«Алиса в Стране Чудес» — 5.3. Чудесный гриб

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1907_Robinson_055
Рис. C. Robinson.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

The Caterpillar was the first to speak.

What size do you want to be?’ it asked.

‘Oh, I’m not particular as to size,’ Alice hastily replied; ‘only one doesn’t like changing so often, you know.’

‘I DON’T know,’ said the Caterpillar.

Alice said nothing: she had never been so much contradicted in her life before, and she felt that she was losing her temper.

‘Are you content now?’ said the Caterpillar.

‘Well, I should like to be a LITTLE larger, sir, if you wouldn’t mind,’ said Alice: ‘three inches is such a wretched height to be.’

‘It is a very good height indeed!’ said the Caterpillar angrily, rearing itself upright as it spoke (it was exactly three inches high).

‘But I’m not used to it!’ pleaded poor Alice in a piteous tone. And she thought of herself, ‘I wish the creatures wouldn’t be so easily offended!’

‘You’ll get used to it in time,’ said the Caterpillar; and it put the hookah into its mouth and began smoking again.

This time Alice waited patiently until it chose to speak again. In a minute or two the Caterpillar took the hookah out of its mouth and yawned once or twice, and shook itself. Then it got down off the mushroom, and crawled away in the grass, merely remarking as it went, ‘One side will make you grow taller, and the other side will make you grow shorter.’

‘One side of WHAT? The other side of WHAT?’ thought Alice to herself.

‘Of the mushroom,’ said the Caterpillar, just as if she had asked it aloud; and in another moment it was out of sight.

Alice remained looking thoughtfully at the mushroom for a minute, trying to make out which were the two sides of it; and as it was perfectly round, she found this a very difficult question. However, at last she stretched her arms round it as far as they would go, and broke off a bit of the edge with each hand.

‘And now which is which?’ she said to herself, and nibbled a little of the right-hand bit to try the effect: the next moment she felt a violent blow underneath her chin: it had struck her foot!

She was a good deal frightened by this very sudden change, but she felt that there was no time to be lost, as she was shrinking rapidly; so she set to work at once to eat some of the other bit. Her chin was pressed so closely against her foot, that there was hardly room to open her mouth; but she did it at last, and managed to swallow a morsel of the lefthand bit.

*    *    *    *    *    *    *
*    *    *    *    *    *
*    *    *    *    *    *    *

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Наступило молчание.

– А какого роста ты хочешь быть? – спросила, наконец, Гусеница.

– Ах, все равно, – быстро сказала Алиса. – Только, знаете, так неприятно все время меняться…

– Не знаю, – отрезала Гусеница.

Алиса молчала: никогда в жизни ей столько не перечили, и она чувствовала, что теряет терпение.

– А теперь ты довольна? – спросила Гусеница.

– Если вы не возражаете, сударыня, – отвечала Алиса, – мне бы хотелось хоть капельку подрасти. Три дюйма – такой ужасный рост!

– Это прекрасный рост! – сердито закричала Гусеница и вытянулась во всю длину. (В ней было ровно три дюйма.)

– Но я к нему не привыкла! – жалобно протянула бедная Алиса. А про себя подумала: «До чего они тут все обидчивые!»

– Со временем привыкнешь, – возразила Гусеница, сунула кальян в рот и выпустила дым в воздух.

Алиса терпеливо ждала, пока Гусеница не соблаговолит снова обратить на нее внимание. Минуты через две та вынула кальян изо рта, зевнула – раз, другой – и потянулась. Потом она сползла с гриба и скрылась в траве, бросив Алисе на прощанье:
– Откусишь с одной стороны – подрастешь, с другой – уменьшишься! <34>

– С одной стороны чего? – подумала Алиса. – С другой стороны чего?

– Гриба, – ответила Гусеница, словно услышав вопрос, и исчезла из виду.

С минуту Алиса задумчиво смотрела на гриб, пытаясь определить, где у него одна сторона, а где – другая; гриб был круглый, и это совсем сбило ее с толку. Наконец, она решилась: обхватила гриб руками и отломила с каждой стороны по кусочку.

– Интересно, какой из них какой? – подумала она и откусила немножко от того, который держала в правой руке. В ту же минуту она почувствовала сильный удар снизу в подбородок: он стукнулся о ноги!

Столь внезапная перемена очень ее напугала; нельзя было терять ни минуты, ибо она стремительно уменьшалась. Алиса взялась за другой кусок, но подбородок ее так прочно прижало к ногам, что она никак не могла открыть рот. Наконец, ей это удалось – и она откусила немного гриба из левой руки.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Из примечаний М. Гарднера:

34 — В «Приключениях Алисы под землей» Гусеница говорит Алисе, что, откусив от шляпки гриба, она вырастет, откусив же от ножки, – уменьшится ростом.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Первым заговорил Гусеница.
‘Какого размера ты хочешь быть?’ спросил он.
‘О, я не привередлива, что касается размера,’ поспешно ответила Алиса; ‘единственно, мне не нравится изменяться так часто, знаете ли.’
‘Я не знаю,’ сказал Гусеница.

Алиса ничего не сказала: ей никогда прежде в жизни не перечили так много, и она почувствовала, что она теряет терпение/самообладание.

‘Ну, мне бы хотелось быть чуточку побольше, если вы не против,’ сказала Алиса: ‘три дюйма — это такой жалкий рост.’
‘На самом деле это очень хороший рост!’ сказал Гусеница сердито, поднимаясь во весь рот, пока он говорил (он был точно трех дюймов ростом).

‘Но я не привыкла к нему!’ взмолилась несчастная Алиса жалобным голосом. А про себя она подумала, ‘Как бы мне хотелось, чтобы все эти существа не были такими обидчивыми!’
‘Ты привыкнешь к нему со временем,’ сказал Гусеница, и он вложил кальян себе в рот и снова начал курить).

На этот раз Алиса терпеливо ждала, пока тот не соизволит заговорить снова. Через минуту или две Гусеница вынул кальян изо рта и раз или два зевнул, и встряхнулся. Затем он слез с гриба и уполз в траву, только и заметив на ходу, ‘Одна сторона сделает тебя выше, а другая сторона сделает тебя ниже.’

‘Одна сторона чего? Другая сторона чего?’ подумала про себя Алиса.
‘Гриба,’ ответил Гусеница, так, словно /Алиса/ спросила вслух; и в следующий миг он исчез из виду).

Алиса осталась и задумчиво смотрела на гриб в течение минуты, пытаясь понять, где у него одна сторона, а где другая; и, так как он был совершенно круглым, она сочла этот вопрос очень сложным. Как бы то ни было, наконец она вытянула обе руки, так далеко, как только смогла, и обхватила гриб, и отломила каждой рукой по кусочку с каждого края /гриба/.

‘И вот, какой из них какой?’ сказала она про себя и откусила немного от кусочка, /который она держала/ в правой руке, чтобы испытать его действие: в следующее мгновение она почувствовала сильный удар снизу в подбородок: он ударился о ее ногу!

Она была очень испугана такой внезапной переменой, но она чувствовала, что нельзя было терять времени, потому что она стремительно уменьшалась; так что она тут же принялась есть немного от другого куска /гриба/. Ее подбородок был так плотно прижат к ее ноге, что едва было место, /чтобы она смогла/ открыть рот; но она сделала это, наконец, и ей удалось проглотить кусочек от того куска /гриба, который она держала/ в левой руке.

.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Оба замолчали.

„На сколько хочешь вырасти?» заговорил червяк.

„Мне бы все равно, лишь бы не меняться беспрестанно; это, знаете, очень скучно».

„Не знаю», сказал червяк.

„Все дразнится», думает Соня, и так ей досадно стало, чуть не рассердилась; однако, смолчала.

„Чего тебя еще надо?»

„Хоть бы мне чуточку прибавить росту, сударь, если можно», просит Соня, „а то два вершка, что это за рост!»

