«Алиса в Стране Чудес» — 3.2. Бег и награды

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_08
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

‘In that case,’ said the Dodo solemnly, rising to its feet, ‘I move that the meeting adjourn, for the immediate adoption of more energetic remedies—’

‘Speak English!’ said the Eaglet. ‘I don’t know the meaning of half those long words, and, what’s more, I don’t believe you do either!’ And the Eaglet bent down its head to hide a smile: some of the other birds tittered audibly.

‘What I was going to say,’ said the Dodo in an offended tone, ‘was, that the best thing to get us dry would be a Caucus-race.’*

‘What IS a Caucus-race?’ said Alice; not that she wanted much to know, but the Dodo had paused as if it thought that SOMEBODY ought to speak, and no one else seemed inclined to say anything.

‘Why,’ said the Dodo, ‘the best way to explain it is to do it.’ (And, as you might like to try the thing yourself, some winter day, I will tell you how the Dodo managed it.)

First it marked out a race-course, in a sort of circle, (‘the exact shape doesn’t matter,’ it said,) and then all the party were placed along the course, here and there. There was no ‘One, two, three, and away,’ but they began running when they liked, and left off when they liked, so that it was not easy to know when the race was over. However, when they had been running half an hour or so, and were quite dry again, the Dodo suddenly called out ‘The race is over!’ and they all crowded round it, panting, and asking, ‘But who has won?’

This question the Dodo could not answer without a great deal of thought, and it sat for a long time with one finger pressed upon its forehead (the position in which you usually see Shakespeare, in the pictures of him), while the rest waited in silence. At last the Dodo said, ‘EVERYBODY has won, and all must have prizes.’

‘But who is to give the prizes?’ quite a chorus of voices asked.

‘Why, SHE, of course,’ said the Dodo, pointing to Alice with one finger; and the whole party at once crowded round her, calling out in a confused way, ‘Prizes! Prizes!’

Alice had no idea what to do, and in despair she put her hand in her pocket, and pulled out a box of comfits*, (luckily the salt water had not got into it), and handed them round as prizes. There was exactly one a-piece all round.

‘But she must have a prize herself, you know,’ said the Mouse.

‘Of course,’ the Dodo replied very gravely. ‘What else have you got in your pocket?’ he went on, turning to Alice.

‘Only a thimble,’ said Alice sadly.

‘Hand it over here,’ said the Dodo.

Then they all crowded round her once more, while the Dodo solemnly presented the thimble, saying ‘We beg your acceptance of this elegant thimble’; and, when it had finished this short speech, they all cheered.

Alice thought the whole thing very absurd, but they all looked so grave that she did not dare to laugh; and, as she could not think of anything to say, she simply bowed, and took the thimble, looking as solemn as she could.

The next thing was to eat the comfits: this caused some noise and confusion, as the large birds complained that they could not taste theirs, and the small ones choked and had to be patted on the back. However, it was over at last, and they sat down again in a ring, and begged the Mouse to tell them something more.

.

Комментарии А. Александрова к изданию «Алиса в Стране чудес » (серия «Бестселлер на все времена») — Эксмо; Москва; 2015:

* — Caucusrace – caucus означает группу ответственных лиц – членов политической партии или собрания для обсуждения и утверждения планов. Дальнейшее описание отражает отношение автора к подобным видам деятельности.

.

Comfits – засахаренные орехи и сухофрукты.

.

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– В таком случае, – провозгласил Додо, – я предлагаю принять резолюцию о немедленном роспуске собрания с целью принятия самых экстренных мер для скорейшего…

– Говорите по-человечески, – сказал Орленок Эд. – Я и половины этих слов не знаю! Да и сами вы, по-моему, их не понимаете.
И Орленок отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Птицы тихо захихикали.

– Я хотел сказать, – обиженно проговорил Додо, – что нужно устроить Бег по кругу <23>. Тогда мы вмиг высохнем!

– А что это такое? – спросила Алиса.
Сказать по правде, ее это не очень интересовало, но Додо многозначительно молчал – видно, ждал вопроса. И, так как все тоже молчали, пришлось спрашивать Алисе.

– Чем объяснять, – сказал Додо, – лучше показать!
(Может, и ты захочешь как-нибудь зимой сыграть в эту игру? В таком случае я расскажу тебе, что делал Додо.)

Сначала он нарисовал на земле круг. Правда, круг вышел не очень-то ровный, но Додо сказал:
– Правильность формы несущественна!
А потом расставил всех без всякого порядка по кругу. Никто не подавал команды – все побежали, когда захотели. Трудно было понять, как и когда должно кончиться это состязание. Через полчаса, когда все набегались и просохли, Додо вдруг закричал:
– Бег закончен!
Все столпились вокруг него и, тяжело дыша, стали спрашивать:
– Кто же победил?

