«Алиса в Стране Чудес» — 4.3. Кролик, Пат и рука в окне

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_11
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

And so she went on, taking first one side and then the other, and making quite a conversation of it altogether; but after a few minutes she heard a voice outside, and stopped to listen.

“Mary Ann! Mary Ann!” said the voice. “Fetch me my gloves this moment!” Then came a little pattering of feet on the stairs. Alice knew it was the Rabbit coming to look for her, and she trembled till she shook the house, quite forgetting that she was now about a thousand times as large as the Rabbit, and had no reason to be afraid of it.

Presently the Rabbit came up to the door, and tried to open it; but, as the door opened inwards, and Alice’s elbow was pressed hard against it, that attempt proved a failure. Alice heard it say to itself, “Then I’ll go round and get in at the window.”

“That you won’t!” thought Alice, and, after waiting till she fancied she heard the Rabbit just under the window, she suddenly spread out her hand, and made a snatch in the air. She did not get hold of anything, but she heard a little shriek and a fall, and a crash of broken glass, from which she concluded that it was just possible it had fallen into a cucumber-frame, or something of the sort.

Next came an angry voice—the Rabbit’s—”Pat! Pat! Where are you?” And then a voice she had never heard before, “Sure then I’m here! Digging for apples,<29> yer honour!”

“Digging for apples, indeed!” said the Rabbit angrily. “Here! Come and help me out of this!” (Sounds of more broken glass.)

“Now tell me, Pat, what’s that in the window?” “Sure, it’s an arm, yer honour!” (He pronounced it “arrum.”)

“An arm, you goose! Who ever saw one that size? Why, it fills the whole window!”

“Sure, it does, yer honour: but it’s an arm for all that.”

“Well, it’s got no business there, at any rate: go and take it away!”

There was a long silence after this, and Alice could only hear whispers now and then; such as, “Sure, I don’t like it, yer honour, at all, at all!” “Do as I tell you, you coward!” and at last she spread out her hand again, and made another snatch in the air. This time there were two little shrieks, and more sounds of broken glass. “What a number of cucumber-frames there must be!” thought Alice. “I wonder what they’ll do next! As for pulling me out of the window, I only wish they could! I’m sure I don’t want to stay in here any longer!”.

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

29 — Digging for apples — Яблоки выкапываю (букв, to dig for искать).

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Так она разговаривала и спорила сама с собой, беря то одну сторону, то другую. Беседа получалась очень интересная, но тут под окнами послышался чей-то голос. Она замолчала и прислушалась.

– Мэри-Энн! Мэри-Энн! – кричал голос. – Неси-ка сюда перчатки! Да поторапливайся!
Вслед за тем на лестнице послышался топот маленьких ног. Алиса поняла, что это Кролик ее ищет, и, забыв о том, что она теперь в тысячу раз его больше и бояться ей его нечего, так задрожала, что весь дом зашатался.

Кролик подошел к двери и толкнул в нее лапкой. Но дверь открывалась в комнату, а так как Алиса уперлась в нее локтем, она не поддавалась. Алиса услышала, как Кролик сказал:
– Что ж, обойду дом кругом и залезу в окно…

– Ну, нет! – подумала Алиса.
Подождав, пока он по ее расчетам должен был подойти к окну, она наугад высунула руку и попробовала его схватить. Послышался крик, что-то шлепнулось, зазвенело разбитое стекло. Видно, он упал в теплицы, в которых выращивали огурцы.

Потом раздался сердитый крик.
– Пат! Пат! – кричал Кролик. – Да где же ты?
А какой-то голос, которого Алиса раньше не слыхала, отвечал:
– Я тут! Яблочки копаю, ваша честь!

– Яблочки копаю! – рассердился кролик. – Нашел время! Лучше помоги мне выбраться отсюда!
Снова зазвенело разбитое стекло.

– Скажи-ка, Пат, что это там в окне?
– Рука, конечно, ваша честь!
(Последние два слова он произносил как одно – получалось что-то вроде «вашчсть!»)

– Дубина, какая ж это рука? Ты когда-нибудь видел такую руку? Она же в окно едва влезла!

– Оно, конечно, так, вашчсть! Только это рука!

– Ей там во всяком случае не место! Иди и убери ее, Пат!

Наступило долгое молчание, лишь время от времени слышался шепот:
– Вашчсть, не лежит у меня сердце… Не надо, вашчсть! Прошу вас…
– Трус ты эдакий! Делай, что тебе говорят!
Тут Алиса снова пошевелила пальцами в воздухе. На этот раз послышалось два вопля. И снова посыпались стекла.
– Какие большие там теплицы! – подумала Алиса. – Интересно, что они теперь будут делать! «Убери ее, Пат!» Я бы и сама была рада отсюда убраться! Вот бы они мне помогли!

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

И так она продолжала /болтать/, становясь сперва на одну сторону, а затем на другую, и в общем у нее получался неплохой разговор; но спустя несколько минут она услышала голос снаружи и замолчала, чтобы прислушаться.
‘Мэри Энн! Мэри Энн!’ сказал голос. ‘Неси мне мои перчатки сейчас же!’ Затем раздался легкий топот ног по лестнице.

Алиса поняла, что это был Кролик, который пришел и ищет ее, и она задрожала так, что весь дом затрясся <«пока она не стала сотрясать весь дом»>, совершенно позабыв о том, что сейчас она была в тысячу раз больше, чем Кролик, и у нее не было никакой причины бояться его.
Вскоре Кролик подошел к двери и попытался открыть ее; но, так как дверь открывалась вовнутрь, а локоть Алисы был крепко прижат к ней, эта попытка оказалась неудачной. Алиса слышала, как он сказал себе ‘Тогда я обойду /дом/ и влезу в него через окно.’

‘Этого ты не сделаешь’ подумала Алиса и, подождав до тех пор, пока ей не почудилось, что она слышит Кролика как раз под окном, она неожиданно вытянула свою руку и сделала хватательное движение в воздухе. Она ничего не схватила, но она услышала короткий пронзительный вопль, звук падения и грохот разбившегося стекла, из-за которых она пришла к выводу, что, вполне вероятно, он упал в теплицу для огурцов или что-то подобное.

Затем послышался сердитый голос — /голос/ Кролика — ‘Пэт [15]! Пэт! Где ты?’ И затем /раздался/ голос, которого она никогда прежде не слышала, ‘Конечно же я здесь! Копаю яблочки, ваш честь!’
‘Копаю яблочки, в самом деле!’ сказал Кролик сердито. ‘Сюда! Иди и помоги мне выбраться отсюда!’ (Снова /послышались/ звуки разбитого стекла.)
‘А теперь скажи мне, Пэт, что это такое в окне?’
‘Конечно же, это рука, ваш честь!’ (Он произнес это слово как «эруука».)
‘Рука, ты, простофиля! Кто же видел когда-нибудь руку такого размера? Эй, да она же заполняет /собой/ все окно!’
‘Конечно, заполняет, ваш честь, но это все равно рука.’
‘Что ж, ей там не место <«у нее там нет никакого дела»>, во всяком случае; ступай и убери ее!’

Наступила продолжительная тишина после этого, и Алиса могла слышать только перешептывания, время от времени; такие, как ‘Конечно же, мне это не нравится, ваш честь, совсем, совсем!’ ‘Делай так, как я тебе велю, ты, трус!’ и, наконец, она снова высунула руку, и сделала еще одно хватательное движение в воздухе. На этот раз раздалось два коротких пронзительных вопля, и еще больше звуков разбитого стекла.
‘Какое же количество теплиц для огурцов там должно быть!’ подумала Алиса. ‘Интересно, что они будет делать дальше! А что касается того, чтобы вытянуть меня из окна, мне бы как раз и хотелось, чтобы они смогли /сделать это/! Я уверена, что я больше не хочу оставаться здесь <= я ведь конечно не хочу…>!’

ПРИМЕЧАНИЯ:

15 — Pat — уменьш. от Patrick, Patricia.

.

 

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Долго ли, нет ли, лежала Соня, только вдруг слышит она издали чей-то голос; прислушивается: „Матрена Иванова, а Матрена Ивановна, куда вы пропали? что не несете перчатки?» затем, топ, топ, взбирается кто-то по ступенькам на лестницу.
Как заслышала Соня голос да шаги кролика, вся затряслась, даже весь дом покачнулся. И чего она, глупенькая, испугалась! чуть не забыла, что при ее росте не страшен ей ни кролик, ни всякий другой зверь.

Подошел кролик к двери, хочет отпереть — не подается: дверь отпирается внутрь, а Соня локтем приперла ее. Не сладил кролик, отошел и слышит Соня: „ну» говорит, „влезу в окно.»

„Как же, непременно, попробуй-ка,» подсмеялась Соня. Заслыша кролика под окном, она вдруг как растопырит пальцы…. ( Руку-то одну она ведь высунула в окно. ) Слышит, писк, хлоп! задребезжали стекла где-то внизу, будто провалился кто в рамы парника.

Затем яростный крик кролика: „Петька, Петька, где ты бездельник?» Отвечает ему чей-то незнакомый голос, словно петуший: «здесь я, в навозной куче, спаржу рою вашей милости.»

«Роет спаржу!» с сердцем кричит кролик. „Иди сейчас, вытащи меня отсюда!» И опять хруст, лязг побитых стекол.

«Гляди-ка Петька, что это там торчит в окне»
„Никак рука, ваша милость.»

«Рука, хохлатый тетерев! когда-ж бывают такие руки! эта ручища, не видишь, что ли, загородила все окно!»

«Загородила-то, загородила, а все-ж это рука, ваша милость!»

„Ну, пусть, ручища, только ей там не зачем быть, и ты у меня сейчас пойди, чтобы не было ее!»

Молчание. Изредка только, слышит Соня, перешептываются под окном.
„Воля ваша, сударь, не пойду: больно страшно.»
«Трусишка, смеешь ты ослушиваться! делай, что тебе приказывают, не то!…»
Тут Соня опять растопырила пальцы.
На этот раз запищали в оба голоса, потом хлоп, хлоп! и опять задребезжали стекла.
„Сколько же у них там должно быть парников!» подумала Соня. „Что-то они теперь станут делать! Хоть бы догадались вытащить меня в окно; сил моих нет скорчившись лежать.»