„Рост прекрасный», сердито молвил червяк и вытянулся во всю свою длину; (в нем было ровно два вершка).

«Но я ведь к этому не привыкла!» жалобно взмолилась Соня, а сама думает:»какие же они, право, все обидчивые.»

„Привыкнешь», протянул червяк, сунул трубку в рот и принялся курить.

Соня стоит перед ним, терпеливо выжидает, не заговорит ли опять червяк. Минут чрез пять он выпустил трубку, раза два зевнул, встряхнулся, потом медленно стал спускаться с гриба, и пополз в траву; ползет и бормочет: „с одного бока отгрызешь, станешь больше; с другого отгрызешь — станешь меньше».

„Чего отгрызть? с чьего бока?» думает озадаченная Соня.

«Гриба», шепнул червяк, будто в ответ на ее мысль, и вскоре скрылся в густой траве.

„Вот задача, так задача!» раздумалась Соня; глядит на гриб, соображает, с какого бока подойти к нему. Ведь он весь круглый, как тут разберешь бока! Думала, думала, наконец придумала: обняла гриб обеими руками и каждой рукой отломила от обеих стороны по кусочку.

„Дело теперь в том», рассуждает она, „от которого кусочка отгрызть, от левого или от правого?» Попробовала от правого — вдруг чувствует удар. Что такое? — Подбородок у нее встретился с ногами.

Перепугалась Соня и, не теряя времени, поскорее взялась за кусочек в левой руке; едва справилась разинуть рот, так она вся сплюснулась; однако, приловчилась, кое-как просунула в рот, отгрызла, проглотила…

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 На несколько минуть наступило молчание.

— Какого же роста тебе хотелось бы быть? — спросил червяк.

— Главное дело даже не в росте, — быстро ответила Алиса. — Неприятнее всего, как ты знаешь, меняться так часто.

— Я этого не знаю, — сказал червяк.

Алиса промолчала. Никогда до сих пор
никто ей так не противоречил и не обрывал ее так на каждом слове. Она почувствовала, что, теряет терпение.

— А довольна ты своим теперешним ростом? — спросил червяк.

— Мне хотелось бы быть немножко повыше, — ответила Алиса. — Полтора вершка — что же это за рост!

— Это, напротив, прекрасный рост! — с досадой проговорил червяк и, встав на гриб, вытянулся во  всю длину.  Он был как раз в полтора вершка.

— Но я не привыкла к такому росту! — жалобно проговорила бедная Алиса и подумала про себя: «Какие они все здесь обидчивые!»

— Со временем привыкнете,- спокойно сказал червяк и снова принялся курить.

Алиса стояла и терпеливо ждала, когда ему вздумается заговорить. Минуты через две червяк перестал курить, зевнул раза два и встряхнулся.  Потом он спустился
с гриба и пополз в траву, загадочно проговорив:
— Одна сторона сделает тебя выше, другая ниже.

— Одна сторона чего? Другая сторона чего? — крикнула ему Алиса.

— Гриба, — ответил червяк и пропал из вида в следующий миг.

Несколько времени Алиса задумчиво глядела на гриб, стараясь догадаться, где у него правая и где левая сторона. Так как он был совершенно круглый,  то она никак не могла решить это. Наконец, она обхватила его обеими руками, насколько могла дальше, и отломила каждой рукой по кусочку от края грибной шапочки.

— Ну, будь, что будет! — сказала Алиса и откусила немножко от кусочка, который был у нее в правой руке. В ту же минуту она почувствовала, как что-то сильно ударило ее под подбородок; он стукнулся об ее ноги.

Такая неожиданная перемена страшно перепугала Алису. Нельзя было терять ни минуты. Чувствуя, что делается ниже и ниже, она торопливо поднесла ко рту другой кусочек. Ее подбородок так плотно прижимался к ногам, что она едва могла открыть рот. Наконец, это все-таки удалось ей, и она проглотила кусочек гриба из левой руки.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

И на несколько минут наступило молчание. Червяк заговорил первый:

— Какого роста вам надо быть? — спросил он.

— О, я не особенно разборчива на этот счет, — быстро заявила Алиса, — только не хотелось бы меняться в росте так часто, знаете ли.

— Я не знаю, — сказал Червяк.

Алиса ничего не возразила. Еще никогда за всю ее жизнь ей так не противоречили, и она начинала терять терпенье.

— Теперь вы довольны своим ростом? — спросил Червяк.

— Ну, конечно, мне хотелось бы быть немножечко побольше, сэр, если вам это все равно, — сказала Алиса, — три дюйма — это такой жалкий рост.

— Самый настоящий рост! — сердито возразить Червяк, поднявшись при этих словах во всю свою длину. (В нем было как раз три дюйма).

— Но я не привыкла к такому росту! — оправдывалась Алиса жалобно. И подумала про себя:
— Как неприятно, что всё они так легко обижаются!

— Вы привыкнете к нему со временем, — сказал Червяк и засунув чубук себе в рот, снова принялся курить.

На этот раз Алиса стала терпеливо ждать, когда он соблаговолит заговорить. Через минуту или две Червяк вынул чубук изо рта, зевнул раз или два и встряхнулся. Потом сполз с гриба и пополз в траву, проронив на ходу следующие слова:

— Одна сторона заставит вас выроста, а другая — уменьшиться,

.— Одна сторона чего? Другая сторона чего? — подумала с беспокойством Алиса.

— Гриба, — произнес Червяк, как будто бы она задала свой вопрос вслух. В следующее затем мгновение Червяк исчез из вида.

Алиса постояла с минуту, задумчиво смотря на гриб, и стараясь понять, где его две стороны.

Так как гриб был совершенно круглый, то этот вопрос очень затруднил ее. В конце концов, однако, она обхватила вытянутыми руками шапку гриба, насколько хватило рук, и каждою из них отломила по куску от края шапочки.

— А теперь интересно знать, которая сторона, которая?— сказала она самой себе и отгрызла немножечко от куска в правой руке, чтобы посмотреть, какое это окажет на нее действие.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Алиса стала терпеливо дожидаться, когда она кончит своё курение и снова вступит с ней в разговор. Но гусеница кончила курение, потянулась, зевнула два или три раза подряд и, вытянувшись во всю свою длину, сползла с гриба и поползла к зелёной траве.
— Но что же я должна делать, чтобы стать большой? — спросила её Алиса.
— Одна половина сделает тебя побольше, — ответила на ходу гусеница, — а другая — поменьше.
— Но половина чего?
— Как чего? — обиделась гусеница. — Конечно, гриба!
И она исчезла в густой траве.
Некоторое время Алиса задумчиво смотрела на гриб, стараясь решить, где в нём одна половина и где другая. Гриб был совершенно круглый, и для Алисы было трудно понять, о каких половинах говорила ей гусеница. Тогда она решила обломать его кругом весь и начать есть все кусочки постепенно.
— С какого же начать? — задала Алиса себе вопрос и положила в рот один из кусочков, находившихся у неё в правой руке.
В ту же минуту она почувствовала вдруг сильный удар обо что-то подбородком. Оказалось, что это она стукнулась им о носки своих же собственных ботинок: так моментально она сократилась в своём росте!
Алиса испугалась такой быстрой перемены и тотчас же съела кусочек гриба из левой руки, хотя её подбородок и оказался настолько прижатым к носку ботинка, что она едва могла раскрыть рот.

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

Гусеница первая заговорила:

— Какого роста ты желаешь быть? — спросила она.

— Ах, это мне более или менее все равно, — ответила Аня поспешно. — Но  только, знаете ли, неприятно  меняться  так часто.

— Я не знаю, — сказала Гусеница.

Аня промолчала: никто никогда не перечил ей так и она чувствовала, что теряет терпенье.

— А сейчас вы довольны? — осведомилась Гусеница.

— Да как вам сказать? Мне хотелось бы быть чуточку побольше, — сказала Аня. — Три дюйма — это такой глупый рост!

