«Алиса в Стране Чудес» — 6.5. Беседа с Чеширским Котом

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_22
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

The Cat only grinned when it saw Alice. It looked good-natured, she thought: still it had very long claws and a great many teeth, so she felt that it ought to be treated with respect.

“Cheshire Puss,” she began, rather timidly, as she did not at all know whether it would like the name: however, it only grinned a little wider. “Come, it’s pleased so far,” thought Alice, and she went on. “Would you tell me, please, which way I ought to go from here?”

“That depends a good deal on where you want to get to,” said the Cat.

“I don’t much care where—” said Alice.

“Then it doesn’t matter which way you go,” said the Cat.<36>

“—so long as I get somewhere,” Alice added as an explanation.

“Oh, you’re sure to do that,” said the Cat, “if you only walk long enough.”

Alice felt that this could not be denied, so she tried another question. “What sort of people live about here?”

“In that direction,” the Cat said, waving its right paw round, “lives a Hatter: and in that direction,” waving the other paw, “lives a March Hare. Visit either you like: they’re both mad.”

“But I don’t want to go among mad people,” Alice remarked.

“Oh, you can’t help that,” said the Cat: “we’re all mad here. I’m mad. You’re mad.”<37>

“How do you know I’m mad?” said Alice.

“You must be,” said the Cat, “or you wouldn’t have come here.”

Alice didn’t think that proved it at all; however, she went on. “And how do you know that you’re mad ?”

“To begin with,” said the Cat, “a dog’s not mad. You grant that?”

“I suppose so,” said Alice.

“Well, then,” the Cat went on, “you see, a dog growls when it’s angry, and wags its tail when it’s pleased. Now I growl when I’m pleased, and wag my tail when I’m angry. Therefore I’m mad.”

“I call it purring, not growling,” said Alice.

“Call it what you like,” said the Cat. “Do you play croquet with the Queen to-day?”

“I should like it very much,” said Alice, “but I haven’t been invited yet.”

“You’ll see me there,” said the Cat, and vanished.

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

36 — Джон Кемени ставит вопрос Алисы «Куда мне идти?» и знаменитый ответ Кота эпиграфом к главе о науке и нравственных ценностях в своей книге «Философ смотрит на науку» (J. Kemeny. A Philosopher Looks at Science. N. Y., 1959). Как считает Кемени, наука не может сказать нам, в каком направлении следует идти. Однако, после того как решение будет принято, она может указать наилучший путь к достижению цели.

37 — We are all mad here — рассуждения Кота, когда он сравнивает себя с собакой, яркий пример умозаключения правильного с точки зрения формальной логики, но совершенно абсурдного по сути.

prim06_derevo_kota
В Оксфорде поговаривают, что это «то самое» дерево, где сидел Чеширский Кот.


 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Завидев Алису, Кот только улыбнулся. Вид у него был добродушный, но когти длинные, а зубов так много, что Алиса сразу поняла, что с ним шутки плохи.

– Котик! Чешик! – робко начала Алиса. Она не знала, понравится ли ему это имя, но он только шире улыбнулся в ответ.
– Ничего, – подумала Алиса, – кажется, доволен. Вслух же она спросила:
– Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?

— А куда ты хочешь попасть? – ответил Кот.

– Мне все равно… – сказала Алиса.

– Тогда все равно, куда и идти, – заметил Кот.

– … только бы попасть куда-нибудь, – пояснила Алиса.

– Куда-нибудь ты обязательно попадешь, – сказал Кот. – Нужно только достаточно долго идти <39>.

С этим нельзя было не согласиться. Алиса решила переменить тему.

– А что здесь за люди живут? – спросила она.

– Вон там, – сказал Кот и махнул правой лапой, – живет Болванщик. А там, – и он махнул левой, – Мартовский заяц. Все равно, к кому ты пойдешь. Оба не в своем уме <40>.

– На что мне безумцы? – сказала Алиса.

– Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я <41>.

– Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса.

– Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась?

Довод этот, показался Алисе совсем не убедительным, но она не стала спорить, а только спросила:

– А откуда вы знаете, что вы не в своем уме?

– Начнем с того, что пес в своем уме. Согласна?

– Допустим, – согласилась Алиса.

– Дальше, – сказал Кот. – Пес ворчит, когда сердится, а когда доволен, виляет хвостом. Ну, а я ворчу, когда я доволен, и виляю хвостом, когда сержусь. Следовательно, я не в своем уме.

– По-моему, вы не ворчите, а мурлыкаете, – возразила Алиса. – Во всяком случае, я это так называю.

– Называй как хочешь, – ответил Кот. – Суть от этого не меняется. Ты играешь сегодня в крокет у Королевы?

– Мне бы очень хотелось, – сказала Алиса, – но меня еще не пригласили.

– Тогда до вечера, – сказал Кот и исчез.

Из прмечаний М. Гарднера:

39 — Эти слова, равно как и предшествующий им диалог, принадлежат к наиболее широко цитируемым из обеих сказок об Алисе. Отзвуки его звучат в недавно опубликованном, но ничем не примечательном романе Джэка Керуака «На дороге»(Jack Kerouac. On the Road):

«…надо идти и идти и не останавливаться, пока не придем.
– А куда идти-то?
– Не знаю, только надо идти».

Джон Кемени ставит вопрос Алисы и знаменитый ответ Кота эпиграфом к главе о науке и нравственных ценностях в своей книге «Философ смотрит на науку» (J. Kemeny. A Philosopher Looks at Science. NY, 1959), где каждой главе предшествует цитата из «Алисы». Ответ Кота чрезвычайно точно выражает извечный конфликт между наукой и этикой. Как указывает Кемени, наука не может сказать нам, в каком направлении следует идти, однако, после того как решение будет принято, она может указать наилучший путь к достижению цели.

40 — Во времена Кэрролла (так же, как и сейчас) широким хождением пользовались поговорки «Mad as a hatter» («Безумен, как шляпник»), « Mad as a March hare» («Безумен, как мартовский заяц»). Конечно, поэтому и возникли эти персонажи. «Mad as a hatter», возможно, есть искажение более старой поговорки «Mad as an adder» 60, однако, скорее всего, эта поговорка обязана своим происхождением тому факту, что до совсем недавнего времени шляпники действительно сходили с ума. Ртуть, используемая при обработке фетра (она запрещена сейчас законом в большинстве штатов и в некоторых странах Европы), нередко вызывала ртутное отравление. Жертвы этого отравления страдали судорогами, известными под названием «hatter’s shakes», и это отражалось на их глазах и конечностях и затрудняло речь. На поздних стадиях больные страдали галлюцинациями и другими психическими расстройствами. «Mad as a March hare» имеет в виду безумные прыжки зайца-самца в марте, в период спаривания.

41 — Сравните эти строки с записью, сделанной Кэрроллом в дневнике 9 февраля 1856 г.:
«Вопрос: когда мы видим сон и, как это часто бывает, смутно подозреваем, что это сон, и пытаемся проснуться, не говорим ли мы и не поступаем ли мы так, что в реальной жизни нас сочли бы за безумцев? Нередко мы видим сны и не подозреваем при этом, что все это не происходит в реальности. „У сна свой мир“, часто он так же похож на жизнь, как реальность».

В диалоге Платона «Теэтет» Сократ и Теэтет так обсуждают эту тему:

«Сократ. Не подразумеваешь ли ты здесь известного спора о сне и яви?
Теэтет. Какого такого спора?
Сократ. Я думаю, что слышал упоминания о нем, когда задавался вопрос, можно ли доказать, что мы вот в это мгновение спим и все, что воображаем, видим во сне или же мы бодрствуем и разговариваем друг с другом наяву.
Теэтет. В самом деле, Сократ, трудно найти здесь какие-либо доказательства: ведь одно повторяет другое, как антистрофа строфу. Ничто не мешает нам принять наш теперешний разговор за сон, и, даже когда во сне нам кажется, что мы видим сны, получается нелепое сходство этого с происходящим наяву.
Сократ. Ты видишь, что спорить не так уж трудно, тем более, что спорно уже то, сон это или явь, а поскольку мы спим и бодрствуем равное время, в нашей душе всегда происходит борьба: мнения каждого из двух состояний одинаково притязают на искренность, так что в течение равного времени мы то называем существующим одно, то – другое и упорствуем в обоих случаях одинаково.
Теэтет. Именно так и происходит».

