«Алиса в Стране Чудес» — 6.6. Улыбка без кота

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_23
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

Alice was not much surprised at this, she was getting so used to queer things happening. While she was looking at the place where it had been, it suddenly appeared again.

“By-the-bye, what became of the baby?” said the cat. “I’d nearly forgotten to ask.”

“It turned into a pig,” Alice quietly said, just as if it had come back in a natural way.

“I thought it would,” said the Cat, and vanished again

Alice waited a little, half expecting to see it again, but it did not appear, and after a minute or two she walked on in the direction in which the March Hare was said to live. “I’ve seen hatters before,” she said to herself; “the March Hare will be much the most interesting,<38> and perhaps, as this is May, it won’t be raving mad—at least not so mad as it was in March.” As she said this, she looked up, and there as the Cat again, sitting on a branch of a tree.

“Did you say pig, or fig?” said the Cat.

“I said pig,” replied Alice; “and I wish you wouldn’t keep appearing and vanishing so suddenly: you make one quite giddy.”

“All right,” said the Cat; and this time it vanished quite slowly, beginning with the end of the tail, and ending with the grin, which remained some time after the rest of it had gone.

“Well! I’ve often seen a cat without a grin,” thought Alice; “but a grin without a cat! It’s the most curious thing I ever saw in all my life!”

She had not gone much farther before she came in sight of the house of the March Hare: she thought it must be the right house, because the chimneys were shaped like ears and the roof was thatched with fur. It was so large a house, that she did not like to go nearer till she had nibbled some more of the left-hand bit of mushroom, and raised herself to about two feet high: even then she walked up towards it rather timidly, saying to herself, “Suppose it should be raving mad after all! I almost wish I’d gone to see the Hatter instead!”.

.Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

38 — the March Hare will be much the most interesting — Алисе явно не даются степени сравнения (пр. much more)

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Алиса не очень этому удивилась – она уже начала привыкать ко всяким странностям. Она стояла и смотрела на ветку, где только что сидел Кот, как вдруг он снова возник на том же месте.

– Кстати, что сталось с ребенком? – сказал Кот. – Совсем забыл тебя спросить.

– Он превратился в поросенка, – отвечала Алиса, и глазом не моргнув.

– Я так и думал, – сказал Кот и снова исчез.

Алиса подождала немного, не появится ли он опять, но он не появлялся, и она пошла туда, где, по его словам, жил Мартовский Заяц.
– Шляпных дел мастеров я уже видела, – говорила она про себя. – Мартовский Заяц, по-моему, куда интереснее. К тому же сейчас май – возможно, он уже немножко пришел в себя.
Тут она подняла глаза и снова увидела Кота.

– Как ты сказала: в поросенка или в гусенка? – спросил Кот.

– Я сказала: в поросенка, – ответила Алиса. – А вы можете исчезать и появляться не так внезапно? А то у меня голова идет кругом.

– Хорошо, – сказал Кот и исчез – на этот раз очень медленно. Первым исчез кончик его хвоста, а последней – улыбка; она долго парила в воздухе, когда все остальное уже пропало.

– Д-да! – подумала Алиса. – Видала я котов без улыбок, но улыбка без кота! <42> Такого я в жизни еще не встречала.

Пройдя немного дальше, она увидела домик Мартовского Зайца. Ошибиться было невозможно – на крыше из заячьего меха торчали две трубы, удивительно похожие на заячьи уши. Дом был такой большой, что Алиса решила сначала съесть немного гриба, который она держала в левой руке. Подождав, пока не вырастет до двух футов, она неуверенно двинулась к дому.
– А вдруг он все-таки буйный? – думала она. – Пошла бы я лучше к Болванщику!

Из примечаний М. Гарднера:

42 — Выражение: «улыбка без кота» представляет собой неплохое описание чистой математики. Хотя математические теоремы часто могут быть успешно приложены к описанию внешнего мира, сами теоремы суть абстракции гения, принадлежащие другому царству, «далекому от человеческих страстей», как заметил однажды Бертран Рассел, «далекому даже от жалких фактов, заимствуемых у Природы… упорядоченному космосу, где чистая мысль может существовать естественно, словно в своем родном доме, и где человек, по крайней мере человек, наделенный благородными порывами, может укрыться от унылого изгнания реальности».

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Алиса этому не очень сильно удивилась, она начинала привыкать ко всем происходящим странностям. Пока она смотрела на то самое место, где /кот/ только что был, он внезапно появился снова.
‘Между прочим, что случилось с младенцем?’ сказал Кот. ‘Я почти что забыл спросить.’
‘Он превратился в поросенка,’ сказала Алиса спокойно, словно /кот/ вернулся обратно самым обычным образом.
‘Я так и думал, /что он превратится/,’ сказал кот и снова исчез.

Алиса немного подождала, почти ожидая увидеть его снова, но он так и не появился, и спустя минуту или две она двинулась в том направлении, в котором, как сказал /кот/, жил Мартовский Заяц.
‘Шляпников я видела и раньше,’ Мартовский Заяц будет гораздо интереснее, и, возможно, раз сейчас май, он не будет буйно помешанным — по меньшей мере, не таким помешанным, каким он был в марте.’ Когда она сказала это, она подняла взгляд, и снова /увидела/ Кота, который сидел на ветке дерева.

‘Ты сказала в поросенка или в фигу?’ сказал Кот.
‘Я сказала в поросенка,’ и мне бы очень хотелось, что вы перестали появляться и исчезать так неожиданно: от этого голова совершенно идет кругом.’
‘Очень хорошо,’ сказал Кот; и на этот раз он исчез очень медленно, начиная с кончика хвоста и заканчивая улыбкой, которая осталась /висеть в воздухе/ еще некоторое время после того, как все остальное уже исчезло.
‘Ну, частенько я видела котов без улыбки,’ подумала Алиса; ‘но улыбку без кота! Это самая удивительная вещь, которую я когда-либо видела в своей жизни!’

Она шла недолго <«она прошла не очень далеко»>, прежде чем она увидела домик Мартовского Зайца: она подумала, что это, должно быть, был нужный /ей/ дом, потому что дымоходы были в форме ушей, а крыша была покрыта мехом. Это был такой огромный дом, что ей не хотелось подходить ближе к тему до тех самых пор, пока она не отгрызла чуточку от гриба, /который она держала/ в левой руке), и /пока она/ не увеличилась почти что до двух футов ростом: и даже тогда она пошла по направлению к нему довольно-таки робко, говоря про себя ‘А что, если он все-таки будет буйно помешанным! Мне уже почти что жаль, что я не пошла к Шляпнику вместо этого!’

.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Соня за это время мало чему удивлялась, — так она свыклась со всякими странностями. И этому она нисколько не удивилась — а стала озираться, не увидит ли куда скрылась кошка. Глядит, она опять на на дереве, на том же сучке.

«Кстати», говорит кошка, «чуть не забыла спросить: куда девался ребенок?»

«Он обернулся в поросенка,» отвечает Соня.

«Так я и полагала», говорит кошка и опять исчезла.