— Это чрезвычайно достойный  рост! — гневно воскликнула Гусеница, взвиваясь на дыбы (она была как раз вышиной в три дюйма.)

— Но я к этому не привыкла! — жалобно протянула бедная Аня.
И она подумала про себя: «Ах, если о эти твари не были так обидчивы!»

— Со временем привыкнешь! — сказала Гусеница и опять сунула в рот кальянную трубку и принялась курить.

Аня терпеливо ждала, чтобы она вновь заговорила. Через несколько минут Гусеница вынула трубку, раз, два  зевнула и потянулась. Затем она мягко слезла с гриба и уползла в траву.
«Один край заставит тебя вырасти, другой — уменьшиться», — коротко сказала она, не оглядываясь.

«Один край чего? Другой край чего?» — подумала Аня.

— Грибной шапки, — ответила Гусеница, словно вопрос задан был громко, — и в следующий миг она скрылась виду.

Аня осталась глядеть задумчиво на  гриб,  стараясь  уяснить себе, какая левая сторона и какая правая. И так как шапка была совершенно круглая, вопрос представлялся нелегкий. Наконец она протянула руки, насколько могла, обхватила шапку гриба и отломила обеими руками по одному  кусочку с того и  другого края.

— Какой же  них заставит меня вырасти? — сказала она про себя и погрызла  кусочек в правой руке, чтобы узнать последствие.Тотчас же она почувствовала сильный удар в подбородок и в ногу — они столкнулись!

Внезапность этой перемены очень ее  испугала.  Нельзя было терять времени — она быстро таяла. Тогда она принялась за другой кусочек. Подбородок ее был так твердо  прижат  к  ноге, что нелегко было открыть рот. Но наконец ей это удалось, и она стала грызть кусочек, отломанный с левого края.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

Гусеница заговорила первой.

— Какой величины ты хотела бы быть?— спросила она.

— О, я не так уж разборчива на этот счет!— поспешно ответила Алиса.— Только не очень-то приятно так часто меняться, знаете!

— Не знаю,— сказала Гусеница.

Алиса промолчала. Ей еще ни разу в жизни не противоречили так много, и она чувствовала, что начинает выходить из себя.

— Теперешним твоим ростом ты довольна? — спросила Гусеница.

— Собственно, я хотела бы быть немного больше, сударыня, если вы ничего не имеете против,— сказала Алиса,— Полтора вершка — это такой жалкий рост.

— Это очень хороший рост!— сердито сказала Гусеница, выпрямляясь при этих словах в полную свою вышину (она была точка в точку полутора вершков росту!)

— Но я не привыкла к нему!— умоляюще сказала Алиса. И подумала при этом: — Я бы хотела чтобы все эти существа не были столь обидчивы.

— Со временем ты привыкнешь,— сказала Гусеница. И она снова взяла в рот чубук и начала курить.

На этот раз Алиса спокойно ждала, пока та заговорит снова. Спустя минуту-другую, Гусеница вынула изо рта чубук, зевнула раза два и встряхнулась. Потом она спустилась с мухомора и поползла в траву, обронив на ходу:
— Одна сторона сделает тебя выше, другая сторона сделает тебя ниже,

— Одна сторона чего? Другая сторона чего? — подумала Алиса.

— Мухомора,— сказала Гусеница, как-будто вопрос был задан вслух, и мгновенье спустя исчезла из виду.

С минуту Алиса в раздумьи осматривала гриб, пытаясь выяснить, где какая сторона мухомора. Но так как он был совершенно круглый, вопрос показался ей трудным до чрезвычайности. Как бы там ни было, она охватила его, наконец, обоими руками, растянув их по возможности шире, и отломила каждой рукой по куску.

— А теперь: который — какой?— подумала она, и откусила крошечный кусочек правого, чтобы испытать его действие.
В следующую же минуту она ощутила сильный удар ио подбородку: он ударился об ногу.

Это было так неожиданно, что Алиса страшно испугалась.
Но она тут-же сообразила, что нельзя терять времени, потому, что через секунду от нее ничего не останется — и поспешила откусить от другого куска. Ее подбородок был так тесно прижат к ногам, что она едва-едва могла раскрыть рот. Наконец она ухитрилась кое-как это сделать и проглотила крохотную частицу левого куска.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       Гусеница заговорила первой.
— Какого роста ты хочешь быть? — спросила она.

— О, я не слишком требовательна, — ответила поспешно Алиса. — Только не очень приятно так часто меняться, знаете ли!

— Не знаю! — сказала Гусеница.

Алиса ничего не ответила: за всю её жизнь ей никогда так много не противоречили, и она чувствовала, что начинает выходить из себя.

— Сейчас ты довольна? — спросила Гусеница.

— Ну, мне было бы приятнее стать немного больше, если вы не возражаете, — сказала Алиса. — Три дюйма — это такой ничтожный рост!

— Это безусловно очень хороший рост! — возразила Гусеница, сердито поднимаясь в свою полную вышину (она была как раз трёх дюймов роста).

— Но я не привыкла к нему! — оправдывалась Алиса умоляющим тоном и подумала про себя: «Хотелось бы, чтобы все эти создания не были так обидчивы!»

— Со временем привыкнешь! — сказала Гусеница и, взяв в рот чубук, снова принялась курить.

На этот раз Алиса терпеливо ждала, пока Гусеница заговорит опять. Через минуту Гусеница вынула чубук изо рта, зевнула раза два и встряхнулась. Потом спустилась с мухомора и поползла в траву, только бросив на ходу замечание:
— Одна сторона сделает тебя выше, а другая сторона сделает тебя ниже!

«Одна сторона чего? Другая сторона чего?» — подумала Алиса.

— Мухомора! — сказала Гусеница, как будто Алиса задала вопрос вслух, и в следующий миг Гусеница исчезла.

Алиса с минуту оставалась неподвижной, в раздумье глядя на гриб и пытаясь определить, где были две его стороны, и, так как он был совершенно круглый, она решила, что это очень трудная задача. Тем не менее, в конце концов, она схватила его руками, протянув их так далеко, как только смогла, и отломила каждой рукой по куску от шляпки мухомора.

— А теперь: какой — какой? — сказала она себе и, желая испытать его действие, немножко надгрызла кусок, который держала в правой руке.
Тотчас же она ощутила ужасный удар в подбородок: он стукнулся об её ногу!

Она была чрезвычайно испугана этой неожиданной переменой, но чувствовала, что нельзя терять ни одного мгновения, так как она быстро уменьшалась. Поэтому Алиса немедленно принялась грызть другой кусок. Её подбородок был так тесно прижат к ноге, что оставалось очень мало места, чтобы открыть рот. Однако она всё же ухитрилась сделать это и проглотила крошку от куска в левой руке.

***

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

На этот раз Червяк заговорил первым.

— Так какого размера ты хочешь быть? — спросил он.

— Да мне почти все равно, — не подумав, ответила Алиса. — Мне только очень неприятно, когда он так часто меняется. Понятно?

— Мне НЕ понятно, — сухо ответил Червяк.

Алиса промолчала: никогда в жизни ей столько не противоречили, и она уже чувствовала, что, несмотря на недавний совет Червяка, вот-вот выйдет из себя.

— Твой нынешний размер тебе нравится? — спросил Червяк.

— Ну, — замялась Алиса, — если вы не возражаете, я хотела бы чуточку подрасти! Я ведь сейчас с палец ростом. Подумайте, это прямо стыдно быть такого роста!

— Таким ростом можно только гордиться! — сердито закричал Червяк, вытягиваясь во весь рост. Он был как раз длиной в палец.

— Но я так не привыкла, — чуть не плача, взмолилась бедная девочка. «Ужас, какие они тут все обидчивые!» — подумала она и вздохнула.

— В свое время привыкнешь! — заявил Червяк и преспокойно принялся снова дымить своим кальяном.