Из статьи Н. Демуровой «Голос и скрипка (К переводу эксцентрических сказок Льюиса Кэрролла)»
(Мастерство перевода. Сборник седьмой. 1970. Советский писатель. Москва. 1970)
Имен, связанных с реальными личностями, в книгах Кэрролла не так уж много. Гораздо больше имен, связанных с английским фольклором, то есть уходящих в самые глубины национального сознания и зачастую совершенно чуждых и непонятных нам. Вот в главе “Безумное чаепитие” ведут разговор три существа — the Hatter, the March Hare и The Dormouse. Первые два — дипломированные безумцы. Это о них говорится в пословицах: “as mad as a Hatter” и “as mad as a March Hare”. Пословица о мартовском зайце очень старая, ее находят в сборнике, помеченном 1327 годом. Пословица о шляпнике более современная, она зафиксирована лишь в середине XIX века. Происхождение этой пословицы не совсем ясно, ученые спорят о нем и по сей день. Возможно, что она отражает вполне реальное положение вещей. Дело в том, что в XIX веке при обработке фетра употреблялись некоторые составы, в которые входила ртуть (сейчас употребление этих составов запрещено почти во всех странах). Ртутное отравление было профессиональной болезнью шляпных дел мастеров — нередко оно вело к помешательству. Как бы то ни было, в сознании англичан безумство было таким же свойством шляпников, как в нашем — хитрость Лисички-сестрички или голодная жадность Волка (“Я волк, зубами щёлк!”). Здесь я столкнулась с трудностью, практически непреодолимой.
Дело в том, что безумцы — монополия английского фольклора. В русском фольклоре таких героев, насколько мне известно, попросту нет. Как ни рылась я в сборниках пословиц, старых и новых, сколько ни читала, ни искала, мне не удалось их обнаружить. Мои надежды на то, что удастся найти аналогичного героя и ввести его в текст, — конечно, только намеком или в “англизированном” варианте, — не оправдались. В то же время я очень хорошо понимала, что простой перевод имен — the Hatter, the March Hare — ничего не даст. У русского читателя Шляпник (или Шляпочник, как иногда переводят это имя) не вызовет ровно никаких ассоциаций, а Мартовский Заяц может, в лучшем случае, вызвать ассоциации ложные. Мне пришлось иметь здесь дело с самым тяжелым, пожалуй, для переводчика явлением — отсутствием в языке необходимого ассоциативного поля. Чтобы как-то обойти эту непреодолимую трудность, я вынуждена была скрепя сердце пойти на компромисс. Что ж, если нет “безумцев”, возьмем “дураков”. Пожалуй, ближе ничего не найдешь. К тому же глупость фольклорных дураков зачастую оборачивается мудростью — в этом они сродни английским безумцам. А чтобы не окончательно русифицировать текст, я решила внести в него краткое, в две строки, пояснение.Вот как в результате выглядит по-русски та сцена, в которой Чеширский Кот представляет Алисе этих прославленных безумцев:«…— Мастер столько возился с болванками для шляп, что совсем оболванился. Теперь все зовут его просто Болванщик. Ну, а Мартовский Заяц вконец окосел от весеннего мартовского солнца…».Здесь, безусловно, есть “потеря” — объяснение всегда гораздо бледнее того, что усвоено с детства, передавалось из поколения в поколение, является частью национального творчества и сознания. Но зато русскому читателю удается хоть как-то приблизиться к традиционным английским героям. Их глупость-безумие не просто декларируется, но приобретает какое-то обоснование. Английскому читателю тут гораздо легче — он с детства знает, что the Hatter — безумец, a the March Hare — достойный его партнер. Ему не нужно никаких объяснений, никаких логических обоснований. С русским читателем — труднее. Для него безумие Шляпника и Мартовского Зайца — нечто новое, и он, конечно, первым делом спросит: “Почему?”
В XI главе первой книги мы снова встречаемся с Болванщиком — он вызван в качестве свидетеля на Королевский суд, посвященный разбирательству дела о котлетах. В диалоге Короля и Болванщика я стараюсь “компенсировать” прежние потери.«— Ну, хватит, — сказал Король. — Закругляйся!
— А я и так весь круглый, — радостно возразил Болванщик. — Шляпы у меня круглые, живот круглый, болванки тоже круглые…
— Круглый ты болван, вот ты кто! — закричал вдруг Король.
— Не болван, а Болванщик, — поправил его Мастер. — А это большая разница».
.
Из статьи Н. Демуровой «О переводе сказок Кэрролла»
(М., «Наука», Главная редакция физико-математической литературы, 1991)
Имен, связанных с реальными людьми, в книгах Кэрролла не так уж  много. Гораздо больше имен, связанных с английским фольклором, то есть  уходящих  в самые глубины национального сознания и зачастую совсем не  понятных  нам.  В главе V «Страны чудес»  («Безумное  чаепитие») участвуют  «дипломированные» безумцы.
Здесь переводчик сталкивается с трудностью, практически  непреодолимой: отсутствием полного понятийного аналога в одном из языков. Дело в  том,  что безумцы — монополия английского  фольклора. Во  всяком случае, в русском фольклоре, насколько нам известно, таких героев нет. Следовательно, нет и связанных с ними примет, которые могли бы  послужить  переводчику  отправной точкой, нет ассоциативного  поля, понятийных параллелей. В то же время простой перевод имени ничего не даст. У русского  читателя Шляпник (или Шляпочник, как иногда переводят это имя) не вызывает никаких ассоциаций.
В переводе этого  имени  мы  пошли  на  компромисс.  Ближе всего по «ассоциативному полю» к английским безумцам русские дураки. Между ними, если вдуматься, немало общего. И те и другие не похожи  на  «людей»,  все  делают шиворот-навыворот, не  так,  как  положено.  Глупость  одних,  равно  как  и безумство других, нередко  оборачивается  мудростью  или  вызовом  «здравому смыслу четырех стен». Не вводя  в  текст  собственных  имен  или конкретных примет, которые увели бы нас на почву сугубо  русскую,  мы  решили  обыграть «дурацкое», «глупое» понятийное поле.
Так английский Hatter стал по-русски «Болванщиком». Как ни далеко оно от оригинала, в нем есть какая-то связь с английским героем: он, судя по всему, имеет дело с  болванками  (для  шляп)  и  не  блещет  умом.  Конечно, Болванщик не  может  стать  прямым  и  полным аналогом  своего  английского собрата, но все же это имя дает основание для дальнейшей драматургии, а  это в данном случае  особенно  важно, ибо у Кэрролла имя персонажа нередко определяет все, что с ним происходит (ср. также  Шалтай-Болтай, Труляля и Траляля и пр.).
В XI главе первой сказки мы снова встречаемся с Болванщиком — он вызван в качестве свидетеля на Королевский суд, посвященный разбирательству дела  о кренделях. В диалоге Короля  и  Болванщика  новое  имя  мастера  диктует  и некоторые из его ответов.
Наконец, выбор этого имени в «Стране чудес» определил и имя  одного  из англосаксонских гонцов в «Зазеркалье». Гонцы у Кэрролла наделены  необычными и на первый взгляд совсем  не  английскими  именами  —  Hatta  и  Haigha.  К последнему  имени  у  Кэрролла  дается  объяснение:  «Не  [то  есть  Король, представлявший гонцов Алисе] pronounced it so as to rhyme  with  «mayor».  В сущности эти имена  —  варианты  имен  Halter  (Болванщик)  и  Hare  (Заяц), замаскированные диковинным правописанием.
Тождественность этих героев явствует  и  из  рисунков  Джона  Тенниела, работавшего в тесном контакте с Кэрроллом, и из ссылки на то,  что  Hatta  — только что вернулся из тюрьмы, где отбывал наказание, и, наконец,  из  тона, каким говорят эти герои. В речи их сохранены характерные черты героев первой книги: у Haigha-Hare — тон более вкрадчивый; у Hatta-Hatter — просторечный.
В переводе мы постарались сохранить эту «преемственность» персонажей. Мы назвали гонцов Зай Атс и Болванc Чик, придав их именам, насколько Это было возможно, «англизированную» форму.
.
Из статьи Н. Демуровой «Алиса в Стране чудес и в Зазеркалье»
(М., «Наука», Главная редакция физико-математической литературы, 1991)
В сказках Кэрролла оживали старинные образы, запечатленные в пословицах и поговорках. «Безумен, как мартовский заяц» — эта пословица  была  записана еще в сборнике 1327  г.;  ее  использовал  Чосер  в  своих  «Кентерберийских рассказах». Мартовский  Заяц  вместе  с  Болванщиком,  другим  патентованным безумцем, правда, уже нового времени,  становятся  героями  «Страны  чудес».
.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

«Лицом она кажется ничего, добрая», рассуждает Соня. „но когти у нее уж что-то очень длинные, да острые и зубастая какая, — пожалуй, шутить, не любить. Надо с нею осторожно», решила она.

«Сибирская киска», начинает Соня, а сама боится, по нраву ли ей будет это имя. На это кошка только шире ухмыльнулась.
«Кажется, понравилась», думает Соня. «Не можете ли вы мне сказать», продолжает она, «куда мне отсюда пройти?»

«А это смотря по тому, куда ты желаешь выйти», отвечает кошка.

«Мне бы все равно, куда…» отвечает Соня.

„А коли все равно, значит, куда ты ни пойдешь — везде тебе дорога,» говорит кошка.

„Лишь бы мне попасть куда-нибудь,» объясняет Соня.

«Ну да; всегда куда-нибудь да попадешь, покуда носят ноги» говорит кошка.

Как с этим не согласиться! Придумала Соня другое.

„Скажите,» говорит «сибирская киска, живут ли люди в здешней стороне?»

„Как же, живут. Здесь вот,» говорит, „живет Враль-Илюшка, а там, заяц косой,» и повела в обе стороны лапкой. „Ты у них побывай, оба они шальные.»

„Что мне за охота знакомиться с шальными», заметила Соня.

„Это не беда,» говорит кошка, «все мы здесь шальные, и ты, и я, и все мы шальные.»

„Почему вы полагаете, что я шальная?» несколько обидевшись, спрашивает Соня.

«А. потому, что ты сюда попала,» решила кошка.

Соня совсем не была согласна с этим доводом, однако, не желая затевать спора, говорит:
„Положим. Но вы-то почему шальная?»

«Сама увидишь. Как по твоему: собака шальная или нет?» спрашивает кошка.

«Не всегда, а только когда взбесится'», отвечает Соня.

«Ну так сама посуди: собака, когда сердится — ворчит, а радуется — виляет хвостом. Я же, напротив, виляю хвостом, когда рассержусь а радуюсь — ворчу. Как же я не шальная!»

«Кошки по моему курлычат, а не ворчат», вступилась Соня.

„Это по твоему; по моему, курлыкать или ворчать одно и тоже.» решила кошка. «А что, пойдешь к червонной крале на крокет?» вдруг спросила она.

„Не знаю; я не звана, а очень бы хотелось». говорит Соня.

«Так до свидания, там увидимся», говорит кошка; сказала и вдруг исчезла, будто ее и не бывало.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

Кот улыбнулся, когда Алиса подошла к нему, и смотрел очень добродушно. Но так как у него были длинные когти и много острых зубов, то с ним, конечно, следовало обращаться почтительно.

— Честерская кисенька, — начала Алиса несколько нерешительно, так как не знала, нравится ли коту его имя. Но тот продолжал улыбаться и Алиса, успокоившись, сказала: — Скажите мне, пожалуйста,  как мне выйти отсюда?

— Это зависит оттого, куда ты хочешь выйти, — ответил кот.

— Мне все равно,  куда ни… — начала Алиса.

— Значит все равно, в какую сторону ни идти, — прервал ее кот.

— Куда ни выйти, лишь бы придти куда-нибудь, — докончила Алиса.

— Ты наверное куда-нибудь и придешь, — сказал кот, — если походишь подольше.

Алиса видела, что кот прав. Нужно было спрашивать как-нибудь по другому.

— Кто живет тут поблизости? — спросила она.

— В этой стороне, — ответил кот, сделав полукруг правой лапкой, — живет шляпочник, а в этой, — он сделал движение левой, — живет мартовский заяц. Ступай к ним, если хочешь. Они оба сумасшедшие.

— Нет, я не хочу идти к сумасшедшим, — сказала Алиса.

— Тут уж ничего   не поделаешь, — сказал кот. — Мы все здесь сумасшедшие. Я тоже сумасшедший. Да и ты сама тоже.

— Почему вы думаете, что я сумасшедшая? — спросила Алиса.

— Потому что иначе ты не пришла бы сюда.

По мнению Алисы это было совсем не доказательство, но она не стала возражать.

— А почему вы знаете, что вы сумасшедший?

— Вот почему.  Ведь собака не сумасшедшая?  Ты согласна с этим? — спросил кот.

— Да, по-моему, она не сумасшедшая, — согласилась Алиса.

— Хорошо, — сказал кот. — Ты знаешь, что собака ворчит, когда сердится, и машет хвостом, если довольна. А я ворчу, когда я доволен и махаю хвостом,  если сержусь. Значит я сумасшедший.

— Вы мурлычете, а не ворчите, — сказала Алиса.

— Можешь называть как угодно… Будешь ты сегодня играть в крокет с королевой?

— Мне очень хотелось бы, — ответила Алиса, — но меня не приглашали.

— Я сейчас вернусь, — сказал кот и мгновенно исчез.

 

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

Кот осклабился, увидав Алису. Она подумала, что вид у него добродушный, но, все-таки, у него были длиннейшие когти и удивительно много зубов, и она почувствовала, что с ним надо обращаться почтительно.

— Честерская Киска, — начала она довольно робко, потому что не была уверена, что такое название понравится Коту, но он только еще немного шире осклабился.

— Вот как, он даже, кажется, очень доволен, — подумала Алиса и продолжала:

— Пожалуйста, скажите мне, по какой дороге я должна идти отсюда?