Соня постояла, подождала не явится ли она опять, однако, не дождалась, и пошла отыскивать зайца, куда указала, кошка.
„На что мне этот Враль-Илюшка!» рассуждает она, походя. «Зайцы по моему гораздо интереснее. Посмотрю я на этого; он вовсе может быть не такой шальной, как рассказывает кошка!»
Вскоре завидела она домик; взглянув на него, Соня решила, что это и есть самый дом зайца: крыша вся крыта заячьими шкурками, вместо трубы торчать ушки. Но дом по ее росту оказался слишком велик, потому она тотчас распорядилась прибавить себе росту. Принялась за гриб и грызла его покуда не поднялась на аршин. Соня тогда подошла к домику, а сама трусит: «ну, как заяц в самом деле шальной!'» думает она. „И напрасно я, кажется, не пошла к Илюшке!» Подумала, постояла, и решилась войти.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

Алиса этому не особенно удивилась: она уж привыкла к разным необыкновенным вещам.
Пока она смотрела на то место, где раньше сидел кот, тот вдруг снова появился.

— А, кстати, что сделалось с ребенком? — спросил он. — Я совсем забыл узнать об этом.

— Он превратился в поросенка, — спокойно ответила Алиса, как будто в этом не было ничего особенного.

— Я так и знал, — сказал кот и снова исчез.

Алиса подождала немного, думая, что кот опять появится, а потом пошла в ту сторону, где, по словам кота, жил мартовский заяц.
«Шляпочников я раньше видала, — подумала она, — и мне гораздо интерёснее посмотреть на сумасшедшего зайца. Так как теперь уж май, то он, может быть, не будет так ужасно беситься, как в марте».
Говоря это, Алиса взглянула вверх и снова увидала кота на ветке.

— Как ты сказала? — спросил кот. — В поросенка или в слоненка?

— Я сказала «в поросенка», — ответила Алиса. — Как нехорошо, что вы так быстро, сразу, появляетесь и исчезаете! От этого, право, может закружиться голова.

— Неужели? — сказал кот и на этот раз стал исчезать очень медленно, начиная с кончика хвоста и кончая улыбкой, которая оставалась еще несколько времени после того, как все остальное уже исчезло.

«Котов, которые не улыбались, я видала часто, — подумала Алиса. — Но улыбка без кота! Это самое сверхъестественное из всего, что я видела здесь».

Взглянув еще раз на ветку, она пошла дальше. Вскоре показался дом мартовского зайца. Трубы торчали на нем, как заячьи уши, крыша была покрыта мехом. И дом был такой большой, что Алиса прежде, чем подойти к нему, откусила немножко от кусочка гриба, бывшего у нее в левой руке, и стала в аршин ростом. Но и после этого она пошла к дому несколько робко и нерешительно. «А вдруг заяц начнет беситься и буйствовать! — думала она. — Уж лучше бы пойти к шляпочнику».

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

Алису это не очень удивило, она успела уже привыкнуть ко всяким странностям. Пока она смотрела на то место, где сидели Кот, он вдруг снова появился.

— Кстати, что случилось с ребенком? — произнес он. — Я забыл совсем спросить.

— Они превратился в поросенка; был ребенок, а стал поросенок, — отвечала Алиса спокойно, как, если бы Кот вернулся самым естественным образом.

— Я так и думал, — сказал Кот и снова исчез.

Алиса подождала немного, с слабой надеждой увидать его опять, но он не являлся и через минуту или две она пошла по тому направлением, в котором, по данному ей указанно, жил Мартовский Заяц.

— Шляпников я и прежде видала, — сказала она самой себе. — Мартовский Заяц гораздо интереснее и, может быть, так как теперь Май, помешательство у него не буйное или, по крайней мере, не такое буйное, какое бывает в Марте.

Говоря это, она взглянула вверх, и опять Кот сидел на вышке дерева.

— Вы как сказали: „поросенок» или „пара терок“? — спросил Кот.

— Я сказала „поросенок“ — отвечала Алиса, — и мне хотелось бы, чтобы вы не появлялись и не исчезали так часто и так неожиданно: от этого просто голова может закружиться!

— Хорошо, — сказал Кот и на этот раз стал исчезать медленно, начиная с кончика хвоста, и кончая улыбкой, которая еще оставалась несколько времени, когда все остальное уже исчезло.

— Ну, вот! Мне часто приходилось видеть котов без всякой улыбки, — подумала Алиса, — но одну только улыбку!.. Это самая удивительная вещь, которую я когда-либо видела за всю мою жизнь!

Недолго ей пришлось идти, как она увидела дом Мартовского Зайца. Она подумала, что это должен быть именно его дом, потому что трубы были сделаны по образцу заячьих ушей, а крыша крыта мехом. Дом был так велик, что она не решилась приблизиться к нему, не отгрызя предварительно кусочек гриба из левой руки и не сделавшись двух футов ростом. Даже и после этого она стала приближаться к дому с некоторым опасением, говоря себе самой:

— А вдруг, всё-таки, у него буйное помешательство! Лучше было бы мне пойти, вместо него, к Шляпнику.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Алиса подождала немного, но он так и не появился. Тогда она отправилась по тому направлению, где жил Мартовский заяц.
— Шляпочников и шапочников я видела уже и раньше, — решила она, — а вот Мартовский заяц — это, наверное, что-нибудь интересное.
Она всё шла и шла, пока наконец не увидела вдалеке домик Мартовского зайца. Трубы на нём торчали, как уши, и вся крыша была покрыта мехом. 

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   Это не очень удивило Аню: она уже привыкла к чудесам.  Пока она глядела на то место, где только что сидел  Кот,  он  вдруг появился опять.

— Кстати, что случилось с младенцем? — спросил он.

— Он превратился в поросенка,  —  ответила  Аня  совершенно спокойно, словно Кот вернулся естественным образом.

— Я так и думал, — ответил Кот и снова испарился.

Аня  подождала  немного,  думая,  что,  может,   он   опять появится, а затем пошла  по  тому  направлению,  где,  по  его словам, жил Мартовский Заяц.
— Шляпников я и раньше видала, — думала она.  —  Мартовский Заяц куда будет занятнее и к тому же, так как мы теперь в мае, он не будет буйно помешанный, по крайней мере, не  так  буйно, как в марте. — Тут она взглянула вверх и опять  увидела  Кота, сидящего на ветке дерева.

— Вы как сказали — поросенок или опенок? — спросил Кот.

— Я сказала — поросенок, — ответила Аня. —  И  я  очень  бы просила вас не исчезать и не появляться так внезапно: у меня в глазах рябит.

— Ладно, — промолвил  Кот  и  на  этот  раз  стал  исчезать постепенно, начиная с кончика хвоста и кончая улыбкой, которая еще  осталась  некоторое  время,  после  того  как   остальное испарилось.

«Однако! — подумала Аня. —  Мне  часто  приходилось  видеть кота без улыбки, но улыбка без  кота  —  никогда.  Это  просто поразительно».