Теперь Алиса решила подождать, пока Червяк опять сам соблаговолит с ней заговорить.
Через несколько минут он опять вытащил изо рта чубук и отложил его в сторону; затем раза два зевнул и хорошенько потянулся. А потом он не спеша спустился по ножке гриба на землю и куда-то пополз.
И только перед тем, как окончательно скрыться в траве, он мимоходом произнес:
— Откусишь с этого боку — станешь больше, откусишь с того боку — станешь меньше. Ну-ка, раскуси!

Получалось что-то вроде загадки. «Что же это? Откуда я должна откусить и что раскусить?» — мелькало у Алисы в голове.

— Гриб! — немедленно отозвался Червяк, словно расслышал ее последние слова.
И только она его и видела.

Алиса в раздумье уставилась на гриб, пытаясь сообразить, где у него бока, а это было весьма и весьма нелегко, так как шляпка у гриба была совершенно круглая.
Но… хотите — верьте, хотите — нет, Алиса все-таки нашла выход! Она встала на цыпочки, обхватила шляпку обеими руками, и там, куда смогла дотянуться, отломила по кусочку — сразу и правой и левой рукой!

Теперь оставалось самое трудное: решить, с какого начать. «Какой какой? Какой — ТОТ, какой — ЭТОТ? — лихорадочно думала Алиса и в конце концов отважилась откусить — совсем чуточку! — от того кусочка, который был в правой руке. ,, И в ту же секунду почувствовала сильный удар в подбородок: он стукнулся об ее собственные ботинки!

Как ни ошеломлена была Алиса, она все же сообразила, что времени терять нельзя: надо немедленно откусить хоть чуточку от другого куска, иначе она пропала! Это было ужасно трудно: подбородок бедной девочки так сильно прижало * к ногам, что она никак не могла открыть рот! И все-таки Алиса ухитрилась кое-как откусить и проглотить крошечку…

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

Шелкопряд заговорил первым.

— Так какие же размеры ты предпочитаешь? — спросил он.

— Дело не в самих размерах,- торопливо ответила Алиса.- Мне, знаете ли, просто не нравится так часто их менять.

— Откуда мне знать? — сказал Шелкопряд. Алиса смолчала. В жизни ей так не перечили, и она чувствовала, что готова выйти из себя.

—  А  сейчас ты  довольна? — спросил  Шелкопряд.

— Мне бы очень хотелось стать чуточку побольше, сэр, если вы не возражаете, — сказала Алиса. — Три дюйма — это такой жалкий рост, такой жалкий рост!

— Прекрасный рост, — разозлился Шелкопряд, встал на дыбы, и оказалось, что он ровно в три дюйма ростом.

— Но я к нему не привыкла, — жалобно попыталась оправдаться Алиса, думая: «И что это они тут все такие обидчивые!»

— Постепенно привыкнешь, — сказал Шелкопряд, сунул в рот чубук, и его кальян опять засипел и забулькал.

На этот раз Алиса терпеливо ждала, пока Шелкопряд снова не соберется заговорить. Наконец он вынул чубук изо рта, зевнул разок-другой и потянулся.
— Один бок укорачивает, другой удлиняет, — произнес он, скатился с гриба и зашагал по траве.

«Бок чего?» — подумала Алиса.

— Гриба, — ответил Шелкопряд, словно она спросила вслух. И вслед за тем скрылся из виду.

Некоторое время Алиса задумчиво смотрела на гриб, пытаясь сообразить, где же у него бока. Гриб был совершенно круглый, и вопрос был, соответственно, трудный. Наконец она обхватила шляпку гриба, насколько достало рук, и отломила по кусочку от краев.

«Который же какой?» — подумала она и надкусила правый кусок, чтобы проверить, как он действует. И тут же пребольно ударилась подбородком о собственные туфли!

Эта резкая перемена очень ее испугала. Нельзя было терять ни секунды. Она быстро становилась исчезающе маленькой. Надо было немедленно приниматься за левый кусок, но это нелегко было сделать. Подбородок так прижало к туфлям, что рта было не раскрыть. Но наконец  ей удалось  откусить чуточку от левого куска.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

 Наступило молчание.
Потом Гусеница снова заговорила.

— Хочешь подрасти? — спросила она.

—  Очень, — кивнула   Алиса. — Хоть   самую   малость… Лишь бы больше не меняться. Вот в чем загвоздка.

—  В чем? — удивилась Гусеница.

Алиса не ответила. Ей еще никогда не приходилось так туго, и она понемногу начинала терять терпение.

— Тебе не угодишь! — покачала головой Гусеница.

— Угодишь, угодишь! — воскликнула Алиса. — Мне надо немного подрасти, я же сказала. А трех сантиметров мне ну никак не хватает.

— Три  сантиметра — дивный  рост! — вспылила  Гусеница и встала на дыбы.
В ней как раз и было три сантиметра росту.

— Это кому как…- плаксиво сказала Алиса.
А сама подумала:  «Какие они тут все воображалы!»

— Привыкнешь, — посулила Гусеница. — Со временем.
Тут она снова сунула трубку в рот и запыхтела.

Алиса терпеливо ждала,  что будет дальше.  Минуты через две Гусеница вытащила трубку изо рта, сладко зевнула и тряхнула головой. Потом она не спеша сползла на землю и двинулась к высокому одуванчику, небрежно заметив:
—   С одной стороны вырастешь. С другой — наоборот.

—   С одной стороны чего? — растерянно переспросила Алиса.

—  Гриба,- процедила Гусеница и скрылась в траве. Сколько Алиса ни  смотрела на гриб,  она так и не смогла понять, где у него одна сторона, а где другая. Потом она все-таки привстала на цыпочки, обхватила руками круглую шляпу и отломила по кусочку — слева и справа.

— Ничего, разберемся, — сказала она и откусила от левого кусочка.
В ту же минуту Алиса изо всех сил стукнулась подбородком о коленки.

Этот сюрприз порядком напугал Алису. Нельзя было терять ни минуты: а то, чего доброго, от нее остался бы один подбородок. Алиса принялась было за второй кусочек, но ничего не вышло — рот никак не хотел открываться. Каким-то чудом она все-таки отломила от гриба крошку и проглотила ее.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

И она снова надолго замолчала.

— И  насколько ты хочешь измениться? — спросила она наконец.

— О, на сколько будет вам угодно, — поспешно сказала Алиса, — лишь бы уж раз и навсегда. Так неприятно беспрерывно становиться то тем, то этим. Не правда ли?

— Да, неправда, — недовольно сказала Куколка.

Алиса молчала — никогда в жизни ей не встречалась такая противная спорщица. Так и терпение кончиться может.

— Ростом своим ты довольна? — спросила Куколка.

— Видите ли, — осторожно сказала Алиса, — все было бы ничего, если бы удалось подрасти хоть чуть-чуть. Сейчас я, просто смешно сказать, кукольного роста.

— Ничего смешного не вижу. Это самый лучший рост! — рассердилась Куколка.

— Не сердитесь. Но мне это очень неудобно, — произнесла Алиса извиняющимся тоном, а про себя подумала: «Такие они все тут обидчивые, прямо беда!»

— Со временем приспособишься, — буркнула Бабочкина Куколка и занялась своей длинной фарфоровой трубкой.

Алиса набралась терпения и ждала, когда она соизволит заговорить снова. Через минуту-другую Куколка зевнула, трубка выпала у нее изо рта. А Куколка закачалась и скатилась с гриба в траву. И уже оттуда Алиса услышала:
— С этой стороны уменьшишься, а с той — увеличишься. Грызи.

— Что? — растерялась Алиса.

— Гриб! — донесся из травы глухой голос Бабочкиной Куколки.

Алиса недоуменно глядела на совершенно круглую шляпку гриба. Как узнать, где ТА сторона, а где — ЭТА? Наконец она, будь что будет, обняла гриб и отломила от шляпки сразу два куска — справа и слева.