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 Еще несколько времени продолжала Алиса разговаривать сама с собою, как вдруг около дома послышался голос кролика. Она стала прислушиваться.

— Мэри-Анна! Мэри-Анна! — кричал кролик. — Принеси мне перчатки, сию же минуту!
Потом легкие шаги стали подниматься по лестнице наверх. Испугавшись, что кролик взойдет и увидит ее, Алиса задрожала так, что затрясся дом; она совсем забыла, что стала теперь чуть не в тысячу раз больше кролика и потому ей нечего бояться его.

Между тем, кролик взошел на лестницу и попробовал отворить дверь; но так как она отпиралась вовнутрь и в нее упирался локоть Алисы, то это, конечно, не удалось ему.
— Обойду кругом, — сказал  он, — и влезу в окно.

«Ну, нет, этого не будет», — подумала Алиса. Она стала прислушиваться и когда услыхала, что кролик подошел к окну, высунула из него руку, а потом быстро сжала пальцы в кулак, как будто хотела схватить что-то. Она, конечно, ничего не поймала, но услыхала слабый, жалобный визг и звон разбитого стекла.
«Должно быть кролик упал на парниковую раму или на что-нибудь в этом роде и разбил стекло», — подумала она.

— Пат! Пат! — через минуту сердито закричал кролик, — Где ты там?
— Я здесь, сударь, — ответил какой-то незнакомый голос. — Я рою ямку для яблок.

— Роешь ямку? — все так же сердито проговорил кролик. — Поди-ка сюда да помоги мне!
Послышалась какая-то возня и снова зазвенели разбитые стекла.

— А теперь скажи мне, Пат, что это такое в окне?
— Конечно, рука, сударь.

— Рука? Этакий гусь!  А видал ты когда-нибудь руки такой величины? Ведь она заняла все окно!

— Видать не видал, сударь. Но  это все-таки рука.

— Ну, ей тут совсем не место.  Ступай и убери ее!

Затем наступило продолжительное молчание, и только изредка слышался шепот: «Нет, я не могу, сударь, не могу!»
— «А я говорю, что ты должен сделать это, трус ты этакий!»
Алиса опять протянула руку с таким движением, точно она хватается за воздух, и на этот раз послышались два взвизга и сильный треск разбитого стекла.
«Сколько у них парниковых рам! — подумала Алиса. — Интересно, что дальше будет. Я очень бы желала, чтобы им удалось вытащить меня отсюда! — подумала Алиса. — Мне совсем не хочется оставаться здесь».

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

Так она продолжала лежать и обсуждать со всех сторон свое положение, но через нисколько минут услыхала голос, доносившийся снаружи, и стала прислушиваться.

— Марианна! Марианна! — произнес голос. — Сию же минуту подай мне мои перчатки! — Потом послышалось легкое пошлепыванье лапок по лестнице. Алиса поняла, что это Кролик ее разыскивает и так задрожала, что затрясся весь домик. Она совсем забыла, что сделалась в тысячу раз больше Кролика, и теперь ей совсем нечего было его бояться.

Тем временем Кролик подошел к двери и попробовал ее отворить, но так как дверь отворялась вовнутрь, а Алисин локоть был плотно к ней прижат, то попытка Кролика не увенчалась успехом. Алиса услыхала, как он сказал самому себе:

— Ну, так я обойду и влезу в окошко.

— Этого-то и не будет, — подумала Алиса и, выждав, когда шаги Кролика послышались под окном, она вдруг протянула руку и сделала в воздухе движение пальцами, как будто хотела схватить. Ей в руку ничего не попало, но она услыхала легкий взвизг, шум падения и треск разбитого стекла, из чего заключила, что, вероятно, Кролики упали на парниковую раму или на что-нибудь в этом роде.

Вслед за этими раздался рассерженный голос, — голос Кролика:

— Пэт! Пэт! Где ты? — и, в ответ ему, другой голос, которого Алиса никогда до тех пор не слыхала:

— Здесь я, где же мне и быть. Окапываю яблони, ваша милость!

— Окапываю яблони! — сердито проворчал Кролик. — Иди же сюда скорей и помоги мне, подняться. (Снова послышался звон битого стекла).

— Ну, теперь скажи мне, Пэт, что такое там, в окне?

— Ручища, ваша милость, верное слово, ручища. (Они произнеси не „ручища“, а „ручьище“).

— Ручища! Гусь ты, — гусь и есть и больше ничего! Кто же когда-нибудь видали такую руку? Ведь она занимает всё окно!

— Верное слово, занимает, ваша милость; а все же таки, это рука.

— Ну, хорошо, не в этом дело; ступай и убери ее. — Вслед за этими наступила долгая тишина, и Алиса только от времени до времени улавливала шепотом произнесенные слова:

— Не охота мне, ваша милость, уж больно не охота!

— Делай, что тебе говорят, трус ты этакий!

Наконец она опять протянула руку и снова сделала в воздухе движение, как будто хотела схватить.

На этот раз послышалось два взвизга и вдвое сильнейший трески разбиваемого стекла.

— Сколько же это у них там парниковых рам! — подумала Алиса. — А интересно, что они теперь станут делать. Что касается того, чтобы вытащить меня из окна, так я даже очень хотела бы, чтобы они могли это сделать. Мне совсем не хочется здесь дольше оставаться, уж это-то верно.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Как вдруг со двора послышался чей-то голос.
— Мэри-Анна! Мэри-Анна! — кричал кто-то. — Когда же ты подашь мне перчатки?
Затем послышались шаги мягких лапок.
Алиса поняла, что это пришёл за ней Кролик, и задрожала так, что вместе с нею затрясся и весь домик. Она позабыла, что была теперь в тысячу раз больше Кролика могла уже не бояться его.
Кролик подошёл к двери и попробовал было её отворить; но так как дверь отворялась внутрь, а Алиса подпёрла её локтем, то, конечно, его попытки оказались тщетными. Алиса слышала, как он сказал:
— Что же делать? Придётся влезать в окно!
«Ну это едва ли возможно!» — подумала Алиса и, выждав, когда Кролик подошёл к самому окну, быстро высунула из него руку и сделала пальцами хватательное движение.
Она ничего не схватила, но услышала звук чьего-то падения, жалобный писк и звон разбитых стёкол, из которого она могла судить, что Кролик от страха упал прямо на парниковые рамы или влетел в чьё-нибудь чужое окно.
— Пат! Пат! — вдруг послышался сердитый голос Кролика. — Где ты?
И кто-то ответил:
— Я здесь, я здесь, сударь! Я рою ямку для яблок!
Алиса ещё ни разу не слышала этого голоса.
— Рою ямку для яблок! — сердито передразнил его Кролик. — Бросай всё и идти скорее сюда! Помоги мне вылезти отсюда!
Послышался новый звук битого стекла.
Кто-то побежал к Кролику на помощь.
— Но что это торчит из окна, Пат? — снова спросил Кролик.
— Это чья-то рука, сударь! — послышался ответ.
— Рука! Ах ты, гусь лапчатый! Да разве такие большие руки бывают?! Посмотри, она заняла собой всё окно!
— Что делать, сударь, но это — действительно рука!
— Но ей здесь совсем не место, этой руке! Пойди и убери её!
Затем последовало долгое молчание и до Алисы долетел только шёпот: «Боюсь, сударь!.. Что-то не очень нравится мне, сударь, эта рука!». На что Кролик строго крикнул:
— Иди и делай, что тебе приказывают, трус ты эдакий!
Тогда Алиса высунула руку ещё больше и опять сделала хватательное движение пальцами. Послышались уже два испуганных визга, и уже кто-то вдвоём снова упал на стёкла.
«Да сколько у них парниковых рам! — подумала Алиса. — Интересно знать, что они будут делать дальше? Хорошо было бы, если бы они вытащили меня из этого домика, а то уже надоело в нём сидеть!»

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   И она продолжала в том же духе, принимая то одну сторону, то другую и создавая   этого целый разговор; но внезапно снаружи раздался чей-то голос, и она замолчала, прислушиваясь.

— Маша! А, Маша! — выкрикнул голос. — Сейчас же принеси мне мои перчатки! — За этим последовал легкий стук шажков вверх по лестнице.
Аня поняла, что это пришел за ней Кролик, и так стала дрожать, что ходуном заходил весь дом. А между тем она была в тысячу раз больше Кролика, и потому ей нечего было его
бояться.

Вскоре Кролик добрался до двери и попробовал ее открыть: но так как дверь открывалась внутрь, а в нее крепко упирался Анин локоть, то попытка эта окончилась неудачей. Аня   тогда услыхала, как он сказал про себя: «В таком случае я обойду дом и влезу через окно!»

«Нет, этого не будет!» — подумала Аня и, подождав до тех пор, пока ей показалось, что Кролик под самым окном, вдруг вытянула  руку, растопырив пальцы. Ей ничего не  удалось схватить, но она услыхала маленький взвизг, звук паденья и звонкий треск разбитого стекла, чего она заключила, что Кролик, по всей вероятности, угодил в парник для огурцов.

Затем послышался гневный окрик Кролика: «Петька,  Петька! Где ты?» И откликнулся голос, которого она еще не слыхала: «Известно где! Выкапываю яблоки, ваше благородие!»
— Знаю твои яблоки! — сердито фыркнул Кролик. — Лучше
пойди-ка сюда и помоги мне выбраться этой дряни. (Опять звон разбитого стекла.)

— Теперь скажи мне, Петька, что это там в окне?
— Известно, ваше благородие — ручища! (Он пронес это так: ручища.)

— Ручища? Осел! Кто когда видел руку такой  величины? Ведь она же все окно заполняет!

— Известно, ваше благородие, заполняет. Но это рука, уж как хотите.

— Все равно, ей там не место, пойди и убери ее!