На этот вопрос Додо не мог ответить, не подумав как следует. Он застыл на месте, приложив ко лбу палец (в такой позе обычно изображают Шекспира, помнишь?), и погрузился в размышления. А все стояли вокруг и молча ждали. Наконец, Додо произнес:
– Победили все! И каждый получит награды!

– А кто же их будет раздавать? – спросили все хором.

– Она, конечно, – ответил Додо, ткнув пальцем в Алису.
Все окружили Алису и наперебой закричали:
– Награды! Награды! Раздавай награды!

Алиса растерялась. В замешательстве она сунула руку в карман – и вытащила оттуда пакетик цукатов.
(К счастью, слезы их не размочили.) Она раздала их собравшимся – каждому по цукату, только-только хватило.

– Но она ведь тоже заслужила награду, – сказала Мышь.

– Конечно, – подхватил важно Додо.
И, повернувшись к Алисе, спросил:
– У тебя осталось что-нибудь в кармане?

– Нет, – отвечала Алиса грустно. – Только наперсток.

– Давай его сюда! – приказал Додо.

Тут все снова столпились вокруг Алисы, а Додо торжественно подал ей наперсток и сказал:
– Мы просим тебя принять в награду этот изящный наперсток!
Эта краткая речь была встречена общими рукоплесканиями.

Алисе вся эта церемония показалась очень смешной, но вид у всех был такой серьезный, что она не посмела засмеяться. Она хотела ответить на речь Додо, но не могла ничего придумать и только чинно поклонилась и взяла наперсток.

Все принялись за угощенье. Поднялся страшный шум и переполох. Большие птицы мигом проглотили свои цукаты и начали жаловаться, что и распробовать их не успели. А у птичек поменьше цукаты застряли в горле – пришлось хлопать их по спине. Наконец, все поели, уселись опять в круг и попросили Мышь рассказать им еще что-нибудь.

Из примечаний М. Гарднера:

23 — Термин «caucus» возник в Соединенных Штатах, он обозначал собрание лидеров Фракции по вопросу о кандидате или политической линии. Англичане заимствовали этот термин, слегка изменив его значение; они применяли его в отношении строго дисциплинированной партийной организации, управляемой комитетами. Обычно этот термин употреблялся членами одной партии в уничижительном смысле, когда речь шла о партии противников. Возможно, Кэрролл употребил этот термин символически, имея в виду, что члены комитетов различных партий обычно заняты бессмысленной беготней, которая ни к чему не ведет, причем каждый стремится ухватить себе кусок пожирнее. Полагают также, что этот эпизод связан с главой 7 книги Чарлза Кингсли «Дети воды»** (сцена с воронами), которая явно носила характер острой политической сатиры. Впрочем, в двух этих сценах общего мало. Бега по кругу нет в первом варианте сказки «Приключения Алисы под землей».

…………………………………………..
Из примечаний Н. Демуровой к примечаниям М. Гарднера

** — Кингсли, Чарлз (1819-1875) – видный историк, проповедник, писатель, один из деятелей правого крыла чартизма. Его детская книга «Дети воды» (1863) вышла за два года до «Алисы в Стране чудес». Кэрролл, конечно, знал ее; однако говорить о каком-то влиянии Кингсли на Кэрролла было бы неправильно. Кэрролл был далек от политической программы Кингсли; христианско-морализаторский дух его произведении также был чужд автору «Алисы». Книга Кингсли вышла в 1874 г. по-русски под названием «Похождения Фомушки-трубочиста на земле и под водою» (СПб., изд. Н. Карбасникова) без указания имени автора на титуле. В соответствии с существовавшей в те годы переводческой традицией текст был сильно сокращен и русифицирован, что видно даже из заглавия. В частности, сильным изменениям подверглась и названная выше глава.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘В таком случае,’ сказал Додо торжественно, поднимаясь на ноги, ‘Я предлагаю сделать перерыв в заседании, для немедленного принятия более экстренных мер…’
‘Говорите по-английски <= понятным языком!>’ сказал Орленок. ‘Я не знаю значения и половины этих длинных слов, и, более того, я не думаю, что вы тоже /их/ знаете!’ И Орленок склонил свою голову, чтобы спрятать улыбку: некоторые из других птиц /довольно/ громко захихикали.