— Этот — ТОТ или тот — ЭТОТ? — пыталась разобраться Алиса.
Но разве тут разберешь? И она решительно поднесла правую руку ко рту и откусила самую малость. В то же мгновение она пребольно стукнулась подбородком… о собственные туфельки.

Было очень больно, но Алиса не растерялась. Скорей, скорей, пока совсем не исчезла, откусить от другого куска. Но попробуй это сделать, если подбородок приплюснут к ступням. С трудом Алиса приоткрыла стиснутый рот и протолкнула туда крошку гриба…

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

 Гусеница начал первым.
«Какой тебе нужен размер?»- сказал он.

«Да любой, — поспешно ответила Алиса, — только бы он так часто не менялся, знаете ли».

«Я не знаю»,- сказал Гусеница.

Алиса уж молчала: никогда, за всю ее долгую жизнь, ей столько не говорили поперек, и она ПОЧТИ потеряла терпение.

«Как сейчас, тебя устраивает?» — сказал Гусеница.

«Ну, ЧУТЬ-ЧУТЬ бы побольше, сэр, можно? — ответила Алиса. — Быть размером с палец ТАК противно!»

«Отличный размер! — гневно сказал Гусеница, выпрямляясь во весь рост и оказавшись как раз с палец длиной. — Мой любимый размер!»

«Но я к нему непривычная», — пожаловалась бедная Алиса. И подумала: «Хоть бы все эти зверюшки были не такие обидчивые!»

«Привыкнешь»,- сказал Гусеница, вложил в рот кальян, и снова пошел дым.

В этот раз Алиса терпеливо ждала, пока он опять изволит высказаться. Через минуту-две он отложил кальян, пару раз зевнул освободившимся ртом и встряхнулся. Затем сполз с гриба и пополз в траву, бросив по пути: «Одна увеличивает, другая уменьшает».

«Одна — КТО? Другая — КТО? Или ЧЕГО?»- подумала Алиса.

«Сторона. Гриба.» — сказал Гусеница, как если бы Алиса спросила вслух, и исчез.

Алиса осталась стоять, задумчиво глядя на гриб и пытаясь понять, с какой стороны у него какая сторона, а гриб-то был совершенно круглый, а значит, и вопрос оказался очень трудный. В конце концов она решилась, раскинула руки в стороны и отломила каждой по кусочку гриба.

«Ну, и какая сторона — какая?»- спросила она себя и откусила чуть-чуть из правой руки, чтобы посмотреть. Она немедленно почувствовала сильный удар снизу в челюсть — как оказалось, полученный от своей собственной ноги!

Алиса здорово испугалась от такого мгновенного уменьшения, но нельзя было терять ни секунды, и она попыталась откусить из другой руки. Это получилось не сразу: подбородок прижался к ноге, и нельзя было рта раскрыть,- но в итоге она все же изловчилась проглотить кусочек слева.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Первой заговорила опять-таки Сороконожка:

«Какого бы роста ты хотела быть?»

«Да мне уже все равно, лишь бы он не менялся так часто, знаете ли», — поспешно ответила Алиса.

«Я не знаю», — буркнула Сороконожка.

Алиса промолчала, до сих пор никто с ней так не пререкался, и она почувствовала, что теряет терпение.

«Сейчас ты довольна?» — поинтересовалась Сороконожка, не заставив себя долго ждать.

«Да, но хотелось бы стать чуть выше», — сказала Алиса — «Восемь сантиметров — такой жалкий ростик».

«Это весьма солидный рост!» — возмущалась Сороконожка, одновременно вставая на дыбы во всю свою длину (она как раз была длиной восемь сантиметров).

«Но я не привыкла к нему», — жалобно оправдывалась бедная Алиса, подумав про себя: «Если б эти существа не были так обидчивы!»

«Со временем привыкнешь», — проворчала Сороконожка, всунула в рот сигару и снова закурила.

На этот раз Алиса терпеливо ждала, когда она опять заговорит. Через минуту-другую Сороконожка выплюнула сигару, зевнула пару раз и потянулась. Затем она слезла с гриба и поползла в траву, обронив на ходу: «Один край сделает тебя выше, другой край сделает ниже».

«Один край чего? Другой край чего?» — подумала Алиса.

«Грибной шляпы», — добавила Сороконожка, так, как если бы Алиса спросила вслух, и тут же скрылась в траве.

Алиса с минуту тщательно осматривала гриб, пытаясь понять, где у него эти самые два края. Задача оказалась не из легких, так как шляпа у гриба была идеально круглой. В конце концов она обхватила грибную шляпу так широко, насколько это было возможно, и отломила каждой рукой по куску.

«Так, а теперь какой из них какой?» — спросила себя Алиса и отгрызла немножко от кусочка в правой руке. В тот же миг она почувствовала мощный удар в подбородок — он столкнулся с её собственными ногами!

Алису здорово перепугали столь неожиданные изменения. Нельзя было терять ни минуты, так как она быстро уменьшалась. Алиса с трудом приоткрыла рот, поскольку подбородок был плотно прижат к туфлям, и принялась за другой кусок гриба из левой руки.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

Гусеница заговорила первой.

— Какого размера ты хочешь быть? — спросила она.

— Ах, дело даже не в точном размере, — поспешно ответила Алиса, — лишь бы он не менялся так часто, знаете ли.

— Не знаю, — отрезала Гусеница.

Алиса ничего не сказала; за всю ее жизнь ей столько не противоречили, и она чувствовала, что начинает терять самообладание.

— Тот, что сейчас, тебя устраивает? — спросила Гусеница.

— Ну, я хотела быть чуточку побольше, мэм, если вы не возражаете, — сказала Алиса, — трю дюйма — это такой никудышный рост.

— Это замечательный рост! — гневно воскликнула Гусеница, вытягиваясь во всю свою длину (в ней было ровно три дюйма).

— Но я к нему не привыкла! — жалобно оправдывалась бедная Алиса, думая про себя: «Хорошо бы эти создания не были такими обидчивыми!»

— Со временем привыкнешь, — сказала Гусеница, после чего засунула мундштук в рот и вновь принялась курить.

Теперь Алиса терпеливо ждала, пока та не заговорит снова. Спустя минуту или две Гусеница вынула кальян изо рта, зевнула раздругой и встряхнулась. Затем она спустилась с гриба и поползла прочь в траву, мимоходом бросив: «Одна сторона сделает тебя больше, другая — меньше.»

«Одна сторона чего? Другая сторона чего?» — подумала про себя Алиса.

«Гриба», — сказала Гусеница, словно ее спросили вслух; и в следующий момент ее уже не было видно.

Алиса осталась на месте, задумчиво разглядывая гриб и пытаясь определить, где у него одна и другая сторона; а поскольку гриб был совершенно круглый, вопрос оказался очень непростым. Тем не менее, в конце концов она обхватила шляпку руками, насколько хватило их длины, и отломила каждой рукой по куску.

«Ну а теперь — какой из них какой?» — спросила она себя и откусила чуть-чуть от правого, чтобы проверить эффект; в следующий миг она почувствовала сильный удар снизу в подбородок — он стукнулся о ее ноги!

Она была ужасно испугана этим стремительным превращением, но чувствовала, что нельзя терять ни секунды, ибо она стремительно сжималась; так что она постаралась поскорей откусить от другого куска. Ее подбородок так основательно прижало к ногам, что открыть рот было почти невозможно; но ей все же удалось сделать это и проглотить часть куска из левой руки.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

Помолчав, он спросил:
— А какой рост тебе нравится?

— Который не меняется. Так надоело, знаете ли …

— Не знаю, — отрубил Шелкопряд.

Алиса и это проглотила, но с трудом: ее терпение кончалось.

— А теперь ты, конечно, довольна? — спросил Шелкопряд.