Затем долгое молчанье. Аня могла различить только шепот и тихие восклицания, вроде: «Что говорить, не нравится мне она, ваше благородие, не нравится!» — «Делай, как я тебе
приказываю, трус этакий!» Наконец она опять выбросила руку, и на этот раз раздались два маленьких взвизга и снова зазвенело стекло.
«Однако сколько у них там парников! — подумала Аня. —  Что же они теперь предпримут! Я только была бы благодарна, если бы им удалось вытащить меня отсюда. Я-то не очень хочу здесь оставаться!».

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

Она продолжала бы разговаривать сама с собой и дальше, но чей-то голос, раздавшийся снаружи, прервал ее.

— Марфуша! Марфуша!— кричал голос,— сию же минуту подай мне перчатки!
Затем послышался легкий топоток ног по лестнице.
Алиса сообразила, что это Кролик и что он ищет ее, и задрожала так сильно, что дом весь затрясся — совсем упусти и из виду, что она теперь почти в тысячу раз больше Кролика и смело может его не бояться.

Как раз в эту минуту Кролик достиг двери и попробовал открыть ее. Но так как дверь открывалась внутрь, а изнутри в нее упирался локоть Алисы, его попытка не увенчалась успехом. Алиса расслышала, как он пробормотал:
— В таком случае я обойду кругом и проникну через окошко!

— Этого ты не сделаешь! — подумала Алиса и, обождав, пока Кролик, по ее мнению, уже достиг окна, высунула руку и сделала в воздухе такое движение, как будто хотела что-то схватить.
Она ничего не ощутила на своих пальцах. Но зато услыхала крик, звук падения и звон разбитого стекла — из чего заключила, что Кролик свалился, очевидно, в находившуюся под окном парниковую раму.

Затем послышался сердитый голос — принадлежавший Кролику:
— Иван! Иван! Где ты там?
А в ответ — голос, которого она еще ни разу не слышала раньше, в этом она была уверена:
— Я, с вашего позволения, здесь. Рою яблоки, ваша милость.

— «Рою яблоки», скажите, пожалуйста!— сказал сердито Кролик.— Поди сюда! Помоги мне выбраться отсюда. (Еще звук разбитого стекла). Теперь скажи мне, Иван, что это там в окне?

— С вашего позволения, это — рука, ваша милость.

— Рука, гусь ты лапчатый! Разве руки бывают такой величины? Да она заполняет собой все окно!

— Так точно, заполняет, ваша милость. И все-таки это рука.

— Ну, как бы там ни было, ей здесь нечего делать. Поди и удали ее оттуда.

Затем наступило долгое молчание. Лишь изредка еле слышное перешептывание долетало до Алисы, вроде: — «С вашего позволения, не нравится мне это дело, ваша милость, ох, как не нравится!» — и «Делай, что тебе велят, трусишка!» Тут Алиса снова высунула руку и снова повторила в воздухе то же движение. На этот раз было два коротких вскрика и еще больше звона разбиваемого стекла.
— Сколько там парниковых рам!— подумала Алиса.— Интересно, что они теперь предпримут? Что касается того, чтобы вытащить меня через окно — я очень хотела бы, чтобы это оказалось им под силу. Мне-то уж наверное не хочется оставаться здесь дольше.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       И она продолжала так размышлять, касаясь то одной стороны вопроса, то другой и основательно рассматривая его в целом. Но спустя несколько минут снаружи раздался чей-то голос, и она прислушалась.

— Мэри Анна! Мэри Анна! — звал голос. — Подай мне сейчас же мои перчатки!
Затем на лестнице послышался лёгкий топот лапок. Алиса знала: это бежит Кролик посмотреть, что она там делает, и задрожала так сильно, что пошатнула дом. Алиса совсем забыла, что она теперь в тысячу раз больше, чем Кролик, и нет никаких оснований его бояться.

Кролик тем временем был уже у двери и попытался открыть её. Но так как она отворялась внутрь, и локоть Алисы был плотно прижат к двери, то его попытка потерпела неудачу. Алиса услышала, как он пробормотал про себя:
— Тогда я обойду кругом и влезу в окно!

«Этого ты не сделаешь!» — подумала Алиса и, подождав до тех пор, пока ей показалось, что она слышит шаги Кролика под самым окном, неожиданно протянула руку и схватила воздух. Алиса никого не поймала, но услышала слабый крик, шум падения и звон разлетевшегося в куски стекла. Она решила, что, очень вероятно, Кролик упал на парниковую раму или на что-нибудь в этом роде.

Вслед за тем послышался сердитый голос Кролика:
— Пат! Пат! Где ты?
В ответ раздался голос, которого она до сих пор не слышала:
— Будьте уверены, я здесь! Окапываю яблони, ваша честь!

— «Окапываю яблони», в самом деле! — сказал раздражённо Кролик. — Иди сюда и помоги мне выбраться из этого! (Звон ещё большего числа разбившихся стёкол.) Теперь скажи мне, Пат, что там, в окне?

— Вот те на! Это рука, ваша честь! (Он произнёс: «р-р-ука».)

— «Рука»! Ах ты, гусь! Кто же видел когда-нибудь руку такой величины? Ведь она всё окно заполняет.

— Верно, заполняет, ваша честь, и всё-таки это рука.

— Ну, ей, во всяком случае, нечего там делать: отправляйся и убери её прочь!

После этого наступило продолжительное молчание, и Алиса время от времени, только и могла расслышать шёпот вроде следующего: «Будьте уверены, не нравится мне эта история, ваша честь, совсем не нравится!» — «Делай, что я тебе приказываю, трус!» В конце концов она снова протянула руку и снова схватила лишь воздух. Теперь было слышно уже два слабых вскрика и ещё сильнее, чем в первый раз, зазвенели бьющиеся стёкла. Сколько же должно быть, здесь парниковых рам! — подумала Алиса. — Интересно, что они теперь будут делать! Что касается их намерения вытащить меня из окна, я только того и хотела бы! Я-то уж во всяком случае не желаю оставаться здесь дольше!»

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

Она продолжала все в том же духе, изображая то одного, то другого собеседника, и беседа уже неплохо налаживалась, как вдруг со двора до нее донесся чей-то крик. Алиса замолчала и прислушалась.

— Мэри-Энн! — кричал знакомый голос. — Сию минуту неси перчатки!
И тут на лестнице послышался легкий, быстрый топоток.
Алиса сразу догадалась, что это Кролик бежит ее искать, и задрожала так, что весь дом заходил ходуном, — она совершенно забыла, что ведь сейчас она, пожалуй, в тысячу раз больше Кролика и, значит, ей совершенно нечего его бояться.

Кролик был уже у дререй; он попытался войти, по дверь открывалась внутрь, и Алиса крепко уперлась в нее локтем, так что все старания его были бесполезны.

— Ну что ж, тогда зайду с той стороны и попробую влезть в окно, — пробормотал он себе под нос.

«Как бы не так!» — подумала Алиса и приготовилась. Когда, по ее расчетам. Кролик как раз добрался до карниза, она внезапно высунула руку как можно дальше и наудачу попыталась его схватить; схватить она ничего не схватила, но тем не менее за окном раздался писк, звук падения и звон разбитого стекла. (Алиса подумала, что Кролик, видно, угодил в парник с огурцами, теплицу или что-нибудь в этом роде.)

Затем раздался яростный вопль:
— Пат! Пат! Куда ты там запропастился?
(Это кричал Кролик.) Ему ответил голос, которого Алиса еще не слыхала:
— Стало быть, тут я, ваше вашество! Яблочки выкапываю!

— «Яблочки выкапываю»! — сердито передразнил Кролик. — Нашел занятие! Иди-ка лучше помоги мне выбраться отсюда!
(Снова послышался звон битого стекла.)

— А теперь скажи мне, Пат, что это там такое торчит в окне?
— Стало быть, ручкя, вашество! (Слово «ручка» Пат произносил именно так — «ручкя».)

— «Ручкя», осел! Ничего себе ручка! Еле в окно пролезла!

— Стало быть, так-то оно так, вашество, а только это ручкя, напротив правды не попрешь!

— Ну ладно, пусть ручкя, только ей там не место! Изволь убрать ее оттуда!

Наступила долгая пауза. Собеседники, как видно, говорили еле слышным шепотом, и лишь изредка Алисе удавалось расслышать отдельные выражения.
— Стало быть, не лежит у меня душа к этому делу, вашество. Никак не лежит. Ну никак!
— Делай, что приказано, трус несчастный!
Наконец Алиса, не выдержав, опять наудачу цапнула рукой. На этот раз запищали двое, и стекла сыпались гораздо дольше. «Ну и много же у них парников, — подумала Алиса. — Интересно, что они там еще придумают! „Изволь убрать ее оттуда“! Я бы рада была отсюда убраться! Хорошо бы, они правда смогли меня отсюда вытащить!»

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

В этом духе она и рассуждала, то за одну сторону, то за другую, и выходило вроде двусторонней беседы,— но тут снаружи послышался голос:

—  Мэри-Энн! Мэри-Энн! Сию же минуту подай мне перчатки!
На лестнице раздался топот ножек. Это явился Кролик. Он ищет ее. Поняв это, Алиса задрожала от страха так, что дом затрясся; она совсем забыла, что стала в тысячу раз больше Кролика и может вовсе его не бояться.

Тем временем Кролик подбежал к двери и попробовал ее открыть. Дверь открывалась внутрь, локоть Алисы крепко подпирал ее, так что у Кролика ничего не вышло. Тогда он сказал, и Алиса это расслышала;
— Обойду-ка я кругом и залезу в окно.

«А вот не залезешь!» — подумала Алиса, выждала, пока ей не послышалась возня Кролика под окном, а тогда быстро разжала кулак, высунутый в окно, и — хвать! — схватила воздух. Поймать она никого не поймала, но раздался писк, шум падения и звон битого стекла, из чего можно было заключить, что Кролик свалился, уж по крайней мере, на парник с огурцами.

А потом кто-то, — конечно, Кролик, — сердито закричал:
—  Пэт! Пэт! Ты где?
И в ответ раздался голос, которого Алиса раньше не слыхала:
—  Провалиться   мне,  ваша   честь, я  здесь яблочки копаю.

