«Алиса в Стране Чудес» — 4.6. Гигантский щенок

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_13
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

“The first thing I’ve got to do,” said Alice to herself, as she wandered about in the wood, “is to grow to my right size again; and the second thing is to find my way into that lovely garden. I think that will be the best plan.”

It sounded an excellent plan, no doubt, and very neatly and simply arranged; the only difficulty was, that she had not the smallest idea how to set about it; and, while she was peering about anxiously among the trees, a little bark just over her head made her look up in a great hurry.

An enormous puppy was looking down at her with large round eyes, and feebly stretching out one paw, trying to touch her. “Poor little thing!” said Alice, in a coaxing tone, and she tried hard to whistle to it; but she was terribly frightened all the time at the thought that it might be hungry, in which case it would be very likely to eat her up in spite of all her coaxing.

Hardly knowing what she did, she picked up a little bit of stick, and held it out to the puppy; whereupon the puppy jumped into the air off all its feet at once, with a yelp of delight, and rushed at the stick, and made believe to worry it; then Alice dodged behind a great thistle, to keep herself from being run over; and, the moment she appeared on the other side, the puppy made another rush at the stick, and tumbled head over heels in its hurry to get hold of it; then Alice, thinking it was very like having a game of play with a cart-horse, and expecting every moment to be trampled under its feet, ran round the thistle again; then the puppy began a series of short charges at the stick, running a very little way forwards each time and a long way back, and barking hoarsely all the while, till at last it sat down a good way off, panting, with its tongue hanging out of its mouth, and its great eyes half shut.

This seemed to Alice a good opportunity for making her escape; so she set off at once, and ran till she was quite tired and out of breath, and till the puppy’s bark sounded quite faint in the distance.

“And yet what a dear little puppy it was!” said Alice, as she leant against a buttercup to rest herself, and fanned herself with one of the leaves. “I should have liked teaching it tricks very much, if—if I’d only been the right size to do it! Oh dear! I’d nearly forgotten that I’ve got to grow up again! Let me see—how is it to be managed? I suppose I ought to eat or drink something or other; but the great question is, what?”

The great question certainly was, what? Alice looked all round her at the flowers and the blades of grass, but she could not see anything that looked like the right thing to eat or drink under the circumstances. There was a large mushroom growing near her, about the same weight as herself; and, when she had looked under it, and on both sides of it, and behind it, it occurred to her that she might as well look and see what was on the top of it.

She stretched herself up on tiptoe, and peeped over the edge of the mushroom, and her eyes immediately met those of a large blue caterpillar, that was sitting on the top with its arms folded quietly smoking a long hookah, and taking not the smallest notice of her or of anything else.

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– Прежде всего нужно принять прежний вид, – сказала Алиса, пробираясь меж деревьев. – А потом – найти дорогу в тот чудесный сад. Так и поступлю – лучше плана не придумаешь!

И вправду, план был замечательный – такой простой и ясный. Одно только плохо: Алиса не имела ни малейшего представления о том, как все это осуществить. Она с тревогой вглядывалась в чащу, как вдруг прямо у нее над головой кто-то громко тявкнул. Она вздрогнула и подняла глаза.

Гигантский щенок смотрел на нее огромными круглыми глазами и тихонько протягивал лапу, стараясь коснуться ее.
– Бе-е-дненький, ма-а-ленький! – сказала заискивающе Алиса и попробовала посвистать ему, но губы у нее дрожали, и свист не получился. А что, если щенок голоден? Чего доброго, еще съест, как перед ним ни заискивай!

Алиса нагнулась, подняла с земли палочку и, не отдавая себе отчета в том, что делает, протянула ее щенку. Щенок взвизгнул от счастья, подпрыгнул всеми лапами в воздух и ухватился за палку. Алиса увернулась и спряталась за куст чертополоха, испугавшись, как бы щенок на радостях ее не затоптал. Только она показалась из-за куста, как щенок снова бросился на палку, но не рассчитал силы и полетел кувырком. Играть с ним, подумала Алиса, все равно, что играть с ломовой лошадью – того и гляди, погибнешь под копытами! Алиса снова юркнула за чертополох. А щенок не мог оторваться от палки: отбегал подальше, с хриплым лаем бросался на нее, а потом снова отбегал. Наконец, он устал и, тяжело дыша, уселся поодаль, высунув язык и полуприкрыв свои огромные глаза.

Время улизнуть было самое подходящее. Алиса не стала терять ни минуты. Она бежала, пока совсем не задохнулась от усталости и лай щенка не затих в отдалении. Тогда она остановилась и, прислонясь к стеблю лютика, стала обмахиваться его листом.

– А щенок-то какой чудесный! – сказала задумчиво Алиса. – Я бы могла его научить разным фокусам, если б… если б только я была нужного роста! Да, кстати, чуть не забыла – мне бы надо еще подрасти! Дайте-ка вспомнить, как это делается? Если не ошибаюсь, нужно что-то съесть или выпить. Только вот что?

И вправду, что? Алиса поглядела кругом на цветы и травы, но не увидела ничего подходящего. Неподалеку стоял гриб – большой, почти с нее ростом. Она заглянула за него, и под него, и по обе стороны от него. Тут ей пришло в голову, что, если уж на то пошло, можно посмотреть, нет ли у него чего-нибудь на шляпке?

Она поднялась на цыпочки, заглянула наверх – и встретилась глазами с огромной синей гусеницей. Та сидела, скрестив на груди руки, и томно курила кальян, не обращая никакого внимания на то, что творится вокруг.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘Первое, что мне надо сделать,’ сказала Алиса себе, пока она брела по лесу, ‘так это снова вырасти до своего правильного размера; а второе — это найти дорогу в тот прекрасный сад. Мне кажется, что это будет самый лучший план.’
План казался отличным, без сомнения, очень четко и просто сформулированным; единственной трудностью было то, что она не имела ни малейшего представления, как взяться за его выполнение; и пока она осматривалась тревожно, пытаясь разглядеть, что за деревьями, резкий лай прямо у нее над головой заставил ее поспешно поднять глаза.

Громадных размеров щенок смотрел на нее огромными круглыми глазами, и осторожно протягивал одну лапу, стараясь коснуться ее.
‘Бедняжка!’ сказала Алиса заискивающим тоном и изо всех сил попыталась свистнуть ему, но она была ужасно напугана все время той мыслью, что он мог бы быть голоден, в таком случае, он скорее всего съел бы ее, несмотря на все ее увещевания.

Почти не осознавая, что она делает, она подняла небольшой кусок палки и протянула его щенку; тогда щенок подпрыгнул в воздух всеми лапами одновременно с радостным визгом, бросился на палку и сделал вид, что рвет ее зубами; тогда Алиса увернулась и спряталась за огромным чертополохом, чтобы щенок ее не затоптал <«чтобы избежать того, чтобы быть сбитой с ног»>; и когда она появилась с другой стороны /чертополоха/, щенок снова бросился на палку, и кубарем полетел на землю — так он торопился ухватить ее; затем Алиса, думая, что это очень напоминало игру с ломовой лошадью; и ожидая каждый момент быть растоптанной под ее ногами, снова убежала за чертополох; после чего щенок начал ряд коротких нападений на палку, каждый раз /он/ немного пробегал вперед и далеко отбегал назад, и при этом он хрипло лаял все это время, пока, наконец, он не уселся поодаль, тяжело дыша, /при этом/ его язык свисал из пасти, и его огромные глаза были наполовину прикрыты.

Это показалось Алисе хорошей возможностью спастись; так что она немедленно бросилась бежать и бежала до тех пор, пока она совсем не устала и не запыхалась, и пока лай щенка не стал звучать довольно слабо вдалеке.

‘И все же, какой милый маленький щеночек это был!’ сказала Алиса, опершись о лютик, чтобы отдохнуть, и обмахиваясь одним его листом: ‘Мне бы очень понравилось обучать его разным фокусам, если… если бы я только была подходящего для этого размера! Боже мой! Я же чуть не забыла, что мне снова нужно подрасти! Постойте-ка, как же это сделать? Я полагаю, что мне бы следовало съесть или выпить что-нибудь <«одно или другое»>; но вот вопрос — что именно?’

Это был действительно важный вопрос — что? Алиса оглянулась вокруг себя, /посмотрев на/ цветы и травинки, но она не увидела ничего, что бы выглядело подходящим для еды или питья при сложившихся обстоятельствах. Огромный гриб рос рядом с ней, /он был/ почти что с нее ростом <«почти такого же роста, как и она сама»>; и когда она заглянула под него, и по обе стороны от него, и за него, ей пришло в голову, что она вполне могла бы взглянуть и посмотреть, что было на его шляпке.

Она вытянулась и встала на цыпочки, и взглянула на шляпку гриба <«над краем гриба»>, и ее глаза тут же встретились с глазами большой гусеницы, которая сидела на шляпке со сложенными руками, неторопливо куря длинный кальян, и не обращая ни малейшего внимания ни на /Алису/, ни на что-нибудь еще.

.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Ходит Соня по лесу, как вдруг над самой головой ее раздается резкий, визгливый лай.

Озадаченная Соня проворно подымает голову, видит — огромный щенок таращится на нее круглыми, глупыми глазами и тянется ударить ее лапой. „Щеночек, голубчик», подзывает его Соня, даже свистнула, а сама до смерти трусит, не проголодался ли щенок: она такая маленькая, не вздумал бы ее съесть.

Растерялась Соня, не знает как быть; подняла прутик, бросила его щенку. Как подпрыгнул щенок четырьмя лапками вверх, да кинется вперед за прутиком, а Соня проворно шмыг от него за кусты, и выглядывает оттуда,— уж очень она испугалась. А щенок теребит прутик, скачет, мечется, ворчит, лает, визжит. Соня ни жива, ни мертва. Наконец щенок, видно, измучился, запыхался совсем; уселся, передними лапами врозь, высунул красный, широкий язык и щурит глупые глазенки.

Соня решилась воспользоваться этим временем, и со всех ног пустилась бежать. Далеко убежала, еле опомнилась!

„А какой миленький был щеночек!» размышляет Соня, едва переводя дух, опершись на цветок и обмахиваясь листком. „Была бы я настоящего роста, каким бы славным штукам я его выучила! Ах, да что же это я, чуть, не забыла. Ведь мне нужно вырасти; подумаю, как это делать: уж не съесть-ли или выпить чего-нибудь?»