— Как сказать … Правда, десять сантиметров – это не рост …

— Это рост! – завопил Шелкопряд, вытягиваясь в длину (в нем оказалось ровно десять сантиметров). – Это идеальный рост!

— Но я-то к нему не привыкла! — в отчаянье воскликнула Алиса, досадуя на себя, что нечаянно задела собеседника.

— Привыкнешь, — преспокойно заявил Шелкопряд и вернулся к своему кальяну.

Алиса терпеливо ждала. Наконец он вынул чубук изо рта, потянулся, зевнул, потом мягко сполз на траву, бросив напоследок:
— Откусишь с одной стороны – вырастешь, откусишь с другой – уменьшишься.

— Стороны чего? – не поняла Алиса.

— Гриба, — ответил Шелкопряд и скрылся.

Алиса долго-долго разглядывала гриб, пытаясь определить, где у его абсолютно круглой шляпки одна и другая стороны. Потом все-таки отломила обеими руками по кусочку – с разных сторон.

— Какой же из них для чего? – подумала вслух Алиса. – Эх, была не была!
И откусила наугад от того ломтика, что был в правой руке. Она тут же почувствовала искросыпительный удар в подбородок от столкновения с ногами! Эта резкая перемена испугала ее. Алиса таяла на глазах, и потому промедление было подобно смерти. Еще мгновение — и прижатый к башмакам подбородок не позволит ей раскрыть рот.

Еле-еле удалось Алисе откусить от левого ломтика.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Олега Хаславского (2002):

Гусеница заговорила первой.

«Какого роста ты хочешь быть?» — спросила она.

«Дело не в росте, — сказала Алиса, — не хотелось бы изменяться так часто, знаете ли».

«Не знаю» — сказала Гусеница.

Алиса ничего не ответила – в жизни ей столько не противоречили, и она чувствовала, что вот-вот выйдет из себя.

«Теперешним ты довольна?» — сказала Гусеница.

«Да уж, хотелось бы быть чуточку побольше, Мадам, если не возражаете, — сказала Алиса, — три дюйма, это не очень подходящий рост».

«Это, бесспорно, очень хороший рост» — сказала Гусеница раздраженно, она вытянулась во всю длину, которая и составила ровно три дюйма.

«Но меня он не устраивает, — сказала Алиса и подумала: — Ну до чего же все эти создания обидчивы!».

«Устроит со временем» — сказала Гусеница, запихала мундштук в рот и снова задымила.

На этот раз Алиса терпеливо ожидала продолжения разговора. Через пару минут Гусеница вытащила мундштук из рта, раз-другой зевнула и зашевелилась. Она сползла с гриба и поползла в траве, бросив между делом: «Одна сторона тебя уменьшит, другая увеличит».

«Одна сторона – чего? Другая сторона — чего?» — подумала Алиса.

«Гриба» — ответила Гусеница так, как если бы Алиса задала вопрос во весь голос, — и в следующее мгновение исчезла из вида.

Алиса созерцала глубокомысленно гриб в течение минуты, пытаясь определить, где у гриба какая сторона, а поскольку гриб был идеально круглым, то и вопрос приобретал немалую сложность. Наконец она обхватила шляпку руками, насколько это было возможно, и отломила с каждой стороны по кусочку.

«А теперь какая из них какая?» — спросила она себя и откусила от правого куска, чтобы посмотреть на результат: в следующий момент она почувствовала сильный удар собственной ноги в подбородок.

Она была немало испугана таким внезапным изменением, однако времени на раздумья не было, потому что она стремительно продолжала сжиматься, и она торопливо отгрызла от другого куска. Ее подбородок был так прочно прижат к колену, что почти не было возможности открыть рот, наконец ей это удалось, и она сумела проглотить кусочек.

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

Помолчав, он спросил:
— А какой рост тебе нравится?

— Который не меняется. Так надоело, знаете ли …

— Не знаю, — отрубил Шелкопряд.

Алиса и это проглотила, но с трудом: ее терпение кончалось.

— А теперь ты, конечно, довольна? — спросил Шелкопряд.

— Как сказать … Правда, десять сантиметров – это не рост …

— Это рост! – завопил Шелкопряд, вытягиваясь в длину (в нем оказалось ровно десять сантиметров). – Это идеальный рост!

— Но я-то к нему не привыкла! — в отчаянье воскликнула Алиса, досадуя на себя, что нечаянно задела собеседника.

— Привыкнешь, — преспокойно заявил Шелкопряд и вернулся к своему кальяну. Алиса терпеливо ждала. Наконец он вынул чубук изо рта, потянулся, зевнул, потом мягко сполз на траву, бросив напоследок:
— Откусишь с одной стороны – вырастешь, откусишь с другой – уменьшишься.

— Стороны чего? – не поняла Алиса.

— Гриба, — ответил Шелкопряд и скрылся.

Алиса долго-долго разглядывала гриб, пытаясь определить, где у его абсолютно круглой шляпки одна и другая стороны. Потом все-таки отломила обеими руками по кусочку – с разных сторон.
— Какой же из них для чего? – подумала вслух Алиса. – Эх, была не была!

И откусила наугад от того ломтика, что был в правой руке.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

Первым заговорил Гусениц:
— Ну, и какой же величины ты хочешь быть?

— Ой, мне вообще-то всё равно, — поспешно ответила Алиска, — только бы не изменяться так часто, понимаете?

— Не понимаю, — сказал Гусениц.

Алиска промолчала. Она уже начинала терять терпение: никогда с ней только не спорили.

— Такой, как сейчас, тебе нравится быть? — спросил Гусениц.

— Если не возражаете, дяденька, я бы хотела стать немножко побольше. Ужасно грустно быть ростом в полкарандаша.

— Это прекрасный рост! — сердито заявил Гусениц и расправил плечи. Ростом он был как раз в полкарандаша.

— Да, но я-то привыкла быть больше! — жалобно возразила Алиска, а про себя подумала: «До чего же они тут все обидчивые!»

— Привыкай теперь быть поменьше, — сказал Гусениц и снова закурил свою диковинную трубку.

Алиса терпеливо ждала, когда же он снова заговорит. Через несколько минут Гусениц вынул трубку изо рта, зевнул разок-другой и встряхнулся. Потом слез с гриба и пополз, куда глаза глядят, а глядели они у него в траву. На прощанье он проговорил:
— Один бок увеличит, другой — уменьшит.

«Один бок чего? — подумала Алиса. — Другой бок чего?»

— Гриба, — сказал Гусениц, как будто услышал её мысли. В следующую секунду он скрылся из виду.

Алиска постояла, постояла, задумчиво разглядывая гриб и размышляя, где у него бока, и в конце концов придумала: обхватила гриб обеими руками и отломила от шляпки по кусочку каждой рукой.

— Где же какой? — подумала она вслух и надкусила тот, что был в правой руке, — посмотреть, что получится.
В ту же секунду её сильно ударило снизу в подбородок: он налетел на туфельки.

