«Алиса в Стране Чудес» — 8.1. Перекрашенные розы

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_27
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

Chapter VIII: The Queen’s Croquet-Ground

A large rose-tree stood near the entrance of the garden: the roses growing on it were white, but there were three gardeners at it, busily painting them red. Alice thought this a very curious thing, and she went nearer to watch them, and just as she came up to them she heard one of them say, “Look out now, Five! Don’t go splashing paint over me like that!”

“I couldn’t help it,” said Five, in a sulky tone. “Seven jogged my elbow.”

On which Seven looked up and said, “That’s right, Five! Always lay the blame on others!

«You’d better not talk!” said Five. “I heard the Queen say only yesterday you deserved to be beheaded!”

“What for?” said the one who had first spoken.

“That’s none of your business, Two!” said Seven.

“Yes, it is his business!” said Five. “And I’ll tell him—it was for bringing the cook tulip-roots instead of onions.”

Seven flung down his brush, and had just begun, “Well, of all the unjust things—” when his eye chanced to fall upon Alice, as she stood watching them, and he checked himself suddenly: the others looked round also, and all of them bowed low.

“Would you tell me,” said Alice, a little timidly, “why you are painting those roses?”

Five and Seven said nothing, but looked at Two. Two began in a low voice, “Why, the fact is, you see, Miss, this here ought to have been a red rosetree, and we put a white one in by mistake; and if the Queen was to find it out, we should all have our heads cut off, you know. So you see, Miss, we’re doing our best, afore she comes, to—” At this moment, Five, who had been anxiously looking across the garden, called out, “The Queen! The Queen!” and the three gardeners instantly threw themselves flat upon their faces. There was a sound of many footsteps, and Alice looked round, eager to see the Queen.

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Глава VIII КОРОЛЕВСКИЙ КРОКЕТ

У входа в сад рос большой розовый куст – розы на нем были белые, но возле стояли три садовника и усердно красили их в красный цвет. Алиса удивилась и подошла поближе, чтобы узнать, что там происходит. Подходя, она услышала, как один из садовников сказал другому:
– Поосторожней, Пятерка! Опять ты меня забрызгал!

– Я не виноват, – отвечал Пятерка хмуро. – Это Семерка толкнул меня под локоть!

Семерка посмотрел на него и сказал:
– Правильно, Пятерка! Всегда сваливай на другого!

– Ты бы лучше помалкивал, – сказал Пятерка. – Вчера я своими ушами слышал, как Королева сказала, что тебе давно пора отрубить голову!

– За что? – спросил первый садовник.

– Тебя, Двойка, это не касается! – отрезал Семерка.

– Нет, касается, – возразил Пятерка. – И я ему скажу, за что. За то, что он принес кухарке луковки тюльпанов вместо лука!

Семерка швырнул кисть.
– Ну, знаете, такой несправедливости… – начал он, но тут взгляд его упал на Алису, и он умолк. Двое других оглянулись, и все трое склонились в низком поклоне.

– Скажите, пожалуйста, – робко спросила Алиса, – зачем вы красите эти розы?

Пятерка с Семеркой ничего не сказали, но посмотрели на Двойку; тот оглянулся и тихо сказал:
– Понимаете, барышня, нужно было посадить красные розы, а мы, дураки, посадили белые. Если Королева узнает, нам, знаете ли, отрубят головы. Так что, барышня, понимаете, мы тут стараемся, пока она не пришла…
В эту минуту Пятерка (он все это время вглядывался в сад) крикнул:
– Королева!
Садовники пали ниц. Послышались шаги. Алиса обернулась – ей не терпелось увидеть Королеву.

H. M. Демурова. «Алиса в Стране чудес и в Зазеркалье»
(М., «Наука», Главная редакция физико-математической литературы, 1991)
.
Ч. У. Скотт-Джайлз […] считает, что Кэрролл использовал некоторые исторические эпизоды и даже фигуры в своих сказках. В связи со сценой на кухне у Герцогини он задается вопросом: «Где же Алисин Герцог?» «Ответ на этот вопрос можно найти, — пишет он, — если задуматься над личностью младенца. Сын Герцога, ставший свиньей, — кто это, как не Ричард Глостер, взошедший на трон под именем Ричарда III, взяв своим знаком белого кабана, и прозванный «кабаном» политическими памфлетистами? Когда он родился в октябре 1452 г., его отец, Ричард, герцог Йоркский, жил в изгнании после первой неудавшейся попытки удалить Сомерсета из королевского совета. Если иметь в виду вражду между Йорком и королевой Маргаритой, становится понятно, почему герцог не получил королевского приглашения на партию в крокет. Решимость Маргариты сохранить власть Ланкастеров и не допустить к ней Йорка находит свое отражение в «Алисе»: королева требует, чтобы все розы в королевском саду были алыми, так что садовники спешат покрасить в алый цвет Ланкастеров розы Йорка».
.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Глава VIII
Площадка Королевы для крокета

Большой розовый куст рос <«стоял»> рядом со входом в сад: розы, которые росли на нем, были белыми, но рядом с ним стояли три садовника, которые энергично красили их в красный цвет. Алиса подумала, что это было очень странно, и она подошла поближе, чтобы понаблюдать за ними, и как раз когда она подошла к ним, она услышала, как один из них сказал, ‘Эй, осторожней, Пятерка! Престань забрызгивать меня краской /подобным образом/!’
‘Я не виноват <«я ничего не могу поделать»>,’ сказал Пятерка мрачным голосом; ‘Семерка толкнул меня под локоть.’
На что Семерка поднял глаза и сказал, ‘Правильно, Пятерка! Всегда винишь других!’
‘Ты бы лучше не болтал <= помалкивал>!’ сказал Пятерка. ‘Я слышал, как Королева только вчера сказала, что ты заслужил того, чтобы быть обезглавленным <= чтобы тебе отрубили голову>!’
‘За что?’ спросил тот, кто заговорил первым.
‘Это совершенно не твое дело, Двойка!’ сказал Семёрка.
‘Да, это его дело!’ сказал Пятерка, ‘и я скажу ему, /за что/ — за то, что он принес кухарке луковицы тюльпанов вместо лука.’

Семерка бросил наземь свою кисть и как раз начал ‘Ну, такой несправедливости <«из всех несправедливых вещей»>…’ когда его взгляд случайно упал на Алису, в то время как та стояла и смотрела на них, и он вдруг осекся: остальные <= двое других> также оглянулись, и все они низко поклонились.
‘Не скажете ли вы мне,’ спросила Алиса немного неуверенно, ‘зачем вы красите эти розы?’
Пятерка и Семерка ничего не сказали, а взглянули на Двойку. Двойка начал тихим голосом, ‘Ну, дело в том, видите ли, мисс, что здесь должен был расти алый розовый куст, а мы посадили здесь белый по ошибке; и если бы Королева узнала об этом, она бы приказала отрубить нам головы, знаете ли. Поэтому, видите ли, мисс, мы делаем все возможное, прежде чем она придет, чтобы…’ В этот самый момент Пятерка, который с тревогой оглядывал сад, крикнул: «Королева!» и трое садовников тут же упали <«бросились»> плашмя, /уткнувшись/ лицами в землю. Раздался топот многочисленных ног, и Алиса оглянулась, потому что ей не терпелось увидеть Королеву.