Соня пошла, глядит по сторонам; то подойдет к цветку, осмотрит листья, то заглянет в траву, — нет ничего и похожего, что бы можно было съесть.

Идет дальше, видит перед нею сидит гриб„ как раз с нее ростом; она обошла кругом гриба, внимательно осмотрела его, заглянула ему под шапочку, поднялась на цыпочки, вытянула шею, подняла голову и встретилась глазами с большим, толстым, синеватым червяком. Он сидел на самой макушке гриба, и, сложив руки, спокойно курил предлинную трубку.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

«Прежде всего, — подумала Алиса, идя по лесу, — мне нужно сделаться побольше, такой же, какой я была дома, а потом найти дорогу в чудный сад. Думаю, что это, пожалуй,  лучший план действий».

План был на самом деле очень хорош и весьма ловко задуман; единственное затруднение состояло в том, что Алиса положительно не знала, как привести его в исполнение. В то время, как она тревожно бродила между деревьями, отыскивая дорогу, у нее над головой раздался отрывистый лай и она с испугом подняла глаза.

Огромный щенок, сидя на ветке, глядел на нее большими круглыми глазами и протягивал лапу, стараясь ее тронуть.
— Бедная крошка! — сказала Алиса как можно ласковее и хотела свистнуть, но не могла. Она ужасно боялась, что собака голодна и, пожалуй, вздумает съесть ее, несмотря на все ее задабривания.

Сама не зная зачем, она подняла маленькую веточку и протянула ее щенку. Тот взвизгнул от радости, соскочил на землю и бросился к Алисе, делая вид, как будто хочет разорвать веточку на кусочки.
Алиса, боясь попасть собаке под ноги, спряталась за высоки чертополох. Но когда она выглянула с другой стороны чертополоха, щенок снова кинулся на веточку и перекувырнулся, спеша поскорее схватить ее. Алиса, отлично сознавая, что ей, при теперешнем ее росте, игра со щенком равнялась бы игре с упряжной лошадью, и в ужасе, что щенок может затоптать ее лапами, опять спряталась за чертополохом, а щенок, громко лая, то кидался к нему, то отпрыгивал от него. Наконец он сел довольно далеко от Алисы и, высунув язык, тяжело дыша, полузакрыл свои огромные глаза.

Алиса решила воспользоваться удобным случаем. Она побежала со всех ног от щенка и не останавливалась до тех пор, пока не выбилась из сил. Теперь лай собаки чуть слышно доносился издали.

— А все-таки миленький был этот щеночек! — сказала Алиса, прислонившись к цветку и обмахиваясь листочком — Я с удовольствием выучила бы его разным штукам, не будь я такая маленькая… Ах, я и забыла, что мне нужно прежде всего вырасти! Как же сделать это? Должно быть мне нужно съесть или выпить чего-нибудь. Но чего? Вот в чем вопрос!

Да, вопрос этот очень важный, и Алиса посмотрела кругом на траву и на цветы, но не могла решить, что ей нужно съесть и выпить, чтобы вырасти. Около нее рос большой гриб, величиной с нее. Поглядев на него снизу и с боков, Алиса захотела поглядеть на него и сверху, через грибную шапочку.

Она встала на цыпочки и, подняв голову, встретилась глазами с большим голубым червяком, который сидел на грибе и, сложив передние лапки, спокойно курил из длинного кальяна (т. е. прибора для курения, в котором дым проходит через воду, находящуюся в особом стеклянном сосуде), не обращая ни малейшего внимания на нее.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— Прежде всего, — сказала себе Алиса, разгуливая по лесу, — я должна сделаться такого роста, как всегда, а потом я должна отыскать дорогу в этот прелестный сад. Мне кажется, что это самый лучший план.

Конечно, план был великолепный и очень просто и мило придуман. Единственная трудность заключалась в том, что она совершенно не знала, как привести его в исполнение. В то время, как она беспокойно бродила между деревьями, тщетно отыскивая дорогу, тоненькое резкое тявканье, как раз над её головою, заставило ее быстро обернуться. Огромный щенок смотрел на нее большими круглыми глазами и легонько протягивал лапочку, стараясь тронуть ее.

— Ах ты, миленький! — сказала Алиса задабривающими тоном и даже сделала все возможное, чтобы засвистать, но испытывала все время ужасный страхи при мысли, что щенок может быть голоден и, в таком случай, весьма вероятно, съест ее, несмотря на все её ласки и заигрыванья.

Едва сознавая, что делает, она подняла с земли кусок палочки и протянула его щенку.

Тот, с восторженными лаем, подпрыгнул на воздухе всеми четырьмя лапками, бросился на палочку и сделал вид, что разгрызает ее. Алиса увернулась и спряталась за большой чертополох, боясь, чтобы щенок не перепрыгнули через нее. А в ту минуту, когда она выглянула с другой стороны, щенок снова бросился на палочку и полетел кувырком, стараясь схватить ее, как можно скорее. Алиса, понимая, что, при её теперешнем росте, играть со щенком все равно, что с пони, и опасаясь каждую минуту, что он затопчет ее своими лапами, опять забежала за чертополох.
Тогда щенок предпринял целый ряд коротких нападений на палочку, выбегая каждый раз немного вперед и отбегая на большое расстояние назад все время с хриплым тявканьем. Наконец, он уселся вдалеке, тяжело и порывисто дыша, высунув языки и полузакрыв свои большие глаза.

Алиса нашла, что теперь, как раз, для неё настало подходящее время, чтобы спасаться.

Она вдруг бросилась бежать и бежала до тех пор, пока совсем не выбилась из сил и не запыхалась и пока лай щенка не стал доноситься до неё чуть слышно издали.

— А всё-таки, что за славненький это был щеночек! — сказала Алиса, опершись для отдыха на стебелек лютика и обмахиваясь одними из его листиков.

— С какими бы удовольствием я его научила разными штуками, если бы… если бы это возможно было сделать при моем росте. О, Господи! Я совсем забыла, что мне нужно вырасти. Как же бы это устроить? Вероятно, мне нужно съесть или выпить что-нибудь, но весь вопрос в том: „что»?

Да, это был вопрос первой важности. Алиса оглянулась вокруг на цветы и стебли трави, но не нашла ничего подходящего, что можно было бы съесть или выпить. Неподалеку от неё рос большой гриб, приблизительно одного роста с нею. Она заглянула под него, по обеим его сторонами и сзади него и ей пришло в голову, что она может посмотреть и сверху.

Она встала на цыпочки, украдкой заглянула через край грибной шапочки и тотчас же её глаза встретились с глазами большого голубого червяка. Червяк сидели на самом верху, сложив руки, и мирно курил трубку с длиннейшими чубуком, не обращая никакого вниманья ни на Алису и ни на что бы то ни было.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  <Эта сцена в переводе отсутствует — С.К.>

 

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — Первое, что нужно мне сделать — это  вернуться  к  своему настоящему росту; а второе — пробраться в  тот  чудесный  сад. Вот, кажется, лучший план.

План был, что и говорить, великолепный — очень  стройный  и простой. Единственной заторой было то, что  она  не  имела  ни малейшего представления, как привести его в исполнение; и пока она тревожно вглядывалась в  просветы  между  стволов,  резкое тявканье заставило ее поспешно поднять голову.

Исполинский щенок глядел на нее сверху огромными  круглыми глазами и, осторожно протягивая лапу, старался дотронуться до ее платья. «Ах, ты мой бедненький!» — проговорила Аня ласковым голосом и попыталась было засвистеть. Но ей все время ужасно страшно было, что он, может  быть, проголодался и в таком случае не преминет съесть ее, несмотря на всю ее ласковость.

Едва зная, что делает, Аня подняла с земли какую-то палочку и протянула ее щенку. Тот с радостным взвизгом подпрыгнул  на воздух, подняв сразу все четыре лапы, и игриво  кинулся на палочку, делая вид, что хочет ее помять. Тогда Аня, опасаясь быть раздавленной, юркнула под защиту огромного чертополоха, но только она высунулась с другой стороны, как щенок опять кинулся на палочку и полетел кувырком от слишком большой поспешности. Ане казалось, что это игра с бегемотом, который может каждую минуту ее растоптать. Она опять обежала чертополох, и тут щенок разыгрался вовсю: он перебирал  лапами вправо и влево, предпринимал ряд коротких нападений, всякий раз немного приближаясь и очень далеко отбегая, и все время хрипло полаивал, пока, наконец, не устал. Тогда он сел поодаль, трудно дыша, высунув длинный малиновый язык и полузакрыв огромные глаза.

Это для Ани и послужило выходом: она кинулась  бежать и неслась до тех пор, пока лай щенка не замер в отдалении.

— А все же, какой это был душка! — сказала  Аня, в изнеможении прислоняясь к лютику и обмахиваясь одним его листков.
— Как хорошо, если бы я могла научить его всяким штукам, но только вот — я слишком мала! Боже мой!  Я  и  забыла,  что  не выросла снова! Рассудим, как бы достигнуть этого? Полагаю, что нужно что-либо съесть или выпить. Но что именно — вот вопрос.

Аня посмотрела вокруг себя —  на  цветы,  на  стебли  трав. Ничего не было такого, что можно было бы  съесть  или  выпить. Вблизи был большой гриб, приблизительно одного роста с ней;  и после того, как она посмотрела под ним и с  боков,  ей  пришла мысль, что можно посмотреть, не находится ли что-либо наверху.

Она, встав на цыпочки, вытянула шею и тотчас же встретилась глазами с громадной голубой гусеницей, которая, скрестив руки, сидела на шапке гриба и преспокойно курила длинный кальян, не обращая ни малейшего внимания ни на Аню, ни на что другое.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— Первое, что мне надо сделать,— сказала себе Алиса, блуждая по лесу,— это вырасти до моего обычного роста. А второе — найти дорогу в тот очаровательный сад. Я думаю, это самый лучший план.
План казался, действительно, превосходным и к тому же был умнo и ловко составлен. Единственное затруднение состояло в том, что Алиса не имела ни малейшего представления, как за него взяться. Она все еще рыскала между деревьями, как внезапный резкий лай над самой ее головой заставил ее быстро взглянуть вверх.