Вскоре она пришла к дому Мартовского Зайца. Не  могло  быть сомнения, что это был именно его дом; трубы были в виде  ушей, а крыша была крыта шерстью. Дом был  так  велик,  что  она  не решилась подойти, раньше чем не  откусила  кусочек  от  левого ломтика гриба. И даже тогда она робела: а  вдруг  он  все-таки буйствует!  «Пожалуй,  лучше  было  бы,  если  бы  я  посетила Шляпника!».

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

Алиса не очень удивилась его исчезновению. Она постепенно привыкла к тому, что кругом случались необыкновенные вещи. Пока она смотрела на то место, откуда Кот исчез, он так-же внезапно появился снова.

— Кстати, что стало с младенцем? сказал он.— Я чуть не позабыл спросить.

— Он превратился в чушку,— сказала Алиса совершенно спокойно — как будто кот вернулся самым естественным образом.

— Я так и думал,— сказал Кот и снова исчез.

Алиса подождала немного, не появится ли он снова; но он не появился и минуту-другую спустя она зашагала в том. направлении, где по словам Кота, жил Заяц.
— Шляпочников я видала и раньше,— рассудила она,— Заяц будет гораздо интереснее. Притом, может быть, его помешательство тихое, а не буйное.
Говоря это, она машинально взглянула вверх и — снова увидела Кота, сидящего на ветке.

— Ты сказала: «в чушку» или «в пушку?» спросил он.

— Я сказала: «в чушку»,— ответила Алиса,— и я очень хотела бы, чтобы вы не появлялись и не исчезали так внезапно — у меня от этого голова кружится.

— Есть! сказал Кот — и на этот раз он стал исчезать медленно, начиная с конца хвоста и кончая улыбкой, так что некоторое время Кота уже не было, а улыбка все еще оставалась.

— Ну, я часто видела кота без улыбки,— подумала Алиса,— но — улыбку без кота! Это самое любопытное из всего, что мне приходилось видеть!

Алиса снова пустилась в путь и очень скоро на опушке показался дом: она решила, что это и есть дом Зайца, потому что трубы имели форму длинных ушей, а крыша была опушена мехом. Дом был так велик, что прежде, чем подойти, она откусила самую чуточку от левого куска мухомора (она все еще держала их в карманах: правый в правом, а левый в левом) и подняла себя до аршина росту. Но даже и теперь она подходила к дому не без опаски, рассуждая:
— А что, если он все таки буйно-помешаный? Лучше бы я уж выбрала Шляпочника!

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       Алиса не очень удивилась этому, так как начала уже привыкать к происходящим здесь странным вещам. Но пока она разглядывала место, где прежде находился Кот, он внезапно появился снова.

— Кстати, что произошло с ребёнком? — произнёс Кот. — Я чуть не забыл тебя спросить.

— Он превратился в поросёнка, — ответила Алиса совершенно спокойно, как если бы Кот вернулся естественным путём.

— Я думаю, он должен был превратиться! — заметил Кот и исчез вновь.

Алиса немного подождала, всё ещё надеясь, что он вернётся опять, но Кот больше не появлялся и, спустя одну или две минуты она пошла в том направлении, где, как ей было сказано, жил Мартовский Заяц.
— Я видела шляпочников и раньше, — разговаривала она сама с собой. — Мартовский Заяц должен быть гораздо интереснее и возможно, так как сейчас май, он не будет сумасшедшим— по крайней мере, таким сумасшедшим, как в марте.
Произнеся это, она тотчас же взглянула вверх. На ветке дерева опять сидел Кот.

— Ты сказала «спросонок» или «поросёнок»? — спросил Кот.

— Я сказала — поросёнок,— ответила Алиса. — И я хотела бы, чтобы вы не появлялись и не исчезали так внезапно: от этого у кого угодно может закружиться голова.

— Хорошо, — сказал Кот. Теперь он исчезал очень медленно, начиная с кончика хвоста и кончая улыбкой, которая оставалась ещё некоторое время после того, как всё остальное скрылось.

«Ну, мне часто приходилось видеть кота без улыбки, — подумала Алиса, — но — улыбка без кота! Это самое удивительное, что я когда-нибудь видела в жизни».

Она отошла не очень далеко, как уже показался дом Мартовского Зайца. Алиса решила, что это, наверно, должен быть он, потому что трубы напоминали заячьи уши, а крыша была крыта мехом.
Дом был такой большой, что она не осмелилась подойти к нему ближе до тех пор, пока не надгрызла ещё немного кусок мухомора в левой руке и не увеличила свой рост до двух футов. Даже после этого она направилась к дому с явной робостью, говоря себе:
— Предположим, что Мартовский Заяц всё-таки сумасшедший! Я уже почти хочу вместо него посмотреть Шляпочника!

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

Не сказать, чтобы Алиса так уж сильно этому удивилась — она уже привыкла ко всяким чудесам, — но все-таки она долго не могла отвести глаз от ветки, на которой только что сидел Кот. Как вдруг он появился снова.

— Кстати, чуть не забыл спросить, — сказал он, — что случилось с тем ребенком?

— Он превратился в поросенка, — честно ответила Алиса.

— Так я и думал, — сказал Кот и опять исчез.

Алиса подождала немного, втайне надеясь, что он снова появится, но кота все не было, и она пошла в ту сторону, где, по его словам, жил Очумелый Заяц.
«Шляпы я и раньше видела, — думала она, — а Заяц, конечно, намного интереснее! А потом, ведь сейчас май месяц, а не март, — может, он уже понравился, стал нормальный…»
Тут она подняла глаза. Перед ней на ветке опять сидел Кот.

— Как ты сказала: «в поросенка» или «в карасенка»? — с живым интересом спросил он.

— Я сказала «в поросенка»— отвечала Алиса, — и можно вас попросить не исчезать и не появляться все время так внезапно, а то у меня прямо голова кружится!

— Договорились, — сказал Кот и на этот раз действительно стал исчезать по частям, не спеша: сначала пропал кончик хвоста, а потом постепенно все остальное; наконец осталась только одна улыбка, — сам Кот исчез, а она еще держалась в воздухе.

«Вот это да! — подумала Алиса. — Кот с улыбкой — и то редкость, но уж улыбка без кота — это я прямо не знаю что такое!»

Очень скоро показался невдалеке дом Очумелого Зайца: трубы на нем были в виде заячьих ушей, а крыша покрыта заячьим мехом, так что Алиса сразу догадалась, что это тот самый дом.
Дом был такой большой, что она побоялась подойти к нему — сперва она съела немножко гриба из ЭТОЙ руки и стала ростом раза в два побольше. Да и то она сильно замедлила шаги.
«А вдруг он все-таки бешеный, — думала она, — пожалуй, лучше мне было пойти к Шляпе!»

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

Алиса не так уж этому удивилась, она почти свыклась со здешним странным порядком вещей. Но пока она смотрела на то место, где Кот только что сидел, он внезапно там же и появился.

— Кстати, а что с малышом? — произнес он. — Чуть не забыл спросить.