____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

ИГРА В КРОКЕТ

В саду, у самого входа, высоко подымался огромный куст, весь усыпанный белыми розами в полном цвету. Около него трое садовников с кистями в руках усердно хлопотали, закрашивая белые розы в красный цвет. Эта затея удивила Соню. «Престранную они придумали штуку», думает Соня, и подошла поближе на них посмотреть. Слышит, один говорит: „эй, Пятерка, берегись, всего меня обрызгал краской!»

«Не я виноват — вон Семерка толкнула меня под локоть.»

„Так, так, Пятерка, всегда сваливай с больной головы да на здоровую», говорит Семерка и сердито взглянула на Пятерку.

„Уж ты бы молчал», говорит Пятерка: „слышал, намедни приказывала ее милость снести тебе голову?»

„За что это?» спросил первый садовник.

„Не твое дело», говорит Семерка.

«Нет, его дело», говорит Пятерка. „Я вот скажу за что. За то, что на царскую кухню отпустил цветочных луковиц вместо луку — вот за что!»

Семерка с досады бросила кисть, да как закричать: „вот уж напраслина, так»… да вдруг, увидав Соню, замолчала и уставилась на нее, разиня рот. И те двое ее тогда заметили, и все трое низко ей поклонились.

«Скажите, пожалуйста», робко начала Соня, „для чего вы закрашиваете белые розы в красный цвет?»

Пятерка с Семеркой молча оглянулись на Двойку, а эта говорит, да так почтительно, в полголоса: „изволите видеть, барышня, приказано было на этом месте посадить кусты с красными розами, а по нечаянности посадили белых. Как увидит их милость, Червонная Краля, всем нам велит головы снести. Вот мы и стараемся поправить беду до них.»
Пока говорила Двойка, Пятерка, в большой тревоге глядела все в одном направлении, и вдруг закричала: „идут, идут! Червонная Краля идет!» Тут все трое садовников ударились лицом в землю.
Послышался топот как от множества людских ног. Соня встрепенулась в радостном ожидании.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

VIII.
Крокет у королевы.

Большой розовый куст рос у самого входа в сад. На нем распустились белые розы, но три садовника — какого-то необыкновенного вида, совсем плоские и четырехугольные — торопливо перекрашивали их в пунцовые. Алисе это показалось странным, и она подошла поближе.
— Будь осторожнее, Пятерка! — сказал один садовник. — Ты брызгаешь на меня краской.

— Я не виноват, Двойка, — мрачно ответил Пятерка. — Семерка толкает меня под локоть.

— Молодец! — сказал, подняв голову, Семерка. — Ты всегда все сваливаешь на других.

— Уж лучше бы ты молчал! — воскликнул Пятерка. — Только третьего дня королева говорила, что тебе нужно отрубить голову.

— А за что? — спросил Двойка.

— Это не твое дело, — ответил Семерка.

— Нет, это его дело, — возразил Пятерка, — и я скажу ему. За то, что он принес повару тюльпанные корни вместо лука.

Семерка бросил кисть.
— То есть такой несправедливости… — начал он, но вдруг замолчал, увидав Алису.
Товарищи его оглянулись и тоже взглянули на нее. А потом они все трое низко поклонились.

— Скажите, пожалуйста, — робко спросила Алиса, — зачем вы перекрашиваете розы?

Пятерка и Семерка молча взглянули на Двойку.
— Дело в том, — прошептал Двойка, — что здесь следовало посадить куст красных роз, а мы по ошибке посадили куст белых. Если бы королева узнала это, она наверное велела бы отрубить нам головы. Вот мы и спешим перекрасить их прежде, чем она…
— Королева! королева! — шепнул вдруг Пятерка, который все время тревожно осматривался по сторонам.
Все три садовника тотчас же упали ниц. Послышались приближающиеся шаги и Алиса посмотрела в ту сторону: ей очень хотелось увидать королеву.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

ГЛАВА VIII.
Крокетное поле Королевы.

Большой розовый куст стояли неподалеку от входа в сад. Розы на нем были белые, но возле него находились три садовника, усердно красившие их в красный цвет. Алисе это показалось очень странными, и она подошла к ними, чтобы посмотреть на них поближе. Как рази в то время, когда она подходила, она услышала, как один из них сказали:

— Ну, Пятерка, смотри, поосторожней! Ты всего меня забрызгал краской!

— Ничего не могу поделать, — отвечал Пятерка уныло, — Семерка толкает меня под локоть.

На это Семерка взглянул вверх и сказал:

— Вот это таки ловко, Пятерка! Всегда с больной головы да на здоровую!

— Уж ты бы молчал! — отозвался Пятерка. — Я еще третьего дня слышал, как Королева сказала, что тебе стоит голову отрубить.

— За что это? — спросил говоривший первым.

— Это не твое дело, Двойка! — сказал Семерка.

— Нет, это его дело, — возразил Пятерка, — и я ему объясню: это за то, что он принес повару тюльпанные корни, вместо луковиц.

Семерка бросил кисть и только что начал: „Ну, из всех несправедливостей…“ как вдруг его взгляд случайно упал на Алису, которая стояла и наблюдала за ними, и он сразу замолчал. Двое других тоже оглянулись и все трое низко поклонились.

— Пожалуйста, скажите мне, — начала Алиса немного робко, — зачем вы красите эти розы?

Пятерка и Семерка ничего не ответили, только посмотрели на Двойку.

Двойка начал тихим голосом:
— Дело, видите ли, в том, мисс, что здесь должен был быть куст красных роз, а мы, вместо него, посадили, по ошибке, куст белых роз; и если бы Королева это узнала, всеми нам отрубила бы головы. Поэтому, видите ли, мисс, мы всячески стараемся до её прихода…

В эту минуту Пятерка, беспокойно оглядывавшийся во все стороны, закричал:

— Королева! Королева! — и все три садовника мгновенно упали ничком на землю. Послышался шум множества шагов, и Алиса оглянулась в нетерпении увидать Королеву.

 

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Как вдруг она увидела вдали какие-то странные существа, что-то делавшие около большого розового куста с белыми цветами. Она пригляделась к ним и, к удивлению своему, поняла, что это были червонные карты: двойка, тройка и пятёрка. Они имели головы, руки и ноги и если бы не были такими тонкими и плоскими, то совершенно походили бы на людей.
— Будь осторожнее, Пятёрка! — крикнула одна из карт. — Ты на меня брызгаешь краской!
— Я не виноват, Двойка, — ответила другая карта. — Это меня толкнул под локоть Тройка!
— Он врёт! — отозвался Тройка. — Я не толкал никого!
Алиса подошла к ним поближе.
— Что вы тут делаете? — обратилась она к ним.
— Да вот перекрашиваем белые розы в пунцовые, — ответил Двойка. — Наша королева приказала нам посадить пунцовые розы, а выросли вместо них белые. Чтобы она не узнала и не наказала нас, мы и решили выкрасить их все в пунцовую краску.
— А кто ваша королева?
— Червонная дама. Она у нас очень строга и за всякую, даже малейшую провинность всем приказывает отрубить головы. Если бы она узнала, что мы посадили белые розы вместо красных, то тотчас же скомандовала бы: «Отрубить им головы»! Вот мы и спешим перекрасить розы раньше, чем она придёт.
Всё это время Пятёрка тревожно осматривался по сторонам.
— Королева! Королева! — вдруг закричал он в испуге. — Прячь скорее краску и кисти! С нею идёт и сам Червонный король!
Все три карты упали ниц.