— Это вполне зависит от того, куда вам надо прийти, — ответил Кот.

— Мне, собственно, все равно…— сказала Алиса.

— В таком случай, все равно, каким путем идти, — произнес Кот.

— …если только я куда-нибудь приду, — прибавила Алиса, в виде пояснения.

— Куда-нибудь да придете, это уже наверно, — сказал Кот, — если будете все время идти.

Алиса почувствовала, что отрицать этого нельзя и попробовала задать другой вопрос:

— А кто здесь кругом живет?

— В этом направлении, — сказал Кот, сделав кругообразное движете правой лапкой, — живет Шляпник, а в этом, — они сделал движение левой лапкой, — живет Мартовский Заяц. Тот самый, с которым сравнивают обыкновенно сумасшедших людей, говоря: „У него буйное помешательство, он безумен, как Мартовский Заяц». Подите к одному из них; они оба безумные.

— Но мне незачем ходить к безумными, — заметила Алиса.

— Тут уж ничего не поделаешь, — сказал Кот. — Мы все здесь безумные. Я безумный. Вы безумная.

— Почему вы знаете, что я безумная? — спросила Алиса.

— Вы должны непременно быть безумной, — сказал Кот, — иначе вы бы сюда не попали.

Алиса подумала, что это совсем не могло служить доказательством, но, однако, продолжала:

— А почему вы знаете, что вы безумный?

— Да вот, начнем хоть бы с того, — сказали Кот, — собака не безумна. Вы согласны с этими?

— Да, мне кажется, — ответила Алиса.

— Ну, так вот, — продолжал Кот, — вы знаете, что собака ворчит, когда сердится и виляет хвостом, когда радуется. Ну, а я ворчу, когда радуюсь и виляю хвостом, когда сержусь. Это потому, что я безумен.

— Я называю это мурлыкать, а не ворчать,— заметила Алиса.

— Можете называть, как хотите, — сказал Кот. — Вы будете сегодня играть в крокет с Королевой?

— Мне бы очень хотелось, — сказала Алиса, — но меня еще не пригласили.

— Вы меня там увидите, — сказал Кот и исчез.

 

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Увидев Алису, кот улыбнулся широко, во всю свою морду. Он показался Алисе очень добродушным, хотя у него и был очень длинные когти и очень острые зубы. Она решила отнестись к нему с возможной почтительностью.
— Милый Котик, — обратилась она к нему.
Морда Кота расплылась в ещё более широкую улыбку.
— Милый Котик, — продолжала Алиса, — не можешь ли ты мне указать, как мне отсюда выбраться?
— Это зависит от того, — ответил он, — куда ты хочешь выбраться.
— Мне всё равно куда идти.
— Тогда иди, куда глядят твои глаза!
— Куда же именно?
— Пройди немного и узнаешь!
Алиса задумалась.
— А кто там живёт? — спросила она.
— В этом направлении живёт некий Шляпочник, — указал Кот, — а в этом — Мартовский заяц. Побывай у них обоих, если хочешь. Только предупреждаю тебя, что они оба — дураки.
— Но я дураков не люблю, — возразила Алиса.
— А не всё ли тебе равно? — ответил Кот. — Ведь все мы, каждый по своему, — дураки. И ты — дура, и я — дурак!
— Почему же ты думаешь, что я — дура?
— Да потому, что ты сюда забрела. Никто умный сюда не ходит!
— А почему ты себя-то самого считаешь дураком?
Кот улыбнулся.
— Сравни меня с собакой, — ответил он. — Все вы, люди, считаете собаку самым умным животным. Но ведь собака, когда злится, то ворчит, а когда довольна, то виляет хвостом. Я же — наоборот: я ворчу, когда доволен, а когда злюсь, то виляю хвостом. Ну разве же я не дурак? Но шутки в сторону. Будешь ты сегодня играть в крокет у Червонной дамы?
Алиса ответила не сразу.
— Не знаю… — ответила она. — Я очень люблю играть в крокет, но приглашения не получила.
— Я сейчас вернусь! — сказал Кот и мгновенно исчез.

 

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   Он  только  ухмыльнулся,  увидя  Аню.  Вид   у   него   был добродушный, хотя когти были длиннейшие, а по количеству зубов он не уступал крокодилу. Поэтому Аня почувствовала, что  нужно относиться к нему с уважением.

— Масляничный Котик, —  робко  заговорила  она,  не  совсем уверенная, понравится ли ему это обращение. Однако  он  толькошире осклабился. «Пока что  он  доволен»,  —  подумала  Аня  и продолжала: — Котик, не можете ли  вы  мне  сказать,  как  мне выйти отсюда?

— Это зависит, куда вам нужно идти, — сказал Кот.

— Мне-то в общем все равно, куда, — начала Аня.

— Тогда вам все равно, какую дорогу  взять,  —  перебил  ее Кот.

— Только бы прийти  куда-нибудь,  —  добавила  Аня  в  виде объяснения.

— Прийти-то вы придете, — сказал Кот, —  если  будете  идти достаточно долго.

Аня  почувствовала,  что   отрицать   этого   нельзя.   Она попробовала  задать  другой  вопрос:  «Какого  рода  люди  тут живут?»

— Вон там, — сказал Кот,  помахав  правой  лапой,  —  живет Шляпник, а вон там (он  помахал  левой),  —  живет  Мартовский Заяц. Навести-ка их: оба они сумасшедшие.

— Но я вовсе не хочу общаться с  сумасшедшими,  —  заметила Аня.

— Ничего уж не поделаешь, — возразил Кот. —  Мы  все  здесь сумасшедшие. Я безумен. Вы безумны.

— Откуда вы знаете, что я безумная? — спросила Аня.

— Должны быть. Иначе вы сюда не пришли бы.

Аня не нашла это доказательством. Однако она продолжала:
— А как вы знаете, что вы сами сумасшедший?

— Начать с того, — ответил Кот, — что собака, например,  не сумасшедшая. Вы с этим согласны?

— Пожалуй, — сказала Аня.

— Ну так вот,  —  продолжал  Кот,  —  собака  рычит,  когда сердита, и виляет хвостом, когда довольна. Я  же  рычу,  когда доволен, и виляю  хвостом,  когда  сержусь.  Заключенье:  я  — сумасшедший.

— Я называю это мурлыканьем, а не рычаньем,  —  проговорила Аня.

— Называйте, чем хотите, — сказал  Кот.  —  Играете  ли  вы сегодня в крокет с Королевой?

— Я очень бы этого хотела, — ответила Аня, — но меня еще не приглашали.

— Вы меня там увидите, — промолвил Кот — и исчез.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

Кот по обыкновению широко улыбался. Он имел очень добродушный вид, как казалось Алисе. Однако у него были настолько длинные когти и многочисленные зубы, так-что Алиса решила быть с ним почтительнее.

— Сибирский Котик!— начала она довольно робко, так как не была уверена, что такое обращение ему понравится.
Но улыбка у кота стала еще шире.
— Стой!— подумала Алиса,— пока что, он доволен.
И она продолжала:
— Скажите, мне пожалуйста, в какую сторону мне итти отсюда?

— Это зависит прежде всего от того, куда ты хочешь попасть,— сказал Кот.

— Мне все равно, куда…— начала Алиса.

— Тогда все равно, в какую сторону ты ни пойдешь,— сказал Кот.

— …Лишь бы я попала куда-нибудь,— добавила Алиса в виде пояснения.

— О, куда-нибудь ты наверное попадешь,— сказал Кот,— если пробудешь в пути достаточное время.

Алиса почувствовала, что с этим трудно спорить, и изменила вопросы:

— Какого сорта народ живет здесь по соседству?

— В этом направлении,— сказал Кот, махнув правой лапой,— живет Шляпочник. А в том (он махнул левой) Заяц. Посети, кого хочешь: они оба сумасшедшие.

— Но я вообще не хочу быть среди сумасшедших!— заметила Алиса.

— С этим ничего не поделаешь,— сказал Кот.— Мы все здесь сумасшедшие. Я сумасшедший. Ты сумасшедшая.

— Откуда вы знаете, что я сумасшедшая?— спросила Алиса.

— Ты должна быть сумасшедшей,— сказал Кот,— иначе ты не пришла бы сюда.

Алиса не считала это доказанным. Однако, она продолжала:

— А почему вы знаете, что вы сумасшедший?

— Начать с того,— сказал Кот,— что собака, не сумасшедшая. Ты согласна?

— Допустим,— сказала Алиса.

— Ну-с, так вот,— продолжал Кот,— собака, сидишь ли, рычит, когда сердится, и виляет хвостом, когда довольна. Я же рычу, когда доволен, и виляю хвостом, когда сержусь. Следовательно, я сумасшедший.

— Я называю это мяуканьем, а не рычаньем,— сказала Алиса.

— А это уж твое дело,— сказал Кот.— Ты играешь в крокет с Королевой сегодня?

— Мне очень хотелось бы,— призналась Алиса,— но я еще не получила приглашения.

— Там увидимся,— сказал Кот, и исчез.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       Кот лишь улыбнулся, когда увидел Алису. «Он выглядит добродушным», — подумала Алиса. Но у Кота были очень длинные когти и много больших зубов. Поэтому она решила, что с ним нужно обращаться почтительно.

— Чеширский Котик… — начала она довольно робко, так как совсем не была уверена, понравится ли ему это. имя. Однако Кот только улыбнулся немного шире. «Ну, пока что ему это нравится», — подумала Алиса и продолжала: — Не будете ли вы добры сказать мне, по какой дороге я могу уйти отсюда?

— Это в большой степени зависит от того, куда ты хочешь прийти, — ответил Кот.

— Я не очень забочусь, куда именно… — сказала Алиса.

— Тогда не имеет значения, по какой дороге ты пойдёшь, — возразил Кот.

— … так далеко, чтобы прийти куда-нибудь, — добавила Алиса в виде пояснения.

— О, наверно, так и получится, — сказал Кот, — если только ты пойдёшь достаточно далеко.

Алиса чувствовала, что против этого нечего возразить, и попробовала задать другой вопрос:

— Что за люди живут здесь в окрестностях?

— В этом направлении,— сказал Кот, поводя вокруг своей правой лапой,— живёт Шляпочник, а в этом направлении,— взмах другой лапой, — живёт Мартовский Заяц. Навести кого хочешь: они оба — сумасшедшие.

— Но я вовсе не желаю путешествовать среди сумасшедших, — заметила Алиса.

— О, ты ничего не можешь с этим поделать, — сказал Кот.— Мы все здесь сумасшедшие. Я сумасшедший. Ты сумасшедшая.

— Откуда вы знаете, что я сумасшедшая? — спросила Алиса.

— Ты безусловно должна быть сумасшедшей, — ответил Кот, — иначе ты не попала бы сюда.

Алиса совсем не была согласна с таким доказательством, однако она продолжала:

— А почему вы знаете, что вы сумасшедший?

— Начать с того,— сказал Кот, — что собака не сумасшедшая. Ты согласна с этим?

— Я полагаю, что это так, — ответила Алиса.