—  Яблочки  копаешь! — разозлился    Кролик. — Иди сюда! Помоги мне выбраться.
И снова зазвенело, зазвенело стекло.

—  А теперь, Пэт, скажи, что это там в окне?
—  Провалиться  мне,  ваша  честь, это какая-то петрушка!

—  Эх ты, гусь! Никакая это не петрушка, а чья-то пятерня! Только  разве она такая бывает, со все окно величиной!

—  Провалиться мне, ваша честь, я тоже хотел сказать «пятерня». Хоть и со все окно, а пятерня.

—  Ну, все равно там ей делать нечего. Ступай и выстави ее оттуда!

Наступила долгая тишина. Кролик и Пэт шептались, шепот еле доносился до Алисы.
—  Провалиться мне, ваша честь, она мне здорово не нравится.
—  Трус! Делай, что приказано!
Тогда Алиса снова разжала кулак и — хвать! — схватила воздух. На этот раз писку было вдвое, а битого стекла вчетверо больше.
«Сколько там у них парников! — думала бедная Алиса. — Интересно, что они теперь будут делать? Сумели бы они вытащить меня через окно, как было бы хорошо! Здесь я больше оставаться не хочу, хватит с меня!»

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

 Так она размышляла и смотрела на все то С ОДНОЙ СТОРОНЫ, то С ДРУГОЙ СТОРОНЫ — одним словом, рассуждала, как вдруг под окном раздался Голос. Алиса прислушалась.

—  Марианна! — потребовал Голос. — Где же перчатки, Марианна?!
На лестнице послышался топот ног. Когда Алиса поняла, что это Кролик ворвался в дом и теперь ищет ее, она задрожала от ужаса, да так, что стены заходили ходуном. Ей как-то не пришло в голову, что теперь Кролик раз в сто меньше ее самой. Спрашивается, чего же его бояться!

Кролик подошел к двери и подергал ручку. Но дверь открывалась внутрь, и Алиса подперла ее плечом. Кролик потоптался за дверью, а потом Алиса услышала его бормотание:
—  Фу, заклинило. Придется лезть через окно…

«Ну нет!» — твердо решила Алиса и, подождав, когда Кролик, по ее расчетам, приблизился к окну, высунула руку и цапнула. Ей показалось, что она промахнулась, но тут кто-то истошно завизжал, раздался звон разбитых стекол. Алиса поняла: ЧТО-ТО тяжелое провалилось в теплицу с огурцами, которую она заметила неподалеку от крыльца.

Затем послышался негодующий голос Кролика:
— Па-а-ат! Пат! Ты где? Другой, незнакомый голос ответил:
— Туточки, хозяин! Редиску для компота рву.

— «Для компота», — сердито передразнил Кролик. — Я тебе покажу «компот»! А ну, вытащи меня отсюда.
Опять зазвенело стекло.

— Так, Пат. А теперь подумай и скажи, что это там из окна торчит?
— Гляди-ка, хозяин, ручка!

— «Ручка», дармоед! Нашел «ручку»… Она еле в окно влезла.

— Не без этого, хозяин. Ручка солидная.

— Нечего ей там делать. Убери ее немедленно, кто она там, ручка или не ручка.

Наступило молчание. Потом Алиса услышала шепот:
— Я ее после, хозяин. Ручка-то того…
— Делай, что говорят, дубина!
Алиса пошевелила рукой и снова цапнула. На этот раз завизжали двое и опять зазвенели стекла.
«Господи, сколько же у них огурцов! — ужаснулась Алиса. — Интересно, что они придумали? Если меня вытащат через окошко, я буду только рада. А то здесь становится скучно».

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

Так она довольно складно рассуждала сама с собой и, само собой, была сама собой вполне довольна, как вдруг снаружи послышался чей-то голос. Алиса притихла.

— Эй, милочка! — кричал кто-то. — Долго мне дожидаться перчаток?
И тут же на лестнице послышался дробный топоток. Алиса сообразила, что это Кролик. И он ищет именно ее. Она так задрожала, что домик зашатался. С испугу она и не вспомнила, что во много раз переросла Кролика и не ей бы его бояться, а наоборот.

Первым делом Кролик толкнулся в дверь. Но не тут-то было: дверь открывалась внутрь, а внутри была Алиса, которая упиралась в дверь локтем. Кролик озадаченно хмыкнул:
— Придется лезть в окно.

— Попробуй, — усмехнулась Алиса.
Она прикинула, когда Кролик окажется под окном, стремительно высунула руку и попыталась сцапать его. Она промахнулась, но услышала писк и звон разбитого стекла. Похоже, что Кролик шмякнулся в какой-нибудь парник с огурцами.

И тут же раздался пронзительный визг:
— Пат! Па-ат! Да где же ты, в конце концов? А какой-то другой, незнакомый голос ответил спокойно:
— Тута я! Вот с яблочками копаюсь, хозяин!

— Чего же ты копаешься, когда меня скорей вытаскивать надо! — разозлился Кролик.
Снова зазвенело стекло.

— Глянь-ка, Пат, что это из окна торчит?
— Я так полагаю, хозяин, что ладошка. С пальчиками.
Последнее слово он произнес так невнятно, что получилось — «с палочками».

— Какие палочки, дурень, это с бревно величиной! Все окно разворотило!

— Спорить не стану, хозяин, а только это с пальчиками.

— Хватит пререкаться. Пойди и выволоки это оттуда прочь!

В ответ — молчание и возня. Потом до Алисы донесся шепот:
— Не нравится мне все это, хозяин, вот что я скажу.
— Жалкий трус! Делай, что велят!
Алиса пошарила рукой в воздухе. Тут уж взвизгнули оба, а стекла так и посыпались.
«Ого! Сколько же там у них парников? — подумала Алиса. — Хотела бы я знать, что у них на уме. «Выволоки ее прочь!» Я бы и сама не прочь отсюда выбраться. Помогли бы».

.

____________________________________________________

Перевод Юрия Лифшица (1991, опубликовано в 2017):

Беседовать с самою собой, становясь то на одну, то на другую точку зрения, было очень приятно. Возможно, эта беседа не имела бы конца, если бы… если бы не раздался чей то громкий голос. Алиса оборвала себя на полуслове и прислушалась.
– Мэри! Мэри! – надрывался голос. – Долго я еще буду ждать?
По лестнице застучали чьи то легкие шажки. Алиса узнала походку Кролику и перепугалась. И совершенно напрасно. Ведь она была чуть ли не в тысячу раз больше него, и никакой опасности для нее этот маленький зверек не представлял. Только вот большой девочкой Алиса себя не ощущала и задрожала так, что дом заходил ходуном и едва не рухнул.
Кролик подошел к двери и толкнул ее. Дверь была крепко прижата рукою Алисы, и войти ему не удалось. Затаив дыхание, она слышала, как он проворчал:
– Придется обойти кругом и влезть в окно.
«Только попробуй!» – подумала Алиса и, улучив момент, когда Кролик, по ее расчетам, должен был подойти к окну, попыталась его схватить. И хотя это ей не удалось, кое что все таки произошло: кто то коротко взвизгнул, а спустя мгновение звук падения какого то тела слился со звоном вдребезги разбитого стекла. Судя по всему, пострадали парники с огурцами или что то вроде того.
Затем послышались гневные вопли Кролика.
– Пат! Ко мне! Пат! Сюда! Сколько можно ждать? Где ты там копаешься?
– Дак это, яблоки копаю, милорд, – отозвался незнакомый Алисе голос. – Где же мне быть то?
(Только он сказал не «милорд», а «мылорд». )
– Яблоки копаю! – злобно передразнил Кролик. – Лучше бы помог мне выбраться отсюда…
Опять хрустнуло стекло.
– Эй, Пат, что там торчит в окне?
– Дак это, кажись, ручишша, мылорд.
(Вместо «ручища» он так и сказал «ручишша». )
– Какая же это «ручишша», болван? Таких больших рук не бывает! Она же в окне не помещается!
– Дак я и говорю ручишша, коли не помещается!
– Хорошо! Не век же ей торчать! Выброси ее оттуда!
Наступило продолжительное молчание. Затем раздался невнятный шепот:
– Дак это, мылорд, может, не надо, а? Не стоит, может? А, мылорд?
– Ах ты трус! Иди, кому говорят!
Алиса, потеряв терпение, снова шевельнула рукой и снова не без успеха, потому что взвизгнули уже двое и стекол было разбито в два раза больше.
«У них, наверное, много парников, – сделала вывод Алиса. – Интересно, что они затевают. Рука в окне торчит! Мне и самой надоело здесь торчать. Лучше бы помогли выйти. Я бы им только спасибо сказала».

.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

 И так бы она продолжала вести то одну, то другую партию, и разговор получался вполне ничего, но через несколько минут послышался голос снаружи. Алиса примолкла и вслушалась.

«Мэри-Энн! — говорил голос — Мэри-Энн! Давай перчатки сию секунду!» — Затем последовал топоток по ступенькам, и Алиса поняла, что это Белый Кролик пришел за ней, и задрожала сама и дом затрясла, совсем забыв, что она теперь раз в тысячу больше него и нет резона его бояться.

Кролик был уже у двери и пытался ее отворить, но она открывалась внутрь и была крепко подперта Алисиным локтем, так что ничего у Б. Кролика не вышло. Алиса услышала, как он говорит сам себе: «Ничего, тогда обойду и залезу через окно».

«Ничего не залезешь!»- подумала Алиса, подождала немного, пока Кролик заскребся под окном, и вдруг выставила руку и схватила воздух. Ничего она не зацепила, но услышала слабенький вскрик, шлепок об землю и треск стекла. Из зтого она заключила, что, по всей вероятности, Б. Кролик приземлился на парник для огурцов или чего-то такого.

Затем раздался сердитый голосок- это опять был Б. Кролик: «Пат! Пат! Ау!» Голос, какого Алиса раньше никогда не слыхала, отвечал: «Да здесь я, ваше здоровье! Яблуки тут вот копать задумал…»

Кролик сердито закричал: «Яблуки! Ты СЮДА иди, помоги мне!» (Тут опять стало потрескивать стекло.)