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

Глава 8. КОРОЛЕВА ИГРАЕТ В КРОКЕТ

Высокое розовое деревцо стояло у входа в сад. Розы  на  нем росли белые, но три садовника с озабоченным видом красили их в алый  цвет.   Это   показалось   Ане   очень   странным.   Она
приблиизлась, чтобы лучше рассмотреть, и услыхала, как один садовников говорил:
— Будь осторожнее,  Пятерка!  Ты  меня  всего  обрызгиваешь краской.

— Я нечаянно, — ответил Пятерка кислым голосом. — Меня  под локоть толкнула Семерка.

Семерка поднял голову и пробормотал:  «Так,  так,  Пятерка! Всегда сваливай вину на другого».

— Ты уж лучше молчи,  —  сказал  Пятерка.  —  Я  еще  вчера слышал, как  Королева  говорила,  что  недурно  было  бы  тебя обезглавить.

— За что? — полюбопытствовал тот, который заговорил первый.

— Это во всяком случае, Двойка,  не  твое  дело!  —  сказал Семерка.

— Нет врешь, — воскликнул Пятерка, — я  ему  расскажу:  это было за то, что Семерка принес  в  кухню  тюльпановых  луковиц вместо простого лука.

Семерка в сердцах кинул кисть, но  только  он  начал:  «Это такая несправедливость…» —  как  взгляд  его  упал  на  Аню, смотревшую на него в упор, и  он  внезапно  осекся.  Остальные взглянули тоже, и все трое низко поклонились.

— Объясните мне, пожалуйста, — робко спросила Аня, — отчего вы красите эти розы?

Пятерка и Семерка ничего не ответили и поглядели на Двойку. Двойка заговорил  тихим  голосом:  «Видите  ли,  в  чем  дело, барышня: тут должно быть деревцо красных роз, а мы  по  ошибке посадили белое; если Королева это  заметит,  то  она,  знаете, прикажет всем нам отрубить головы. Так что,  видите,  барышня, мы прилагаем  все  усилия,  чтобы  до  ее  прихода.  «…  Тут Пятерка,  тревожно  глядевший   в   глубину   сада,   крикнул: «Королева!» — и все три садовника разом упали ничком. Близился шелест многих шагов, и Аня любопытными  глазами  стала  искать Королеву.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

ГЛАВА VIII.
Крокет у Королевы.

У самого входа в сад стоял большой куст роз. Розы, на нем росшие, были белого цвета, но вокруг куста возились три садовника, спешно перекрашивавшие их в красный.
Алиса сочла это очень странным и подошла ближе, чтобы последить за ними. В тот момент, когда она подходила, она слышала, как один из них сказал:
— Смотри ты, Пятерка! Не брызгай так на меня краской!

— Я ничего не могу поделать! сказал Пятерка угрюмо. Семерка толкнул меня под локоть.

Но в ответ на это Семерка поднял: голову и сказал:
— Правильно, Пятерка! Всегда вали с больной головы на здоровую!

— Ты бы уж лучше молчал! — заявил Пятерка. — Всего лишь вчера я сам слышал, как Королева сказала, что ты заслуживаешь, чтобы тебе отрубили голову.

— За что? — сказал тот, что заговорил первым.

— Это тебя не касается, Двойка! — заявил Семерка.

— Нет, это его касается,— сказал Пятерка.— И я скажу ему: за то, что он принес повару тюльпанные корешки вместо луку.

Семерка бросил на землю кисть и начал было:
— Если кто-нибудь когда-нибудь на этом свете лгал…
Как вдруг его взгляд упал на наблюдавшую за ними Алису!
Он быстро осекся, двое других тоже оглянулись и вся троица низко поклонилась.

— Не будете ли вы добры сказать мне, — сказала Алиса не без робости,— почему вы перекрашиваете эти розы?

Пятерка и Семерка ничего не ответили и только поглядывали на Двойку. Последний начал очень тихо:
— Видите ли, барышня, дело в том, что здесь должен быть куст красных роз, а мы по ошибке посадили белый — и если-бы Королева это заметила, нам бы всем трем отрубили головы. Вот, барышня, мы и стараемся изо всех сил, прежде чем она придет…
В эту минуту Пятерка, который с тревогой глядел вглубь сада, закричал:
— Королева! Королева!
И все три садовника моментально повалились на землю, лицами вниз. Послышался шум множества приближавшихся шагов, и Алиса повернулась, желая поскорее увидеть Королеву.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

Глава 8
КРОКЕТНАЯ ПЛОЩАДКА КОРОЛЕВЫ

У входа в сад рос большой розовый куст, на нём цвели белые розы. Но находившиеся тут же три садовника деловито перекрашивали их в красный цвет. Алисе это показалось очень странным, и она подошла поближе, чтобы лучше наблюдать их работу. Едва Алиса приблизилась к ним, как услышала, что один из них сказал:
— Поосторожнее, Пятёрка! Не брызгай на меня краской!

— Я тут ни при чём!— проворчал Пятёрка сердито. — Семёрка толкнул меня под локоть!

В ответ на это Семёрка поднял глаза и сказал:
— Верно, Пятёрка! Всегда виноваты другие.

— Тебе лучше бы помолчать, — произнёс Пятёрка. — Лишь вчера я слышал: Королева сказала, ты заслуживаешь, чтобы тебе сняли голову!

— За что? — спросил тот, который заговорил первым.

— Не твоё дело, Двойка! — сказал Семёрка.

— Нет, это его дело! — возразил Пятёрка. — И я скажу ему: за то, что ты принёс повару тюльпанные луковицы вместо лука.

Семёрка швырнул на землю малярную кисть и начал было:
— Ну, из всех несправедливостей… — как вдруг его взгляд случайно упал на Алису, которая стояла, рассматривая их, и он внезапно замолчал.
Остальные обернулись тоже и все вместе низко поклонились.

— Не можете ли вы объяснить мне, — сказала Алиса, немного робея, — зачем вы красите эти розы?

Пятёрка и Семёрка ничего не ответили, но посмотрели на Двойку.
Двойка начал глухим голосом:
— Да вот, видите ли, мисс, дело в том, что здесь должен был быть красный розовый куст, а мы по ошибке посадили белый, и, если Королева заметит это, нам, всем, знаете ли, снесут головы прочь. Поэтому, видите ли, мисс, мы стараемся изо всех сил, прежде чем она явится, чтобы…
В этот момент Пятёрка, который с беспокойством смотрел в глубь сада, закричал:
— Королева! Королева!
И все трое садовников мгновенно повалились на землю лицом вниз. Раздался шум множества шагов, и Алиса обернулась, нетерпеливо желая увидеть Королеву.