— Ну, тогда дальше, — продолжал Кот. — Видишь ли, собака ворчит, когда она сердита, и машет хвостом, когда она довольна. Ну а я ворчу, когда я доволен, и машу хвостом, когда я сердит. Поэтому я — сумасшедший.

— Я называю это мурлыканьем, а не ворчанием,— возразила Алиса.

— Называй как хочешь,— сказал Кот.— Ты играешь сегодня с Королевой в крокет?

— Я была бы очень рада, — ответила Алиса, — но я не приглашена ещё.

— Ты меня увидишь там, — сказал Кот и исчез.

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

Кот тоже заметил Алису и только улыбнулся.
«На вид он не злой», — подумала Алиса.
И правда, вид у Кота был добродушный; но только уж очень длинные и когти и зубов полон рот — все это внушало почтение.

— Чеширский Мурлыка…— заговорила Алиса несмело — она не знала, понравится ли ему такое обращение.
Кот в ответ улыбнулся еще шире.
«Значит, не сердится», — подумала Алиса и продолжала:
— Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?

— Это во многом зависит от того, куда ты хочешь прийти, — ответил Кот.

— Да мне почти все равно, — начала Алиса.

— Тогда все равно, куда идти, — сказал Кот.

— Лишь бы попасть куда-нибудь, — пояснила Алиса.

— Не беспокойся, куда-нибудь ты обязательно попадешь, — сказал Кот, — конечно, если не остановишься на полпути.

Алиса почувствовала, что спорить тут не приходится, и решила подойти к вопросу с другой стороны.

— Скажите, а кто тут кругом живет? — спросила она.

— В этой стороне — Кот помахал в воздухе правой лапой, — живет некто Шляпа. Форменная Шляпа! А в этой стороне, — и он помахал в воздухе левой лапой, — живет Очумелый Заяц. Очумел в марте. Навести кого хочешь. Оба ненормальные.

— Зачем это я пойду к ненормальным? — пролепетала Алиса. — Я ж… Я лучше к ним не пойду…

— Видишь ли, этого все равно не избежать, — сказал Кот, — ведь мы тут все ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная.

— А почему вы знаете, что я ненормальная? — спросила Алиса.

— Потому что ты тут, — просто сказал Кот. — Иначе бы ты сюда не попала.

Хотя такой ответ не совсем устраивал Алису, она не могла удержаться от дальнейших расспросов.

— А почему вы знаете, что вы ненормальный? — спросила она.

— Начнем с собаки, — сказал Кот. — Возьмем нормальную собаку, не бешеную. Согласна?

— Конечно! — сказала Алиса.

— Итак, — продолжал Кот, — собака рычит, когда сердится, и виляет хвостом, когда радуется. Она, как мы условились, нормальная. А я? Я ворчу, когда мне приятно, и виляю хвостом, когда злюсь. Вывод: я — ненормальный.

— Разве вы ворчите? По-моему, это называется мурлыкать, — сказала Алиса.

— Пусть называется как угодно, — сказал Кот. — Ты вечером будешь на крокете у Королевы?

— Ой, я бы очень хотела— сказала Алиса, — да только меня что-то еще не приглашали.

— Значит, до вечера, — сказал Кот и исчез.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Кот только улыбнулся, когда он увидел Алису. Он выглядел добродушным, подумала она: все же, у него очень длинные когти, и зубов слишком много, так что она сочла, что с ним следует обращаться уважительно <«с уважением»>.
‘Чеширский Котик,’ начала она довольно робко, так как она вовсе не была уверена <«не знала»>, понравится ли ему это имя: однако он только улыбнулся немного шире. ‘Ну, пока он доволен,’ подумала Алиса и продолжила. Не подскажите ли вы мне, пожалуйста, в какую сторону мне идти отсюда?’
‘Это во многом зависит от того, куда ты хочешь попасть,’ сказал Кот.

‘Мне все равно, куда..’ сказал Алиса.
‘Тогда неважно, какой дорогой ты идешь,’ сказал Кот.
‘…при условии, что я куда-нибудь приду,’ добавила Алиса в качестве объяснения.
‘О, ты обязательно куда-нибудь придешь <«сделаешь это»>,’ сказал Кот, ‘если только ты будешь идти достаточно долго.’
Алиса подумала, что этого нельзя было не признать, поэтому она попыталась задать следующий вопрос. ‘Что за люди живут здесь поблизости/в этих краях?’

‘В том направлении,’ сказал Кот, махнув своей правой лапой, ‘живет Шляпник: а в том направлении,’ /сказал кот/, махнув другой лапой, ‘живет Мартовский Заяц. Навести любого, кого захочешь, они оба не в своем уме.’
‘Но я не хочу общаться с безумными людьми <«отправиться средь безумцев»>,’ заметила Алиса.
‘О, ничего нельзя поделать,’ сказал Кот: ‘мы все здесь безумны. Я безумен. Ты безумна.’
‘Откуда вы знаете, что я не своем уме?’ сказала Алиса.
‘Ты должна быть /не в своем уме/,’ сказал Кот, ‘или ты бы не пришла сюда.’

Алиса вовсе не думала, что этот факт доказывал /ее безумие/; однако она продолжила /и спросила/ ‘А откуда вы знаете, что вы сами не в своем уме?’
‘Начать с того,’ сказал Кот, ‘что собака не безумна. Ты согласна с этим?’
‘Полагаю, что это так,’ сказала Алиса.
‘Что ж, тогда,’ продолжал кот, ‘как известно, собака рычит, когда она сердита, и виляет хвостом, когда она довольна. Так вот, я рычу, когда я доволен, и виляю хвостом, когда я сердит. Следовательно, я не в своем уме.’
‘Я называю это мурлыканьем, а не рычанием,’ сказала Алиса.

‘Называй это, как тебе хочется,’ сказал Кот. ‘Ты играешь сегодня в крокет с Королевой?’
‘Мне бы этого очень хотелось,’ сказала Алиса, ‘но меня еще не приглашали.’
‘Ты увидишь меня там,’ сказал кот и исчез <= растворился в воздухе>.

.

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

Кот смотрел на Алису и улыбался. Вид у него был добродушный, но когти были очень уж длинные, а зубов — великое множество, так что с ним, вне всяких сомнений, следовало обращаться почтительно.

— Мурчик-Чеширчик, — с некоторой робостью начала Алиса, не будучи уверена, что Коту понравится это имя. Но Кот еще шире улыбнулся. «Значит, он пока доволен», — подумала  Алиса и решила продолжать: — Будь так добр, скажи, пожалуйста, по какой дороге можно отсюда выбраться?

— Это зависит от того, куда ты хочешь попасть, — ответил Кот.

— Все равно куда, — сказала Алиса.

— Все равно, по какой дороге идти,- сказал Кот.

— Лишь бы куда-нибудь попасть,- пояснила Алиса.

— Куда-нибудь-то ты наверняка попадешь, если будешь идти достаточно долго,- сказал Кот.

Отрицать это было невозможно, и Алиса решила поставить вопрос иначе.
— А кто тут поблизости живет?

— Там, — ответил Кот, вытянув правую лапу,- живет  Шляпочник. А там,- и он вытянул левую лапу,- живет Заяц. Все равно к кому идти. Оба они со сдвигом.

— Но я к таким не хочу, — возразила Алиса.

— Тут уж ничего не поделаешь, — сказал Кот. — Мы все здесь со сдвигом. Я со сдвигом, ты со сдвигом.

— Почему ты решил, что я со сдвигом? — спросила Алиса.

— Так должно быть, — ответил Кот. — Иначе бы ты сюда не попала.

Алиса не сочла это достаточным доказательством, но продолжала:
— А откуда ты знаешь, что ты со сдвигом?

— Будем исходить из того, что собака нормальна, — начал Кот. — Ты с этим согласна?

— Пожалуй, да,- ответила Алиса.

— Ну так вот,- продолжал Кот. — Собака рычит, когда злится, и виляет хвостом, когда довольна. А я, видишь ли, рычу, когда доволен, и виляю хвостом, когда злюсь. Стало быть, я со сдвигом.

— А я называю это не рычаньем, а мурлыканьем, — возразила Алиса.

— Называй как хочешь, — ответил  Кот. — Ты нынче будешь на крокете у Королевы?

— Я очень люблю играть в крокет, — сказала Алиса.- Но меня пока не приглашали.

— Там увидимся, — сказал Кот и вдруг исчез.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

 Кот ухмыльнулся. Алисе показалось, что улыбка у него добродушная. Но зато когти у Кота были длинные, а зубы — чересчур острые. Поэтому Алиса решила, что с Котом надо обращаться почтительно.

— Чеширский Котик… — несмело заговорила она, не зная,  придется ли  ему по душе такое  обращение.  Кот улыбнулся еще шире. «Он вроде бы доволен», — подумала Алиса и продолжала: — Чеширский Котик, скажите, пожалуйста, как мне выйти из этого леса?

— Это зависит,- ответил Кот, — от того, куда ты хочешь попасть.

— А мне все равно — куда, — объяснила Алиса.

— Значит, — твердо сказал Кот, — все равно как.

— Мне бы хоть куда-нибудь выйти,- вздохнула Алиса.

— Ну, — заметил   Кот, — куда-нибудь   ты   обязательно выйдешь. Если пройдешь сколько требуется.

Алиса поняла, что с этим не поспоришь, и задала другой вопрос:
— А кто здесь живет поблизости?

— Там, — сказал Кот и махнул правой лапой, — живет Шляпник.  Там,- тут  он  махнул  левой  лапой,- живет Мартовский   Заяц.   Выбирай  любого — оба  давно  сошли с ума.

— Зачем  же  я  к  ним  пойду,   если   они  сумасшедшие?- удивилась Алиса.

— Ничего не попишешь, — развел лапами Кот. — Мы здесь все… того. Я… того. Да и ты тоже.

— Откуда вы знаете, что я… того? — спросила Алиса.

— Откуда? — сказал Кот. — Да иначе ты бы сюда ни за что не попала.

— А откуда вы знаете, что вы… того?

— Положим,- сказал Кот, — собака  не… того. Согласна?

— Да, я так всегда и считала, — кивнула Алиса.

— Превосходно! — продолжал Кот. — Заметим, что собака ворчит, когда злится, и машет хвостом, когда радуется. Ну а я? Я ворчу, когда радуюсь, а хвостом машу, когда злюсь. Следовательно, я… того.

— Вы не ворчите, вы урчите, — возразила Коту Алиса.

— Не вижу разницы, — ответил Кот. — Ты  пойдешь к Королеве на крокет?

—  Я бы пошла, — сказала Алиса, — да ведь меня никто не звал.

— Отлично. Там и встретимся,- промяукал Кот и исчез.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

Кот приветливо улыбнулся. Но его зубастая улыбка не казалась очень уж добродушной и почему-то напоминала об острых когтях.

— Сырик-Чесырик! Сырный котик! — заискивающе пропела Алиса, надеясь, что этот Котище-когтище не рассердится на нее.
Кот просто расплылся в улыбке.
«Ага, — обрадовалась Алиса, — угодила!»
И она решилась спросить его:
— Будьте любезны, в каком направлении мне идти?

— В известном тебе, — ответил Кот.

— Оно мне не известно.