«Так, хорошо, скажи мне, Пат, что это у тебя там в окне?»
«Это? Рука это, ваше здоровье, не иначе как рука!» (Он произносил «ето».)

«Рука ето… Ворона ты! Где ты видел ТАКУЮ? Она в окне-то еле помещается!»

«Помещаться-то помещается, ваше здоровье, да только рука это».

«Ну, по крайней мере, Я ее туда не клал, и вообще, она там явно лишняя. Поди вынь ее!»

Последовало долгое молчание, в продолжение которого Алиса только и слышала что неразборчивый шепот, да и то по временам: «Это… Не надоть бы этого, ваше здоровье, ох не надоть!»
«Делай, что говорю я, трус!» — услышала Алиса и тут высунула руку опять. Теперь последовали ДВА вскрика, а также много звона. «Ну и парников тут у них! — подумала Алиса.- А интересно, что они теперь будут делать? Из окна им меня не вынуть, а жаль: с меня, пожалуй, хватит!»

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

 Так она продолжала этот диалог, то ругая себя, то оправдывая, пока спустя несколько минут не услышала чей-то голос снаружи: «Ася! Ася!» Алиса умолкла и прислушалась. По лестнице мягко затарабанили шаги — кто-то поднимался, выкрикивая: «Сейчас же неси мне перчатки!» Алиса сообразила, что это Кролик ищет ее, и вся задрожала, сотрясая дом. Она совсем забыла, что теперь в тысячу раз больше Кролика, а потому нет смысла бояться его.

Кролик подошел к двери и налег на нее, силясь открыть. Поскольку дверь открывалась вовнутрь, а локоть Алисы был крепко прижат к ней, у Кролика ничего не вышло. Алиса услышала, как, попыхтев за дверью, он буркнул себе под нос: «Что ж, придется лезть в окно.»

«Ах, вот чего ты захотел!» — подумала Алиса. Она подождала, пока Кролик спустится и обойдет дом. Когда, как казалось Алисе, Кролик был под окном, она резко высунула руку, пытаясь схватить его. Поймать кого-либо ей не удалось, зато послышался короткий визг, звук падения и звон разбитого стекла. Из всего этого Алиса сделала вывод, что скорее всего Кролик угодил в теплицу или что-то в этом роде.

Затем последовал сердитый крик Кролика: «Пак! Пак! Где ты? » После этого зазвучал голос, который Алиса раньше никогда не слышала: «Конесно тут! Яблоки выкапываю, хосяин!»

«Яблоки, значит! Ага, конечно!» — рявкнул Кролик. — «Хватит мне лапшу вешать! Иди и помоги мне выбраться из этой дряни!» (Продолжительное позвякивание и хруст разбитого стекла.)

— Ладно, теперь может ты скажешь мне, Пак, что это там в окне такое?
— Конесно, хосяин! Там рука! (Он произнес это как «люка».)

— Рука? ! Болван! Когда и где ты еще такое видел? Она ж все окно занимает!

— Конесно, хосяин! Но все-таки это рука, как ни крути.

— Да какая разница? ! Все равно нечего ей там делать. Иди и вытащи ее оттуда!

Воцарилось долгое молчание. Теперь Алиса улавливала лишь отдельные фразы, произносимые шепотом: «Конесно, хосяин. Только что-то не нравится она мне, совсем не нравится! Ох, не нравится!..» — «Делай, как я тебе сказал, трус несчастный!»
В конце концов Алиса вновь высунула руку в окно и хватанула по воздуху. На этот раз одновременно раздались два визга и более громкий звон разбитого стекла. «Это сколько ж там теплиц? !» — подумала она — «Интересно, что на этот раз они придумали! Если хотят вытащить меня из окна, то мне остается только желать им удачи! Я не хочу задерживаться здесь ни на минуту дольше!»

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

Она продолжала в том же духе, занимая то одну сторону, то другую, и поддерживая таким образом беседу, но спустя несколько минут услышала голос снаружи и замолчала, чтобы послушать.

«Мэри Энн! Мэри Энн!, — кричал голос. — Неси сюда мои перчатки сию же секунду!» Затем послышался топоток на лестнице. Алиса поняла, что это Кролик пришел за ней, и задрожала так, что весь дом заходил ходуном, так как совсем забыла, что она теперь раз в тысячу больше Кролика, так что нет никаких причин его бояться.

Тем временем Кролик подошел к двери и попробовал ее открыть, но, поскольку дверь открывалась внутрь, и Алиса упиралась в нее локтем, эта попытка не принесла успеха. Алиса услышала, как он сказал себе: «Тогда я обойду вокруг и заберусь через окно».

«А вот и нет!», — подумала Алиса, и, подождав, пока Кролик, насколько она могла определить на слух, окажется под окном, резко высунула руку и сделала хватательное движение в воздухе. Ей не удалось ничего схватить, однако она услышала вскрик и звук падения, а затем звон разбитого стекла, из чего заключила, что Кролик, по всей видимости, упал на теплицу с огурцами, или на что-то в этом роде.

Затем раздался разъяренный голос — Кролика: «Пэт! Пэт! Где ты?» Затем — голос, которого она прежде не слышала: «Знамо дело, тут я! Яблочки копаю,[12] ваш честь!»

— «Яблочки копаю», ну конечно! — сердито передразнил Кролик. — Сюда иди и помоги мне выбраться из этого! (Снова звуки бьющегося стекла.)

— Теперь скажи мне, Пэт, что это такое в окне?
— Знамо дело, рука, ваш честь! (Он произносил «ррука».)

— Рука, тупица! Кто когда-нибудь видел руку такого размера? Посмотри, оно заполняет окно целиком!

— Знамо дело, оно так, ваш честь; но все-таки это рука, что б там ни было.

— Ладно, в любом случае, нечего ей здесь делать; иди и убери ее!

После этого наступила долгая тишина, и Алиса лишь изредка слышала шепот, вроде такого: «Знамо дело, не нравится мне это, ваш честь, совсем не нравится!» «Делай, что тебе сказано, трус!» В конце концов она снова высунула руку подальше в окно и опять попыталась кого-нибудь схватить. В этот раз раздалось уже два вскрика, и еще больше звуков бьющихся стекол. «Как много у них теплиц! — подумала Алиса. — Интересно, что они будут делать дальше? Насчет того, чтобы убрать меня из окна, так я бы и сама хотела, чтобы они сумели. У меня нет ни малейшего желания оставаться здесь, ни на минуту!»

Комментарий переводчика:

[12] Если яблоки в Стране Чудес приходится копать, то, может, картошка растет там на деревьях? Увы, точные сведения на сей счет до нас не дошли.

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

    Так она рассуждала, рассматривая то одну сторону проблемы, то другую, а потом и всю ее в целом. Но через несколько минут она услышала снаружи голос и замолчала, чтобы послушать.

— Мэри-Энн! Мэри-Энн! — позвал голос. — Принесите же мои перчатки сейчас же! — после этого на лестнице послышались шаги.
Алиса поняла что это Кролик идет искать ее и задрожала так, что дом заходил ходуном. Она совсем забыла, что сейчас, наверное,  в тысячу раз больше Кролика и у нее нет причин опасаться его.

А Кролик уже подошел к двери и пытался открыть ее, но так как дверь открывалась внутрь, а локоть Алисы подпирал ее, то его попытки провалились.
Алиса слышала как он пробормотал:
— Придется идти вокруг и лезть в окно.

— Не стоило бы тебе ЭТОГО делать, — подумала Алиса, и пока представляла себе, что может произойти, услышала, что Кролик уже под окном. Алиса высунула руку наружу и помахала ей в воздухе. Она ничего не ухватила, но услышала слабый вопль, звуки падения и звон разбитого стекла, из чего заключила, что скорее всего он упал на теплицу или еще куда-нибудь.

Послышался сердитый голос — голос Кролика:  «Пэт, Пэт! Где вы?» И вслед за этим она услышала голос, который был ей еще незнаком:» Здесь, конечно! Окапываю яблони, ваша милость!»

— Окапываете яблони, прекрасно! — сказал Кролик со злостью. — Сюда! Идите сюда и помогите мне выбраться ОТСЮДА!» (Звуки разбивающегося стекла).

— А теперь скажите мне, Пэт, что это такое в окне?
— Рука, само собой, ваша милость! ( Он говорил: «р-рука»).

— Рука, паршивец! Да разве бывают руки таких размеров? Ведь она еле в окно пролазит!

— Это уж точно, ваша милость, да только рука она рука и есть.

— Ладно, я не собираюсь  с тобой спорить, болван — иди и убери ее прочь!

Последовало длительное молчание, и затем Алиса могла расслышать только обрывки  разговора, например:
— Нет уж, ваша милость, мне это совсем не нравится!
— Делай что тебе говорят, трус!
И в конце концов она высунула руку и опять помахала ею. На этот раз послышалось два  пронзительных вопля и еще больше звуков разбивающихся стекол.
«Сколько же у них там теплиц-то», — подумала Алиса. » Интересно, что они будут делать дальше? Что касается вытаскивания меня из окна, я сопротивляться НЕ БУДУ! Мне совсем не хочется оставаться здесь и дальше!»

____________________________________________________

Перевод Олега Хаславского (2002):

 И она продолжала в том же духе, изображая то одну собеседницу, то другую, и получалось довольно складно, однако через несколько минут снаружи раздался голос, и она замолчала, чтобы послушать его.

«Мэри Энн! Мэри Энн! – кричал голос. – Принесите мне немедленно перчатки!» Затем на лестнице послышался стук знакомых лапок. Алиса знала, что Кролик разыскивает ЕЁ, и принялась дрожать со страху, да так что весь домик начал раскачиваться, она забыла, что теперь в тысячу раз больше Кролика, и нет никаких причин его бояться.

Тут Кролик добрался до двери и попытался ее открыть, но поскольку дверь открывалась вовнутрь, а локоть Алисы подпирал ее именно изнутри, то попытка Кролика окончилась ничем. Алиса услышала, как он пробормотал: «Ну так обойду дом и влезу в окно».