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

ГЛАВА ВОСЬМАЯ, в которой играют в крокет у Королевы

У самого входа в сад рос высокий цветущий розовый куст. Розы на нем были белые, но возле куста суетились трое садовников и деловито красили их красной краской. Алиса не поверила своим глазам и решила подойти поближе, надеясь понять, что же там такое творится на самом деле.
— Эй, ты, Шестерка, осторожнее! Ты меня опять всего краской обляпал! — услышала она еще издалека.

— А что я сделаю, — мрачно отвечал Шестерка, — меня вон Семерка под руку толкает!

Семерка покосился на него и сказал:
— Молодец ты у нас! Правильно делаешь! Всегда вали с больной головы на здоровую!

— Насчет головы ты бы лучше помалкивал, — сказал Шестерка. — Я сам слыхал, Королева вчера говорила — по твоей голове давно топор плачет!

— А за что? — спросил первый садовник, тот, который начал разговор.

— Тебе-то, Двойка, какое дело? — сказал Семерка. — Тебя уж это никак не касается!

— Нет, это всех касается, — сказал Шестерка. — Зачем правду скрывать? Не ты, что ли, принес на господскую кухню хрен заместо редьки?

Семерка бросил свою кисть на землю и только было начал:
— Ну, знаешь, слыхал я напраслину, но такой…— как вдруг его взгляд упал на Алису, которая стояла рядом и внимательно слушала.
Он тут же замолчал; остальные тоже оглянулись на нее, и вся троица низко поклонилась.

— Скажите, пожалуйста, — несмело начала Алиса, — а почему вы красите эти розы?

Шестерка с Семеркой переглянулись и, как по команде, поглядели на Двойку.
— Тут, барышня, такая история вышла, — понизив голос, начал Двойка. — Велено нам было посадить розы, полагаются тут у нас красные, а мы, значит, маху дали — белые выросли. Понятное дело, если про то ее величество проведают — пропали, значит, наши головушки. Вот мы, это, и стараемся, значит, грех прикрыть, пока она не пришла, а то…
В это время Шестерка, то и дело тревожно озиравшийся, закричал:
— Королева! Королева!
И все трое пали ниц, то есть повалились на землю лицом вниз. Послышался мерный топот большой процессии, и Алиса тоже оглянулась — ей, конечно, ужасно захотелось поглядеть на Королеву.

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

Глава восьмая
ПАРТИЯ В КРОКЕТ

У входа в сад стоял развесистый куст, усеянный белыми розами. Вокруг куста хлопотали три садовника, лихорадочно перекрашивая розы в красный цвет. «Любопытное занятие»,- подумала Алиса, подошла поближе, чтобы приглядеться, и услышала, как один из садовников говорит другому:
— Пятерка, поосторожней! Ты на меня краской брызжешь!

— А я не виноват,- сердито ответил Пятерка.- Меня Семерка под руку толкнул.

Семерка оглянулся.
— Давай, давай, Пятерка! Вали на других!

— А уж ты бы помолчал! — не успокаивался Пятерка.- Королева еще  вчера  сказала, что тебя пора казнить.

— За что? — спросил тот, кто заговорил первым. — Уж не твое дело. Двойка! — сказал Семерка.

— Нет, его дело!- продолжал Пятерка.- Я скажу за что. Тебе велели принести на кухню лук, а ты принес и стрелы.

Семерка бросил кисть и уж было начал:
— Знаешь что! Изо всех несправедливостей…
Как вдруг взгляд его упал на стоящую рядом Алису, и он осекся. Остальные тут же оглянулись, и все трое стали низко кланяться.

— Скажите мне, пожалуйста, — немножко стесняясь, спросила Алиса,- зачем вы перекрашиваете эти розы?

Пятерка и Семерка молча взглянули на Двойку, а Двойка, понизив голос, заговорил:
— Видите ли, мисс, здесь велено было посадить красные розы, а мы по ошибке посадили белые. И ежели Королева это обнаружит, с нас со всех, так сказать, снимут головы. Вот мы и стараемся, мисс, чтобы к ее приходу…
И в этот миг Пятерка, беспокойно следивший за всем, что происходит в саду, закричал:
— Королева! Королева!
И все три садовника мгновенно распластались ниц на земле. Донесся шум множества шагов, и Алиса обернулась, горя желанием увидеть Королеву.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

Глава восьмая
Королевский крокет

У входа в сад рос пышный розовый куст. Он был усыпан белыми розами. У куста стояли садовники и деловито покрывали белые розы красной краской.
Алисе это показалось странным. Когда она подошла ближе, чтобы разобраться, в чем дело, один садовник сказал другому:
— Ты что, Пятерка?! Брызгаешь краской куда попало!

— Что я, нарочно? — надулся Пятерка.- Это Семерка пихается.

Семерка обернулся и фыркнул:
— Ну ты даешь, Пятерка! Всегда все валишь на других, а сам…

— Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала, — дерзко ответил Пятерка.- Я вчера своими ушами слышал, что Королева велела отрубить тебе голову.

— Чего это она? — спросил тот садовник, который завел разговор.

— А тебе какое дело, Двойка?! — окрысился Семерка.

— Ты не вмешивайся,- сказал Пятерка — Вот Двойке я с удовольствием отвечу… Видишь ли. Двойка, вчера этот дурень отнес на кухню еловую шишку вместо ананаса.

Семерка отшвырнул в сторону кисть и заорал:
— Ну, знаешь! Все-то ты врешь, и вообще…
Но тут он заметил Алису, с любопытством прислушивавшуюся к разговору, и стал по стойке «смирно». Два других садовника тоже обернулись и, увидав ее, принялись низко кланяться.

— Скажите, пожалуйста, — застенчиво спросила Алиса, — зачем вы раскрашиваете розы?

Пятерка и Семерка молча посмотрели на Двойку. Двойка почтительно зашептал:
— Изволите видеть, на этом кустике положено расти красным розам, а по недосмотру выросли белые. Если Ее Величество соблаговолит это дело заметить, нам головы не сносить. Вот мы и стараемся, исправляем, некоторым образом, ошибку, пока Их Величество не…
В это мгновение Пятерка, который все что-то высматривал в глубине сада, закричал:
— Королева! — и все трое плашмя упали на песок. Послышался топот ног, и Алиса завертела головой во все стороны — так ей не терпелось увидеть настоящую, взаправдашнюю Королеву.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

Глава восьмая
На крокете у Королевы

Прямо у входа в сад стоял пышный розовый куст, усыпанный крупными белыми розами. У куста крутились три садовника и старательно заляпывали белые розы красной краской.
«Ерунда какая-то», — подумала Алиса и подошла поближе.
Странные садовники перебранивались.
— Эй ты, Пятерка,  поосторожней кистью маши! Всего меня забрызгал!

— Нарочно я, что ли? — огрызнулся Пятерка. — Это Семерка меня под руку толкнул.