— Значит, в неизвестном. Во всяком случае, известно, что в известное время ты окажешься та-ам или ту-ут, — мурлыкнул Кот.

Алиса окончательно запуталась и начала снова:
— А не известно ли вам, кто там или тут живет?

— Там, — и Кот помахал лапой вправо, — живет Котелок. Это шляпа такая. Но и под шляпой у него котелок. Варит, но не совсем. А тут, — и он ткнул лапой влево, — живет Безумный, точнее Полоумный, Заяц. Полностью безумный он только в марте, а в остальное время — наполовину, Полоумный. Котелок — тот постоянно сдвинутый, мозги у него набекрень. Выбирай, кто тебе интереснее.

— Зачем мне всякие безумные, полоумные да сдвинутые? — возмутилась Алиса. — Что я, ненормальная?

— Конечно! — воскликнул Кот. — Как и мы все. Иначе ты сюда бы не попала!

— А вы тоже?.. — осторожно спросила Алиса.

— Еще бы! — радостно мяукнул Кот. — И доказывается это очень просто. Представь себе нормальную собаку. Представила?

— Да, — ответила Алиса.

— Нормальная собака, — продолжал Кот, — радостно крутит хвостом и сердито ворчит. А я наоборот — сердито машу хвостом и радостно ворчу. Если собака нормальная, то я наверняка ненормальный!

— Вы  не ворчите, а мурлычете, — сказала Алиса.

— Это не прибавляет мне нормальности, — заметил Кот. — Кстати, ты будешь сегодня у Королевы?

— Я бы пошла, но кто меня пустит без приглашения? — вздохнула Алиса.

— Не пустят? Пустяки! — сказал Кот. — Значит, там увидимся!
И он мгновенно растворился в воздухе.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

Увидев Алису, Кот только ухмыльнулся. Она подумала, что выглядит он добродушно, но все-таки когти ОЧЕНЬ длинные и зубов ОЧЕНЬ много, так что относиться к нему надо с уважением.

«Чеширский Кис…» — довольно робко начала она, не зная, понравится ли ему такое имя; он только шире ухмыльнулся в ответ. «Смотри-ка, пока нравится, — подумала Алиса и продолжала: — Не скажете ли вы мне, будьте так любезны, каким путем мне направиться отсюда?»

«Это довольно сильно зависит от того, в какое место назначения ты хочешь попасть», — ответил Кот.

«Мне не очень важно, куда…» — начала Алиса.

«Тогда не очень важно, каким путем ты направишься», — сказал Кот.

«…Важно только попасть КУДА-НИБУДЬ», — объяснила Алиса.

«О, это легко, — ответил Кот, — попробуй просто долго идти».

Алиса не могла этого отрицать, так что попробовала зайти с другой стороны:

«Что за народец у вас здесь живет?»

«В ЭТОМ направлении, — ответил Кот, подняв правую лапу, — живет Шляпник; а в ТОМ направлении, — он поднял другую лапу, — живет Мартовский Заяц. Нанести визит можно любому: сумасшедшие оба».

«Но я не хочу вращаться в обществе сумасшедших», — заметила Алиса.

«Ну, а где вращаться? — сказал Кот, — сумасшедшие тут все. И я. И ты».

«Как вы догадались, что Я сумасшедшая?» — спросила Алиса.

«Это и так видно, — ответил Кот, — по тому, что ты здесь».

Алису это доказательство совсем не убедило, но она продолжала:

«И как вы сумели обнаружить, что ВЫ сумасшедший?»

«Логически, — сказал Кот. — Начнем от пса — он ведь не сумасшедший, с этим-то ты согласна?»

«Пожалуй», — сказала Алиса.

«Ну вот, — продолжал Кот, — как легко видеть, пес ворчит, когда зол, и виляет хвостом, когда доволен. А я ворчу, когда доволен, и машу хвостом, когда зол. Итак, я сумасшедший, что и требовалось доказать».

«Я бы назвала это: урчание, а не ворчание», — заметила Алиса.

«Обозначать можно как хочешь, — сказал Кот. — Ты идешь сегодня к Королеве на крокеты?»

«Я очень бы хотела, — сказала Алиса, — но меня пока еще не пригласили».

«Увидимся там», — сказал Кот и исчез.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Увидев Алису, Кот лишь широко улыбнулся. «Выглядит вполне добродушным, хотя когти у него длиннющие и зубов как у акулы!» — пронеслось у нее в голове, поэтому Алиса прониклась к нему уважением.

«Чеширский Котик», — обратилась она к Коту очень осторожно, поскольку не знала, как он отнесется к ее словам. Кот же только еще шире улыбнулся. «Уф-ф! Пока доволен», — подумала Алиса и продолжила уже увереннее, — «Вы не подскажете, как мне выбраться отсюда?»

«Это смотря куда ты хочешь добраться», — с улыбкой ответил Кот.

«Да мне уж все равно», — вздохнула Алиса.

«Тогда все равно, куда идти», — промурчал Кот.

«Ну, лишь бы прийти куда-нибудь», — добавила Алиса, пытаясь как-то уточнить.

«Куда-нибудь прийти можно, только идти нужно», — объяснил Кот.

Алиса поняла, что с этим нельзя не согласиться, а потому попыталась задать другой вопрос: «А что за люди живут в округе?»

«Вон там живет Сапожник», — ответил Кот, помахав правой лапой и, помахивая левой, продолжил, — «А там — Мартовский Заяц. Наведайся к каждому, они оба ненормальные».

«Но я не хочу общаться с ненормальными», — заметила ему Алиса.

«Ну, уж ничего не поделаешь — мы все здесь ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная», — усмехнулся Кот.

«С чего вы взяли, что я ненормальная?» — удивилась Алиса.

«Должно быть, раз уж ты здесь», — объяснил Кот довольно просто.

Однако Алису такое объяснение вовсе не убедило. Тем не менее она не стала спорить, а задала очередной вопрос: «А с чего вы взяли, что сами-то ненормальные?»

«Начнем с того, например, что собака вполне нормальна. Согласна с этим?» — спросил Кот.

«Пожалуй, да», — согласилась Алиса.

«В таком случае», — продолжил Кот, — «как ты знаешь, собака рычит от злости и виляет хвостом от удовольствия. Я же рычу от удовольствия и виляю хвостом от злости. Значит, я ненормальный».

«Вообще-то я называю это не рычанием, а мурчанием», — поправила Алиса.

«Да называй чем хочешь», — сказал Кот и вдруг спросил, — «Идешь сегодня к Королеве на крокет?»

«Я б с удовольствием пошла, но меня не пригласили еще», — неуверенно ответила Алиса.

«Увидимся там», — муркнул Кот и исчез.

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

Кот лишь улыбнулся, когда заметил Алису. «Он выглядит добродушным», — подумала она; в то же время у него были очень длинные когти и великое множество зубов, что заставляло относиться к нему с уважением.

— Чеширский Кис-Кис, — начала она, довольно робко, ибо не знала, понравится ли ему это имя; однако кот лишь улыбнулся еще шире. «Кажется, пока что ему нравится», — подумала Алиса и продолжила: — Будьте добры, вы не подскажете мне дорогу отсюда?

— Это зависит главным образом от того, куда ты хочешь попасть, — сказал Кот.

— Мне не так уж важно, куда… — начала Алиса.

— Тогда неважно, какой дорогой идти, — сказал Кот.

— …я просто хочу попасть куда-нибудь, — добавила в качестве объяснения Алиса.

— Ну, туда ты наверняка попадешь, — сказал Кот, — если только будешь идти достаточно долго.

Алиса почувствовала, что возразить на это нечего, так что она попробовала задать другой вопрос:
— Что за народ живет поблизости?

— В том направлении, — сказал Кот, махнув правой лапой, — живет Шляпник; а в том направлении, — он махнул другой лапой, — живет Мартовский Заяц. Навести, кого хочешь; оба они сумасшедшие.[20]

— Но я не хочу идти к сумасшедшим, — заметила Алиса.

— Ну, тут уж ничего не поделаешь, — сказал Кот, — мы все здесь сумасшедшие. Я сумасшедший. Ты сумасшедшая.

— С чего вы взяли, что я сумасшедшая? — спросила Алиса.

— Это должно быть так, — сказал Кот, — иначе ты бы сюда не попала.

Алиса не думала, что это что-то доказывает; однако, она продолжала:
— И откуда вы знаете, что вы сумасшедший?

— Начнем с того, — сказал Кот, — что пес — не сумасшедший. Ты согласна?

— Думаю, да, — сказала Алиса.

— Тогда смотри, — продолжал Кот, — пес ворчит, когда сердит, и виляет хвостом, когда доволен. Я же ворчу, когда доволен, и виляю хвостом, когда сердит. Следовательно, я сумасшедший.

— Я называю это мурлыканьем, а не ворчанием, — возразила Алиса.

— Называй это, как хочешь, — сказал Кот. — Ты сегодня играешь в крокет с Королевой?

— Мне бы очень хотелось, — сказала Алиса, — но меня пока что не приглашали.

— Увидимся там, — сказал Кот и исчез.

Комментарий переводчика:

[20] В Англии существуют поговорки «безумен, как шляпник» и «безумен, как мартовский заяц». С зайцем все понятно — в марте у них брачный период — а вот почему шляпник? Оказывается, на протяжении долгого времени (даже еще и в XX веке) шляпники использовали при обработке фетра ртуть и часто становились жертвами ртутного отравления, при котором действительно поражается психика

.

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

Кот лишь ухмыльнулся, увидев Алису.
Она решила, что вид у него добродушный, но такие длинные когти и столько зубов, что с ним стоит обращаться повежливее.

— Чеширский Котик, — начала она довольно робко, так как не имела никакого понятия, является ли это его именем. Он, однако, расплылся в еще более широкой улыбке.
— Пожалуй, я ему угодила, — подумала Алиса и продолжила. — Скажите, пожалуйста, как бы мне отсюда выбраться?

— Это в значительной степени зависит от того, куда ты хочешь попасть, — ответил Кот.

— Мне, пожалуй, все равно куда, — сказала Алиса.

— В таком случае не имеет значения куда ты попадешь, — сказал Кот.

— …лишь бы добраться куда-нибудь, — добавила Алиса в качестве пояснения своих намерений.

— Ну, ты обязательно придешь куда-нибудь, — заметил Кот, — если будешь идти достаточно долго.

Возразить против этого было трудно, и Алиса попыталась зайти с другого конца.
— Что за люди здесь живут?

— Там, — сказал Кот, махнув правой лапой, — живет Шляпник, а там, — он махнул другой лапой, — живет Мартовский Заяц, Можешь пойти к любому из них — они оба чокнутые.

— Но мне совсем не хочется попасть к сумасшедшим, — сказала Алиса.

— Ну, тут уж ты ничего не сможешь изменить — мы тут все сумасшедшие — и я, и ты.

— Почему вы решили, что я помешанная? — спросила Алиса.

— Иначе ты бы сюда не пришла.

Алисе этот довод не показался достаточно веским, тем не менее она продолжала:
— А откуда вы знаете, что вы безумны?

— Предположим, — сказал Кот, — что собака не сумасшедшая. Вы можете себе это представить?