— Он превратился в порося, — спокойно ответила Алиса, словно такие исчезновения и появления вполне естественны.

— Этого следовало ожидать, — сказал Кот и снова исчез.

Алиса подождала немного, смутно надеясь, что он снова появится. Но он не появился, и тогда она зашагала туда, где, как ей было сказано, живет Заяц. «Шляпочников я и раньше видела, — думала она. — А Заяц, да еще и со сдвигом, это гораздо интереснее. И, может быть, он не совсем со сдвигом, потому что зайцы сходят с ума в марте, а сейчас май». И тут, вскинув взгляд, она снова увидела Кота, сидящего на суку.

— Как ты сказала? В порося или в карася? — спросил Кот.

— Я сказала «в порося», — ответила Алиса. — И я тебя очень прошу, не появляйся и не исчезай так внезапно. У меня от этого голова немножко кружится.

— Хорошо, — сказал Кот. И на этот раз он исчез постепенно, начиная с кончика хвоста и кончая улыбкой, которая еще была видна некоторое время после того, как растворилось в воздухе все остальное.

«Ну и ну, — подумала Алиса. — Котов без улыбок я видывала часто, а вот улыбку без кота! В жизни не видала такой интересной штуки!»

Она отправилась дальше, но дом Зайца оказался совсем близко. Это явно был его дом, потому что трубы торчали, как заячьи уши, а крыша была крыта мехом. Дом был большой, так что пришлось надкусить левый кусочек гриба  и увеличить  свой рост до двух футов.
И все же Алиса приближалась к нему не без робости. «А вдруг он все-таки совсем со сдвигом? Лучше бы я пошла к Шляпочнику», — думала она.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

Алиса почти не удивилась — она уже привыкла к разным чудесам. Пока она глядела туда, где только что был Кот, он возник снова.

— Между прочим, что с Ребеночком? — спросил Кот. — Чуть было о нем не забыл.

— Он превратился в хрюшку, — спокойно ответила Алиса, как если бы с Котом не произошло ничего из ряда вон выходящего.

— Так я и знал, — мрачно произнес Кот и снова исчез.

Алиса немного подождала, на случай, если Кот возникнет, но Кот не возникал, и через несколько минут она тронулась в путь, туда, где, по словам Кота, жил Мартовский Заяц.
«Шляпников я видела,- рассуждала Алиса. — Они делают шляпы. А вот Мартовские Зайцы — это куда интереснее. Надо думать, они сходят с ума в марте… Но сейчас у нас май, и, значит, Мартовский Заяц не опасен… Во всяком случае, не так опасен, как в марте».
Тут Алиса посмотрела налево и опять увидела Кота.

— В хрюшку или в клюшку? — спросил Кот.- Я не расслышал.

— В хрюшку, — ответила Алиса. — И очень, очень вас прошу — не возникайте так внезапно. А то у меня даже голова закружилась.

— Учту! — заурчал Кот.
На этот раз он медленно-медленно растаял в воздухе: сначала исчез кончик хвоста, потом сам хвост, потом спина, лапы, а уж потом улыбка, она еще немного повисела в воздухе, хотя сам Кот давно уже улетучился.

— Да-а-а! — восхитилась  Алиса. — Случалось  мне  видеть кота без улыбки. Но вот улыбку без кота!.. В жизни не видывала ничего удивительнее!

Она прошла еще несколько шагов и увидела дом Мартовского Зайца. В том, что это тот самый дом, сомнений быть не могло: вместо соломы крыша была устлана заячьим мехом, а дым валил из трубы, похожей на заячье ухо.
Это был очень большой дом. Поэтому, прежде чем подойти ближе, Алиса из осторожности погрызла кусочек гриба и немножко подросла. И все-таки шла она к дому Мартовского Зайца с опаской, повторяя про себя: «А что, если у него не все дома?.. Может, лучше пойти к Шляпнику?..»

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

Алиса так наудивлялась уже за этот день, что исчезновение Кота и его странные речи ни капельки ее не поразили. А Кот вдруг снова появился или, скорее, проявился на своей ветке.

— Да, совсем забыл, — сказал он. — Что стало с младенчиком?

— Он стал свинкой, — сообщила Алиса.

— Это на него похоже, — буркнул Кот и тут же исчез.

Алиса из вежливости подождала еще немного, но Кот больше не появлялся. Она подумала, подумала и отправилась к Полоумному Зайцу.
«Всякие котелки, чепчики и шляпки для меня не новость. Лучше уж на Полоумного Зайца погляжу. Тем более что совсем безумный он только в марте. А сейчас май. Значит, он всего-навсего полоумный» — так рассуждала Алиса, выбирая дорогу. Но тут снова над ней на дереве возник Кот.

— Ты, кажется, сказала: стал спинкой? — спросил он. — Объясни — чьей?

— Свинкой,   а   не   спинкой,   —   объяснила Алиса. — И, пожалуйста, не исчезайте так внезапно, а то у меня в глазах уже рябит.

— Это можно, — сказал Кот и стал исчезать постепенно: от кончика хвоста до головы. Но голова исчезла не совсем — от нее осталась улыбка. Эта странная кошачья улыбка долго еще дрожала в воздухе опрокинутым полумесяцем.

— Ух ты! — восхитилась Алиса. — Кот без улыбки — это еще понятно, но улыбка без Кота — просто чудо из чудес!

Пройдя немного, она увидела домик, крытый заячьим мехом, а над этой меховой крышей торчали печными трубами заячьи уши. Алиса сразу догадалась, что здесь живет Заяц.
Дом этот, в отличие от дома Герцогини, был намного больше Алисы, и ей пришлось даже съесть чуточку гриба, чтобы увеличиться. Вместе с ростом увеличились и ее опасения.
«Все-таки Заяц полоумный! — засомневалась она. — Не лучше ли было отправиться к Котелку?»

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

Алису это не очень-то удивило, настолько она привыкла ко всяким сюрпризам. Она все еще глядела на место, оставшееся от Кота, когда он вдруг появился опять.

«Я было забыл спросить, — сказал он, — что стало с Герцогининым сынком?»

«Превратился в свиненка,- спокойно ответила Алиса, как если бы Кот вернулся на дерево естественным путем».

«Этого следовало ожидать», — сказал Кот и опять исчез.

Алиса подождала немного, наполовину уверенная, что он появится опять, но он не появился, и через минуту-другую она пошла дальше, по направлению к Мартовскому Зайцу. «Шляпников-то я видывала,- говорила себе Алиса,- Мартовские Зайцы намного интереснее, а к тому же сейчас май, так что он если и сумасшедший, то не буйный — ну, по крайней мере, не такой буйный, как в марте». Только она это сказала, как, взглянув вверх, опять увидала Кота, угнездившегося на ветке.

«Ты что сказала? — спросил он. — В свиненка или в совенка?»

«Я сказала — в свиненка, — ответила Алиса,- и хорошо бы вы перестали то появляться, то исчезать, да еще так неожиданно; у меня прямо глаза разбегаются».