— Пятерка у нас ловкач. Всегда найдет виноватого, — проворчал Семерка.

— Уж ты не виноватый! — хмыкнул Пятерка. — Даром что Королева голову тебе оторвать обещала.

— За что это? — спросил забрызганный краской.

— Не твоего ума дело, Двойка! — рявкнул Семерка.

— И насчет ума помолчал бы! — продолжал Пятерка..- Он, видите ли, вчера вместо луковицы притащил на кухню луковицу тюльпана.

Семерка в сердцах шваркнул свою кисть под ноги.
— Да что же это такое творится? — вскричал он. — Где она, справедливость?
Тут он заметил Алису и умолк на полуслове. Остальные тоже оглянулись и принялись мелко-мелко кланяться.

— Скажите, пожалуйста, — осторожно спросила Алиса, — зачем вы пачкаете краской цветы?

Пятерка и Семерка молча поглядели на Двойку. Тот воровато огляделся и зашептал:
— Вот ведь какое дело, велено было нам красные розы посадить. Ан, глядь, выросли белые! Мы их и перекрашиваем, пока Королева не дозналась. Не то не сносить нам головы.
В этот момент Пятерка, стрелявший глазами по сторонам, испуганно шикнул:
— Тише! Королева!
Мгновенно все трое бухнулись на колени, уткнувшись лбами в землю.
Послышался мерный топот многих ног. Алиса проворно повернулась на звук шагов — очень уж ей хотелось поглядеть на Королеву.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

8. Королевские крокеты

У входа в сад стоял большой розовый куст; розы на нем были белые, но три садовника поспешно красили их красной краской. Алисе это показалось очень любопытным, она подошла поближе посмотреть, и как
раз услышала, как один говорил другому: «Ты что, Пятерка? Всего меня краской облил!»

«Это не я, — обиженно отозвался Пятерка, — это Семерка толкнул меня под руку».

Услышав это, Семерка поднял голову и сказал: «Так-так, Пятерка! Давай вали с больной головы на здоровую!»

«Ты бы помолчал! — ответил Пятерка. — Сам вчера слышал, как Королева говорила про твою голову, что стоило бы ее снести».

«За что?» — спросил говоривший первым.

«А это уж не твоего ума дело, Двойка ты!» — сказал Семерка.

«Верно, это ТВОЕГО ума дело!- сказал Пятерка и повернулся к Двойке. — Я скажу тебе, за что: его попросили принести поварихе луковицу, он и принес — от тюльпана!»

Семерка швырнул кисть на землю и воскликнул: «Ну, из всех сплетен…» — тут его взгляд упал на Алису, которая наблюдала за ними, и он резко остановился. Остальные тоже оглянулись, и все стали низко кланяться.

«Скажите пожалуйста,- довольно робко начала Алиса, — почему вы красите эти розы?»

Пятерка и Семерка вместо ответа поглядели на Двойку. Тот начал приглушенным голосом: «Видите ли, мисс, какие дела, — этот самый куст должен быть КРАСНЫЙ, а мы по ошибке сделали БЕЛЫЙ, и теперь, если Королева узнает, она нам всем снесет головы с плеч, вот оно как. Так что уж, мисс, мы, сами видите, стараемся, как можем, спины не разгибаем, пока она еще не пришла, чтобы…»
Тут Пятерка, который все время тревожно оглядывался, закричал: «Королева! Королева!» Вся тройка мгновенно побросала свои кисти и саперные лопатки (кроме тех, которые были нашиты на одежду) и упала ничком, носом в землю. Послышалось множество шагов, и Алиса обернулась, чтобы посмотреть на Королеву.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Глава 8:
КОРОЛЕВСКИЙ КРОКЕТ

Возле самого входа в сад рос огромный куст белых роз. Вокруг него суетились три садовника и старательно перекрашивали розы в красный цвет. Алисе показалось это весьма странным, и она подошла поближе, дабы получше рассмотреть, что происходит. Приблизившись, она услышала, как один из садовников возмущался: «Смотри что делаешь, Пятерка! Перестань меня забрызгивать краской!»

«Я тут ни причем», — угрюмо оправдывался Пятерка, — «Семерка толкнул меня в локоть».

На что Семерка пробурчал, вскинув голову: «Ну-у, конечно, Пятерка! У тебя всегда другие виноваты».

«Кто бы говорил!» — съехидничал Пятерка, — «Я тут слышал, как Королева еще вчера сказала, что по тебе топор плачет».

«А почему?» — поинтересовался садовник, который затеял всю эту перебранку.

«А это уж тебя не касается, Двойка!» — огрызнулся Семерка.

«Это почему ж не касается?! Не хочешь сам говорить, так я ему расскажу, — потому что этот балбес на кухню вместо лука притащил луковицы тюльпана».

Семерка отшвырнул кисть и полез было на рожон: «Ах так, да среди всей этой несправедливости..!» — но тут его взгляд упал на стоявшую рядом и любопытно смотревшую на них Алису, и он резко осекся. Остальные также обернулись, смолкли, и все трое низко поклонились.

«Скажите, пожалуйста, зачем вы красите эти розы?» — обратилась к ним с вопросом Алиса, слегка стесняясь.

Пятерка и Семерка молча посмотрели на Двойку. Двойка тихо ответил за всех: «Видите ли, госпожа, дело в том, что здесь должен был быть красный куст роз, мы же по ошибке посадили белый. Если, не дай бог, Королева заметит это, не сносить нам головы. Так что, как видите, госпожа, мы изо всех сил стараемся до ее прихода пере…» В этот момент его прервал испуганный крик Пятерки, который все это время с тревогой смотрел вглубь сада: «Королева! Королева!» И все трое бухнулись на землю вниз лицом. Послышался топот множества ног. Алиса завертелась по сторонам, страстно желая посмотреть на Королеву.

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

ГЛАВА VIII. КРОКЕТ КОРОЛЕВЫ

У входа в сад рос большой розовый куст; розы на нем были белые, но три садовника были заняты тем, что деловито перекрашивали их в красный цвет. Алиса подумала, что это очень странно, и подошла поближе посмотреть. Едва приблизившись, она услышала, как один из них сказал:
— Осторожней, Пятерка! Нечего брызгать на меня краской!

— А я что могу поделать? — сердито откликнулся Пятерка. — Семерка толкнул меня под локоть!

На это Семерка взглянул вверх и заметил:
— Правильно, Пятерка! Всегда вали вину на других!

— Ты бы лучше молчал! — сказал Пятерка. — Я слышал, как Королева только вчера говорила, что тебе следует отрубить голову!

— За что? — поинтересовался тот, что говорил первым.

— Не твое дело, Двойка! — сказал Семерка.

— Нет, это его дело, — заявил Пятерка, — и я скажу ему. Это было за то, что он принес повару корешки тюльпана вместо луковиц.

Семерка бросил наземь кисть и только было начал: «Ну, знаете ли, ничего более несправедливого…» — когда его взгляд упал на Алису, стоявшую рядом и наблюдавшую за ними, и он резко оборвал себя; остальные также оглянулись, и все трое низко поклонились.