— Думаю, что да, — сказала Алиса.

— Ну, вот, вы же знаете, собака рычит когда злится и вертит хвостом, когда довольна. А я рычу, когда доволен и верчу хвостом, когда сердит. Следовательно, я безумен.

— Это называется мурлыканье, а не рычание, — возразила Алиса.

— Называйте как хотите, — сказал Кот. — Вы сегодня играете в крокет с Королевой?

— Мне бы очень хотелось, — сказала Алиса, — но я не была приглашена.

— Вы меня там увидите, — сказал Чеширский Кот и исчез.

____________________________________________________

Перевод Олега Хаславского (2002):

Кот расплывался в улыбке, глядя на Алису, и имел добродушный вид, как ей казалось, но у него были ОЧЕНЬ длинные когти и множество зубов, чувствовалось, что к нему следует относиться с уважением.

«Чеширская Киска» — сказала она не без опаски, поскольку не знала, понравится ли ему такое имя: улыбка кота стала при этом несколько шире. «Кажется, ему понравилось, — подумала Алиса и продолжала, — Не подскажите ли вы мне дорогу отсюда?».

«Это зависит от того, куда ты хочешь пойти» — сказал Кот.

«В принципе, неважно куда» — сказала Алиса.

«Но тогда неважно, какой дорогой» — сказал Кот.

«… лишь бы попасть куда-нибудь» — добавила Алиса для уточнения.

«Куда-нибудь ты попадешь в любом случае, — сказал Кот, — если будешь идти достаточно долго».

«Возразить на это было нечего, и Алиса задала другой вопрос: «Что за народ живет здесь?».

«В этом направлении, — сказал Кот, сделав круговое движение лапой, — живет Шляпник. А в этом, — он махнул другой лапой, — Мартовский Заяц. Навести кого хочешь, чокнутые оба».

«Но я не хочу иметь дела с сумасшедшими» — заметила Алиса.

«О, тут уж выбирать не приходится, — сказал Кот, — все мы тут чокнутые. Я чокнутый. Ты чокнутая».

«Почему вы решили, что я чокнутая?» — спросила Алиса.

«По определению, — сказал Кот, — будь ты нормальной, ты бы сюда не попала».

Алиса не находила доказательство достаточным, но продолжила: «А почему вы решили, что вы сумасшедший?».

«Начнем с того, — сказал Кот, — что собака не чокнутая. Допускаешь это?».

«В принципе да», — сказала Алиса.

«Так, хорошо, — продолжал Кот, — Смотри, собака рычит, когда раздражена, и машет хвостом, когда довольна. А я рычу, когда доволен, и машу хвостом, когда раздражен. Следовательно, я чокнутый».

«Я бы сказала, что урчите, а не рычите», — возразила Алиса.

«Назови это, как хочешь, — сказал Кот. – Ты играешь сегодня в крокет с Королевой?».

«Я бы очень хотела, — сказала Алиса, — но еще не получила приглашения».

«Увидимся у Королевы» — сказал Кот и растаял в воздухе.

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

На ближайшей ветке возник Сиамский Кот. Увидев Алису, он ощерился. Глядел он вполне миролюбиво, но его когтищи и зубищи поневоле внушали уважение.

— Сиамчик… — неуверенно сказала Алиса, не зная наперед, понравится ли ему такое обращение. Кот ободряюще улыбнулся. «Кажется, доволен, — подумала Алиса. — Вот и прекрасно».
И спросила:
— Не скажете ли вы, как мне лучше идти?

— Смотря куда, — ответил Кот.

— Мне все равно. Куда-нибудь.

— Вот и иди куда-нибудь.

— Лишь бы куда-нибудь попасть, — уточнила Алиса.

— Вот именно туда и попадешь, — заверил Кот.

Что ж, с этим трудно было не согласиться. Алиса решила сформулировать вопрос иначе:

— А кто здесь живет?

— Там, — Кот указал лапой направо, — живет дурной Сапожник, а там (указал налево) угорелый Заяц. Все равно, к кому идти: оба пьющие.
— Что пьющие? — не поняла Алиса.
— Чай, — ответил Кот.
— А почему Сапожник — дурной? — поинтересовалась Алиса.
— Видишь ли, — пояснил Кот, — все кругом в один голос говорили, что он дурной (то есть сапоги делает дурно), он и в самом деле таким стал. Настоящий сапожник! Вот он и запил с горя — как сапожник, разумеется. Горе чаем заливает (это у них теперь «чаем» называется!). Ну, а с Зайцем почти такая же история: все говорили, что он носится как угорелый, и представь — он потом действительно угорел в пьянваре.<1> С тех пор пьет чай вместе с Сапожником – остужается. А третья у них (пить-то втроем надо!) одна дура – Соня. Та все больше спит.
— Почему? — спросила Алиса.
— По пословице, — ответил Кот. – «Пьяный проспится, дурак – никогда». Впрочем, они ее все рано скоро догонят по дурости – весь ум пропили. А все потому что чокались.

— На что мне сумасшедшие! — сказала Алиса. — Не хочу я к ним!
— Ничего не поделаешь! — вздохнул Кот. — Все мы немного не в себе — и я, и ты. Ну, ничего. Чай, с дураками интереснее.

— Чай с дураками? — задумчиво произнесла Алиса. – Не знаю, не пила. А почему вы знаете, что я не в себе?

— Элементарно! – пояснил Кот. – Не выйдя из себя, ты бы сюда не попала.

— Вон как… — Алису это не очень-то убедило. — А вы почему не в себе?

— Тоже элементарно, — ответил Кот. — Возьмем пса — нормального, разумеется. Когда он сердится, то рычит, когда радуется – крутит хвостом. Итак, он — в себе. Я же, наоборот, бью хвостом, когда злюсь, и рычу, когда доволен. Вывод – я не в себе.

— По-моему, — возразила Алиса, — рычаньем это не назовешь – скорее мурлыканьем.

— Называй как хочешь, — молвил Кот. – Смысл не изменится. Будешь ты сегодня на крокете у Королевы?

— Неплохо бы, — ответила Алиса. – Но меня, увы, не звали.

— Я там появлюсь, — промурлыкал Кот и исчез.

 

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

1 — Слово «пьянварь» давно стало общеупотребительным. Я взял его из эпиграммы Н. Глазкова:

С чудным именем Глазкова
Я родился в пьянваре,
Нету месяца такого
Ни в каком календаре.

Н.И. Глазков – основоположник «небывализма», создатель новых слов, экспериментатор – личность очень «кэрролловского» типа

.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

Завидев Алиску, Кот заулыбался. Настроение у него, кажется, было хорошее. Зато когти — такие длинные, а во рту — столько зубов, что она прониклась к нему уважением.

— Кис — кис — кис! — робко сказала Алиска. («Ой, а можно его так?!»).
Кот улыбнулся ещё шире. «Доволен!» — подумала Алиска и продолжала:
— Вы не подскажите, как мне отсюда выбраться?

— Смотря, куда ты хочешь добраться, — ответил Кот.

— Вообще-то мне всё равно…

— Тогда всё равно, куда идти.

— … мне бы только куда-нибудь прийти, — договорила Алиска.

— Не беспокойся, — успокоил её Кот. — Если долго идти, обязательно куда-нибудь придёшь.

С этим Алиска была вполне согласна.

— А кто тут поблизости живёт? — спросила она.

— Налево пойдёшь — к Лопуху придёшь, — махнул Кот левой лапой.

— Так он же, наверно, растёт, а не живёт, — удивилась Алиска.

— Ну, что ты! Это же Лопоухий Заяц, по прозвищу Лопух. Он уже давно вырос. Лопух большой.

— А если направо?

— Направо пойдёшь — к Страннику придёшь, — махнул Кот правой лапой.

— Его, должно быть, нету дома, — предположила Алиска, — он, наверно, странствует?

— Да нет, Странник — домосед. Он шляпных дел мастер, а Странником его прозвали за странности: целыми днями шьёт всякие диковинные шляпы — цилиндры, котелки, и сам же их носит. В общем, у обоих не все дома.

— Мне бы с такими не хотелось встречаться, — проговорила Алиска.

— Ничего не попишешь, — ответил Кот. — Тут у всех не все дома. И у меня тоже. И у тебя.

— А у меня почему? — удивилась Алиса.

— Как почему? Ты же сейчас здесь, значит, дома тебя нет. Значит, дома у тебя не все, верно?

Алиска всё равно не согласилась, что у неё не все дома, но решила не спорить.

— А почему у вас не все дома?

— Нет ничего проще. Ты согласна, что собака без странностей?

— Согласна.

— Так вот. Когда у собаки хорошее настроение, у неё хвост морковкой, а когда плохое — она рычит. А у меня — наоборот: когда злюсь — хвост морковкой, а когда в настроении — рычу. Странный я…

— По-моему, вы не рычите, а мурлычете.

— Дело не в словах, а в сути дела, — сказал Кот. — Слушай, ты собираешься сегодня к Королеве на крокет?

— Я бы с удовольствием, — ответила Алиса, — только меня никто не приглашал…

— Там и увидимся, — сказал Кот и исчез.

 

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

При виде Алис Кот лишь улыбнулся. Выглядит добродушно,однако она думает: «Всё ж когти-то жутко длиннющие, да зубов полон рот», в общем, решила вести себя с ним поуважительней.

— Чеширский Котик. — начинает робко, ибо кто знает, понравится ль ему эдакое имечко: но тот лишь ещё шире расплылся в улыбке.
«Ага. пока доволен», думает Алис, и продолжила: «Скажите, пожалуйста, каким путём отсюда выбираться?»

— Во многом сие зависит от того, куда хочешь добрраться. — мурлычет тот.

— Да мне. в общем-то. всё равно, куда…

— Тогда без рразницы. каким путём добирраться.

— Ведь куда-нг/будь-то приду, — добавляет Алис в качестве объясненья.

— Вот уж непрременно — ежели только шагать достаточно долго.
Она понимает: да, не поспоришь; посему переходит к следующему вопросу: «Что за люди тут живут в округе?»

— Вон в том напрравленьи, — машет Кот правой лапой, — живёт Маячник; а в том, — взмах левой, — Майский Заяц. Заходи к любому: оба головой маются, то бишь без ума маячат.

— Но мне совсем неохота путешествовать среди безумастых.

— Эх, никуда не попррёшь. Мы тут все безумастые. Я безголовый. Ты безмозглая.

— С чевой’та вы решили, якобы я безмозглая?

— Наверрняка. Иначе б сюда не попала.

Алис эдакое доказательством вовсе не считает; однако продолжает допытываться: «А откуда знаете, мол сами безголовы?»

— Начнём хотя б от собачки — она ведь не безголовая. Прравильно?

— Положим, правильно.

— Хоррошо; далее: понимаешь ли, собака от злобы воррчит, а от ррадости метёт хвостом. Я же от ррадости воррчу, а от злобы мету хвостом. Значит, безголовый.

— Я называю это не ворчаньем, а мурчаньем.

— Называй как хошь. Ты в шарры сегодня с Корролевой игрраешь?

— Очень бы хотела, но ещё не звана.