На нее смотрел огромными круглыми глазами гигантский щенок и тихонько выдвигал лапу, пытаясь до нее дотронуться.
— Бедный крошка!— ласково сказала Алиса и даже попробовала посвистать ему. Но в глубине души она страшно боялась, что щенок может оказаться голодным и съест ее, не взирая на всю ее ласковость.

Не отдавая себе отчета в том, что делает, Алиса взяла крохотную палочку и протянула ее щенку.
Щенок привскочил вверх всеми своими четырьмя лапами, взвизгнул от восхищения, бросился на палку и сделал вид, будто хочет ее схватить.
Алиса спряталась за большой чертополох, чтобы резвый щенок не подмял ее под себя. Но едва она выглянула с другой стороны, он произвел новый наскок на палку и даже в неуклюжей поспешности перевернулся через голову.
Алисе пришло в голову, что игра с подобным щенком больше походит на игру с ломовой лошадью. Каждую минуту опасаясь, что он раздавит ее, она снова обежала чертополох. Тогда щенок начал целый ряд быстрых наскоков на палку — каждый раз подбегая немного вперед и отбегая очень далеко назад. При этом он лаял так хрипло и громко, что, наконец, выбился из сил и уселся на довольно далеком от Алисы расстоянии, тяжело дыша, с высунутым языком и наполовину закрытыми глазами.

Алиса решила, что сейчас самый хороший момент для бегства, Она бросилась улепетывать, не теряя ни минуты, и остановилась только тогда, когда совершенно устала и когда хриплый лай щенка стал едва-едва слышен.

— А все-таки, что это был за милый щеночек! — сказала Алиса, прислонясь к цветку, чтобы отдохнуть, и обмахиваясь одним из его листьев.— Мне очень бы хотелось обучить его разным штукам, если бы я была подходящего для этого роста. Ах, батюшки! Я почти забыла, что мне надо снова вырасти! Интересно, как же мне это сделать? Надо полагать, я должна что-нибудь съесть или выпить, но страшно важный вопрос — что именно?

И действительно, страшно важным вопросом было — что именно, Алиса осматривала кругом все, цветочки и травинки, но ничто решительно не казалось ей подходящей для этой цели нищей.
Близ нее высился огромный мухомор, почти такой же высоты, как она сама. Когда она осмотрела все под ним, и по обе стороны его, и сзади его, ей пришло в голову, что столь же разумно осмотреть и его верхушку.

Она встала на цыпочки и заглянула поверх шляпки. Б туже минуту ее глаза встретились с глазами большой голубой Гусеницы, которая сидела со сложенными лапками и преспокойно курила кальян, не обращая ни малейшего внимания ни на что — в том числе и на Алису.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

      — Первое, что я должна сделать, — говорила себе Алиса, бродя по лесу, — это достигнуть своего обычного роста, и второе — найти дорогу в чудесный сад. Вот самый лучший план, я думаю!

Это был, несомненно, превосходный план, очень ясно и просто составленный. Была только одна трудность: Алиса не имела ни малейшего представления, как его выполнить.
Когда она боязливо вглядывалась в лесную чащу, слабый отрывистый лай над самой головой заставил её поспешно посмотреть вверх.

На неё сверху вниз глядел большими круглыми глазами огромный щенок и беспомощно протягивал то одну, то другую лапу, стараясь коснуться её.
— Бедняжка! — сказала Алиса льстивым голосом и даже попробовала посвистать ему. Но в то же время она ужасно испугалась при мысли, что, может быть, он голоден и, чего доброго, съест её, несмотря на всю её лесть.

Не думая о том, что она делает, Алиса сломала ветку и протянула её щенку.
Тут щенок прыгнул в воздух сразу всеми четырьмя лапами, бросился к ветке, радостно завизжав, и даже сделал вид, что терзает её. Алиса, чтобы не быть опрокинутой, спряталась от него за высокий куст чертополоха. Едва она выглянула из-за куста с другой стороны, как щенок снова набросился на ветку и второпях, пытаясь её схватить, перекувыркнулся через голову. Алиса, подумав, что это похоже на игру с ломовой лошадью, и боясь каждую секунду, что будет растоптана щенком, снова обежала вокруг чертополоха. Тогда щенок произвёл ряд быстрых атак на ветку, каждый раз немного выскакивая вперёд и очень далеко отбегая назад. При этом он хрипло лаял. Наконец он уселся на довольно значительном расстоянии от Алисы, тяжело дыша, с высунутым языком и полузакрытыми большими глазами.

Момент показался Алисе удобным для бегства. Она помчалась со всех ног и бежала до тех пор, пока окончательно не выбилась из сил и не задохнулась, и пока лай щенка постепенно не затих в отдалении.

— И, однако, какой это был милый щенок! — сказала Алиса, прислоняясь к лютику, чтобы отдохнуть, и обмахиваясь одним из его листьев. — Мне очень хотелось бы научить его разным фокусам, если бы… если бы только я была подходящего роста для этого! О! Я почти совсем забыла, что мне надо снова вырасти. Подумаем, как это можно сделать? Я полагаю, что мне нужно съесть или выпить что-нибудь. Но вот трудный вопрос — что же именно?

Действительно, это было серьёзным вопросом — что именно?
Алиса обвела глазами цветы и траву вокруг, но не могла найти ничего, что можно было бы съесть или выпить.
Поблизости поднимался огромный мухомор, почти такой же высоты, как она сама. Когда она осмотрела его снизу и с боков, ей пришло в голову, что нелишним будет заглянуть и на его верхушку.

Алиса встала на цыпочки и внимательно оглядела шляпку мухомора. В ту же минуту она увидела большую голубую Гусеницу, которая сидела со скрещёнными руками на верхушке гриба и спокойно сосала длинный чубук кальяна, не обращая ни малейшего внимания на неё и вообще ни на что другое.

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— Теперь первое, что нужно сделать, — говорила себе Алиса, уходя все глубже в чашу по лесной тропинке, — это стать, какая я всегда была. А второе — это найти дорогу в тот чудесный садик. Вот и все. Это будет самый лучший план!

План, что и говорить, был превосходный; простой и ясный, лучше не придумать. Недостаток у него был только один: было совершенно неизвестно, как привести его в исполнение.
Алиса озабоченно оглядывалась, разыскивая хоть какой-нибудь просвет в лесной чаще, вдруг над самым ухом у нее кто-то громко тявкнул. Она вздрогнула и подняла глаза.

Колоссальнейший лохматый щенок смотрел на нее сверху вниз большущими круглыми глазами, нерешительно пытаясь потрогать ее лапкой (вернее, лапищей).
— Ах та мой маленький, ах ты мой бедненький…— умильно заговорила Алиса со щенком. Она даже попыталась посвистеть ему, но свист никак не хотел получаться: бедняжка так дрожала от страха, что и губы у нее тряслись,. В голове у нее вертелось одно и то же: «Вдруг щенок голодный, тогда он свободно сможет меня състь, подлизывайся, не подлизывайся!»

Плохо соображая, что она делает, Алиса подобрала на земле какую-то палочку и протянула ее щенку.
Щенок в ответ радостно завизжал, от восторга подпрыгнул как мячик, а затем набросился на палку и начал с пей отчаянно сражаться.
Алиса тем временем юркнула за большой куст чертополоха, опасаясь, как бы щенок на нее не наступил.
Когда она решилась выглянуть из-за куста, щенок как раз предпринял новое наступление на палочку, но немного поторопился и полетел вверх тормашками. «Да, — подумала Алиса, — это все равно что с лошадью в салочки играть — того и гляди, задавит!»
Она снова забежала за куст. Щепок в это время начал серию энергичных атак на палку, для чего он каждый раз очень далеко отбегал назад и делал очень короткий бросок вперед и при этом лаял не закрывая рта, наконец он, совершенно умаявшись, уселся на почтительном расстоянии от палки, свесив язык и зажмурив глазищи.

Это был самый подходящий момент, чтобы улизнуть. Алиса не стала терять времени и кинулась наутек; она бежала и бежала, пока не запыхалась окончательно, а главное, пока лай щенка не затих в отдалении…

— А все-таки какой прелестный был щеночек! — сказала Алиса, обмахиваясь листком лютика, к стеблю которого она прислонилась, чтобы отдохнул,, — как бы мне хотелось, чтобы он был мой! Я бы с ним играла, учила его всяким фокусам, если бы… если бы только я стала, какая я была раньше! Ой, мамочка, что же это я! Чуть не забыла, что мне первым делом надо вырасти! Как же это седлать? Ага, конечно, надо что-то съесть или выпить, только вот самый главный вопрос — ЧТО?

Да, «что» — это действительно большой вопрос: сколько Алиса не озиралась кругом, она видела только траву и цветы, и ничего пригодного для еды или хотя бы для питья что-то не было заметно. Рос, правда, неподалеку большой гриб, размером никак не меньше самой Алисы. Она и его осмотрела очень тщательно: и справа, и слева, и сзади, и даже заглянула ему пол шляпку, а потом подумала, что осматривать так осматривать, и надо посмотреть, пет ли чего-нибудь и на шляпке.

Алиса встала на цыпочки, вытянула шею и, заглянув через край, встретилась взглядом с большим синим червяком — гусеницей какой-то бабочки.
Червяк сидел себе на шляпке сложа руки и преспокойно курил длинный кальян,** не обращая ни малейшего внимания ни на Алису, ни на все окружающее.

Комментарий переводчика:

** — Как ни странно Червяк действительно курит кальян — это такая трубка для курения табака, только дым там пропускают через кувшинчик с водой. Зачем это делаят, неизвестно. По правде говоря, вообще никому неизвестно, зачем Червяку (а тем более человеку!) курить…

prim05_kalian


____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

— Что, во-первых, надо сделать, — сказала Алиса, пробираясь наугад между деревьями, — это надо вырасти такой, как я была. А во-вторых, надо отыскать дорогу в тот прекрасный сад. По-моему, это самый лучший план.

Что говорить, план был отличный, ясный, простой. Одно плохо: не было ни малейшего представления о том, как его осуществить. Алиса озабоченно высматривала дорогу среди деревьев, как вдруг над ней прозвучал отрывистый лай, и она поспешно вскинула голову.

Огромный щенок глядел на нее сверху вниз большими круглыми глазами и осторожно тянулся к ней лапой.
— Ах ты, мой бедненький! — умильно сказала Алиса и неумело попыталась поманить его свистом, в то же время дрожа при мысли, что, если он голоден, он ее с удовольствием съест, невзирая ни на какие ее заискивания.