— Скажите, пожалуйста, — произнесла Алиса с некоторой робостью, — почему вы красите эти розы?

Пятерка и Семерка ничего не ответили и лишь посмотрели на Двойку. Тихим голосом Двойка начал:
— Ну, дело в том, что, видите ли, мисс, здесь должен был быть куст с красными розами, а мы по ошибке посадили белые, и если Королева об этом проведает, всем нам отрубят головы, вы же знаете. Так что, как видите, мисс, мы стараемся изо всех сил, пока она не пришла, чтобы…
В этот миг Пятерка, который с опаской оглядывал сад, закричал «Королева! Королева!», и трое садовников тут же распластались ниц. Послышались звуки множества шагов, и Алиса огляделась в нетерпении, желая увидеть Королеву.

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

ГЛАВА VIII   Правила Королевского Крокета.

У входа в сад  рос  большой розовый куст. Розы на нем были белые, но бывшие тут же три садовника старательно перекрашивали их в красный цвет.
Алиса решила, что это весьма необычно и подошла поближе, чтобы лучше видеть. Оказавшись рядом она услышала, как один из них говорит: » Эй, Пятерка! Хватит капать на меня краской!»

— Я тут ни при чем, — мрачно ответил Пятерка. — Семерка толкнул меня.

Услышав это  Семерка сказал:
— Правильно, Пятерка! Всегда вали на другого!

— Ты бы помолчал! — сказал Пятерка. — Я слышал как Королева еще вчера обещала отрубить тебе голову.

— За что? — спросил тот, что заговорил первым.

— А это не твое дело, Двойка! — сказал Семерка.

— Да, это ЕГО забота! — сказал Пятерка. — И ему-то я скажу — за то, что он принес повару луковицы тюльпанов вместо лука.

Семерка бросил на землю свою кисточку и только начал говорить: «Эх, из всех несправедливостей…» — как его взгляд упал на Алису, глазеющую на него, и он сразу замолчал. Остальные тоже оглянулись и тут же склонились в низком поклоне.

— Не могли бы вы, — сказала Алиса, слегка оробев, — объяснить, зачем вы перекрашиваете розы?

Пятерка и Семерка молча посмотрели на Двойку и тот сказал, понизив голос:
— Признаюсь вам, Госпожа, здесь должен был расти куст КРАСНЫХ роз, а мы по ошибке посадили белые. Если Королева узнает об этом, нам как пить дать всем отрубят головы. Так что, Госпожа, мы стараемся изо всех сил, чтобы закончить до ее прихода, иначе… —  В это мгновение Пятерка, с тревогой вглядывавшийся в глубину сада, оповестил их:
— Королева! Королева!  — И три садовника сразу бросились ничком на землю.
Послышались шаги, и Алиса обернулась, сгорая от желания увидеть Королеву.

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

ГЛАВА VIII. КОРОЛЕВСКИЙ КРОКЕТ

У садовой калитки рос пышный куст, унизанный белыми розами, а трое садовников отчаянно красили бутоны в алый цвет. От изумления Алиса поначалу не поверила своим глазам и решила приблизиться, но все равно увидела то же самое. На подходе она услышала такой разговор:
— Осторожно, Пятерка! Опять краской на меня…

— А я при чем? Это Семерка под руку толкает.

— Давай — давай! (Семерка) Перекладывай с больной головы на здоровую!

— Кстати, о здоровье, Королева вчера здорово рассердилась. Давно, говорит, пора этому Семерке отрубить голову. Сам слышал.

— Это за что же? – полюбопытствовал тот, кто говорил первым.

— Опять, Двойка, суешься, куда не просят!

— Нет, почему же! (Пятерка) Я расскажу. Видишь ли, ему велели принести на кухню луковицы для супа. Так он и принес луковицы – тюльпанов!

Семерка бросил кисть и оскорбленно сказал:
— Это уже такой поклеп… — но тут заметил Алису и умолк.
Остальные обернулись к ней и поклонились.

Алиса нерешительно спросила:
— Простите, а зачем вы розы красите?

— Видите ли, барышня, — полушепотом пояснил Двойка, — мы посадили красные розы, а выросли почему-то белые. Королева нас убьет, если узнает. Она…
— КОРОЛЕВА!!! – завопил Пятерка, и все трое пали ниц.
Раздался гром шагов. Алиса оглянулась и стала высматривать Королеву.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

Глава 8. Крокет по-королевски

У входа в сад росло высокое розовое дерево. Розы на нём были белые, и трое садовников деловито перекрашивали их в красный цвет. Алиске было очень интересно, она подошла поближе и услышала, как один из садовников говорит другому:
— Эй, Пятёрка! Ты чего краску разливаешь?!

— Причём тут я? — недовольно отозвался Пятёрка. — Меня Семёрка толкнул.

— Ну, да, — сказал Семёрка. — У тебя кто угодно виноват, только не ты!

— Уж ты бы помолчал! — огрызнулся Пятёрка. — Королева вчера говорила, что не мешало бы отрубить тебе голову, я сам слышал!

— А за что? — осведомился первый садовник.

— Не твоё дело, Двойка! — буркнул Семёрка.

— Нет, его! — возразил Пятёрка. —  За то, что ты подсунул королевскому повару вместо обычных луковиц тюльпановые.

Семёрка от возмущения даже бросил кисточку:
— Да как же тебе … — тут он заметил Алису и запнулся на полуслове. Его собеседники оглянулись, увидели её, и все трое низко поклонились.

— Скажите, пожалуйста, — робко заговорила Алиска, — зачем вы перекрашиваете розы?

Пятёрка и Семёрка только посмотрели на Двойку, и тот ответил почти шёпотом:
— Видите ли, сударыня, тут должно было расти красное розовое дерево, а мы перепутали да и посадили белое. Если Королева увидит, что мы наделали, не сносить нам головы. Вот мы и спешим, сударыня, до её прихода…
Вдруг Пятёрка, внимательно смотревший в противоположный конец сада, испуганно закричал:
— Королева! Королева!
Услышав сзади звук множества приближающихся шагов, Алиска обернулась — её очень хотелось посмотреть на Королеву.

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

ГЛАВА 8
Игра в шары у Дамы

Возле входа в сад стоит пышное розовое дерево, и цветут на нём белые розы, но три садовника деловито покрывают их красной краской.
Алис подошла ближе, ну поглазеть — весьма любопытно ведь — и услышала, как один говорит: «Эй. Пятёрка, осторожней! Чё на меня краской брызгаешь?»