— До встрречи там, — сказал Кот и исчез.

 

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

Кот только улыбнулся, когда увидел Алису. Он выглядел добродушным, но при этом у него были очень длинные когти и огромное множество зубов, так что Алиса поняла, что с ним следует обращаться поуважительней.

— Чеширский Кис, — обратилась она к нему с некоторой робостью, потому что не знала, будет ли ему приятно такое обращение. Однако, он, кажется, только улыбнулся чуть шире. «Ну что ж, пока он доволен», — подумала Алиса и продолжила: — Не скажете ли, как мне лучше идти дальше?

— Это зависит от того, куда ты хочешь попасть, — ответил Кот.

— Для меня не важно, куда… — сказала Алиса.

— Тогда, столь же неважно и — как, — подытожил Кот.

— … лишь бы дойти до чего-нибудь, — добавила Алиса, чтобы получше объяснить.

— О, до чего-нибудь ты в любом случае дойдёшь, — кивнул Кот. — Если только будешь идти достаточно долго, чтобы дойти до чего-нибудь.

Алиса почувствовала, что на это нечего возразить и решила задать другой вопрос.

— А что за люди живут в округе? — поинтересовалась она.

— В том направлении, — сказал Кот, помахав правой лапой, — живет Шляпник, а в том, — он помахал левой, — Мартовский Заяц. Можешь погостить у любого из них, если хочешь — они оба одинаково сумасшедшие.

— Но я не хочу общаться с сумасшедшими, — заметила Алиса.

— Ну, тут ничего не поделаешь, — сказал Кот. — Мы все здесь сумасшедшие. Я сумасшедший. Ты сумасшедшая.

— С чего вы взяли, что я сумасшедшая? — удивилась Алиса.

— Ты должна быть ею, — ответил Кот. — В противном случае ты не пришла бы сюда.

Алиса не думала, что это вообще что-нибудь доказывает, однако продолжала:

— А откуда вы знаете, что вы сумасшедший?

— Начнем с того, — отвечал Кот, — что собака не сумасшедшая. Ты согласна?

— Полагаю, да, — сказала Алиса.

— Ну, тогда, — продолжил Кот, — сама подумай: собака ворчит, когда сердится, и машет хвостом, когда довольна. И возьмём меня: я ворчу, когда доволен, и машу хвостом, когда сердит.

— Я называю это мурлыканьем, а не ворчанием, — заметила Алиса.

— Называй это, как тебе нравится, — пожал плечами Кот. — Ты играешь с Королевой в крокет сегодня?

— Я очень хотела бы, — ответила Алиса, — но меня не приглашали.

— Увидимся там, — сказал Кот и исчез.

 

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

Кот лишь заулыбался, увидев Алису. Ей он показался приветливым; но при этом у него были очень длинные когти и множество зубов, поэтому она решила, что он требует особого обхождения.

«Чеширский Киска», — начала она, оробев, будучи не совсем уверена, придётся ли ему по вкусу это обращение: тот же только заулыбался пошире. «Э, пока ему нравится», — подумала Алиса и продолжила, — «Скажите, пожалуйста, как мне отсюда выйти?»

«В значительной степени это зависит от того, куда вы хотите попасть», — сказал Кот.

«Мне особенно не важно, куда —«, — промолвила Алиса.

«Тогда не имеет значения, каким путём вы пойдёте», — сказал Кот.

«И я при этом я куда-то попаду», догадалась Алиса.

Она сочла, что этого уж никак нельзя не признать, и попыталась задать другой вопрос, — «Что за люди здесь живут?»

«В этом направлении», — ответил Кот, махав вокруг себя правой лапой, — «живёт Болванщик; а в том», — он взмахнул другой лапой, — «живёт Мартовский Заяц. Зайдёмте, если хотите; оба они свихнувшиеся».

«Не хватало мне ещё оказаться среди свихнувшихся», — заметила Алиса.

«О, тут уж ничего не поделаешь», — сказал Кот, — «мы все здесь свихнувшиеся. Я свихнувшийся. Вы свихнувшаяся».

«С чего вы взяли, что я свихнувшаяся?» заинтересовалась Алиса.

«Это обязательно», — сказал Кот, — «иначе вас бы здесь не было».

Алисе этот довод не показался достаточно веским, но теперь она спросила: «А с чего вы взяли, что вы свихнувшийся?»

«Начнём с того», сказал Кот, — «что собака не свихнувшаяся. Допускаете?»

«Похоже», — призналась Алиса.

«Так вот», — продолжал Кот, — «вы знаете, собака рычит, когда сердится, и виляет хвостом, когда довольна. А я рычу, когда доволен, а виляю хвостом, когда сержусь. Поэтому я и свихнувшийся».

«Я называю это не рычать, а мурлыкать», — поправила Алиса.

«Называйте, как вам угодно», — ответил Кот: «Вы сегодня играете в крокет с Королевой?»

«Мне бы очень хотелось», — сказала Алиса, — «Но меня ещё не пригласили».

«Там вы меня увидите», — сказал Кот и исчез.

 

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Кіт лише посміхнувся, коли побачив Алісу. «На вигляд він досить добродушний,- подумала вона.- Але у нього такі довгі кігті і так багато зубів, що краще ставитися до нього з повагою», вирішила вона.

— Котику Сміюнчику! — нерішуче почала вона, бо’ не знала, чи сподобається тому таке ім’я. Але Кіт ще дужче посміхнувся. «Поки що йому це до вподоби», подумала Аліса і продовжувала: — Будь ласка, чи не скажете ви мені, якою дорогою можна вийти звідси?

— Це в великій мірі залежить від того, куди ти хочеш попасти,- відповів Кіт.

— Мені однаково, куди…- пояснила Аліса.

— Тоді не має значення, якою дорогою ти підеш,- зауважив Кіт.

— …аби я попала куди-небудь, — додала Аліса на пояснення.

— О, куди-небудь ти обов’язково попадеш, — сказав Кіт, — якщо будеш іти достатньо довго.

Аліса почувала, що проти цього нічого заперечити, тому вона спробувала поставити запитання інакше:

— Хто живе в цих місцях?

— В тому напрямі, — сказав Кіт, махнувши правою лапою, — живе Капелюшник, а в тому, — махнув другою лапою, — живе Солоний Заєць. Відвідай кого хочеш з них. Вони обидва божевільні.

— Ну, я не хочу іти до божевільних, — зауважила Аліса.

— О, тут уже нічого не вдієш, — сказав Кіт, — ми всі тут божевільні. Я божевільний, та й ти теж божевільна.

— Звідки ви знаєте, що я божевільна? — запитала Аліса.

— Ти повинна бути божевільною, — пояснив Кіт, — інакше ти б не прийшла сюди.

Аліса зовсім не вважала це за доказ, проте продовжувала:
— А звідки ви знаєте, що ви божевільні?

— Почнемо з того, — промовив Кіт, — що собаки не божевільні. Ти згодна з цим?

— Припустимо, що так,- погодилася Аліса.

— Ну, в такому разі, — продовжував Кіт, — розумієш, собака гарчить, коли сердиться, і крутить хвостом, коли задоволена. А я гарчу, коли задоволений, а кручу хвостом, коли серджуся. Ось чому я божевільний.

— Я називаю це мурчанням, а не гарчанням, — заперечила Аліса.

— Називай, як тобі завгодно,- сказав Кіт.- Ти сьогодні граєш з Королевою в крокет?

— Мені б дуже хотілося,- промовила Аліса,- але мене ще не запросили.

— Там побачимося,- зауважив Кіт і зник.

 

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Кіт натомість лише усміхнувся.
«На вигляд наче добродушний, — подумала Аліса, — але які в нього пазурі та зуби!.. Варто з ним триматися шанобливо».

— Мурчику-Чеширчику, — непевно почала вона, не знаючи, чи сподобається йому таке звертання.
Кіт, однак, знову всміхнувся, тільки трохи ширше.
«Ніби сподобалося,» — подумала Аліса, й повела далі:
— Чи не були б ви такі ласкаві сказати, як мені звідси вибратися?

— Залежить, куди йти, — відказав Кіт.

— Власне, мені однаково, куди йти… — почала Аліса.

— Тоді й однаково, яким шляхом, — зауважив Кіт.

-… аби лиш кудись дійти, — докінчила Аліса.

— О, кудись та дійдеш, — сказав Кіт. — Треба тільки достатньо пройти.

Цьому годі було заперечити, тож Аліса спитала дещо інше:
— А які тут люди проживають?

— Он там, — Кіт махнув правою лапою, — живе Капелюшник, — а отам (він махнув лівою) — Шалений Заєць. — Завітай до кого хочеш: у них обох не всі вдома*.

— Але я з такими не товаришую, — зауважила Аліса.

— Іншої ради нема, — сказав Кіт. — У нас у всіх не всі вдома. У мене не всі вдома. У тебе не всі вдома.

— Хто сказав, що у мене не всі вдома? — запитала Аліса.

— Якщо у тебе всі вдома, — сказав Кіт, — то чого ти тут?

Аліса вважала, що це ще ніякий не доказ, проте не стала сперечатися, а лише спитала:
— А хто сказав, що у вас не всі вдома?

— Почнімо з собаки, — мовив Кіт. — Як гадаєш, у собаки всі вдома?

— Мабуть, так, — сказала Аліса.

— А тепер — дивися, — вів далі Кіт. — Собака спересердя гарчить, а з утіхи меле хвостом. А я мелю хвостом — спересердя, а від радощів гарчу. Отже, у мене не всі вдома.

— Я називаю це мурчанням, а не гарчанням, — зауважила Аліса.

— Називай як хочеш, — відказав Кіт. — Чи граєш ти сьогодні в крокет у Королеви?

— Я б залюбки, — відповіла Аліса, — тільки мене ще не запрошено.

— Побачимося там, — кинув Кіт і щез із очей.

Коментар перекладача:

* — В Англії широко популярні приказки «mad as a hatter», «mad as a March hare («божевільний, як капелюшник», «казиться, як березневий заєць ). Саме ці приказки й «породили» Керролових персонажів. Капелюшники й справді часто божеволіли: отруєння ртуттю, яку вони використовували, обробляючи фетр, часто спричинювало галюцинації.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

Выглядаў ён зычліва, хоць кіпці ў яго былі некароткія і зубоў — поўны рот. Алеся вырашыла, што ставіцца да яго трэба паважліва.

— Чэшырскі Кіціська! — нясьмела пачала Алеся, бо зусім ня мела пэўнасьці, ці ўпадабае ён такі зварот, але ўсьмешка ягоная толькі пашырылася.

“Ага! Яму гэта падабаецца”, — зазначыла Алеся і працягвала:

— Ці не падкажаце Вы, кудою адсюль ісьці?

— Гэта залежыць ад таго, куды ты хочаш патрапіць, — адказаў Кот.

— Ды мне, бадай што, бяз розьніцы, — разважыла Алеся.

— Тады ўсё роўна кудою, — сказаў Кот.

— …калі я толькі куды патраплю, — патлумачыла Алеся.

— Куды-небудзь пэўна што патрапіш,[0609] — запэўніў яе Кот, — калі толькі будзеш ісьці досыць доўга.