Почти не соображая, что делает, Алиса сломала веточку и протянула щенку; щенок с радостным визгом подпрыгнул и со всех четырех ног кинулся на веточку, делая вид, что готов ее растерзать. Не на шутку испуганная, Алиса укрылась за куст чертополоха. Но стоило ей показаться из-за куста, как щенок снова кинулся на веточку и впопыхах даже перекувырнулся. Это было очень похоже на игру с ломовой лошадью. Щенок в любой миг мог растоптать ее, и, спасаясь от его лап, Алиса снова укрылась за кустом. А щенок с хриплым лаем стал бросаться на веточку, пятясь при каждом прыжке, и, наконец, оказавшись довольно далеко в стороне, уселся, тяжело дыша, высунув язык и закрыв глаза от удовольствия.

Лучшей возможности для побега ждать не приходилось. И Алиса бросилась бежать и бежала до тех пор, пока хватило дыхания и пока собачий лай не затих вдали.

— А все-таки он был очень миленький! — сказала Алиса, расположившись отдохнуть под лютиком и обмахиваясь одним из его листков.— Я бы с удовольствием научила его всяким штукам, будь я своего роста. Ой, я чуть не забыла, что мне нужно вырасти! Погодите, как же это устроить? Вероятней всего, я должна что-нибудь съесть или выпить, весь вопрос в том — что!

Именно в этом и был весь вопрос. Алиса оглянулась по сторонам, осмотрела все цветы и травинки, но не нашла ничего такого, что годилось бы для еды или питья даже в этой необыкновенной обстановке. Рядом рос большущий гриб, он был даже немного выше ее. Алиса обошла его кругом и почему-то подумала, что стоит посмотреть, нет ли чего-нибудь на грибе.

Она приподнялась на цыпочки, и глазам ее явилась толстая сизая гусеница Шелкопряд. Шелкопряд сидел на верхушке гриба, скрестив руки, и спокойно курил кальян, не обращая ни малейшего внимания ни на что, в том числе и на Алису.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

 «Первым делом, — решила Алиса, — надо опять вырасти и сделаться такой, как обычно. Вторым делом, надо все-таки пробраться в этот чудесный сад. По-моему, правильный план».

План и впрямь был ясен и прост. Но беда в том, что Алиса понятия не имела, как его осуществить. Пока она размышляла и оглядывалась по сторонам, у нее над головой кто-то громко и весело залаял.

Алиса подняла голову. Прямо над ней стоял огромный Щенок и глядел на нее круглыми, добродушными глазами. Подумав, он потянулся к ней лапой.
— Собачка, а, собачка! — опасливо позвала его Алиса и даже попробовала свистнуть.
Ее не оставляла одна не очень приятная мысль: а что, если собачка хочет есть, и если хочет, не съест ли ее, Алису, заодно со всеми ее ласковыми словами.

Ненароком Алиса подняла с земли прутик и помахала им перед щенячьим носом.
Щенок подскочил, приземлился на все четыре лапы, радостно тявкнул, а потом накинулся на прутик и притворился, что хочет его растерзать. Алиса спряталась за большим лопухом, чтобы Щенок как-нибудь случайно не раздавил ее, но стоило ей выглянуть из-за лопуха, как Щенок, который только того и ждал, снова рванулся к прутику и даже перекувырнулся на ходу. Тогда Алиса, которой казалось, что она играет с ГИППОПОТАМОМ и что ГИППОПОТАМ вот-вот на нее наступит, снова спряталась за лопух. Между тем ГИППОПОТАМ снова и снова налетал на прутик: подскакивал, отбегал, возвращался и все время басовито лаял.
Наконец он выбился из сил и присел посреди поляны, свесив язык и жмурясь.

Алиса поняла, что ей самое время убираться подобру-поздорову. Она бежала, пока хватало дыхания, а Щенок все тявкал вдалеке.

«Славный пес! — вспоминала Алиса, прислонясь к стеблю ромашки и обмахиваясь ее лепестком. — Я бы его всему-всему выучила… если бы была хоть чуточку выше. Ой! Да как же я забыла! Мне срочно нужно подрасти. Как бы это сделать? Я думаю, нужно опять чего-нибудь съесть или выпить… Только вот чего?»

И действительно, чего? Алиса огляделась, посмотрела на цветы, на листья, на стебли травы, но ничего подходящего не увидела. Неподалеку возвышался большой гриб. Алиса глянула под шляпку — ничего. И слева — ничего. Справа — тоже ничего. Оставалось только посмотреть, нет ли чего-нибудь наверху, на шляпке гриба.

Она встала на цыпочки и вытянула шею.
В упор на нее смотрела толстая зеленая Гусеница.
Гусеница сидела на самом краю гриба, скрестив руки  на  груди,  и  спокойно  покуривала длинную  кривую трубку.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

«Первым делом надо бы дорасти до своего нормального роста, — раздумывала Алиса на ходу. — А вторым делом надо найти тропинку к тому прелестному садику. Мне кажется, что лучшего и не придумаешь».

Придумала она действительно здорово. Оставалась самая малость — придумать, как все это осуществить. Алиса опасливо всматривалась в лесной мрак, и вдруг прямо над ней кто-то как гавкнет! Она вздрогнула и глянула вверх.

Громадный щенок уставился на нее большими круглыми глазами и нерешительно протягивал лапу, пытаясь ее потрогать.
— Бедня-ажка! Малы-ышка! — подлизываясь, протянула Алиса и попыталась посвистеть ему. Но дрожащие губы ей не повиновались, потому что она думала о том, как бы этот громадный малышка, этот ужасный бедняжка не слопал ее, крошку, с голоду.

Мало чего соображая от страха, Алиса нашарила на земле какую-то веточку и протянула щенку. Тот с радостным визгом подпрыгнул, схватил ветку и стал ее яростно теребить. Алиса, не мешкая, нырнула в самую гущу чертополоха, чтобы щенок ненароком не раздавил ее. Но только она выбралась из колючек обратно, как щенок снова накинулся на бедную ветку, не рассчитал прыжка и кувырком полетел прямо на нее.
«Да, — подумала Алиса, — это все равно что танцевать со слоном: того и гляди раздавит».
И она снова забилась под куст. А щенок продолжал нападать на ветку. Он пятился, нацеливался и делал гигантский прыжок, промахивался и снова пятился. И лаял, не умолкая.

Алиса улучила момент, когда щенок, обессиленный борьбой с веткой, сел передохнуть, тяжело дыша открытой пастью и зажмурив громадные глаза, и… улепетнула.
Пока не стих лай щенка, она неслась без оглядки. И только тогда остановилась в тени развесистого цветка лютика, чтобы перевести дух.

— А щенок-то был просто прелесть! — сказала Алиса, обмахиваясь желтым лепестком лютика. — Я могла бы обучить его всяким штукам, будь он другого роста… Ой, глупая! Я совсем забыла, что и мне нужен вовсе другой рост! Ну как же, как же мне вырасти? Постойте… Ну конечно, нужно что-нибудь съесть или выпить. Но попробуй догадайся — что!

В рассуждении, что бы такое съесть, Алиса стала присматриваться к цветам и травинкам.
Но все это было не то. А ей требовалось именно ТО питье или ТА еда. Тут ее взгляд уперся в большой гриб, чуть ли не с нее ростом.

Она обошла его вокруг, заглянула под шляпку, ничего особенного не увидела и приподнялась на цыпочки: вдруг сверху что-нибудь обнаружится? И обнаружила Бабочкину Куколку!
Толстая и важная Куколка, укутанная шалью до глаз, невозмутимо попыхивала длинной фарфоровой трубкой.

.

____________________________________________________

Перевод Юрия Лифшица (1991, опубликовано в 2017):

– Во первых, – принялась она рассуждать, – надо покончить со всякими изменениями; во вторых, найти чудесный сад; в третьих, лучшего плана, чем этот, мне все равно не придумать!
План был, без сомнения, не хуже всякого другого, но как осуществить его Алиса не знала, и это было хуже некуда. Когда беспокойство ее достигло предела, а тропинку между деревьев нипочем не удавалось найти, раздался громкий лай.
Она резко оглянулась и увидела огромного щенка. Щенок, в свою очередь, внимательно разглядывал ее своими глазищами и делал неуверенные попытки дотронуться до нее лапой.
– Ах ты мой щеночек! – попыталась приласкать его насмерть перепуганная Алиса и даже попробовала свистнуть, хотя прекрасно понимала: если щенок голоден, ничто и никто не помешает ему пообедать ею.
Не помня себя от страха, она подобрала с земли щепочку и бросила ее щенку. Щенок оттолкнулся от земли всеми четырьмя лапами и с радостным визгом вцепился в щепку зубами. Пока он увлеченно ее грыз, Алиса, не желая попасть ему под лапы, спряталась за большим кустом чертополоха. Постояв, она обошла куст и только только собралась потихоньку удалиться, как щенок бросился на щепку, промахнулся и кубарем покатился по земле. Алиса снова забежала за куст и правильно сделала: забавы щенка с лошадь величиной добром бы не кончились. А щенок не переставал бросаться на щепку; при этом он разбегался, резко выпрыгивал вперед и непрерывно лаял.
Когда щенок напрыгался, охрип и улегся неподалеку, тяжело дыша и закрыв глаза от усталости, Алисе наконец представился удобный случай спастись бегством. Она незамедлительно им воспользовалась и не останавливалась до тех пор, пока совершенно не выбилась из сил и не перестала различать лай щенка, обиженного ее исчезновением.
Она удобно устроилась под сенью лютика и сказала:
– А песик премиленький! Я бы его живо приручила, если… если была бы хоть чуточку больше него. Ну и ну! Как же я могла позабыть о первом пункте плана? Позвольте, как же мне вырасти? Наверное, опять нужно что нибудь съесть или выпить. Но что именно – вот вопрос!
В самом деле – что? Вопрос был не из легких. В траве и среди цветов трудно было найти что либо удобоваримое. Неподалеку рос гриб, высотой с Алису или чуть выше. Она подошла к нему, тщательно осмотрела и даже обошла вокруг. Определить, съедобен он или нет, ей не удалось, и она решила взглянуть на шляпку гриба – не лежит ли что нибудь на ней?
Алиса встала на цыпочки и увидела наверху какое то крупное насекомое синего цвета. Оно сидело, облокотившись на шляпку гриба, курило сигару, смотрело Алисе прямо в глаза и не проявляло к ней – как, впрочем, и ко всему остальному, – никакого интереса.