«Лады», — сказал Кот и в зтот раз исчезал довольно медленно, начиная с кончика хвоста и кончая ухмылкой, которая немного задержалась, в то время, как все остальное уже исчезло.

«Ну, котов без ухмылки я видала часто, — подумала Алиса, — а вот улыбка без кота! Это самая любопытная вещь, какую я здесь видела за всю свою жизнь».

Она прошла совсем немного и увидела дом Мартовского Зайца; она сразу поняла, что сюда ей и нужно, потому что трубы имели форму ушей, а крыша была подбита мехом. Домище был такой большой, что она решилась подойти не раньше, чем откусила кусочек от правой части гриба и довела свой рост до полуметра. Даже после этого она подходила с некоторой робостью, говоря себе: «А если он все-таки буйный? Может, лучше бы я пошла к Шляпнику?».

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Алису это не очень-то и удивило (она уже привыкла ко всяким странностям), однако она продолжала стоять и смотреть туда, где он только что был.

Внезапно Кот снова появился на том же месте и поинтересовался: «Чуть не забыл, а что ж все-таки произошло с ребенком?»

«Превратился в поросенка», — ответила Алиса так спокойно, будто в его возвращении вовсе ничего странного и не было.

«Так и знал!» — пробормотал Кот и в очередной раз исчез.

Алиса подождала с пару минут на всякий случай, если он опять появится и, поскольку этого не произошло, зашагала в направлении, где по словам Кота жил Мартовский Заяц.
«Что я сапожников не видела?» — рассуждала про себя Алиса, — «Мартовский Заяц куда интересней. Кстати, сейчас май, поэтому надеюсь, он не буйный. Ох, лишь бы не такой буйный, не такой как в марте…» Тут она возвела в своих мольбах глаза к небу и… встретилась взглядом с Котом, сидящим в ветвях.

«Как ты сказала «в поросенка» иль «котенка»?» — спросил он, улыбнувшись до ушей.

«Я же сказала «в поросенка»», — ответила Алиса, — «И вообще, прекратите так резко исчезать и появляться, — голова уже кружится!»

«Хорошо», — согласился Кот и стал исчезать, начиная с кончика хвоста так медленно, что улыбка долго еще одиноко парила в воздухе.

«Ну и ну!» — подумала Алиса — «Кот без улыбки — это понятно, но улыбка без кота! Такое чудо я впервые в жизни вижу!»

Алисе не пришлось долго идти, вскоре из-за деревьев показался дом, который, судя по внешнему виду, мог принадлежать только Мартовскому Зайцу: печные трубы в виде заячьих ушей, кровля, крытая серым мехом.
Дом был так велик, что Алиса не рискнула подойти к нему ближе, пока не откусила грибной шляпы из левой руки. Но и тогда она подошла с опаской, тревожно бормоча при этом: «А вдруг он еще буйный?! Ох, хотела ж пойти к Сапожнику!».

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

 Алиса не слишком удивилась этому, поскольку уже вполне привыкла к странным вещам. Пока она смотрела на то место, где он только что был, он вдруг появился снова.

— Кстати, что стало с ребенком? — спросил Кот. — Я чуть не забыл спросить.

— Он превратился в поросенка, — ответила Алиса совершенно спокойно, как будто Кот вернулся обычным способом.

— Я так и думал, — сказал Кот и снова исчез.

Алиса немного подождала, с затаенной надеждой, что он появится снова, но он не появился, и через минуту-другую она пошла в ту сторону, где жил Мартовский Заяц. «Шляпников я прежде видела, — сказала она себе, — Мартовский Заяц — это намного более интереснее, и может быть, поскольку сейчас май, он не слишком безумен — во всяком случае, не так, как в марте.» Сказавши это, она подняла глаза, и вновь увидела Кота, сидящего на ветке дерева.

— Ты сказала «в поросенка» или «в карасенка»? — спросил Кот.

— Я сказала «в поросенка», — ответила Алиса, — и не могли бы вы появляться и исчезать не так внезапно? От этого голова идет кругом.

— Хорошо, — согласился Кот; в этот раз он исчез постепенно, начав с кончика хвоста и закончив улыбкой, которая парила в воздухе еще некоторое время после того, как все остальное пропало.

«Ну, я часто видела котов без улыбки, — подумала Алиса, — но чтоб улыбку без кота! Это самая странная вещь, какую я вижу за всю свою жизнь!»

Ей не пришлось идти слишком долго, прежде чем она увидела дом Мартовского Зайца; она решила, что это именно тот дом, поскольку каминные трубы по форме напоминали заячьи уши, и крыша была покрыта мехом. Дом бы так велик, что она предпочла не подходить ближе, пока не съела достаточно от левого куска гриба и не выросла до двух футов; и даже после этого она направилась к дому довольно робко, говоря про себя: «А вдруг он все-таки буйный? Я уже почти уверена, что лучше бы я навестила Шляпника!».

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

   Алису это не очень удивило, она уже стала привыкать к происходящим здесь чудесам. Пока она смотрела туда, где он только что сидел, Кот вдруг появился снова.

— Кстати, что с ребенком? — спросил Кот. — Я чуть не забыл спросить о нем.

— Он превратился в свинью, — спокойно ответила Алиса, как будто Кот вернулся назад обычным способом.

— Я так и думал, — сказал Кот и снова исчез.

Алиса постояла немного, в слабой надежде, что он снова появится, но этого не произошло и через пару минут она пошла туда, где как было ей сказано жил Мартовский Заяц.
— Шляпников я и раньше видела, — сказала она самой себе, — Мартовский Заяц будет поинтересней. И, возможно,  ведь сейчас май, он не будет нести бред, по крайней мере такой же как в марте., — говоря это она посмотрела вверх и снова увидела Кота, сидящего на ветке.

— Вы сказали  «свинья» или «бадья»?

— Я сказала «свинья», — ответила Алиса, — и было бы неплохо, если бы вы перестали появляться и исчезать так неожиданно — это вызывает у меня головокружение.

— Согласен, — сказал Кот и на этот раз он исчезал очень медленно, начав с кончика хвоста и  закончив улыбкой, которую было видно и после того как все остальное исчезло.

— Ну и ну! Я часто видела котов без улыбки, — подумала Алиса, — но улыбка без кота! Это самая несуразная вещь, которую можно вообразить.

Ей пришлось идти не очень долго, чтобы увидеть дом Мартовского Зайца. Она решила, что это тот самый дом, на который ей указал Чеширский Кот, потому что дымоходы были  похожи на заячьи уши, а крыша покрыта не соломой, а мехом.
Дом был такой большой, что она решилась подойти к нему только, когда откусила от кусочка гриба, зажатого в левой руке и не подросла примерно до двух футов. Но даже после этого ей было страшно подходить к нему, и она говорила себе: » Неужели он и  вправду сумасшедший? Может быть стоило пойти к Шляпнику?»

____________________________________________________

Перевод Олега Хаславского (2002):

 Алиса не очень-то удивилась этому, она достаточно уже привыкла ко всякого рода странностям. Неожиданно Кот появился на прежнем месте.