«А вот и дудки!» — подумала Алиса, она выждала время, достаточное для того, чтобы по ее расчетам Кролик оказался под окном, и сделала резкую попытку схватить его. Схватить ничего не удалось, зато она услышала короткий вопль и шум падения и звон разбивающегося стекла, из чего она заключила, что Кролик по всей видимости обрушился на теплицу, в которой выращивали огурцы или что-то в этом духе.

Снова послышался сердитый голос Кролика: «Пат! Пат! Где вас черти носят?» Затем незнакомый голос: «Понятное дело, тут. Яблоки выкапываю, Ваша Честь!»

«Яблоки он выкапывает! – закричал сердитый Кролик. – Больше ему делать нечего! Бегите сюда и помогите мне выбраться!» (Тут уж настоящий трезвон крошащихся стекол).

«Теперь скажите мне, Пат, что это там в окне?»

«Понятное дело, рука, Ваша Честь!» (Он произнес как р-р-рука).

«Рука, гусь вы лапчатый! Где вы видели такую громадную руку? Во все окно?!»

«Ясно, нигде не видел, Ваша Честь, но это рука, хоть умри!»

«Хорошо, но в любом случае ей там нечего делать! Пойдите и уберите ее вон!»

Наступила долгая тишина, и до Алисы долетали только обрывки шепота: «Понятное дело, не нравится мне все это, все!»; «Уберите немедленно, говорю вам, трус вы этакий!»; наконец Алиса высунула руку насколько могла и попыталась схватить обоих. В результате раздались ДВА коротких вопля и грохот разбиваемых стекол. «Ну и теплиц же у них там! – подумала она. – Любопытно, каковы их дальнейшие планы? Что касается идеи вытащить меня из окна, то я только ЗА! Я просто уверена в том, что мне здесь уже надоело!».

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

 Но вдруг со двора донесся крик:
— Эй, Марьяна! Тебя только за смертью посылать! Скоро ты там?
По лестнице загремели шаги. Алиса поняла: это Кролик, — и затряслась так, что домик заходил ходуном. А чего, спрашивается, ей было бояться, когда она стала в тысячу раз больше Кролика?

А он тем временем пнул ногой дверь, которая отворялась внутрь. Дверь не поддалась: она была прижата коленом Алисы.
Кролик решил:
— Bлезу в окно с той стороны.

— Еще чего! — ответила Алиса, и когда он, по ее расчетам, приблизился к окну с той стороны, попыталась ухватить Кролика.
Вопль. Звук падения. Звон разбитого стекла.
Алиса догадалась, что он свалился в парник.

Тут Кролик закричал:
— Эй, Васька! Да где же ты?
И какой-то незнакомый голос ответил:
— Здесь! Яблочки отрываю, ваше высокородие!
(Вообще-то он сказал «здеся» и «ваше здоровье»).

— Яблочки отрываю! — передразнил Кролик. — А чего с лопатой?
— Да как же-с, ваше здоровье, вы же сами изволили приказать: «Отрывай яблоки».
— Так ведь не в том же смысле, дубина! Ладно, лучше вытащи меня отсю-да! (Снова звон стекла). Васька, что там торчит?

— Лапишша, ваше здоровье!

— Осел! («А действительно – хотелось бы знать, кто она такой?») Ничего себе «лапишша» – на все окно!

— Знамо дело – на все окно. Потому – ЛАПИШША!

— Ну так убери ее оттуда – все равно ей там нечего делать!

Мычание. Потом сдержанный шепот: «Ох, не надо бы, ваше здоровье… Увольте меня …».
— Трус несчастный! Делай, кому говорю! Она не живая.
Алиса пошевелила пальцами. Раздались два вопля, и вновь зазвенело стекло. «Сколько же там парников? – подумала Алиса. – Ишь ты – «убери ее»! Да я сама рада бы убраться подобру-поздорову, только бы кто помог!».

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

Она ещё некоторое время беседовала сама с собой, как вдруг за окном послышался голос:

— Эй, Мэри-Энн! Сейчас же принеси мои перчатки!
По лестнице зашлёпали шаги. Всё понятно: Кролик вернулся. Алиска так задрожала, что затрясся весь дом. Она совсем забыла, что по сравнению с ней Кролик теперь был просто карапузик.

Дверь-то открывалась внутрь, а Алиска как раз упиралась в неё локтем.
— Ладно, — буркнул Кролик. — Пролезу в окно.

«Только попробуй!» — подумала Алиса.
И вот, когда шаги Кролика послышались под окном, она быстро высунула руку из окна и попробовала схватить его. В руку ничего не попалось, но кто-то вскрикнул и упал. Зазвенело разбитое стекло — это, наверно, Кролик угодил в огуречный парничок.

— Патрик! Патрик! — раздался сердитый голос Кролика. — Ты где? Чего ты там копаешься?
В ответ послышался новый голос:
— Вот он я, ваша судейская милость! Яблоки выкапываю. Ух, и урожай в этом году!

— «Яблоки выкапываю»! — передразнил его Кролик. — А ну, идите сюда, ваша ослиная милость! Помоги мне выбраться!
Снова зазвенело разбитое стекло.

— Теперь скажи, Патрик, что это такое в окне?
— Однако, рука, ваша судейская милость.

— Ну, и дурак. Где ты видел такие ручищи, на целое окно?

— Насчёт окна — это вы в самую точку, ваша судейская милость. А всё равно — рука.

— Ну, ладно, рука так рука. Убери-ка её отсюда!

Голоса затихли, и только время от времени Алиске удавалось расслышать отдельные слова:
— Ой, что-то мне совсем не хочется, ваша судейская милость!..
— Делай, что сказано, трус ты этакий!
В конце концов, Алиса сделала рукой то же самое, что и в первый раз. Раздались крики и звон стекла.
«Сколько же у них парников?.. — подумала Алиса. — Интересно, что они теперь станут делать? Если попробуют вытащить меня, я бы с удовольствием! Сил моих нет больше тут торчать!»

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

И прям разболталась: сперва говорит от одного лица, после — от другого;
в общем, целую беседу наворачивает; однако через несколько минут снаружи долетел голос, заставивший умолкнуть и прислушаться.

— Мэри-Энн! Мэри-Энн! — зовёт голос. — Сейчас же неси перчатки! -Топоток раздался на лестнице.
Алис поняла, дескать Кролик идёт за ней, и вздрогнула — аж домик затрясся; совсем забыла: она ведь теперь в тыщу раз его больше, незачем бояться-то.

Тут Кролик подошёл к двери да норовит открыть; поскольку та распахивается внутрь, а локоть Алис крепко прижат к створке, попытка не удалась.
Но слышен голос: «Значит, обойду дом и влезу в окно».

— Ну уж дудки! — думает Алис; подождав, пока шаги вроде бы послышались под окном, внезапно растопырила пальцы и сделала в воздухе хватательное движенье.
Поймать-то никого не поймала, но услышала взвизг, удар от паденья и звон разбитого стекла, из чего заключила: вероятно, нечто шмякнулось в теплицу с огурцами, то ль ещё куда.

Затем прозвучал сердитый голос — конечно же. Кролика: «Пат! Пат! Ты где?»
А голос, который она прежде не слышала, откликнулся: «Знамо дело здеся! За яблочками охочусь, ваш-честь!»
— За яблочками он охотится! — сердито передразнил Кролик. — Дуй ко мне! Иди помоги отсюда вылезть!
(Опять звон стеклянных осколков.)
— А теперь скажи. Пат. чевой’та в окне?
— Знамо. ручонка, ваш-честь!
(Произносит-то «ррычонка».)
— Ру чонка — эх ты. простофиля! Ктон’ть ручищу эдаких размеров-то видывал?
Глянь, всё окно впритык заполнила!
— Знамо дело, ваш-честь; однако ж ручонка.
— Ну дык. во всяком случае, нечего ей там торчать; ступай вытащи!

Тут наступило длительное молчанье. только время от времени прерывавшееся перешёптываньями, вроде: «Знамо, не по мне, ваш-честь, ваще, ваще!» «Делайчё велят, трус!»;
Наконец Алис снова растопырила пальцы и опять цапнула наудачу.
На сей раз донеслись два взвизга, сопровождаемые звоном разбитого стекла.
«Небось, тьма огурцовых теплиц!» подумала она. «Любопытно, чего ещё придумают! Насчёт вытащить меня через окно — я только за! Лично мне здесь уже порядком надоело!»

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   И в таком духе она продолжала спор с собой, вставая то на одну сторону, то на другую и вполне соглашаясь с доводами каждой; и неизвестно, сколько бы ещё это продолжалось, если бы она вдруг не услышала зов снаружи и не вынуждена была прервать свою беседу.

— Мэри-Энн! Эй, Мэри-Энн! — окликнул знакомый голос. — Сейчас же неси мне мои перчатки! Да где ж ты пропала!..
Затем послышался негромкий топоток маленьких ног по лестнице. Алиса поняла, что это был Кролик, который пришёл искать её, и задрожала так, что затрясся и весь домик — она совершенно забыла, что была теперь в тысячу раз больше Кролика и у неё не было ну совершенно никаких причин бояться его.

Между тем, Кролик дотопал до двери и попытался открыть её, но поскольку дверь открывалась внутрь комнаты, а изнутри её подпирал локоть Алисы, то его попытка ни к чему не привела. Алиса услышала, как он подумал вслух:
— Ну что ж… Тогда обойду дом и попробую забраться в окно.

«Ну, уж нет!» — подумала Алиса и, дождавшись, когда, по её расчетам, Кролик появится под окном, неожиданно вытянула просунутую в него руку и сделала хватающее движение, пытаясь поймать его наугад. Поймать не удалось, но зато она услышала пронзительный крик и звук падения, а потом ещё и звон разбитого стекла, из чего заключила, что Кролик упал на теплицу с огурцами или что-нибудь в этом роде.

Потом последовал сердитый голос Кролика:
— Пэт! Эй, Пэт! Ты где?
А потом — совершенно незнакомый ей голос:
— Будьте уверены, я здесь! Выбираю яблочки, ваша честь.

— Выбираешь яблочки, как же! — проворчал Кролик. — Сюда! Иди и помоги мне выбраться отсюда!
При последних словах Кролика снова послышался звон бьющегося стекла.