[Конец ознакомительного фрагмента]

.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

«Сначала надо вырасти опять до правильного размера,- говорила себе Алиса, блуждая по лесу,- а потом надо найти дорогу в этот замечательный сад. Это и будет наилучший план».

План казался хоть куда, это правда, был простым и изящным; но была в нем одна трудность: как к нему приступить? Алиса не имела об этом ни малейшего понятия, и только, на всякий случай, внимательно глядела под ноги и по сторонам, между деревьев. Тут прямо над ее головой раздался лай, и она поспешно посмотрела вверх.

Сверху на нее уставился огромный щенок с большими круглыми глазами. Он неуверенно протягивал лапу, чтобы дотронуться до Алисы. «Цып-цып-цып!»- растерянно позвала Алиса и попыталась ему свистнуть, но от страха ничего не вышло: она ужасно боялась, что он голодный и, скорее всего, съест ее, как ни свисти.

Плохо понимая, что делает, она подняла палочку и протянула ее щенку; в ответ он прыгнул вверх, приземлившись на все четыре лапы, издал радостный вопль и набросился на палку, притворяясь, что это добыча. Алиса спряталась за кустом шиповника, чтобы щенок ее не сбил, но как только она показалась с другой стороны куста, щенок опять набросился на палку с таким рвением, что даже перекувырнулся. Алисе казалось, что она играет в пятнашки с паровозом; ожидая каждую секунду, что ее переедут, она опять спряталась за куст. Тогда щенок начал серию коротких атак на палку, отбегая очень далеко назад и продвигаясь вперед короткими перебежками, причем все время хрипло лаял. Наконец, он сел довольно далеко от палки, тяжело дыша, высунув язык и полузакрыв глаза.

Алиса решила, что это подходящая возможность утечь, и бежала до тех пор, пока не устала до потери дыхания, и пока лай щенка не затих за деревьями.

«И все равно, какой он был пупсик!»- сказала себе Алиса, отдыхая облокотившись на поникший лютик и обмахиваясь листом.- «Как бы я хотела научить его всяким штукам — если только была бы подходящего размера. Ой! Я совсем забыла, что должна как-то вырасти опять. Сейчас… как это делается? Надо что-то съесть… или выпить. Только ЧТО — вот большой вопрос».

Это был, конечно, довольно крупный вопрос. Алиса огляделась вокруг: цветы, трава и ничего подходящего для еды или питья при данных обстоятельствах. Рос, правда, рядом большой гриб размером с саму Алису; она заглянула ПОД него, по обе стороны ОТ него, ЗА него, и ей пришло в голову посмотреть и НА нем.

Она вытянулась, встала на цыпочки и заглянула наверх через край гриба. Ее глаза встретились с глазами большой синей гусеницы мужского пола, восседавшей на шляпке, скрестив руки, спокойно покуривая длинный кальян и в упор не замечая ни Алисы, ни вообще чего бы то ни было.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

«Первое, что я должна сделать — это обрести свой нормальный рост,» — размышляла Алиса, бредя по лесу — «Во-вторых, нужно найти дорогу в тот чудный сад. Думаю, на сегодня это лучший план.»

Несомненно, план был великолепен, сработан четко и со вкусом. Единственной проблемой было то, что она не имела ни малейшего представления, как его исполнить. Так Алиса шла, погрузившись в раздумья и время от времени озабоченно вглядываясь в просветы между деревьями, пока какое-то отрывистое тявканье прямо над головой не заставило посмотреть ее вверх.

Увиденное повергло Алису в ужас. Сверху на нее смотрел чудовищных размеров щенок, хлопая огромными глазами-тарелками. Он осторожно протягивал к Алисе лапу, пытаясь дотронуться. «Ах, бедняжка, мой ты маленький!» — выдавила из себя она как можно ласковее, силясь при этом посвистеть. Однако вместо свиста получился хрип, поскольку Алиса была страшно перепугана. К тому же ей не давала покоя одна кошмарная мысль о том, что щенок должно быть голоден, и в таком случае с удовольствием съест ее, не смотря на все эти нежности.

Не осознавая толком что делает, Алиса подобрала с земли палочку и протянула ее щенку. Это очень его обрадовало, и он с радостным визгом подпрыгнул, взмыв в воздух всеми четырьмя лапами. Затем щенок кинулся, пытаясь схватить палочку, чем в очередной раз напугал Алису. Она увернулась и спряталась за пышным кустом чертополоха, дабы не быть растоптанной. Но стоило ей показаться с другого края куста, как он опять стремительно бросился на палочку. Но на этот раз щенок переусердствовал, а потому полетел кубарем через куст. «Боже, это очень похоже на игру с бешеным слоном,» — подумала Алиса и, рискуя угодить под лапу, снова обежала куст чертополоха. На этот раз щенок стал нападать сериями коротких атак, сопровождаемых хриплым полаиванием. Каждый раз он не столько стремился схватить палочку, сколько пятился назад.
В конце концов щенок выдохся и сел поодаль с высунутым языком, тяжело дыша и прищурив огромные глаза.

Алисе это показалось прекрасной возможностью для побега. Не медля ни секунды, она вихрем сорвалась с места. Хотя лай щенка и замер вдали довольно скоро, Алиса бежала, пока совершенно не выбилась из сил.

«А все-таки, какой же милый щеночек попался!» — пробормотала она, прислоняясь к лютику, чтобы отдышаться, и обмахиваясь его листиком— «Я бы с удовольствием подрессировала его, если б… Если б рост мой соответствовал этому! Ох! Бог ты мой! Я совершенно забыла, что мне необходимо срочно вырасти! Так, так, так! Как же это делается? Ага, думаю мне нужно чего-нибудь такого поесть или попить. Только чего такого — вот в чем вопрос.»

Конечно, найти это самое чего-то такое было проблемой. Алиса осмотрелась, но вокруг не было вообще ничего съедобного, одни цветочки да кусточки, кроме… кроме огромного гриба, растущего неподалеку. Алиса подошла к грибу, и оказалось, что она ростом чуть ниже его. Алиса осмотрела его со всех сторон: и снизу, и под ним, и вокруг него— ничего особенного, обычный гриб. Тогда ей пришла в голову идея, как следует осмотреть верх шляпы.

Алиса привстала на носочках и посмотрела поверх шляпы и тотчас встретилась взглядом с большой голубой сороконожкой. Она сидела на самой макушке гриба, скрестив все свои сорок рук (или ног), и преспокойно курила длиннющую сигару, не обращая ни малейшего внимания ни на Алису, ни на что другое.

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

«Первое, что я должна сделать, — сказала себе Алиса, пока брела по лесу, — это вырасти до моего правильного роста; а второе — отыскать дорогу в тот чудный сад. По-моему, это самый лучший план.» [14]

План получился, без сомнения, отличный — изящный и простой; единственная трудность состояла в том, что Алиса не имела ни малейшего понятия, как воплотить его в жизнь. Она настороженно взглядывалась в чащу, как вдруг пронзительный лай, раздавшийся прямо над головой, заставил ее поспешно вскинуть глаза.

Огромный щенок смотрел на нее сверху вниз большими круглыми глазами и нерешительно тянул лапу, пытаясь ее потрогать. «Ах ты маленький бедняжка!», — сказала Алиса льстивым голосом и попыталась посвистеть ему, однако была слишком напугана, поскольку подумала, что щенок может быть голодным, и в этом случае он очень даже запросто слопает ее, сколько перед ним ни заискивай.

С трудом понимая, что делает, Алиса подобрала маленькую обломанную палку и дала ее щенку; тот, радостно взвизгнув, подпрыгнул в воздух всеми четырьмя лапами сразу, и бросился на палку, и начал демонстративно грызть ее; тогда Алиса отскочила назад, за огромный куст чертополоха, чтобы не угодить ему под ноги, и в тот момент, когда она оказалась с другой стороны куста, щенок вновь набросился на палку, но в спешке не удержался на ногах и кувырнулся через голову; тогда Алиса, думая, что это весьма похоже на игру с ломовой лошадью, и, боясь оказаться растоптанной в любой момент, снова обежала вокруг куста; тут щенок начал серию коротких атак на палку, всякий раз пробегая очень недалеко вперед, зато далеко пятясь назад, и уже охрипнув от непрерывного лая — пока, в конце концов, не уселся совершенно умотанный, часто дыша, высунув язык и полуприкрыв глаза.

Алиса сочла, что это хорошая возможность улизнуть, и пустилась бежать; она остановилась лишь тогда, когда совсем выбилась из сил и запыхалась, и все равно лай щенка был еще хорошо слышен вдалеке.

«И все же, какой это был миленький щеночек!, — сказала Алиса; она отдыхала, прислонившись к стеблю лютика, и обмахивалась его листком. — Мне бы так хотелось обучить его всяким трюкам, если бы… если бы я только была подходящего размера! Ой, я же чуть не забыла, что мне нужно снова вырасти! Так, подумаем, как же это устроить? Наверное, я должна что-то съесть или выпить; вот только большой вопрос, что именно?»

Действительно, это был большой вопрос. Алиса окинула взглядом цветы и траву вокруг, но не увидела решительно ничего, что выглядело бы пригодным в пищу или для питья. Неподалеку от нее рос большой гриб, высотой почти с нее саму, и после того, как она заглянула под него, и по обе стороны от него, и за него, ей пришло в голову, что надо бы посмотреть, нет ли чего на шляпке.

Так что она поднялась на цыпочки, вытянула шею и заглянула через край гриба — и незамедлительно встретилась взглядом с большой синей гусеницей, которая сидела на шляпке, сложив руки, и спокойно курила длинный кальян, не обращая ни малейшего внимания ни на Алису, ни на что-либо еще.

Комментарий переводчика:

[14] На самом деле, план не слишком-то логичный, если вспомнить, что все проблемы с попаданием в сад начались как раз тогда, когда Алиса была нормального роста. Хотя, конечно, она могла надеяться отыскать другой вход, пошире и повыше.

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

    — Первое что я должна сделать, — сказала Алиса самой себе, бродя по лесу, — Вырасти до моего настоящего размера, а во-вторых — найти путь в  тот прекрасный сад. Думаю, что лучшего плана никто не придумает.