— Нечаянно, — угрюмо бубнит Пятёрка. — Семёрка вон под локоть толкнул.
Семёрка поднял глаза: «Давай-давай. Пятёрочка! Вечно вину на других перекладываешь!»
— А ты ваще бы помолчал! — тот ему. — Я слыхал, как Дама буквально вчера сказала, дескать тебя давно пора обезглавить.
— За что? — спрашивает заговоривший первым.
— Не твоё собачье дело. Двойка! — Семёрка в ответ.
— А вот и его! — Пятёрка долдонит. — Ужо ему расскажу’… как ты заместо лука притащил повару тюльпанные луковицы.
Бросив кисть наземь. Семёрка успел только выпалить: «Из всех. блин, поклёпов…», как взгляд его упал на Алис, стоящую, наблюдая за ними; он вдруг осёкся, остальные тоже повернули головы, и все низко поклонились.
— Не объясните ли, — слегка застенчиво молвит Алис, — зачем вы красите розы?
Пятёрка с Семёркой молча глянули на Двойку.
Тот начал шёпотом: «Ну, понимаете ли. барышня, дело вот в чём: на энтом тут деревце надлежало цвесть красным розам, а мы невзначай маху дали, посадили по ошибке с белыми; кабы Даме пронюхать, нам всем, понимаете ли, оттяпают головы. Короче, понимаете ли. барышня, прежде нежели ей пройтить, прикладаем все силы, дабы…»

Тут Пятёрка, пристально смотревший в глубь сада, воскликнул: «Дама! Дама!» и трое садовников бухнулись ниц.
Послышался перестук множества ног; Алис огляну лась, горя желаньем увидеть Даму.

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

VIII. Королевский крокет

Большой розовый куст стоял у самого входа в сад. Растущие на нём розы были белого цвета, но в саду трудились три садовника, занятые тем, что перекрашивали их в красный. Алиса подумала, что это очень удивительное дело и подошла ближе, чтобы понаблюдать за ними; и только она приблизилась, как один из них воскликнул:
— Эй, смотри по сторонам, Пятёрка! Нечего мазать меня краской!

— Я тут ни при чём, — хмуро отвечал Пятерка. — Это Семёрка толкнул меня под руку.

Семёрка поднял голову и сказал:
— Это правильно, Пятёрка! Всегда вали вину на других!

— Тебе бы лучше помолчать! — взвился Пятёрка. — Я слышал, Королева сказала вчера, что ты давно заслужил того, чтобы отрубить тебе голову!

— За что? — удивился тот, которого вымазали краской.

— Это не твоё дело, Двойка, — ответил Семерка.

— Нет, это его дело! — возразил Пятёрка. — И я скажу ему… Это из-за того, что на кухню принесли луковицы тюльпана вместо обычных луковиц.

Семёрка бросил свою кисть и только успел сказать «Ну что ж, из всех несправедливых вещей…», когда его взгляд упал на Алису, которая стояла и наблюдала за ними, и он осёкся. Двое других тоже посмотрели вокруг.

— А вы не скажете, — робко спросила Алиса, — зачем вы красите эти розы?

Пятёрка и Семёрка ничего не ответили, а посмотрели на Двойку. Двойка же произнёс почти шёпотом:
— Видите ли, мисс, дело в том, что здесь должен быть красный куст, а мы по ошибке посадили белый. И если Королева прознает об этом, нам отрубят головы, вот какое дело. Так что, мисс, мы стараемся изо всех сил, пока она не пришла и…
В этот момент Пятёрка, который осторожно следил за садом, воскликнул «Королева! Королева!» и все трое садовников немедленно склонили головы.
Послышался звук шагов, и Алиса оглянулась, страстно желая увидеть Королеву.

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

VIII. КРОКЕТНАЯ ПЛОЩАДКА КОРОЛЕВЫ

У входа в сад стояло раскидистое розовое дерево: розы на нём были белые, но тут же находились трое садовников, которые озабоченно красили их в красный цвет. Алисе это показалось очень странным, и она подошла поближе, чтобы понаблюдать, и в тот момент, когда она к ним подошла, услышала, как один из них сказал, — «Да ты гляди, Пятёрка, когда красишь! Не брызгайся!»

«Да я-то при чём», — угрюмо ответил Пятёрка, — «Семёрка тычется локтем».

На что Семёрка, взглянув исподлобья, сказал: «Правильно, Пятёрка! Всегда крой других!»

«Ты бы лучше помолчал!» — сказал Пятёрка, — «Я слышал, как ещё вчера Королева сказала, что ты заслуживаешь, что б тебя обезглавили».

«За что?» — спросил тот, который заговорил первым.

«Это не твоё дело, Двойка!» — сказал Семёрка.

«Да, это, как раз, твоё дело!» — произнёс Пятёрка, — «и я тебе скажу — это за то, что ты Кухарке вместо лука принёс луковицы тюльпана».

Семёрка швырнул кисточку, но только он начал, — «Из всех несправедливостей —«, как его взгляд вдруг остановился на Алисе, которая стояла, наблюдая за ними, и он совершенно неожиданно замолчал; все оглянулись и разом низко поклонились.

«Скажите ли мне… пожалуйста», — обратилась Алиса, слегка оробев, — «зачем вы красите эти розы?»

Пятёрка и Семёрка ничего не ответили, только взглянули на Двойку. Двойка заговорил замогильным голосом, — «Ну, понимаете, мисс, факт, что здесь должно было быть красное розовое дерево, а мы по ошибке посадили белое, и если Королева узнает, нам всем, понимаете, отрубят головы. Поэтому, видите, мисс, будет лучше, пока она не пришла —«. В этот момент Пятёрка, озабоченно вглядывавшийся в глубину сада, закричал: «Королева! Королева!», и лица трёх садовников мгновенно помертвели. Раздался топот многих ног, и Алиса стала озираться, желая увидеть Королеву.

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Розділ  VIII
КРОКЕТНИЙ МАЙДАНЧИК КОРОЛЕВИ

Недалечко від входу до саду ріс великий кущ троянд. На ньому цвіли білі троянди, але три садівники заклопотано фарбували їх в червоний колір. Алісі здалося це дуже цікавим, і вона підійшла ближче, щоб придивитися до їхньої роботи. Коли вона наблизилася, то почула, як один з них промовив:
— Обережніше, П’ятірко! Не ляпайся так фарбою!

—  Я не винний, — похмуро заперечив П’ятірка, — Сімка підштовхнув мій лікоть.

У відповідь Сімка підняв очі і сказав:
—  Отакий ти, П’ятірко. Завжди ти звалюєш свою вину на інших.

— Ти б уже мовчав! — огризнувся П’ятірка. — Я чув, як Королева тільки вчора говорила, що тобі слід відтяти голову.

—  За що? — поцікавився той, що говорив першим.

—  Це тебе не стосується, Двійко! — сказав Сімка.

—  Ні, його це стосується — промовив П’ятірка. — І я скажу йому… За те, що він приніс кухарю коріння тюльпанів, замість цибулі.

Сімка шпурнув пензель і тільки-но почав:
—  Ну, знаєте, більшої несправедливості…- як раптом побачив Алісу, яка стояла, розглядаючи їх. Він зразу замовк. Інші садівники теж озирнулися, і всі вони низько вклонилися.

—  Чи не скажете ви мені, будь ласка,- несміливо звернулася Аліса, — нащо ви фарбуєте ці троянди?