— Теперь скажи-ка мне, Пэт, что это там такое, в окне?

— Да чего же проще-то, чего ж не сказать-то! Это рука, ваша честь!
Пэт произнес «рррука».

— Рука, балбес ты этакий?! Да где ж ты видел руки такого размера? Смотри, она же едва пролезла в окно!

— Конечно, всё так, ваша честь. Но только, это всё равно рука.

— Ладно, в любом случае ей тут не место, так что иди и убери её!

Вслед за этим наступило долгое молчание, и Алиса могла слышать только шёпот, время от времени, то тут, то там, наподобие: «Не нравится мне это, ваша честь, вот вообще, вот совсем!», «Делай, что тебе говорят, трус!», «Ох-хо-хо, не к добру это», «Ну же!..».
Тогда она снова вытянула руку и сделала ещё одну попытку схватить кого-нибудь. На этот раз было два коротких пронзительных вскрика и ещё больше звуков бьющегося стекла.
«Сколько же там теплиц! — подумала Алиса. — Интересно, что они будут делать дальше? Если они собираются вытащить меня через окно, то я не против. Я определённо не хочу оставаться тут больше ни минуты».

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 И она продолжала так, обращаясь сначала с одной стороны, потом — с другой, и получился, ну совсем, разговор, — только несколько минут спустя услыхала голос снаружи и остановилась, прислушиваясь.

«Мэри Энн! Мэри Энн!» — сказал голос: «Сечас же неси перчатки!» Затем последовал слабый стук башмачков по ступенькам. Алиса поняла, что это — Кролик, явившийся за ней, и задрожала так, что заходил домик, совершенно при этом забыв, что теперь она раз в тысячу больше Кролика, и нет причин его бояться.

Тем временем Кролик подошёл к двери, пытаясь открыть её, но дверь открывалась вовнутрь, и Алисин локоть так притиснулся к ней, что попытка оказалась безуспешной. Алиса услыхала, как он проговорил: «Обойду-ка я кругом и взгляну в окно».

«Как раз это тебе и не удастся!» — решила Алиса и, чуть подождав, когда ей почудилось, что Кролик — под самым окном, она неожиданно выбросила руку и захватила ею в воздухе. Она ничего не поймала, но услыхала визг, звук падения и звон разбитого стекла, из чего заключила, что, вероятно, он упал на рамы огуречного парника или на что-нибудь в этом роде.

Потом последовал сердитый голос — Кроличий: «Пат! Пат! Где ты?» А затем — голос, которого она никогда раньше не слышала: «Ну где же? здесь! Выкапываю яблоки, ваша честь!»

«Выкапываешь яблоки, вот как!» — сердито сказал Кролик. «Эй! Иди, помоги мне выбраться отсюда!» (Снова звук бьющегося стекла).

«А теперь скажи, Пат, что это в окне?»

«Как же, это рука, ваша честь!» (Он произнёс это «рэка»).

«Рука, Гусь ты эдакий! Кто же видел руку такого размера? Да она заполнила всё окно!»

«Так-то оно так, ваша честь; и всё ж — рука».

«Ну, во всяком случае ей там не место; пойди и выщипай её!»

Вслед за этим последовало долгое молчание, до Алисы лишь время от времени доносился шёпот, вроде того, что: «Всё ж не по мне это, ваша честь, всё ж».

«Делай, трус, когда я говорю!», и тотчас она снова выбросила руку и хватанула ею в воздухе. Тут же раздался визг, один и другой, и звон разбитого стекла. «Сколько же там огуречных парников?» — подумала Алиса. «Интересно, что они будут делать? Если вытаскивать меня из окна, так мне только того и нужно, чтобы у них получилось. Что мне здесь больше не хочется оставаться, это я точно знаю!»

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Так вона продовжувала, говорячи то за одного, то за другого, і з цього виходила вже справжня розмова. Але через кілька хвилин знадвору почувся голос, і вона замовкла, прислухаючись.

—  Мар’яно! Мар’яно! — кричав голос. — Зараз же дай мені рукавички!
Після цього долинуло тупотіння маленьких ніжок на східцях. Аліса зрозуміла, що це Кролик розшукує її, і затремтіла так, що аж будиночок затрусився. Вона зовсім забула, що в тисячу разів більша від Кролика і їй нічого було боятися його.

Та ось Кролик підійшов до дверей і спробував відчинити їх. Але двері одчинялися всередину кімнати, а Аліса міцно підпирала їх ліктем, тому його зусилля не дали наслідків. Аліса чула, як він сказав про себе:
—  Що ж, я обійду і влізу в  кімнату через вікно.

— Це тобі не вдасться! — подумала Аліса, і, дочекавшись, поки  Кролик, якій здавалося, знаходився саме під вікном, вона несподівано простягла руку і махнула нею в повітрі, ніби хапаючи щось. Вона нічого не схопила, але почула пронизливий зойк, звук падіння і брязкіт розбитого скла. З цього вона зробила висновок, що Кролик, мабуть, впав на парник для огірків чи на щось подібне.

Далі почувся сердитий голос — голос Кролика: — Пат! Пат! Куди ти подівся? — Потім донісся голос, якого їй ще не доводилося чути: — Нікуди я не подівся, я тут. Копаю ямки для яблунь, ваша честь!

— Чи бач, він копає ямки! — сердито сказав Кролик. — Іди сюди! Допоможи мені вибратися звідси! (Знов чується брязкіт скла).

—  А тепер, Пат, скажи, що це в вікні?
—  Ну звичайно, рука, ваша честь!   (В нього вийшло р-р-рука).

—  Рука, дурню! Де ти бачив таку велику руку — на все вікно?

—  Це справді так, ваша честь. І все ж таки це рука.

—  Як би там не було, вона там не потрібна. Піди і прибери її звідти.

Після цього настала довга тиша. Час від часу до Аліси лише доносилося шепотіння:
—  Ну звичайно, мені це не до вподоби, ваша честь, зовсім, зовсім не до вподоби!
—  Роби, що тобі наказано, боягузе!
Нарешті вона знову простягла руку і махнула нею в повітрі. На цей раз зойкнули два голоси, і скло забряжчало сильніше.
—  Мабуть, тут є дуже багато парників для огірків! — подумала Аліса.- Цікаво, що вони будуть робити далі? От якби вони змогли витягти мене в вікно! Набридло вже мені лежати в цій кімнаті.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Отак вона розмовляла, виступаючи то від однієї, то від іншої сторони, і з цього всього виходила не найгірша розмова.
Коли це раптом знадвору озвався чийсь голос. Аліса вмовкла і стала дослухатися.

— Мері Ен! Мері Ен! — гукав голос. — Ти несеш рукавички, чи ні?
Відтак почулося легке дріботіння по сходах. Аліса здогадалася, що то Кролик повернувся на її розшуки. Геть забувши, що тепер вона у тисячу разів більша за нього і боятися його смішно, Аліса так затремтіла, аж будинок заходив ходором.

Кролик був уже під дверима і спробував їх відчинити, та що двері відчинялися досередини і були підперті Алісиним ліктем, то в нього нічого не вийшло. Аліса почула, як Кролик пробубонів:
— Що ж, обійду кругом і залізу через вікно.

«Як рак на горі свисне!» — подумала Аліса.
Підождавши, аж поки Кролик, як їй видалося, завовтузився під самим вікном, вона зненацька виткнула руку і хапнула нею наосліп. Вхопити їй нікого не пощастило, але почувся легенький вереск, щось гупнуло й відразу брязнуло розбите скло. Аліса зробила висновок, що Кролик, мабуть, чи не впав у парник з огірками.

Далі почувся гнівний голос (Кроликів):
— Пете! Пете! Егей! Де ти?
А тоді, у відповідь, зовсім незнайомий їй голос:
— Я тут! Яблучка викопую, ваша вельможносте!

— Яблучка він викопує! — роззлостився Кролик. — Знайшов роботу! Краще допоможи мені вибратися звідси!
(Знову задзвеніло розбите скло).

— А тепер скажи мені, Пете, що це там, у вікні?
— Що ж, ваша вельможносте, як не рука! (У нього вийшло «мильможносте».)

— Рука? Телепень! Ця «рука» заткала ціле вікно!

— Та ж ціле, ваша мильможносте. Але однаково це рука.

— Так чи так, а робити їй там нічого! Іди й прибери її!

Запала довга мовчанка, і до Аліси лиш час від часу долітали тихі вигуки:
— Ох, не до душі вона мені, ваша мильможносте, не до душі!
— Роби, що тобі звелено, страхопуде!
Тут Аліса знову розчепірила долоню і знову хапнула повітря. Цього разу почулися два тихесенькі верески і брязнула ціла купа розбитого скла.
«Скільки у них тих парників? — подумала Аліса. — І що вони робитимуть далі? Спробують витягти мене через вікно?.. Будь ласка, буду тільки рада. Мені зовсім не кортить тут засиджуватися».

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

Так яна гаманіла, удаючы то адзін бок, то другі. І выходзіла ніштаватая сабе гутарка. Аж тут пачуўся на дварэ нечы крык.

— Мар’яна! Гэй, Марка! — крычаў голас. — Давай сюды пальчаткі! Зараз жа!

Потым зь лесьвіцы даляцеў тупат маленькіх ножак. Алеся здагадалася: гэта Трус прыбег яе шукаць. І затрымцела так, што страпянулася ўся хата. Алеся забылася, наколькі яна цяпер большая за Труса — і таму ёй не выпадае баяцца.

А Трус падышоў да дзьвярэй і паспрабаваў іх адчыніць, але дзьверы адчыняліся ўсярэдзіну, а локаць Алесі шчыльна падпіраў іх. Алеся пачула, як Трус, ня даўшы рады, сказаў сабе:

— Прыйдзецца абабегчы вакол і залезьці праз акно.

“Так ты і залез!” — падумала Алеся і, счакаўшы, пакуль Трус загрукае пад карнізам, з усяе сілы махнула тою рукой, што высоўвалася ў акно, спрабуючы захапіць Труса ў жменю. Яна нічога не ўхапіла, але пачула танюсенькі віск, удар, а потым звон шкла. Відаць, Трус уваліўся ў цяпліцу з гуркамі ці яшчэ куды.