Алеся адчула, што адмовіць яму ў рацыі цяжка, таму паспрабавала задаць яшчэ адно пытаньне:

— А якія людзі там жывуць?

— У тым баку, — сказаў Кот, паказваючы некуды праваю лапаю, — жыве Шапавал; а ў тым, — ён узьняў левую, — жыве Марцовы Заяц. Можаш наведаць каго хочаш — абодва вар’яты.[0610]

— Чаго гэта мне хадзіць да вар’ятаў? — запярэчыла Алеся.

— А што ты зробіш! — прамармытаў Кот. — Мы ўсе тут вар’яты. І ты. І я.

— Адкуль Вы ведаеце, што я вар’ятка? — спыталася Алеся.

— А хто ты яшчэ? — зьдзівіўся Кот. — Іначай ты б сюды ня трапіла.

Алесю такое тлумачэньне ня дужа пераконвала, і ўсё ж яна працягвала:

— А скуль Вы ведаеце, што Вы вар’ят?

— Пачнём з сабакі — ён не вар’ят. Ты згодная, што сабака ў сваім розуме?[0611]

— Думаю, што так, — адказала Алеся.

— А цяпер глядзі, — працягваў Кот, — сабака, як ведама, гырчыць, калі злуе, і махае хвастом, калі задаволены. А я гырчу, калі задаволены, і махаю хвастом, калі злую. Выходзіць, я вар’ят.

— Па-мойму, Вы мурчыцё, а не гырчыцё, — удакладніла Алеся.

— Называй гэта як хочаш, якая розьніца, — прамурчаў Кот. — Ты пойдзеш сёньня на кракет да Каралевы?

— Мне б вельмі хацелася, — сказала Алеся, — але мяне туды яшчэ не запрасілі.

— Убачымся там, — дадаў Кот і растаў у паветры.

Заувагі Юрася Пацюпы:

0609 — Куды-небудзь пэўна што патрапіш… — Гутарка Алесі і Ката асацыюецца з ірляндзкаю прымаўкаю пра дзьве брудныя дарогі: “Якую ні выбераш — захочаш пайсьці па іншай”. Джон Кемэні бачыць у гутарцы альтэрнатыву паміж навукаю і этыкаю: навука ня можа даць параду, куды ісьці, але таму, хто ўжо зрабіў выбар, яна можа падказаць, як ісьці найлепш.

0610 — …абодва вар’яты. — У ангельскай мове існавалі ўстойлівыя выразы: “шалёны як шапавал”, “шалёны як марцовы заяц”. Рэч у тым, што шапавалы, ужываючы ртуць пры вырабе капелюшоў, сапраўды “прафэсійна” труціліся, што прыводзіла да сутаргаў, парушэньняў маўленьня, галюцынацыяў і г.д. А зайцы, як ведама, у сакавіку паводзяцца вельмі актыўна і дзіўна для вонкавага назіральніка.

0611 — Пачнём з сабакі — ён не вар’ят. Ты згодная, што сабака ў сваім розуме? — Імітуецца манера сакратаўскага дыялёгу, калі праціўнік падводзіцца да пэўнага няўхільнага лягічнага рашэньня.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

Ён усміхаючыся пазіраў на Алісу і з яе пункту гледжання выглядаў даволі добразычліва, хаця меў вязізныя кіпцюры і шмат зубоў. Таму яна вырашыла быць з ім паважлівай.
— А Кацеечка ты ж мой Чашырскі,- пачала яна ветліва, не ведаючы, ці спадабаецца яму такі зварот, але каціная ўсмешка толькі пашырылася. Вырашыўшы, што ён не супраць, Аліса працягнула,- Ці ж не мог бы ты мне падказаць, куды мне ісці далей?
— Залежыць ад таго, куды ты жадаеш патрапіць,- адказаў Кот.
— Мне няма розніцы, куды ісці..,- сказала Аліса..
— Тады, усё роўна куды ты пойдзеш,- заўважыў Кот.
-…абы патрапіць, хоць куды-небудзь,- дадала, каб патлумачыць Аліса.
— Кудысьці ты абавязкова патрапіш,- адказаў Кот,- асабліва калі будеш ісці дастаткова доўга.
Аліса разумела, што ён мае рацыю, таму вырашыла пайсці іншым шляхам і задала другое пытанне:
— А што за народ тут жыве?
— У ГЭТЫМ баку,- паказаў Кот направа,- жывець Капялюшнік, а у ТЫМ,- і ён указаў у супрацлеглы бок, — Сакавіцкі Заяц. Выбірай каго хочаш: абодва вар’яты.
— Вой! Штось мне не хочацца ісці да вар’ятаў,- заўважыла Аліса.
— А тутака нічым дапамагчы нельга,- сказаў Кот,- таму што тут усе сшалелыя. І я. І ты.
— А чаму ты вырашыў, што я сшалелая?- спыталася Аліса
— А як жа ж інакш,- заўважыў Кот,- ты сюды патрапіла?
Шляхетна кажучы, гэткі адказ Алісу не задаволіў, таму яна працягнула:
— А чаму ты сам сябе лічыш шалёнцам?
— Ну, тут ўсё зразумела,- адказаў Кот,- уяві сабе, сабака ж — не бязглузды. Так?
— Ну!- згадзілася Аліса.- Уяўляю!
— А цяпер глядзі,- тлумачыў Кот,- сабака гыркоча, калі злы і віляе хвастом, калі задаволены. Так? А я машу хвастом, калі злы і гыркаю, калі задаволены. То бок, я — вар’ят!
— Ты хутчей варкочаш, а не гыркочаш,- заўважыла Аліса.
— Называй, як хочаш, але…- сказаў Кот.- Між іншым, ці ідзеш ты сёння на кракет да Каралевы?
— Мамачкі!.. Вельмі б хацела,- прамовіла Аліса,- але не маю запрашэння!
— Сустрэнемся там,-сказаў Кот і знік.

____________________________________________________

Д. И. Ермолович.
Отрывок из статьи «Кто украл пирожные из Страны Чудес, или Беззубая улыбка Чеширского Кота».
Опубликовано в журнале «Мосты» №1(49)–2 (50), 2016:

Для сравнительного анализа в комментариях к двуязычному изданию было отобрано семь переводов XIX и XX века. Привожу их ниже вместе с аббревиатурами, которые для краткости буду использовать далее (полные выходные данные издании? см. в Библиографии в конце статьи):
АМ — перевод-переложение «Соня в царстве дива», изданный типографией А. Мамонтова (предположительно выполнен О. И. Тимирязевой) в 1879 г.;
АР — перевод А. Рождественскои?, изданныи? анонимно в 1911 г.;
АЩ — перевод А. Щербакова, изданный в 1977 г.;
БЗ — пересказ Б. Заходера, изданный в 1979 г.;
ВН — перевод-переложение «Аня в Стране Чудес» В. В. Набокова, изданный под псевдонимом В. Сирин в 1923 г.;
НД — перевод Н. М. Демуровои?, изданный в 1978 г.;
ОГ — перевод А. П. Оленича-Гнененко, изданный в 1960 г.;
СМ — перевод С. Я. Маршака (стихи, включенные в перевод НД).
Сочетанием ДЕ я буду помечать цитаты из собственного перевода. Чеширский Кот размыкает губы

А сейчас поговорим о Чеширском Коте. И даже не об имени этого персонажа, хотя его русский эквивалент устоялся не сразу: в версии АМ это Сибирская кошка, у АР – честерский кот, у ВН – Масленичный кот. Автор последнего варианта отталкивался от русской пословицы «Не всё коту масленица»:

– Не всегда коту масленица, – ответила Герцогиня. – Моему же коту – всегда. Вот он и ухмыляется. (ВН)

Честно говоря, объяснение не очень логичное, поскольку остается неясным, отчего это коту Герцогини «всегда масленица». В молодости мне приходил в голову вариант Ротдоуширский кот, и я бы, не исключаю, использовал его в своем переводе, если бы Чеширский Кот не стал уже хорошо известным и популярным персонажем в России. Сегодня уже нет смысла подвергать это имя какой-то переделке.

Но сейчас речь не об имени, а об улыбке Чеширского Кота. Замечали ли вы, что художники стран английского языка рисуют этого кота очень зубастым, а русские художники – отнюдь нет?
На рисунке — Чеширский Кот Уолта Диснея из фильма 1951 года.

Cat_disney

Наиболее зубастым и страшным этот персонаж оказался в фильме Тима Бертона.

Cat_burton

А вот как выглядит этот персонаж на рисунках наших художников – Г. Калиновского

cat_kalin

 и М. Карабанова.

cat_karab

В России чеширские коты улыбаются, как правило, беззубо.
Причины таких отличий связаны с проблемами семантики и перевода. Вспомним тот контекст, в котором в сказке возникает речь об улыбке Чеширского Кота.

The only two creatures in the kitchen, that did not sneeze, were the cook, and a large cat, which was lying on the hearth and grinning from ear to ear.
“Please would you tell me,” said Alice, a little timidly, for she was not quite sure whether it was good manners for her to speak first, “why your cat grins like that?”

По-английски улыбка Кота обозначена словом grin, и только оно употребляется в отношении этого персонажа на протяжении всей книги. Вот как выглядит этот фрагмент в переводе ВН:

Единственные два существа на кухне, которые не чихали, были кухарка и небольшой кот, который сидел у плиты и широко ухмылялся.
– Будьте добры мне объяснить, – сказала Аня робко, так как не знала, учтиво ли с ее стороны заговорить первой. – Почему это ваш кот ухмыляется так? (ВН)

Чем объясняется выбор Набоковым глагола ухмыляться, неизвестно, но он крайне неточен. Ведь это слово по-русски предполагает легкую, причем чаще всего насмешливую, улыбку с небольшим растягиванием или искривлением губ. Строго говоря, сочетание широко ухмылялся – это оксюморон. Все остальные русские переводчики использовали слова улыбаться, улыбка. Но и это слово не исчерпывает семантику кэрроловского текста.

Всё-таки не зря в английском языке имеется два разных слова для обозначения улыбки: smile и grin. Grin – это не просто ‘улыбаться’. По словарю Merriam-Webster, это ‘draw back the lips so as to show the teeth’, то есть ‘улыбаться, обнажая зубы’. Недаром Кэрролл неоднократно отмечает, что у кота рот был полон зубов. Зубастость Чеширского Кота – его важная визуальная характеристика, и поэтому просто написать, что кот «улыбался», – значит допустить семантическую неточность в переводе, которая дезориентирует читателя, не говоря уже об иллюстраторах.
Я счел важным передать «выпадающий» оттенок значения лексически – назвал неявное в явной форме, применив прием, который Я. И. Рецкер и Л. С. Бархударов называли «добавлением слов по лексическим причинам»:

Не чихали в этои? кухне только двое: кухарка да огромныи? кот, которыи? сидел у камина и улыбался до ушеи?, скаля зубы. (ДЕ)

Ну, и изобразил я этого кота, разумеется, зубастым, хотя, может быть, и не с такой страшной пастью, как Тим Бертон.

2015_yermolovich_ris_Cat_Cook

.

 

____________________________________________________

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>