План и вправду был хорош. Вне всяких сомнений. Очень точный и простой. Единственная трудность была в том, что она абсолютно не знала как его выполнить.
И в то время как она с тревогой оглядывалась среди деревьев, пронзительный лай прямо у нее над головой заставил ее в испуге посмотреть вверх.

Огромный щенок смотрел на нее большими круглыми глазами  и неуверенно протягивал лапу пытаясь коснуться ее.
— Бедняжка! — сказала Алиса успокаивающим тоном, и попробовала свистнуть ему, но ей все время было жутко при мысли, что он может быть голодным, и в этом случае ему больше придется по душе она сама,  чем ее уговоры.

С трудом соображая, что  делает, она подняла маленькую палку и протянула ее щенку, в то же мгновение щенок прыгнул вперед сразу всеми четырьмя лапами, с радостным визгом  набросился на палку и сделал вид, что боится ее, затем Алиса спряталась за большим лопухом, чтобы ее не затоптали, и в ту же секунду, когда она появилась с другой стороны, щенок снова бросился на палку и прыгал как сумасшедший, пытаясь побыстрее вцепиться в нее. Затем Алиса, решив, что это очень похоже на игру в салки с паровозом, и каждую секунду ожидая, что ее могут затоптать, снова побежала вокруг лопуха. Тогда щенок предпринял новую серию попыток достать палку — он  бежал вперед каждый раз и убегал далеко прочь, он носился взад-вперед как сумасшедший, и все время хрипло лаял, пока не повалился без сил, задыхающийся, с вывалившимся языком и с наполовину закрытыми огромными глазами.

Алиса решила, что это хорошая возможность спастись, что она тут же и сделала, и бежала пока совсем не выбилась из сил и не стала задыхаться, и пока лай щенка не стал едва слышен.

— И все же какой он милый, этот щеночек! — сказала Алиса, прислонившись к лютику, чтобы отдохнуть и обмахиваясь одним из его лепестков.
— Как бы мне хотелось обучить его разным штукам, если бы… если бы только я была правильного размера. Ах, боже мой! Я чуть не забыла, что мне нужно снова вырасти. Надо подумать КАК же это сделать! Неплохо бы было съесть или попить чего-нибудь, вот только весь вопрос в том как это сделать.

Это  и в самом деле был большой вопрос. Алиса посмотрела вокруг, на цветы и травинки, но не увидела ничего такого, что в данных обстоятельствах она могла бы съесть или выпить.
Рядом с ней стоял большой гриб, ростом с нее саму и когда она осмотрела его со всех сторон, она решила, что для полноты картины нужно посмотреть что у него на макушке.

Она встала на цыпочки, посмотрела на шляпку гриба и обнаружила там огромную гусеницу, сидевшую наверху, сложив руки на груди и спокойно покуривовавшую кальян и не обращавшую ни малейшего внимания ни на нее, ни на все остальное.

____________________________________________________

Перевод Олега Хаславского (2002):

«Первое, что мне следует сделать, — думала Алиса, бредя по лесу, — это вернуться к моему нормальному росту, второе – найти путь в тот прекрасный сад. Я думаю, это будет наилучший план».

Прекрасный план, в котором было единственное слабое место: Алиса не имела ни малейшего представления о том, с какой стороны к нему приступить; она с тревогой вглядывалась в заросли, как вдруг прямо над ее головой кто-то оглушительно залаял.

Огромный щенок смотрел сверху на нее круглыми глазищами и робко протягивал лапу, собираясь прикоснуться к ней. «Ах ты бедняжка» — сказала вкрадчиво Алиса, даже попыталась свистнуть ему, тогда как на деле была страшно напугана тем, что щенок может быть голодным, и если надумает слопать ее, тут уж никакая вкрадчивость не поможет.

С трудом отдавая себе отчет в собственных действиях, Алиса отломала большую палку и протянула ее щенку, тот с радостным лаем грохнулся всею тушей наземь, ухватил палку и принялся грызть ее; чтобы не оказаться раздавленной, Алисе пришлось укрыться за большим кустом чертополоха, как только она это сделала, щенок снова кувырком бросился к палке, и Алисе пришло в голову, что все это напоминает игру с ломовой лошадью, Алисе снова пришлось обежать куст, чтобы не попасть ему под ноги, тут щенок начал серию новых атак на палку, делая маленький бросок вперед и отскакивая далеко назад, свои действия он сопровождал хриплым лаем, так продолжалось до тех пор, пока он не уселся с высунутым языком на почтительном расстоянии от Алисы.

Алиса усмотрела в этом хорошую возможность для спасения бегством, она мчалась изо всех ног, пока окончательно не выбилась из сил, но и на большом расстоянии лай щенка был слышен довольно отчетливо.

«Все же это был премиленький щеночек! – сказала Алиса, она отдыхала, прислонясь к лютику и обмахиваясь его листочком. – Пожалуй, мне удалось бы обучить его разным трюкам, если бы – если бы я была нормального роста! Стоп – я же совсем забыла, — мне нужно снова вырасти! Подумаем, — ЧТО бы мне предпринять? Я полагаю, мне следует съесть или выпить что-нибудь подходящее, однако большой вопрос – что именно?»

Разумеется, это был большой вопрос. Алиса осмотрелась, но ни в цветах, ни в траве не было ничего такого, что можно было бы съесть или выпить соответственно обстоятельствам. Неподалеку от нее рос большой гриб, примерно с нее ростом; после того, как она осмотрела все и под ним, и позади, и вокруг него, ей пришло в голову, что неплохо бы исследовать его и сверху.

Она встала на цыпочки и заглянула за край шляпки гриба -– и тут же встретилась взглядом с большой гусеницей, которая сидела, сложа руки и курила большой кальян, не обращая ни малейшего внимания ни на Алису, ни на что бы то ни было.

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

Алиса перевела дух и стала строить планы на ближайшее будущее:
— Bo-первых, надо вернуться к моему первоначальному росту. Во-вторых, найти дорогу в тот чудесный сад. По-моему это хороший план.

Спору нет, план был великолепен — только с одним изъяном: его осуществление оставалось совершенной загадкой.
— Кажется, нужно что-нибудь выпить или съесть. Только вот что именно?

Вокруг не обнаружилось ничего сколько-нибудь подходящего. Правда, перед ней возвышался гриб-тутовик (он так назывался, потому что рос именно тут), однако на его шляпке сидел тутовый Шелкопряд. И не просто сидел, а курил кальян и не обращал на Алису ни малейшего внимания.

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

Принялась она бродить по лесу, раздумывая, как быть дальше.
«Первым делом надо стать такой, как прежде. А когда стану — попробую найти тот чудесный сад… Да, это самый правильный план».

План действительно был хорош. Но одно дело — составить план, и совсем другое — выполнить его. Бродила она, бродила, озираясь по сторонам, как вдруг прямо у неё над головой раздался звонкий лай. Алиска подняла голову, и…

… огромный щенище пристально смотрел на неё большущими круглыми глазами, потом осторожно протянул к ней лапу, пытаясь потрогать.
— Бедненький! — ласково, но дрожащим голоском  проговорила Алиска и даже попробовала свистнуть. На самом деле ей было жутко подумать, что если он голодный, то съест её, как ни подлизывайся.

Трясущимися руками она подняла с земли прутик и протянула его щенку. Тот от радости подпрыгнул, тявкнул и бросился на прутик, как будто хотел укусить его. Алиска забежала за большой куст чертополоха, чтобы не попасться псу под горячую лапу. В ту же секунду щенок снова бросился на прутик и со всего размаху шлёпнулся на землю.
Это было всё равно, что играть с тягловой лошадью: того и гляди — попадёшь под копыта. Алиска снова спряталась за чертополох. Тогда щенок изменил тактику: он делал шаг вперёд и два шага назад, и снова вперёд, и снова назад. При этом он, не переставая, хрипло лаял. Наконец, он удалился от Алиски на приличное расстояние, уселся, вывалил язык, прикрыл глаза и устало задышал.

Было самое время уносить ноги. Алиска бросилась бежать, и бежала, пока не выбилась из сил, а лай щенка был почти не слышен.
Она прислонилась к лютику, чтобы перевести дух, и принялась обмахиваться листочком.

«Какой он всё-таки хорошенький! — подумала Алиска. — Можно было бы приручить его… если бы только подрасти!… Ой, мамочка, чуть не забыла: мне же ещё надо вырасти! Только как же это сделать? Думаю, нужно что-нибудь съесть или выпить, но что?»

Действительно, что? Алиска обвела взглядом цветы, траву, но не увидела ничего съедобного. Рядом, правда, рос большущий гриб, с неё ростом. Алиса заглянула под гриб, обошла вокруг него и решила посмотреть, что у него на шляпке.

Она встала на цыпочки, заглянула за край гриба — и встретилась взглядом с большой гусеницей голубого цвета, — точнее, это был гусениц, потому что он курил длинную-предлинную диковинную трубку. Руки его почивали на груди, он был спокоен, безмолвен и не обращал ни на что, в том числе и на неё, ни малейшего внимания.

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— Первым делом, — говорит себе, бредя по чащобе, — надо снова вырасти до собственных размеров; вторым — найти дорогу в тот восхитительный садик. А лучше ничего и не придумаешь.

Задумка-то, вне сомнений, великолепная, к тому ж ясно-просто осуществимая;
одна только закавыка: у неё ни малейшего представленья, с чего начать; она пристально всматривается в просветы между деревьями, но тут резкий-отрывистый тявк прямо над головой заставил весьма поспешно вскинуть взгляд.

Сверху на неё смотрит огромными круглыми глазищами исполинский щенок да неуверенно тянет лапу, норовя дотронуться.
«Бедный малютка!» по-доброму воскликнула Алис и попыталась ему посвистеть; а сама всё время с ужасом думает, вдруг голодный, ибо в таком случае запросто сожрёт, невзирая на весь ейный подлизон.

Плохо соображая, чего делает, она подняла хворостинку и предлагает щенку поиграть; тот, взвизгну в от восторга, подпрыгнул на всех четырёх лапах, ринулся на хворостинку и сделал вид, якобы треплет зубами;
тут Алис спряталась за огромный куст чертополоха, дабы он на неё не наступил; причём едва выглянула с другой стороны, щен снова напал на хворостинку’ да, спеша её схватить, аж перекувырнулся;
тогда Алис, сообразив, дескать такая забава весьма похожа на игры с ломовой лошадью, и опасаясь, мол её вот-вот затопчут, снова юркнула за куст чертополоха; а щенок выдал залп коротких бросков на хворостинку, всякий раз вперёд продвигаясь по чуть-чуть. зато долго пятясь, да всю дорогу хрипло лая, пока не сел поодаль, тяжело дыша. вывалив из пасти язык и призакрыв огромные глазищи.