Алиска от неожиданности обмерла. Нельзя было терять ни секунды: она быстро сжималась. Тогда она принялась за другой кусок. Подбородок её так плотно прижался к ногам, что открыть рот было почти невозможно. Наконец ей это удалось, и она откусила от левого кусочка.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

Гусениц заговорил первым:
— Какого хочешь стать размера?
— Ой. да дело не в размерах, — поспешно объясняет Алис. — не нравится лишь, понимаете ли, столь часто изменяться.
— Не понимаю.
Алис промолчала; ей за всю жизнь столько не перечили, вот она и чувствует: прям зла не хватает.
— А теперешними довольна? — любопытствует Гусениц.
— Вообще-то. сударь, хотела б, с вашего позволенья. капельку подрасти: трёхдюймовочка — даже звучит как-то ужасно.
— Между прочим, рост просто замечательный! — сердито возразил Гусениц, выпрямляясь-приподнимаясь на хвостовой части (в нём ведь ровно три дюйма).
— Но для меня непривычный! — жалобно протянула бедная Алис. А сама думает: «Кабы здешние обитатели урождались ещё не столь обидчивыми!»
— Со временем привыкнешь. — Гусениц продолжил покуривать.
На сей раз Алис терпеливо ждала, пока тот соизволит заговорить.
Через несколько минут Гусениц, вынув трубку кальяна изо рта да зевнув разок-другой, встряхнулся.
Затем слез с гриба и пополз в траву, просто бросив по пути: «С одного боку вырастешь, с другого — уменьшишься».
— С одного боку чего? С другого — чего? — подумала Алис.
— Гриба. — сказал Гусениц, словно она спросила вслух; а в следующий миг скрылся из виду.
Алис с минуту сосредоточенно рассматривала гриб, норовя определить, где те самые один и другой бока; но поскольку тот совсем круглый, задачка весьма непростая.
Тем не менее, наконец, обхватила его до предела вытянутыми руками да отщипну ла по ломтику от кромки.

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   Несколько минут прошло в полном молчании.

Шелкопряд заговорил первым.
— Какого размера ты хочешь быть? — спросил он.

— Ой, я не очень хорошо разбираюсь в размерах, — поспешно ответила Алиса. — Просто весьма неприятно всё время меняться, знаете.

— Не знаю, — отрезал Шелкопряд.

Алиса ничего не сказала. Ей за всю её жизнь никто столько не возражал, сколько за последний час, и она чувствовала, что начинает терять терпение.

— Теперь ты довольна? — спросил её собеседник.

— Ну, я хотела бы стать чуточку больше, сэр, если вы не возражаете. Восемь сантиметров — совсем никудышный рост.

— Это очень хороший рост! — сердито воскликнул Шелкопряд, вытягиваясь во всю свою длину и демонстрируя ровно восемь сантиметров своего желтоватого роста.

— Но для меня он непривычен! — привела Алиса последний и исчерпывающий аргумент, самым жалобным, почти мокрым от слёз голосом.
А потом она подумала: «До чего же все эти создания обидчивы!».

— Привыкнешь со временем, — успокоил Шелкопряд.
Сказав это, он вернулся к своему кальяну и принялся лениво попыхивать.

На этот раз Алиса терпеливо ждала, пока он не решит снова заговорить. Через одну-две минуты Шелкопряд опять отложил кальян, пару раз зевнул и поёжился. Потом он неторопливо спустился с гриба и пополз по траве прочь. Напоследок он сказал только, даже не взглянув на Алису и не обернувшись, словно вообще разговаривал не с ней:
— Одна сторона тебя вырастит, другая — урастит.

«Одна сторона — чего именно? Другая сторона — чего именно?» — подумала Алиса.

— Гриба, — сказал Шелкопряд, словно услышал её мысли.
И в следующий момент скрылся из поля зрения.

Алиса задумчиво уставилась на гриб и с минуту рассматривала его, пытаясь сообразить, которая из двух его сторон одна, а которая — другая. А поскольку шляпка гриба была совершенно круглой, то задача оказалась отнюдь не простой. Наконец решившись, она обхватила шляпку обеими руками, разведя их как можно шире, и отломила по кусочку с каждого края каждой рукой.
— И которая из них которая? — спросила она саму себя и откусила немножко от кусочка в правой руке, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. В следующий момент она почувствовала сильный удар подбородка о колени. Она ударилась о собственные ноги, надо же!

Алиса сильно перепугалась от такой неожиданной перемены и поняла, что не стоит терять времени, потому что её уменьшение оказалось слишком уж стремительным. Подбородок теперь был так плотно прижат к ногам, что она не могла и рта раскрыть, но после некоторых усилий ей таки удалось справиться с кусочком, зажатым в левой руке.

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 Первая заговорила Гусеница.
«Вы какого хотите быть роста?» — спросила она.

«О, не важно какого роста», поспешно заговорила Алиса, — «только вот не нравится так часто меняться, знаете ли».

«Я не знаю», — сказала Гусеница.

Алиса ничего не ответила: ей ещё никогда в жизни столько не противоречили, и она чувствовала, что теряет терпение».

«Теперь-то вы довольны?» — спросила Гусеница.

«Ну, мне хотелось бы быть чуточку побольше, мадам, если не возражаете», — сказала Алиса, — «три дюйма — такой некудышный рост!»

«Это, безусловно, очень хороший рост!» — гневно воскликнула Гусеница, приподымаясь при этом (она была как раз трёх дюймов роста).

«Но я к нему не привыкла», — заскулила бедная Алиса. А про себя подумала: «Если бы они все не обижались так сразу!»

«Со временем вы к нему привыкнете», сказала Гусеница; и она сунула в рот кальян и снова стала попыхивать дымом.

На этот раз Алиса терпеливо ждала, когда она снова изволит заговорить. Через одну-две минуты Гусеница вынула изо рта кальян, пару раз зевнула и потянулась. Затем она слезла с гриба и поползла в траву, единственно, бормоча при этом: «Ода сторона вас удлинит, а другая укоротит».

«Одна сторона — чего? Другая сторона — чего?» — подумала про себя Алиса.

«Гриба», сказала Гусеница, как если бы Алиса спросила вслух, и в следующий момент исчезла из виду.

С минуту Алиса оставалась в задумчивости, глядя на гриб и пытаясь понять, где у него две стороны; и поскольку он был совершенно круглым, она сочла, что это очень трудный вопрос. Но, в конце концов, она вытянула руки, как можно дальше обхватывая гриб, и отщипнула с края каждой рукой по кусочку.

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Першою заговорила Гусениця.

—  Якою завбільшки тобі хочеться бути? — запитала вона.
—  Та байдуже якого росту,- поквапливо відповіла Аліса, — аби не так часто мінятися, розумієте.

—  Я не розумію,- сказала Гусениця.

Аліса промовчала. Ніколи в житті їй так настирливо не заперечували, і це починало її дратувати.

—  Зараз ти задоволена своїм зростом?- запитала Гусениця.

—  Бачите… мені б хотілося бути трішечки більшою, пані, якщо ви не проти,- почала Аліса.- Три дюйми — це такий нікчемний зріст!

—  Якраз це дуже гарний зріст!- сердито відрізала Гусениця, випростовуючись на повний зріст (вона сягала рівно три дюйми завпишки).

—  Але я не звикла до нього!- благала Аліса у розпачі. Про себе вона подумала: «Хотілося б мені, щоб ці створіння не так швидко ображалися!»

—  Поживеш — звикнеш, — запевнила Гусениця і знову засунула люльку в рота і почала попихкувати нею.

Цього разу Аліса терпляче ждала, коли тій заманеться заговорити. За хвилину чи дві Гусениця вийняла люльку з рота, позіхнула разів зо два і потяглася. Потім вона злізла з гриба і поповзла в траву, кинувши на ходу:
—  Один бік зробить тебе більшою, другий — меншою.

«Один бік чого? Другий бік чого?» роздумувала Аліса.

—  Гриба,- пояснила  Гусениця, ніби  Аліса  запитувала вголос, і за мить зникла з очей.

З хвилину Аліса замислено дивилася на гриб, намагаючись з’ясувати, де в нього один бік, а де — другий. Це було не так легко, бо гриб був зовсім круглий. Проте вона нарешті обхопила гриб з обох боків, скільки сягали руки, і відломила по шматочку кожною рукою.

— Але який з них який? — запитала вона себе і відкусила трішечки від шматочка в правій руці, щоб з’ясувати його дію. За мить вона відчула страшний удар під підборіддя — вона вдарилася об власну ногу.

Ця раптова зміна дуже налякала її, і вона відчула, що не можна гаяти ні миті, бо продовжувала дуже швидко зменшуватися. Отже, вона зразу ж заходилася коло другого шматочка. Підборіддя у неї було так міцно притиснуте до ноги, що неможливо було розкрити рота. Зрештою їй вдалося зробити це і проковтнути крихітку від шматка в лівій руш.