«Кстати, что с младенцем? — сказал он. – Чуть не забыл спросить».

«Он превратился в хрюшку, — сказала она спокойно, как будто Кот возвратился обычным образом.

«Я знал, что этим кончится» — сказал Кот и растаял снова.

Алиса подождала немного, почти в надежде увидеть его снова, но Кот не появлялся, и она пошла в направлении, где, как предполагалось, жил Мартовский Заяц. «Шляпников я видела и прежде, — сказала она себе, — Мартовский Заяц был бы интересней, а поскольку сейчас на дворе май, хотелось бы надеяться, что он будет хотя бы чуточку понормальней, чем в марте». Сказав это, она огляделась и снова увидела Кота, сидевшего, как ни в чем ни бывало, на прежнем месте.

«Ты сказала – в хрюшку или в плюшку?» — спросил Кот.

«Я сказала – в хрюшку, — ответила Алиса. – И не могли бы ли вы исчезать и появляться не так неожиданно? У меня уже голова идет кругом».

«С удовольствием» — сказал Кот, и стал медленно таять в воздухе начиная с кончика хвоста и кончая улыбкой, которая оставалась видна еще какое-то время после того, как Кот исчез из поля зрения.

«Ну и ну! Видела я котов без улыбки, — подумала Алиса. – Но чтобы улыбка без кота?! Это самое интересное из всего, что я видела в жизни!».

Ей не пришлось идти далеко: вскоре она увидела дом Мартовского Зайца. Она решила, что это именно тот дом, потому что каминные трубы по форме походили на заячьи уши, а сам дом был крыт мехом вместо соломы. Это был такой большой дом, что она не решилась идти к нему, не пожевав левого куска гриба и не доведя свой рост до двух футов. Но и после этого чувство некоторой робости не покидало ее. «Ну а вдруг он окажется буйным? – спрашивала он себя. – Я почти уверена в том, что лучше было бы отправиться к Шляпнику!».

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

Нет, Алису это не удивило – она уже притерпелась ко всему. Не успела она отвести глаз от ветки, где только что сидел Кот, он возник опять.

— Совсем вылетело из головы — что с тем мальцом? – спросил он.

— Он стал свинкой, — ответила Алиса.

— Что и требовалось доказать, — торжествующе сказал Кот и пропал.

Алиса из вежливости немного подождала (вдруг появится) и повернула налево, рассудив так: «Сапожников я уже видела. Заяц, по-моему, интереснее. Да и угорел он в пьянваре, а теперь май».
На ветке опять появился Кот.

— Прости, — молвил он, — ты, кажется, сказала, что малый заболел свинкой?

— Не заболел, а стал свинкой, — поправила Алиса. – И еще, извините, не могли бы вы исчезать и появляться не так внезапно, а то у меня голова кругом идет!

— Ладно, — ответил Кот — и исчез по частям, начиная с хвоста. Последней пропала улыбка: самого Кота уже не было, а улыбка еще парила в воздухе.

«Ну и ну! — подумала Алиса. — Кот без улыбки — это понятно, а вот улыбка без Кота…»

Вскоре она подошла к домику Зайца. В этом не было сомнений, поскольку на крыше торчали две трубы в виде заячьих ушей.
Дом был высок — и потому Алиса, отведав гриба, подросла до полуметра, а уж потом приблизилась к дому, да и то не очень уверенно.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

Алиску это не очень удивило: с ней ведь уже приключилось столько чудес!.. Она постояла, посмотрела на то место, где только что был Кот, как вдруг он снова появился.

— Чуть не забыл! — сказал Кот. — А как же ребёнок?

— Не жеребёнок, а поросёнок, — ответила Алиса, как будто Кот никуда не пропадал. — Он стал  п о р о с ё н к о м.

— Так и знал, — кивнул Кот и снова исчез.

Алиска постояла, подождала, не вернётся ли он, и, не дождавшись, пошла туда, где жил Лопоухий Заяц.
«Шляпных дел мастеров я уже видела, — рассудила она. — Лучше мне познакомиться с Лопоухим Зайцем. Думаю, странности у него появляются, когда он линяет, а сейчас май, он уже давно полинял».
Тут она подняла глаза и снова увидела на ветке Кота.

— Ты сказала «поросёнком» или «жеребёнком»? — спросил Кот.

— Я сказала «поросёнком, — ответила Алиса. — Вы бы не могли не исчезать так быстро, без предупреждения»?

— Ладно, — сказал Кот. — Предупреждаю: исчезаю!
И он исчез постепенно, от кончика хвоста до улыбки. Улыбка посидела на дереве, отдохнула минутку-другую и тоже исчезла.

«Вот так чудеса! — подумала Алиса. — Котов без улыбки я видела тысячу раз, а вот улыбку без кота ещё не видывала!»

Шла она, шла и вскоре набрела на дом, в котором жил Лопоухий Заяц. Дом этот нельзя было не узнать: у него на крыше возвышались две трубы — точь-в-точь заячьи уши, а сама крыша была выложена заячьим мехом вместо соломы.
Дом был очень большой, и Алиске пришлось откусить от левого кусочка. Теперь она была ростом с новорожденного телёнка и осмелилась направиться к дому, хотя всё равно было страшновато:
«А вдруг он как раз сейчас заперся и линяет?! Лучше бы я пошла к Страннику!..».

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

Алис не особо удивилась. поскольку уже привыкает к происходящим чудесатостям. Пока продолжала смотреть на то место, где сидел Кот, тот вдруг появился снова:

— Кстати, чего с рребятёнком-то? Чуть не забыл спрросить.

— Превратился в евина. — спокойно отвечает Алис, словно эдакие возвращенья в порядке вещей.

— Так и прредполатал. — Кот опять растаял.

Алис немного подождала. почти уверенная в его очередном появленьи, но тщетно: затем пошла в направлении того взмаха, который указывал на жилище Зайца.
«Маячников я раньше видывала», думает, «Майский Заяц куда гораздо любопытней, а поскольку май на исходе, он, пожалуй, уже не буйно помешанный… во всяком случае не столь мается, сколь в начале месяца».
Произнеся последние слова, поднимает глаза — а на ветке дерева вновь сидит Кот:

— Дык говорришь, в «евина», а не в «сына»?

— Ну да; а вообще-то предпочитаю, чтоб впредь вы появлялись да исчезали не столь внезапно: прям голова кругом идёт.

— Договоррились, — и на сей раз слинял очень медленно, начав с кончика хвоста, а закончив улыбкой, коя оставалась некоторое время
после его исчезновенья.

— Во даёт! Котов без улыбки я наблюдала часто. — думает Алис. — но улыбку без кота!.. Самое прикольное, чего в жизни встречала!

Далеко идти не пришлось, вскоре показался дом Майского Зайца; ошибка исключена, ибо трубы сделаны в виде длинных ушек, а крыша — из меха. Строенье выглядело таким большим, что она не решилась подходить, пока не куснула чуть-чуть от ломтика гриба из левой руки да не увеличилась до размеров настоящего зайца; но даже при том шагнула к дому довольно робко, раздумывая: «А вдруг он всё же буйно помешан? Пожалуй, следовало лучше навестить Маячника!»