Алис решила, что выпадает великолепный случай смыться, посему сразу помчалась прочь и бежала до тех пор. пока не устала да запыхалась; щенячий лай уже слабо доносится из да-альнего далека.
— А всё же милый щеночек! — Алис прислонилась к стеблю лютика отдохнуть и обмахивается одним из его листьев. — Очень хотела б его научить всяким ловким проделкам, кабы… кабы только вырасти сперва до собственных размеров! Ох, батюшки! Чуть не забыла — надо же снова подрасти! Погодите… как обычно происходит-то? Полагаю, нужно чего-нибудь съесть или выпить; но главный вопрос — чего именно?

Вот уж. безусловно, главный вопрос — чего именно? Алис обозрела окружающие цветы да стебли трав, однако не увидела ни фига подходящего для поеданья или выпивания в сложившихся обстоятельствах.
Рядом торчит, правда, гриб чуть выше её ростом; заглянув под него, да по обе стороны от него, да за него, Алис подумала, дескать, пожалуй, неплохо б посмотреть, чего у гриба на шляпке-то.

Встав на цыпочки да глянув поверх кромки, тут же упёрла взор в глаза толстому синему гусеницу, сидевшему, сложив руки на груди, посередь шляпки, спокойно покуривавшему кальян через длиннющую трубку и не обращавшему вниманья ни на неё, ни на что-либо другое.

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — Первое, что следует сделать, — рассуждала Алиса вслух, пробираясь через заросли, — это снова стать нормального роста. Второе — нужно найти дорогу в тот дивный сад. Думаю, это наилучший план.

Действительно, нельзя не согласиться, что план был хорош, он выглядел весьма стройным, понятным и легко выполнимым. Была, правда, одна небольшая сложность… Дело в том, что Алиса не имела ни малейшего представления, как его осуществить. И пока она с тревогой всматривалась в обступавшие её со всех сторон деревья, кто-то вдруг отрывисто тявкнул прямо у нее над головой, испугав и заставив поспешно поднять глаза.

Огромный щенок смотрел на неё сверху вниз своими большущими круглыми глазами и опасливо тянулся к ней лапой.
— Бедный малыш! — заискивающе произнесла Алиса и попробовала посвистеть щенку. — Бедняжка! Хоро-о-ший! Ма-а-аленький!
Она ужасно испугалась при мысли, что щенок может оказаться голодным, а ведь тогда ему наверняка захочется её съесть, несмотря на всё её сюсюканье.

Полагая, что твёрдо знает, что делает, Алиса подняла небольшую палку и бросила её щенку, отчего тот подпрыгнул сразу на всех четырех лапах, радостно взвизгнул и бросился за палкой, намереваясь подхватить её зубами. Тогда Алиса юркнула за большой куст чертополоха и притаилась там, чтобы разыгравшийся пёсик случайно её не затоптал. А тот снова бросился на палку. Он игриво припадал головой к передним лапам, подпрыгивал, подхватывал палку, подбрасывал и теребил её. Алиса, прикинув, что играть сейчас с этим щенком — это всё равно что резвиться с ломовой лошадью, и, каждый миг ожидая, что будет растоптана его массивными лапами, обежала чертополох и притаилась с другой его стороны. А щенок принялся наскакивать на палку, делая небольшие рывки вперёд и возвращаясь назад, хрипло взлаивая и восторженно повизгивая. Наконец, он устал и уселся, тяжело дыша, свесив язык и полузакрыв глаза.

Кажется, это был удобный момент для бегства, и Алиса немедленно им воспользовалась. Она пустилась наутёк и бежала до тех пор, пока не устала настолько, что едва могла перевести дыхание, а щенячий лай слабо звучал где-то вдалеке.

— Уф-ф! — произнесла Алиса, прислоняясь к стеблю лютика, чтобы перевести дух, и радуясь, что удалось сбежать. — Но все же какой это был забавный щеночек! Хотелось бы мне повозиться с ним и научить его всяким трюкам, если бы… если бы только он был подходящего размера. О, господи! Я совсем забыла, что мне нужно вырасти обратно!.. Так, дай-ка мне подумать… Как это можно сделать? Полагаю, я могла бы съесть или выпить что-нибудь ещё. Но большой вопрос: что именно?

Да, конечно, это был большой вопрос — что? Алиса огляделась по сторонам, посмотрела на окружающие её цветы и травы, но не увидела ничего, что выглядело бы съедобным или пригодным для питья в подобных обстоятельствах. Был только большой гриб, растущий неподалеку и столь же высокий, как сама Алиса. И когда она посмотрела на него и под него и в обе стороны от него и заглянула за него, ей пришло в голову, что не мешало бы посмотреть, что там может быть у него на шляпке.

Она поднялась на цыпочки и заглянула поверх гриба. Её глаза немедленно встретились с глазами большого Шелкопряда, который, удобно разместившись на шляпке, спокойно покуривал кальян и не обращал ни малейшего внимания ни на Алису, ни на что-либо ещё.

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 «Первое, что я должна сделать», говорила себе Алиса, бродя по чаще, «это снова вырасти до правильного роста; а второе — отыскать путь в этот чудесный сад. Мне кажется, это самый лучший план».

План — на самом деле звучало чудесно, нет сомнений, — план, устроенный точно и просто; одно затруднение — у неё не было ни малейшего представления, как его осуществлять; и вот в тот момент, как она озабоченно присматривалась среди деревьев, короткий резкий лай, прямо над нею, заставил её поспешно поднять голову.

Громадный щенок смотрел на неё большими круглыми глазами, слабо забирая лапой, пытаясь достать её. «Бедненький!» — начала Алиса заискивающим тоном и попыталась присвистнуть, хотя ей это не удалось, — она ужасно боялась, всё время думая, что он, может быть, голоден, и по этой причине, похоже, захочет съесть её, несмотря на всё её заискивание.

Едва сознавая, что делает, она подняла короткую ветку и замахнулась на щенка; щенок тотчас подпрыгнул в воздухе на всех четырёх лапах, взвизгнув от удовольствия, и кинулся на ветку, делая вид, что рассержен; Алиса увернулась под большой чертополох, удержавшись от бегства, и в тот момент, как она оказалась по другую сторону, щенок совершил ещё один бросок на ветку, в спешке перекувырнувшись вверх пятками, пытаясь дотянуться; Алиса, понимая, что это похоже на игру с телегой в лошадиной упряжке, и каждую минуту ожидая, что он затопчет её, снова нырнула за чертополох; тогда щенок начал серию коротких наскоков на ветку, каждый раз беря длинный разгон и продолжая при этом хрипло лаять, пока не присел, наконец, изрядно отбегав, прерывисто дыша, с высунутым языком, полуприкрыв большие глаза.

Алиса увидела в этом прекрасную возможность сбежать и тотчас сорвалась и бежала до тех пор, пока совсем ни устала, запыхавшись, а лай щенка ни был едва различим на расстоянии.

«И всё же, какой чудесный щеночек», сказала Алиса, вытягиваясь, чтобы отдохнуть под лютиком, и обмахиваясь листочком: «Ой, как хочется обучить его всяким трюкам, если б — если б только я была подходящего роста! Ой, светики! Чуть не забыла, что мне нужно вырасти. Посмотрим — как это сделать? Наверное, нужно что-нибудь съесть или выпить; вопрос только — что?»

Да, это был вопрос. Алиса оглядела всё вокруг себя, каждый цветок и стебелёк, но ничто не выглядело так, чтобы съесть или выпить при данных обстоятельствах. Близ её рос большой гриб почти такого же роста, как она сама, и когда она осмотрела его снизу, слева и справа, и сзади, ей пришло в голову, что с таким же успехом она может заглянуть и узнать, что делается, наверху.

Она вытянулась на цыпочках и украдкой заглянула за край грибной шляпки, и её глазам немедленно предстала большая голубая гусеница, которая сидела на самом верху со сложенными руками, тихо покуривая кальян и не обращая ни малейшего внимания ни на неё, ни на что другое.

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

— Перш за все мені необхідно,- говорила Аліса, блукаючи  в лісі,- досягти свого справжнього зросту і потім знайти дорогу до того чудового саду. Гадаю, що такий план буде найкращим.

Без сумніву, план був справді блискучий, чітко і ясно розроблений. Єдина трудність полягала в тому, що вона сном-духом не знала, як взятися за його здійснення. Коли вона заклопотано придивлялася поміж дерев, коротке сердите гавкання над самісінькою головою примусило ЇЇ хутко глянути вгору.

Здоровенне цуценя дивилося на неї великими круглими очима і нерішуче простягало одну лапу, намагаючись доторкнутися до неї.
— Бідолашне мале, — промовила Аліса лагідним голосом і спробувала посвистіти до нього. При цьому її страшенно лякала думка, що може цуценя голодне, тоді воно напевне з’їсть її, незважаючи на всю її лагідність.

Сама не знаючи для чого, вона підняла маленьку паличку і простягла її цуценяті. Те миттю стрибнуло, заскавчавши від радості, кинулося на паличку і вдавало, що шматує її. Тоді Аліса чкурнула за величезний будяк, щоб цуценя не затоптало її. В ту мить, коли вона з’явилася з Другого боку, цуценя знов кинулося на паличку і так поспішало схопити її, що полетіло перекидом. Аліса вирішила, що це занадто схоже на гру з ломовиком. Побоюючись, що цуценя кожної миті може наступити на неї, вона знову побігла за будяк. Після цього цуценя почало робити безперервні напади на паличку, кожного разу пробігаючи дуже коротку відстань вперед і довгу — назад. Воно весь час хрипло гавкало і, нарешті, сіло на досить далекій відстані, важко хекаючи, висолопивши язика і примруживши великі очі.

Ця мить здалася Алісі влучною нагодою для втечі. Вона хутко помчала геть і бігла доти, доки не засапалася так, що аж дух їй забивало. Гавкання цуценяти ледве долинало здалеку.