П’ятірка і Сімка нічого не сказали, лише подивилися на Двійку. Двійка почав тихим голосом:
—  Ну, бачите, справа в тому, пані, що тут повинен був рости кущ червоних троянд, а ми помилково посадили білі» Якщо Королева дізнається про це, нам усім накажуть відтяти голови, розумієте. Отже, як бачите, пані, ми з усіх сил стараємося, щоб до її появи…
В цю мить П’ятірка, що весь час схвильовано слідкував за садом, вигукнув: «Королева! Королева!» і всі три садівники миттю попадали ниць. Почулося тупотіння багатьох ніг, і Аліса озирнулася, жадаючи скоріше побачити Королеву.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Розділ восьмий
Королевин крокет

При самому вході до саду ріс великий трояндовий кущ: троянди на ньому були білі, але троє садівників фарбували їх на червоно. Зацікавлена Аліса підступила ближче, і в цю мить один садівник сказав:
— Обережніше, П’ятірко! Ти мене всього обляпав!

— Я ненароком! — буркнув П’ятірка. — Це Сімка підбив мені лікоть.

Сімка підвів очі й сказав:
— Браво, П’ятірко! Завжди звертай на іншого!

— Ти б краще помовчав! — сказав П’ятірка. — Щойно вчора я чув, як Королева казала, що за твоїм карком давно плаче сокира!

— А то за що? — поцікавився той, кого обляпали.

— А то вже не твій клопіт, Двійко! — сказав Сімка.

— Ба ні, якраз його! — вигукнув П’ятірка. — І я йому таки скажу, за що: за те, що він замість цибулі приніс на кухню тюльпанових цибулин.

Сімка жбурнув пензля.
— Більшої кривди годі уяви… — почав він, але тут його погляд упав на Алісу, і він затнувся. Решта двоє теж озирнулися, і всі разом низенько їй уклонилися.

— Чи не будете ласкаві сказати, — несміливо озвалася Аліса, — навіщо ви фарбуєте троянди?
П’ятірка з Сімкою промовчали і тільки глипнули на Двійку. Той почав пошепки пояснювати:
— Розумієте, панно, отут повинен був рости червоний кущ, а ми взяли та й посадили білий. І якщо Королева це виявить, нам усім, знаєте, постинають голови. Тому, панно, ми й стараємося, аби ще перед її приходом…
Тут П’ятірка, який тривожно позирав углиб саду, загорлав:
— Королева! Королева! — і всі троє садівників попадали ниць. Почувся тупіт багатьох ніг, і Аліса озирнулася, нетерпляче виглядаючи Королеву.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

Разьдзел восьмы. Кракет з Каралевай

Пры ўваходзе ў сад цьвіў вялізны куст белых ружаў. Але тры садоўнікі, абступіўшы яго, старанна перамалёўвалі кветкі ў чырвоны колер. Алесі гэта падалося нечым неверагодным, і толькі яна падышла бліжэй, каб зразумець, ці можна давяраць сваім вачам, як пачула такую размову:

— Асьцярожней ты, Пятка! Годзе ўжо мяне фарбай пэцкаць!

— А што я зраблю, — буркнуў Пятка. — Гэта Сёмка мяне пад локаць штурхнуў.

Сёмка кінуў на яго злосны позірк і сказаў:

— Ага, малайцом, Пятка! Усю віну вярні на іншых!

— Чыя б карова мычала! — не здаваўся Пятка. — Яшчэ сам чуў учора ад Каралевы, што па тваёй галаве сякера плача.

— За што? — спытаўся першы.

— Ня сунь носа ў чужое проса, Двойка! — цыкнуў на яго Сёмка. — Цябе гэта не датычыць.

— Гэта ўсіх датычыць! — крычаў Пятка. — І я яму скажу, за што. За тое, што прынёс кухару цыбуліны туліпанаў замест цыбулінаў цыбулі!

Сёмка шпурнуў пэндзаль на зямлю:

— Чуў я ўсякую лухту, але каб такое! — завёўся ён і раптам пабачыў побач Алесю.

Сёмка адразу ж сумеўся й сьціх, астатнія таксама заўважылі яе, і ўсе трое нізка пакланіліся.

— Выбачайце, будзьце ласкавы патлумачыць, — папыталася Алеся сарамяжліва, — навошта вы перамалёўваеце ружы?

Пятка й Сёмка пераглянуліся і зьвярнулі свае погляды на Двойку. Той ціхутка адказаў:

— Шчыра кажучы, спадарычна, выйшла такая штука: тут меліся пасадзіць чырвоныя ружы, а мы далі маху, утыркнулі белыя. Дык калі б Каралева гэта заўважыла, паляцелі б нашы галовы. Вось мы, спадарычна, і намагаемся, каб да яе зьяўленьня…

І тут Пятка, які палахліва разглядаўся па садзе, закрычаў:

— Каралева! Каралева!

І ўся тройка ніцма ўпала на зямлю. Пачуўся тупат, і Алеся пачала выглядаць Каралеву, бо вельмі хацела яе пабачыць.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

Глава VIII
Каралеўскі кракет

Вялізны ружовы куст стаяў ля ўвахода, і ружы, якія раслі на ім, былі з большага белымі, але тры садоўнікі самааддана фарбавалі іх у чырвоный колер. Гэта моцна здзівіла Алісу і яна падкралася бліжэй, каб паслухаць, аб чым гамоняць садоўнікі, і вось, што пачула:
— Асцярожней, Пяцёрка! Ты ледзь не абліў мяне фарбай!
— А што я,- казаў Пяцёрка маркотным тонам,- гэта Сямёрка штурхнуў мяне!
На што Сямёрка маментальна адрэагаваў:
— Малайчына, Пяцёрка! Валі ўсё на іншых!
— ДОСЫЦЬ ТАБЕ балбытаць,- адказаў Пяцёрка,- я чуў, што Каралева збіраецца цябе пакараць!
— За што ўжо?- спытаў першы садоўнік.
— Гэта не ТВАЕ справы, Двойка,- акрысіўся Сямёрка.
— Не! Гэта АГУЛЬНЫЯ справы.- казаў Пяцёрка,- Ён ўчора прыцягнуў кухару замест звычайнай цыбулі, цыбуліны цюльпану!
Сямёрка кінуў свой пэндзаль аб зямлю:
— Ах! Як жа ж гэта не…- пачаў ён, але раптам убачыў Алісу, якая назірала за імі, следам за Сямёркай на дзяўчынку звярнулі ўвагу астатнія і кінуліся ёй у ногі.
— Скажыце калі ласка,- далікатна спытала Аліса,- навошта вы фарбуеце ружы?
Пяцёрка з Сямёркаю маўчалі, але выразна глядзелі на Двойку. Урэшце той прамовіў ціхім голасам:
— Ці ж вы бачыце, міс, гэта павінны былі быць чырвоныя ружы, а мы памылкова вырасцілі белыя, і калі Каралева даведаецца пра гэта, нам адсякуць галовы. Таму мы і спяшаемся паспець да яе з’яўлення…
У гэты момант Пяцёрка, сачыўшы за межамі сада, з тугою закрычаў:
— Каралева! Каралева!
Усе тры адразу ж кінуліся тварамі ў зямлю. Адчуўся гук мноства крокаў і Аліса азірнулася, каб убачыць Каралеву.

____________________________________________________

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>