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   Алиса не очень удивилась его исчезновению, она уже привыкла к тому, что сегодня случаются разные странности. Пока она смотрела на место, где он только что сидел, он внезапно появился снова.

— Напоследок: что сталось с младенцем? — произнёс он. — Совсем забыл спросить.

— Превратился в поросенка, — спокойно сказала Алиса, как будто Кот не исчезал, а ушёл и вернулся самым естественным образом.

— Я знал, что так оно и будет, — сказал Кот и опять исчез.

Алиса постояла, ожидая, что сейчас снова увидит его, но Кот больше не появился, и через пару минут она пошла в направлении, указанном левой лапой Кота, то есть туда, где жил Мартовский Заяц.
— Шляпников я уже видела раньше, — сказала она, — ничего особенного. А вот Мартовский Заяц — это гораздо интереснее; и, возможно, раз сейчас май, то он не такой буйный… ну, хотя бы, не такой, как был в марте.
Говоря это, она подняла глаза и снова увидела Кота, сидящего на ветке уже другого дерева.

— Ты сказала «в поросёнка» или в «карасёнка»? — спросил он.

— Я сказала «в поросёнка», — ответила Алиса. — А не могли бы вы появляться и исчезать не так внезапно? А то уже голова кружится.

— Конечно, — сказал Кот. — И тут же исчез, но уже медленно и постепенно, начиная с кончика хвоста и заканчивая улыбкой, которая висела в воздухе ещё некоторое время после того, как всё остальное испарилось.

«Ну, я часто видела кота без улыбки, — подумала Алиса. — Но улыбка без кота!.. Это самая необычная вещь из всего, что видела я в своей жизни!»

Она прошла не так уж много, когда оказалась неподалеку от дома Мартовского Зайца. Она подумала, что это должен быть именно его дом, поскольку дымовая труба на нём сделана в форме заячьих ушей, а крыша покрыта соломой вперемешку с мехом. Это было довольно высокое здание, так что Алиса не решилась подойти ближе, пока не откусила чуть больше от грибного-кусочка-в-левой-руке и не подросла почти до полуметра. После этого она двинулась вперёд, немного робко, говоря себе: «Что если он всё-таки буйный! Я уже почти уверена, что лучше было пойти навестить Шляпника!».

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 Алиса этому не очень удивилась, она достаточно привыкла к тому, что случаются странные вещи. Пока её взгляд ещё оставался на том месте, где он исчез, он неожиданно появился снова.

«Между прочим, что стало с ребёнком?» — поинтересовался Кот. «Я совсем забыл спросить».

«Он превратился в поросёнка», — ответила Алиса спокойно, как если б Кот вернулся обычным образом.

«Я так и думал», — сказал Кот и снова исчез.

Алиса немного подождала, не появится ли он снова, но он не появился, и минуту спустя она уже шла по направлению, в котором, ей указали, жил Мартовский заяц. «Болванщиков я уже видела», — сказала она себе, — «Мартовский Заяц должен быть куда интереснее — теперь май и, наверное, он не будет разыгрывать придурка — не такого, во всяком случае, как в марте». С этими словами она подняла глаза, и там снова, на суку дерева, сидел Кот.

«Вы сказали поросёнок или паралитик?» спросил Кот.

«Я сказала — поросёнок», ответила Алиса, — «и нельзя же так неожиданно появляться и исчезать; кое у кого может и голова пойти кругом».

«Это — мигом», — сказал Кот; и на этот раз исчез медленно, начиная от кончика хвоста и кончая улыбкой, которая оставалась ещё какое-то время после того, как он сам исчез.

«Ой, я часто видела кота без улыбки», — подумала Алиса, — «но чтобы — улыбку без кота! В жизни не видела ничего удивительнее!»

Идти ей пришлось недолго, когда она увидела дом Мартовского Зайца; именно его дом, решила она, потому что трубы на нём были пристроены как уши, а крыша была покрыта мехом. Дом был таким большим, что ей не хотелось подходить к нему, пока она ни отгрызла изрядно от грибного куска в левой руке и ни вытянулась при этом в высоту примерно на два фута: даже и после этого она подошла к дому, как будто, робея, приговаривая, — «Вот, ещё начнёт придурка разыгрывать, уж лучше бы пойти к Болванщику, вместо того».

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Алісу це не дуже здивувало, бо вона вже почала звикати до того, що весь час відбуваються всілякі дивні речі. Вона все ще дивилася на те місце, де сидів Кіт, як раптом той з’явився знову.

—  До речі, що сталося з немовлям? — поцікавився Кіт. — Я мало не забув запитати.

—  Воно обернулося на порося,- дуже спокійно пояснила Аліса, так, немовби Кіт повернувся цілком природним шляхом.

—  Я так і думав,- зауважив Кіт і знову зник.

Аліса очікувала деякий час, сподіваючись, що побачить його знову, але той не з’являвся, тому через хвилину чи дві вона пішла в тому напрямі, де, як сказав Кіт, жив Солоний Заєць.
—  Капелюшників я вже бачила, — сказала вона собі, — багато цікавіше зустрітися з Солоним Зайцем. Оскільки зараз уже травень, то він, може, уже не дуже казиться, у всякому разі не так, як у березні. — Говорячи це, вона зиркнула вгору, і там на гілці дерева знову сидів Кіт.

— Ти сказала на порося чи на карася? — запитав він.

— Я сказала на порося, — відповіла Аліса. — І чи не могли б ви з’являтися і зникати не так раптово? Від цього у мене паморочиться в голові.

—  Гаразд, — погодився Кіт. Цього разу він зникав дуже повільно, починаючи з кінчика хвоста і кінчаючи усмішкою яка залишалася ще деякий час після того, як весь Кіт уже зник.

—  Чи ба, мені часто доводилося бачити котів без усмішки,- подумала Аліса,- але усмішку без кота! Нічого дивовижнішого я ще зроду не бачила!

Пройшовши невелику відстань, вона опинилася перед будиночком Солоного Зайця. Вона подумала, що це саме його будиночок, бо димарі нагадували вуха, а дах був критий хутром. Будиночок був такий великий, що вона не насмілилась підійти до нього зразу, а спочатку з’їла шматочок гриба в лівій руці і підросла майже до двох футів заввишки. Навіть після цього вона наближалася до будиночка дуже боязко, говорячи собі:
— А що, як ви і зараз казиться? Мабуть, краще було піти до Капелюшника.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Аліса не дуже й здивувалася: вона вже почала звикати до всяких чудес. Вона стояла й дивилася на ту гілку, де щойно сидів Кіт, коли це раптом він вигулькнув знову.

— Між іншим, що сталося з немовлям? — поцікавився Кіт. — Ледь не забув спитати.

— Воно перекинулося в порося, — не змигнувши оком, відповіла Аліса.