— Але яке воно гарненьке, оте цуценятко, — промовила вона, коли прихилилася до курячої сліпоти перепочити, обмахуючись її листком.- Я б залюбки навчала його всіляким штукам, якби… якби тільки мій зріст дозволяв мені займатися цим. Ой лишенько! Я мало не забула, що мені необхідно підрости! Треба подумати… Як цього домогтися? Гадаю, що повинна щось з’їсти або випити. Але виникає питання, що саме?

Це справді було важке питання: що саме? Аліса придивлялася до квітів і трав, але нічого придатного для даного випадку не бачила. Зовсім недалечко ріс великий гриб, майже такий заввишки, як вона сама. Коли вона заглянула під нього, потім оглянула його з усіх боків, їй спало на думку подивитися, що робиться зверху.

Вона стала навшпиньки і зиркнула поверх гриба. Там її погляд зустрівся з поглядом великої блакитної гусениці, що сиділа на грибові, склавши лапки, і спокійно попихкувала великою люлькою, не звертаючи уваги ні на Алісу, ні на що-небудь взагалі.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— Найперше, що мені треба зробити, — розмірковувала Аліса, блукаючи між деревами, — це стати такою, як завжди. — А друге — знайти дорогу до чарівного саду. Мабуть, кращого плану годі й придумати.

План і справді виглядав блискуче — був складений просто і ясно. Єдина складність полягала в тому, що Аліса уявлення не мала, як підступитися до його виконання. Вона тривожно нишпорила очима між дерев, аж раптом над самою її головою хтось голосно дзявкнув. Аліса сквапно підвела голову.

Згори великими круглими очима на неї зирило велетенське щеня, несміливо простягаючи до неї лапу.
— Ох, ти ж моя цюця! — улесливо озвалася Аліса і спробувала навіть посвистіти. Проте сама аж стерпла від думки, що це щеня може бути голодним, і тоді йому нічого не варто буде схрумати її разом з усіма її лестощами.

Ледве тямлячи, що вона робить, Аліса підняла якусь ломачку і простягла щеняті. Щеня радісно дзявкнуло, високо підскочило на всіх чотирьох і кинулося на ломачку, вдаючи, ніби хоче її пошматувати. Аліса, насилу стримуючись, щоб не кинутися навтікача, гулькнула за високе будячиння. Та щойно вона з-за нього визирнула, як щеня вчинило новий наскок, і з поспіху беркицьнулося через голову.
Алісі здавалося, ніби вона бавиться з конем-ваговозом — першої-ліпшої хвилини можна було втрапити під його копита! Вона знову шмигнула за будяк.
Щеня тим часом розпочало цілу низку коротких нападів на ломачку: відбігало назад набагато далі, ніж посувалося вперед, і весь час гавкало. Нарешті, важко відсапуючи, воно сіло віддалік, висолопивши язика і приплющивши великі очі.

Кращої нагоди для втечі годі було й уявити. Аліса миттю пустилася навтікача і гнала, аж доки почала задихатися з утоми. Щенячий гавкіт завмер у далині.

— А все ж яке втішне щенятко! — мовила Аліса, знеможено спершись на квітку жовтцю і обмахуючись одним з листочків. — Ех, яких тільки трюків не навчила б я його, якби… якби була… Ой, мало не забула — мені ж треба трохи підрости! Ану лиш поміркуймо, як його зробити?.. Гадаю, треба чогось випити або з’їсти. Але чого саме?

І справді, ЧОГО? Аліса оглянула всі довколишні квітки й стеблинки, але не завважила нічого такого, що надавалося б до їжі чи до пиття.
Поблизу ріс великий гриб, трохи більший за саму Алісу, і, коли вона обстежила його скрізь — і знизу, і згори, і справа, і зліва, їй спало на думку, що непогано було б також дослідити його і зверху.

Зіп’явшись навшпиньки, Аліса зиркнула поверх гриба і зненацька зустрілася очима з велетенською блакитною Гусінню. Згорнувши руки на грудях, Гусінь сиділа на шапинці й статечно курила довгу кальянову люльку, не звертаючи жодної уваги на те, що діється довкола.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— Першай справай, — сказала Алеся, разгледзеўшыся ў гушчары, — трэба вярнуць свае памеры. Другая рэч — знайсьці дарогу ў той чароўны сад. Думаю, гэта найлепшы плян.

Плян запраўды падаваўся выдатным: простым і ясным. Адна бяда, яна ня мела найменшага ўяўленьня, як яго ажыцьцявіць. І пакуль Алеся хапатліва разглядалася ў гушчары, кароткі пранізьлівы брэх над самаю галавою прымусіў яе зірнуць угору.

Агромністы шчанюк узіраўся вялізнымі круглымі вачыма і асьцярожна выцягваў лапу, спрабуючы да яе дакрануцца.

— Беднае сабачанё! — пяшчотна сказала Алеся і паспрабавала падклікаць яго сьвістам.

Але дзе там! Алеся баялася, што шчанюк галодны і — сьвішчы не сьвішчы! — можа проста зьесьці яе.

Алеся, мала ўсьведамляючы, што робіць, падняла трэсачку і сунула яе шчаняці. А той з радасным віскам падскочыў угору адразу на ўсіх чатырох лапах і кінуўся да трэскі, як быццам вельмі хацеў ёю завалодаць. Тады Алеся матлянулася за куст чартапалоху, каб шчанюк яе не растаптаў. І, калі яна апынулася па той бок куста, шчанюк зноў кінуўся да трэскі, закідваючы ногі за вушы, каб хутчэй яе ўхапіць. Алеся, для якой гэтыя хованкі былі як забаўкі з канём, рызыкавала патрапіць пад шчанюковыя лапы. Яна зноў схавалася за куст. Шчанюк яшчэ некалькі разоў з хрыплым брэхам памыкаўся да трэскі: то крыху ўперад, то далёка назад! І, урэшце, сеў, яхаючы, высалапіўшы язык і прыплюшчыўшы вочы.

Выдаўся-такі шанец уцячы ад шчаняці! Алеся наважылася і пабегла, аж пакуль не стамілася і спынілася набрацца духу, а брэх не сьціхаў удалечыні.

— І ўсё-ткі, які мілы шчанючок! — сказала Алеся, прыхіліўшыся да сьцябла курасьлепу і абмахваючыся яго лістом. — Навучыць бы яго ўсялякім штукам! Калі б… калі б… я толькі мела патрэбны для гэтага рост! О людцы! Я ледзь не забылася, што павінна зноў вырасьці! Трэба падумаць, як гэта робіцца? Здаецца, я павінна што-небудзь зьесьці ці выпіць. Пытаньне — што!?

Пытаньне “што” сапраўды заставалася нявырашаным. Алеся агледзела навакольныя кветкі і травінкі, але ня ўбачыла нічога такога, што варта было б зьесьці альбо выпіць. Паблізу рос вялізны грыб, памерам, бадай што, з Алесю. Яна агледзела яго зьнізу, збоку і ззаду. А чаму б ня глянуць таксама, што там наверсе?

Алеся ўзьнялася на дыбачкі, зазірнула за край грыбовай шапачкі і вочы ў вочы спаткалася зь вялізным блакітным вусенем. Ён сядзеў на самай плешцы ды курыў кальян, склаўшы рукі і не зважаючы ні на Алесю, ані на што ў сьвеце.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

“Найперш,- казала сабе, блукаючы па лесе Аліса,- мне трэба вярнуць свой натуральны памер, а потым знайсці шлях у той прыгожанькі садочак. Я лічу, што гэта найлепшы план.”
План насамрэч быў добры і не блага пабудаваны, але ўсё ж меў адзін недахоп – Аліса не ўяўляла, як збіраецца гэта рабіць. Яна па просту блукала сярод дрэў, пакуль чыйсьці кароткі, але гучны брэх не прымусіў яе падняць галаву.
Велізарнае шчанё глядзела на Алісу вялікімі круглымі вачыма і асцярожна спрабавала дакрануцца да яе сваёй лапай.
“Бедненькі сабачка”- прамовіла Аліса ліслівым голасам, а потым паспрабавала пасвістаць. Яна моцна спалохалася ад думкі, што шчанё можа быць галодным і захоча яе з’есці, не гледзячы на ласкавасць.
Блага разумеючы, што робіць, яна схапіла невялічкую палку і працягнула яе шчаню. Паглядзеўшы на палку, шчанё падскочыла ў паветра ўсімі лапамі і з віскам захаплення падбегла да яе. Аліса схавалася за вялікім чартапалохам. Крыху пабойваючыся, што яе растопчуць, Аліса паказалася з іншага боку, шчанё зноў кінулася да палкі, куляючыся па дарозе. Алісе здавалася, што яна гуляе з ламавою лошаддзю, у кожны момант чакаючы, што патрапіць ёй пад капыты. Яна ўсё бегала вакол чартапалоха, а шчанё час ад часу рабіла напады на палку, робячы кароткі выпад наперад, а потым доўга адыходзячы, не перастаючы брахаць. А пасля яно, ўрэшце стаміўшыся, села на добрай адлегласці, высунула язык і напалову заплюшчыла вочы.
Аліса вырашыла, што гэта добрая магчымасць збегчы. Яна пабегла і бегла ажно пакуль не запыхалася, а шчанюковы брэх не пачаў гучаць ціха-ціха.
“І ўсё ж такі — гэта быў даволі файны сабачка!- прамовіла Аліса, калі прысланілася да казяльца, каб аддыхацца, абмахваючы сябе адным з яго лістоў.- Я б магла навучыць яго разнастайным фокусам, калі… калі б толькі была патрэбнага памеру! Мамачкі! Я амаль што забылася, што мне трэба вырасці! Але ж толькі як? Дайце падумаць — дзеля гэтага, я патрэбна што-небудзь з’есці, альбо выпіць, але што?”
Гэта было насамрэч цікавае пытанне. Аліса азірнулася, вакол былі толькі кветкі і зёлкі, але нічога, што б яна магла з’есці ці выпіць. Аліса знайшла толькі грыб памерам з яе саму. Яна паглядзела пад ім, абышла вакол, урэшце вырашыла паглядзець на ягоную шапку.
Яна паднялася на пальчыкі, зірнула ўгару і сустрэлася вачыма з вялікім Вусенем, які сядзеў, склаўшы на грудзях рукі і паліў кальян, не звяртаючы ані на што ўвагі.

____________________________________________________

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>