*    *
*

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Запала хвилинна мовчанка.
Гусениця озвалася перша.

— Тобі який зріст потрібен? — спитала вона.

— Ох, байдуже який, — поквапливо сказала Аліса. — Просто, знаєте, всі оті переміни, дуже прикрі…

— Не знаю, — сказала Гусінь.

Аліса промовчала: зроду-віку їй ніхто стільки не перечив, і вона відчула, що втрачає терпець.

— А цим ти задоволена? — поцікавилася Гусінь.

— Якщо ваша ласка, пані, — сказала Аліса, — то я б не проти трішки підрости. Три дюйми — такий нікудишній зріст!

— Ба ні, це зріст хочкудишній — вигукнула Гусінь і стала дибки. (Вона сягала рівно три дюйми заввишки.)

— Але я до нього не звикла, — жалібно сказала бідолашна Аліса. А про себе подумала: «Яке лихо, що всі вони тут такі вразливі!»

— З часом звикнеш, — сказала Гусінь і знов запахкала люлькою.

Аліса терпляче ждала, поки вона зволить озватися. Невдовзі Гусінь вийняла з рота люльку, раз чи два позіхнула, стріпнулася усім тілом і стала сповзати з гриба.
— Один край зробить тебе вищою, а другий — нижчою, — кинула вона Алісі на прощання.

«Один край чого?. Другий край чого?» — спантеличено подумала Аліса.

— Гриба, — відповіла Гусінь достоту так, наче запитання прозвучало вголос, і за мить щезла в траві.

Якусь часину Аліса задумливо дивилася на гриба, силкуючись з’ясувати, де ж оті два його краї, а що гриб був круглий-круглісінький, то це завдання видалося надважким. Нарешті вона обхопила гриба наскільки сягали її руки і відломила по шматочку з кожного краю.

— А тепер побачимо — так чи інак? — подумала вона, надгризаючи шматок у правій руці.
Тієї ж миті вона відчула сильний удар у підборіддя: воно буцнулося об ногу!

Така нагла зміна її вельми налякала. Збагнувши, що вона хутко зменшується, а отже, не можна гаяти й хвилини, Аліса мерщій узялася до другого шматочка. Проте її підборіддя так щільно вперлося в ногу, що вона ніяк не могла відкрити рота.
Нарешті їй вдалося вхопити дрібку з лівої руки.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *
* * * * * * * * * * * * * * * * * *

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— Зусім ня так, — сказаў Вусень.

— Вы хацелі сказаць — не зусім так, — няўпэўнена ўдакладніла Алеся, — некаторыя словы ня тыя.

— Усё ня тое, ад пачатку й да канца, — настойваў Вусень.

Некалькі хвілін стаяла ціша. Першым загаварыў Вусень.

— А якога памеру ты б хацела быць? — спытаўся ён.

— Ах, я непераборлівая, — пасьпяшалася адказаць Алеся. — Проста, ведаеце, я б хацела мяняцца ня так часта.

— Ня ведаю, — прамармытаў Вусень.

Алеся нічога не адказала; яшчэ ніколі ў жыцьці яна так не заблытвалася ў супярэчнасьцях і цяпер адчувала, што ёй памалу здраджвае ейная ўраўнаважанасьць.

— А цяпер ты задаволеная? — спытаўся Вусень.

— Ну, шчыра кажучы, спадару, з Вашага дазволу, я б хацела крышачку пабольшаць, — сказала Алеся. — Тры цалі — гэта мізэрны рост для жывой істоты.

— Гэта цудоўны рост! — раззлаваўся Вусень і пад тое ўзьняўся ледзь не на дыбкі. (Ён дакладна меў тры цалі росту.)

— Але я да яго не прывыкла! — запратэставала бедная Алеся. А сама падумала: “Каб жа гэтыя стварэньні яшчэ не былі такія крыўдлівыя!”

— Прывыкнеш патроху! — сказаў Вусень, засунуў кальян у рот і зацягнуўся.

Алеся цярпліва чакала, пакуль Вусень не надумаецца зноў падаць голас. Праз пару хвілін Вусень выняў з роту кальян, пазяхнуў раз-другі і перасмыкнуўся. Потым зьлез з грыба, пасунуўся ў траву і прапаў, пасьпеўшы на разьвітаньне дакінуць:

— Адзін бок зробіць цябе большай, другі — меншай.

“Адзін бок чаго? Другі бок чаго?” — задумалася Алеся.

— Грыба, натуральна, — сказаў Вусень, быццам Алеся ўголас яго пыталася, і зараз зьнік з вачэй.

Недзе з хвілю Алеся задуменна ўзіралася на грыб, спрабуючы сьцяміць, дзе які бок. Грыб быў круглюсенькі, таму гэтае заданьне было складаным. Але яна абхапіла рукамі шапку і адламала з кожнага краю па кавалку.

— А цяпер — дзе што? — спыталася яна і ўкусіла ад кавалку ў правай руцэ, каб паспытаць яго дзеяньня.

У той жа момант Алеся стукнулася барадою аб носік уласнай ступы!

Ад раптоўнай перамены яна страшэнна спалохалася. Але ўсьведамляла: часу траціць нельга. І Алеся пасьпяшалася ўгрызьціся ў іншы кавалак, хоць барада яе ўжо так шчыльна ўперлася ў ногі, што не давала нават губы разьняць. Урэшце яна патрапіла адкусіць ад скрыліка, які трымала ў левай руцэ.

* * *

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— Ты ўсё пераблытала,-сказаў Вусень.
— Не, ну канечне некаторыя словы я сказала не так,- робка заўважыла Аліса.
— Ты РАШУЧА ЎСЁ сказала не так,- рашуча прамовіў Вусень, і яны зноў колькі хвілін маўчалі.
Вусень пачаў размову першым.
— А якога б ты хацела быць памеру?- пацікавіўся ён.
— Вох, мне цяжка адказаць адразу, але мне б хацелася мяняцца не так часта, ці ж вы ведаеце…
— Не ВЕДАЮ,- перапыніў Вусень.
Аліса зноў замаўчала, з ёй ніколі так часта не спрачаліся, і таму яна была ў даволі разгубленым стане.
— А ці задавальняе цябе твой цяперашні памер?- спытаў Вусень.
— Ой не, мне хацелася б быць не такой МАЛЕНЬКАЙ,- адказала Аліса,- восем сантыметраў, гэта такі благі рост!
— Гэта выдатны рост!- злосна адказаў Вусень і выцягнуўся ва ўсю даўжыню, яна была якраз восем сантыметраў.
— Але ж я не гэта мела на ўвазе!- ледзь стрымліваючы слёзы сказала Аліса, а пра сябе падумала,- Як жа ж тут лёгка каго-небудзь пакрыўдзіць!
— З цягам часу прызвычаешся,- супакоіў яе Вусень, потым зноў сунуў кальян у рот і пачаў паліць.
Аліса зноў робка прынялася чакаць. Праз хвіліну ці дзве Вусень зноў выцягнуў кальян з роту, пазяхнуў, усхамянулася. І папоўз у траву, потым нечакана вярнуўся і прамовіў:
— З аднаго боку адкусіш — паменшышся, з іншага — падрасцеш!
— З аднаго БОКУ чаго?-падумала Аліса
— Грыба!- казаў Вусень, быццам пачуўшы яе думкі, і праз імгненне знік.
Аліса ўважліва пазірала на грыб на працягу хвіліны, пытаючыся зразумець, дзе ў таго бакі, бо грыб быў круглым. Урэшце яна рашуча падыйшла да грыба і абхапіла, на колькі гэта было магчыма, яго рукамі і адламала з кожнага боку па кавалку.
— І які з іх які?- спытала сябе яна, а потым адкусіла ад правага кавалку.

____________________________________________________

 

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>