— Я так і думав, — сказав Кіт і знову щез.

Аліса трохи почекала — ану ж він з’явиться ще раз, — а тоді подалася в той бік, де, як було їй сказано, мешкав Шалений Заєць.
— Капелюшників я вже бачила, — мовила вона подумки, — а от Шалений Заєць — це значно цікавіше. Можливо, тепер, у травні, він буде не такий шалено лютий, як, скажімо, у лютому…
Тут вона звела очі й знову побачила Кота.

— Як ти сказала? — спитав Кіт. — У порося чи в карася?

— Я сказала «в порося», — відповіла Аліса. — І чи могли б ви надалі з’являтися й зникати не так швидко: від цього йде обертом голова.

— Гаразд, — сказав Кіт, і став зникати шматками: спочатку пропав кінчик його хвоста, а насамкінець — усміх, що ще якийсь час висів у повітрі.

— Гай-гай! — подумала Аліса. — Котів без усмішки я, звичайно, зустрічала, але усмішку без кота!.. Це найбільша дивовижа в моєму житті!

До Шаленого Зайця довго йти не довелося: садиба, яку вона невдовзі побачила, належала, безперечно, йому, бо два димарі на даху виглядали, як заячі вуха, а дах був накритий хутром. Сама садиба виявилася такою великою, що Аліса не [64] квапилася підходити ближче, поки не відкусила чималий кусник гриба в лівій руці й довела свій зріст до двох футів. Але й тепер вона рушила з осторогою.
«А що, як він і досі буйний?» — думала вона. — Краще б я загостила до Капелюшника!».

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

Алеся ня надта зьдзівілася, бо патроху ўжо прызвычайвалася да ўсялякіх дзівосаў. Яна яшчэ глядзела туды, дзе нядаўна быў Кот, калі ён зноў раптам зьявіўся.

— Дарэчы, што сталася зь дзіцем? — пацікавіўся Кот. — Ледзь не забыўся ў цябе спытацца.

— Яно ператварылася ў парася, — спакойна адказала Алеся, як быццам так і трэба было, каб Кот аб’явіўся гэтак жа раптоўна, як растаў у паветры.

— Я так і думаў, — сказаў Кот і зноў зьнік.

Алеся счакала крыху, ці ня вернецца ён, а калі Кот не зьявіўся — рушыла ў той бок, дзе, як ёй сказана было, жыў Марцовы Заяц.

“Шапавалаў я ў сваім жыцьці ўжо бачыла, — мовіла сабе Алеся. — Марцовы Заяц — куды цікавейшы тып. І, раз цяпер травень, можа, Заяц ня будзе конікі выкідаць. Прынамсі, мо ён ужо не настолькі вар’ят, якім быў у сакавіку?”

І толькі яна ўзьняла галаву, як зноў убачыла Ката на суку.

— Ты сказала “ў парася” ці “ў карася”? — удакладніў Кот.

— У парася! — паўтарыла Алеся. — І, прашу Вас, ня трэба так раптоўна зьнікаць і зьяўляцца, а то мне млосна робіцца!

— Добра, — сказаў Кот і цяпер ужо павольна раставаў у паветры, пачынаючы з канца хваста, пакуль не засталася адна ўсьмешка. Ката ўжо не было, а яна ўсё яшчэ лунала ў паветры.

“Авохці! Катоў без усьмешак я нагледзелася, — падумала Алеся, — але каб усьмешку без ката!..[0612] Гэта проста нешта неверагоднае!”

Яна ішла, ішла, пакуль не набрыла на дом Марцовага Зайца. Што гэта быў акурат ягоны дом, няцяжка было здагадацца — усе коміны нагадвалі заечыя вушы, а страху пакрываў заечы ворс. Хата была такая вялікая, што Алеся наважылася падысьці, толькі калі адкусіла ад грыба ў левай руцэ і вырасла футы на два. Ды ўсё адно ішла яна ня надта сьмялява: “А раптам ён пачне вырабляць свае штукі! Мо варта было ісьці да Шапавала?”

Заувагі Юрася Пацюпы:

0612 — Катоў без усьмешак я нагледзелася… але каб усьмешку без ката!.. — Гэты прыклад вэрбальнае фантастыкі Гарднэр называе “някепскім апісаньнем чыстае матэматыкі”. У сапраўднасьці перад намі сынэкдаха, прыватны выпадак мэтаніміі. Падобную фігуру скарыстаў некалі Анаксымандар, калі ў якасьці архэ прапанаваў не мэтафару (вада Фалеса), а сынэкдаху апэйрон — “неабсяжнае”.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

Алісу гэта нават не здзівіла, бо за сённяшні дзень, яна ўжо прызвычалася да дзівосных здарэнняў. Пакуль яна глядзела ў тое месца, дзе толькі што сядзеў Кот, ён нечакана з’явіўся зноў.
— Між іншым, а што здарылася з дзіцянём?- спытаў Кот.- Я ледзь не забыўся спытаць.
— Ён ператварыўся на парсючка,- спакойна адказала Аліса, нібы гэта было для яе чымсьці натуральным.
— Я гэтак і думаў!- заўважыў Кот і зноўку знік.
Аліса крышачку пачакала, ці не з’явіцца Чашырскі Кот яшчэ раз, але ён больш не паказваўся, таму праз хвіліну-другую яна накіравалася ў той бок, дзе павінен быў жыць Сакавіцкі Заяц.
— Капялюшнікаў я ўжо не раз бачыла,- разважала дзяўчо,- таму пабачыць Сакавіцкага Зайца было б нашмат цікавей. Тым больш – зараз Май і ён мабыць не такі шалёны, як ў сакавіку.
Толькі яна гэта прамовіла, як убачыла на галінцы дрэва Ката.
— Прабач! Ты сказала, ён ператварыўся на парсючка, ці на кабачка?- спытаўся ён.
— На парсючка.- адказала Аліса.- І, калі ласка, не знікай так нечакана: у мяне ад гэтага галава круціцца.
— Згода,- сказаў Кот і пачаў знікаць павольна, пачаўшы з кончыка хваста і скончыўшы сваёй ўсмешкай. Якая яшчэ колькі часу хісталася ў паветры, калі астатняе ўжо знікла.
— Ёечкі! Катоў без усмешак я бачыла,- разважала Аліса,- але УСМЕШКА без ката! Анічога больш дзіўнага я не сустракала!
Яна прайшла яшчэ крыху часу, калі заўважыла дом Сакавіцкага Зайца. Можна было б не сумнявацца, таму што камінныя трубы былі ў выглядзе вушэй, а дах пакрыты футрам. Заячая хата была даволі вялікай, таму Аліса не рухалася далей, пакуль не з’ела неабходную колькасць левага боку грыба і не стала вышынёй у шэсцьдзесят сантыметраў, і нават тады набліжалася да хаты з асцярожнасцю, кажучы сабе:
— А, калі ён усё яшчэ шалёны?! Дурында, трэба было ісці да Капялюшніка!

____________________________________________________

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>