорив с картами-садовниками, Алиса замечает карточную процессию:

First came ten soldiers carrying clubs… next the ten courtiers: these were ornamented all over with diamonds… After these came the royal children: there were ten of them, and… they were all ornamented with hearts. Next came the guests… and, last of all this grand procession, came THE KING AND THE QUEEN OF HEARTS.

В переводе ОГ всё это переведено дословно: clubs – дубинки, diamonds – бриллианты, the Queen of Hearts названа не дамой, а «Королевой Червей». Н. М. Демурова совершенно справедливо сетует:

…как много потеряно в русском переводе А. Оленича-Гнененко… Утерян весь „карточный“ – второй – план, непонятна связь между «червями» и «сердцем»… В оригинале Кэрролл играет на карточных мастях. Солдаты несут clubs (здесь совмещаются два понятия – «дубинки» и «трефы»), придворные украшены with diamonds (снова совмещение – «бриллианты» и «бубны»), а у детишек червонной четы на одежде знаки царственного дома – hearts («сердце» и «черви»). Достигнуть того же эффекта в русском переводе можно было только тем же путем – максимально используя омонимию карточных мастей. [2, c. 167]

Далее автор статьи обосновывает собственное переводческое решение:

«Я постаралась перевести эту сцену так, чтобы воссоздать в ней двуплановость кэрролловского текста. Картина королевского шествия должна была совмещаться с точной карточной игрой» [2, с. 168].

И вот что из этого получилось. Не буду воспроизводить «котлетную» версию 1967 года, где, как уже говорилось, червонная масть дамы, короля и валета была переделана на бубновую. Обратимся к версии 1978 года [8] (курсив в цитате мой – Д. Е.):

Впереди выступали десять солдат с пиками в руках… За ними шагали десять придворных: их одежды были расшиты крестами… За придворными бежали королевские дети, на одеждах которых красовались вышитые червонным золотом сердечки… За ними шествовали гости… А замыкали это великолепное шествие Червонные Король и Королева. (НД)

Обыгрывая буквальное значение русских названий карточных мастей, переводчица заменяет дубинки (т. е. трефы) пиками, бриллианты (т. е. бубны) крестами, а к упоминанию сердечек (т. е. червей) добавляет то, что они «вышиты червонным золотом». Казалось бы, логика автора выдержана, и адекватное решение найдено. То, что изменился визуальный ряд описания (переводчица «передала» придворным трефовую масть от солдат, которые стали картами пиковой масти), видимо, было сочтено непринципиальным изменением:

«Конечно, многое здесь изменено по сравнению с оригиналом, – пишет НД, – но зато сохранен прием, дающий игру слов и веселый намек» [2, c. 169].

НД была не единственной, кто применил упомянутые замены. Пиковую масть присвоили солдатам АМ, ВН и БЗ. (АР и ОЩ, вслед за ОГ, отказались от передачи словесной игры.)
Увы, в таком подходе я вижу гораздо больше потерь, чем приобретений. Назову сначала менее серьезные просчеты.

Во-первых, вряд ли уместно выражение вышитый червонным золотом. Червонное золото – высокопробный сплав золота с медью, применявшийся для чеканки монет и изготовления обручальных колец. А золотое шитье выполнялось металлической нитью с крайне низким содержанием золота или вообще без оного (так называемой канителью).

Во-вторых, неудачно сочетание «Червонная Королева» (сама НД критиковала «Королеву червей» в переводе ОГ) – всё-таки у нас принято говорить о карточных дамах, а не «королевах». Этот вариант (НД, АЩ), как и Королева червей (АР, ОГ), – буквализмы, не соответствующие русскому словоупотреблению. (Упомяну также вариант Червонная краля (АМ), звучащий для современного читателя курьезно.)
Теперь – о более серьезном просчете. Главное – не учтен еще один, если угодно – третий план авторского текста. Льюис Кэрролл не просто играет буквальными значениями мастей, он строит изящную и глубоко продуманную функциональную конструкцию. В карточном королевстве, где правят Червонный Король и Червонная Дама, у каждой масти и разряда карт – свое предназначение.

Младшие трефы (от туза до десятки) – солдаты, вооруженные дубинками. Младшие черви – королевские дети, украшенные изображением сердца. Младшие бубны – придворные, украшенные бриллиантами. Старшие карты всех мастей, кроме червонной, – гости.

В описании процессии не упомянуты только младшие пики: читателю предоставлено догадаться, что к пиковой масти относятся садовники. Ведь по-английски пики – spades, т. е. дословно ‘лопаты’, а этими предметами могут орудовать только садовники. Не случайно именно картами пиковой масти и изобразил садовников Тенньел.

Другими словами, в карточном королевстве Страны Чудес, созданной Льюисом Кэрроллом, существует строгая и глубоко рациональная иерархия сословий, основанная на той функции, которая свойственна каждому предмету, чье название совпадает с названием карточной масти. Изобразим тройное значение слов и символов таблицей:

yermolovich_ris_2

Замена в переводе одних мастей на другие (при этом ВН добавил от себя «шутов с бубнами») недопустима. Поэтому солдаты не могут быть пиками, а придворные не могут быть трефами! Такая замена разрушает авторскую конструкцию и, кстати, сбивает с толку иллюстраторов книги – так, художник Г. Калиновский изобразил солдат картами трех мастей: пиками, трефами, червами, причем черви, как видно из рис. слева, даже двух разновидностей: светлой и черной.

Kalinov_Soldiers

На иллюстрации М. Митурича (рис. справа) тоже произошло смешение мастей: у солдата вместо голов символы пик, а в руках они держат булавы с наконечниками в форме трефовой масти.

miturich_soldiers

На рис. ниже — моя иллюстрация с изображением Червонного Валета и солдат. Последние, разумеется, – трефовой масти, и в руках у них – дубинки с наконечником в форме трефового трилистника.

2015_Valet_DE

(Попутно отвечу в скобках на вопрос, полученный мной от читателей журнала: «Как получилось, что вы не только перевели книгу об Алисе, но и сделали рисунки к ней?». Дело в том, что первоначально рисунки к изданию с моим переводом были поручены другому художнику, однако случайная травма помешала ему продолжить работу. Времени для поисков нового иллюстратора не оставалось, а поскольку в свое время мне довелось учиться в Московском академическом художественном лицее Российской академии художеств, я почти вынужденно, но с огромным удовольствием и вдохновением взял эту роль на себя.)

В своем переводе я постарался сохранить и функциональную конструкцию, и словесно-предметную игру Кэрролла: не меняя масти, ввел в текст дополнительные атрибуты, которые обыгрывают ее русское название. Каждая масть получила в русском тексте и прямое предметное, и символическое «карточное» соответствие (в цитате атрибуты мастей выделены полужирным шрифтом):

Первыми вышагивали десять стражников с дубинками в форме трилистника; у них так же, как у садовников, туловища имели форму плоских прямоугольников, из уголков которых росли руки и ноги. За ними под звон бубнов следовали десять придворных: их мундиры были украшены бриллиантами; шли они парами, как и стража. Потом показались дети королевскои? четы – принцы и принцессы; их… одежда была расшита красными сердечками червоннои масти… Замыкали пышное шествие Червонныи? Король и королева – Червонная Дама. (ДЕ)

Из цитаты видно и то, как решилась для меня проблема с the Queen of Hearts. Составное наименование Королева – Червонная Дама позволило и правильно по-русски назвать игральную карту, и одновременно указать на ее сказочный монарший статус. А в дальнейшем тексте, как и у Кэрролла, ее именование в большинстве случаев сокращалось просто до Королевы.
.

 

 

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>