І зараз жа пачуўся яго раззлаваны крык:

— Пэт! Пэт! Дзе ты?

А потым прагучаў голас, якога Алеся яшчэ ня чула:

— Ды тутака я, значыцца! Грушы абкопваю, вашамосьць!

— Грушы абкопвае, а няўжо ж! — заенчыў разьюшаны Трус. — Сюды давай! Памажы мне вылезьці!

Зноў зазьвінела пабітае шкло.

— А цяпер скажы мне, Пэт, што гэта там тырчыць з акна?

— Чыяся ручка, значыцца, вашамосьць!

Ён так і вымаўляў: “чыяся”.

— Якая ручка, ёлуп! Дзе ты бачыў “ручку” такіх памераў? Яна тырчыць на ўсё акно!

— Гэта так, вашамосьць! Ды ўсё ж тамака чыяся ручка.

— Добра! Аднак ёй няма чаго там рабіць. Ідзі прыбяры яе адтуль!

Потым настала доўгая цішыня, і толькі раз-пораз даносіліся шэпты:

— Дальбог! Значыцца, не па-мойму гэта, вашамосьць! Авохці мне… Не па-мойму!

— Рабі, як я табе кажу, галган!

Алеся яшчэ раз хапянула пальцамі ў паветры. Цяпер пачуліся два танюсенькія віскі і зноў — пабітае шкло.

“Колькі ж там тых цяпліцаў на гуркі! — падумала Алеся. — Цікава, што яны будуць рабіць далей! Калі выцягваць мяне з акна, дык я ня супраць. Каб толькі ім гэта ўдалося! Так збрыдла сядзець!”

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

Так яна і працягвала спрэчку то з аднаго, то з другога боку, але праз колькі хвілін яна спыніла сваю размову, бо пачула голас звонку, і ёй захацелася паслухаць.
“Мэры Эн! Гэй, Мэры Эн!- крычаў голас,- Зараз жа прынясі мне пальчаткі!”
На лесвіцы пачуўся грукат чыіхсьці крокаў. Аліса здагадалася, што гэта ідзе Трус, каб яе знайсці, ад гэтага яна задрыжала так, што пачала калыхацца ўся хатка, хаця цяпер яна ў тысячу разоў была большая за Труса, і магла яго не баяцца.
Тым часам Трус падышоў да дзвярэй, але не змог з імі анічога зрабіць, бо адчыняліся яны ўсярэдзіну, але ж знутры былі прыціснуты Алісіным лакцём, і ён толькі дарма стараўся. Аліса пачула, як ён сыходзіць, кажучы сабе: “Тады я абайду хату і залезу праз вакно.”
“Толькі як жа ж гэта ў ЦЯБЕ атрымаецца?”- падумала з усмешкай Аліса. Яна пачала чакаць, і калі пачула трусавы крокі пад вакном, пачала хапаць рукою паветра. Схапіць нічога не атрымалася, але звонку адчуліся чыйсьці енк, падзенне і звон разбітага шкла. Аліса вырашыла, што Трус патрапіў у парнік з агуркамі, ці штосці падобнае.
Пасля пачуўся сярдзіты голас Труса:
— Пат! Пат! Дзе ты бэсцішся?
Голас, якога ніколі да гэтуль не чула, адказаў:
— Тут я, тут! Яблыкі капаю, васпане!
— Знайшоў чым займацца!- сярдзіта заўважыў Трус.- Кінь дурное і бяжы да мяне на дапамогу! (І зноў пачуўся звон шкла)
— А цяпер, адкажы мне, Пат, што ты бачыш у вакне?
— Пэўна, чыясь рука, васпане! (Апошнія словы ён вымавіў разам і атрымалася “рукспане”.)
— Рука, кажаш, ёлупень! Ты калі-небудзь бачыў руку такога памеру? Яна ж ледзь праз вакно пралезла!
— Праўду васпан кажа, але ж гэта нічога іншага, як рука.
— Ёй няма, што там рабіць, ідзі і прыбяры яе!
Пасля, даволі доўга было ціха, і толькі час ад часу Аліса чула нейкія перашэптванні кшталту:
— Вой, не ўмею я лазіць па сценах, васпане, нават не прасіце, не палезу!
— Рабі, як я кажу, баязліўца кусок!
Аліса пару разоў паварушыла рукою ў паветры. Адчуліся адразу два енкі і звон бітага шкла.
“Цікава, колькі ў іх яшчэ засталося парнікоў,- падумала Аліса,- і што яны будуць рабіць далей? Шкада толькі, што выцягнуць мяне з вакна ім не ўдасца! Як жа ж мне надакучыла тут сядзець!”

____________________________________________________

Д. И. Ермолович.
Отрывок из статьи «Кто украл пирожные из Страны Чудес, или Беззубая улыбка Чеширского Кота».
Опубликовано в журнале «Мосты» №1(49)–2 (50), 2016:

.

Для сравнительного анализа в комментариях к двуязычному изданию было отобрано семь переводов XIX и XX века. Привожу их ниже вместе с аббревиатурами, которые для краткости буду использовать далее (полные выходные данные издании? см. в Библиографии в конце статьи):
АМ — перевод-переложение «Соня в царстве дива», изданный типографией А. Мамонтова (предположительно выполнен О. И. Тимирязевой) в 1879 г.;
АР — перевод А. Рождественскои?, изданныи? анонимно в 1911 г.;
АЩ — перевод А. Щербакова, изданный в 1977 г.;
БЗ — пересказ Б. Заходера, изданный в 1979 г.;
ВН — перевод-переложение «Аня в Стране Чудес» В. В. Набокова, изданный под псевдонимом В. Сирин в 1923 г.;
НД — перевод Н. М. Демуровои?, изданный в 1978 г.;
ОГ — перевод А. П. Оленича-Гнененко, изданный в 1960 г.;
СМ — перевод С. Я. Маршака (стихи, включенные в перевод НД).
Сочетанием ДЕ я буду помечать цитаты из собственного перевода.

…Продолжим тему рук, обратившись к непростому для перевода фрагменту. Когда Алиса попала в дом Белого Кролика, она резко выросла и высунула одну руку в окно. Белый Кролик, находившийся снаружи, подозвал к себе своего работника Пата, и вот какой у них состоялся обмен репликами:

“Now tell me, Pat, what’s that in the window?”
“Sure, it’s an arm, yer honour!” (He pronounced it “arrum.”)
“An arm, you goose! Whoever saw one that size?”

Чтобы понять смысл ремарки в скобках (она выделена), нужно вспомнить, что чуть ли не со времен нормандского завоевания социальное расслоение англичан долгое время отражалось на фонетических особенностях их произношения (следы этого явления сохраняются до сих пор). Ремаркой в скобках Льюис Кэрролл подчеркивает, что Пат – представитель простонародья, он произносит звук [r] в слове arm, тогда как для образованных англичан характерно произношение подобных слов без этого звука. У Кролика такая манера речи вызывает презрение, из-за чего он даже передразнивает своего слугу.

Для передачи просторечия Пата я использовал в русском переводе слова-паразиты это самое и как ее:

– А теперь скажи мне, Пат, что это такое в окне?
– Ясное дело, это самое… как ее… рука, ваша милость!
– «Это самое»! Дурень! Где ты видел руку такого размера? (ДЕ)

В некоторых переводах диалог между Патом и Кроликом производит странное впечатление:

– Известно, ваше благородие – ручища! (Он произнес это так: рчище.)
– Ручища? Осёл! Кто когда видел руку такой величины?» (ВН)

– Это рука, ваша честь! (Он произнес: «р-р-ука».)
– «Рука»! Ах ты, гусь! Кто же видел когда-нибудь руку такой величины? (ОГ)

– Скажи-ка, Пат, что это там в окне?
– Рука, конечно, ваша честь! (Последние два слова он произносил как одно – получалось что-то вроде «вашчесть!»)
– Дубина, какая же это рука? (НД)

Эти переводы только формально копируют прием Кэрролла. Получается, будто Кролик реагирует отнюдь не на особенность речи своего работника. Из-за этого авторская ремарка об особенностях произношения Пата повисает в воздухе, лишается мотивации и ставит читателя в тупик: к чему это? Между тем Кэрроллу такое не свойственно, у него каждая ремарка мотивирована и логически встроена в повествование.

Более обоснованным с точки зрения логики изложения выглядит следующий вариант:

– А теперь скажи-ка мне, Пат, что это там такое торчит в окне?
– Стало быть, ручкя, вашество! (Слово «ручка» Пат произносил именно так – «ручкя».)
– «Ручкя», осёл! (БЗ)

Однако здесь сомнения вызывает использование такого фонетического явления, как смягчение согласного звука [к] перед [а], – «ручкя»: это особеность южнорусских говоров. Как учит теория перевода, переводя на русский язык, не следует пользоваться элементами русских диалектов. Диалектные слова привязаны к тем территориям, где их употребляют, поэтому они вступают в противоречие с национальным колоритом переводимого произведения и разрушают единство читательского впечатления.

Наконец, еще в одном переводе обнаруживаем попытку играть словами:

– А теперь, Пэт, скажи, что это там в окне?
– Провалиться мне, ваша честь, это какая-то петрушка!
– Эх ты, гусь! Никакая это не петрушка, а чья-то пятерня! (АЩ)

Сомнительный вариант. С какой стати Пату называть руку петрушкой? «Петрушкой» можно назвать в просторечии какую-то неприятную или странную ситуацию, но не конкретный предмет. Да и степень созвучности слов петрушка и пятерня недостаточна для создания полноценного комического эффекта. Кроме того, такой перевод заключает в себе искажение: ведь в оригинале Кролик и Пат видят не «пятерню» (то есть кисть руки), а “arm” – всю руку или ее часть как минимум до локтя. Это хорошо видно и на собственном рисунке Льюиса Кэрролла из рукописи «Приключений Алисы в Подземелье».

1864 - Lewis Carroll Alice underground_075

.

 

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>