‘Я собирался сказать,’ сказал Додо обиженным голосом, ‘что самым лучшим средством высушить нас было бы /устроить/ Игру в куралесы.’
‘Что такое «Игра в куралесы»?’ спросила Алиса; не то чтобы ей очень хотелось узнать, но Додо сделал паузу, словно считал, что кто-нибудь должен был высказаться <= спросить>, а никто другой, казалось, не имел желания ничего говорить.

‘Ну,’ сказал Додо, ‘самый лучший способ объяснить, что это такое — это показать.’ (И, так как вам, возможно, захочется испробовать эту /игру/ самим, одним зимним днем, я расскажу вам, как Додо организовал ее.)
Сперва он разметил беговую дорожку, наподобие круга, («точная форма не имеет значения», сказал он), и после этого вся компания была размещена вдоль той дорожки, здесь и там.

Не было /никакой команды, вроде/: «один, два, три, марш», а они начали бежать, когда захотели, и остановились/сошли с дистанции, когда захотели, так что нелегко было понять, когда бег закончился. Однако, когда они бегали уже полчаса или около того, и когда они были снова вполне сухими, Додо неожиданно выкрикнул: «Бег закончен!» и все они столпились вокруг него, тяжело дыша и спрашивая: «Но кто же победил?».

На этот вопрос Додо не мог ответить без значительных размышлений, и он просидел продолжительное время, прижав один палец ко лбу (в той позе, в которой вы обычно видите Шекспира на изображениях), пока все остальные ждали в тишине. Наконец Додо сказал: «Каждый победил, и все должны получить награду».
‘А кто будет раздавать награды?’ спросил целый хор голосов.

‘Как же, она, конечно же,’ сказал Додо, указывая на Алису одним пальцем; и вся компания тут же столпилась вокруг нее, выкрикивая наперебой: «Награды! Награды!».
Алиса представления не имела, что же делать, и в отчаянии она сунула руку в карман и вытащила коробку засахаренных фруктов (к счастью, соленая вода не попала внутрь нее), и раздала их по кругу, в качестве наград. В ней было точно по одному /цукату/ для каждого <«на круг»>.

‘Но она сама должна получить награду, знаете ли,’ сказала Мышь.
‘Конечно же,’ ответил Додо очень серьезно. ‘Что еще у тебя есть в кармане?’ продолжил он, поворачиваясь к Алисе.
‘Только наперсток,’ грустно сказала Алиса.
‘Давай его сюда,’ сказал Додо.
Тогда они все столпились вокруг нее еще раз, когда Додо торжественно преподнес наперсток, говоря: «Мы просим тебя принять этот изящный наперсток»; и, когда он закончил свою короткую речь, все они зааплодировали.

Алисе показалось все это чрезвычайно нелепым, но все они выглядели такими серьезными, что она не посмела засмеяться; и, так как она не смогла придумать ничего, что бы сказать, она просто поклонилась и приняла наперсток, /стараясь/ выглядеть так серьезно, как она только могла.
Следующим шагом надо было съесть засахаренные фрукты: это вызвало шум и неразбериху, так как большие птицы жаловались, что они не смогли распробовать их вкус <«распробовать свои /порции/»>, а маленькие птицы поперхнулись, и их пришлось хлопать по спине. Как бы то ни было, наконец с этим было покончено, и они снова уселись в круг и стали просить Мышь рассказать им что-нибудь еще.

.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

„Господа», торжественно выступил тут журавль, „имею предложит заседанию распуститься для принятия более энергических мер….»

„Говори по русски», закричал на него орленок, «из твоих мудреных слов я ничего не пойму, да и сам ты, чай, их, брать, в толк не возьмешь». И орленок засмеялся исподтишка; но это заметили другие птицы и поднялось хихиканье.

„Я хотел только, в виду общего блага, предложить игру в горелки; а впрочем, как будет угодно», несколько обиженно сказал журавль.

„Что же это за игра?» спросила Соня и только потому, что ей стало жалко журавля, который после выходки орленка стоял сконфуженный.

„Чем пускаться в объяснения, лучше показать на деле», отвечал журавль и вышел на середину.

Он расставил всех по парам и не успел стать в свою пару, как пошла беготня без толку. Все побежали разом. Толкотня, путаница, и никто не разберет, кому гореть, кого ловить.
Потолкавшись так с полчаса, они-таки порядочно пообсохли; вдруг журавль скомандовал: „стой, господа, игра кончена!»
Запыхавшись, все обступили его.

Соне стало жарко, она хочет достать платок, опускает руку в карман и в нем оказывается коробочка с леденцами, к счастью, не промокшая в воде. Соня вынула коробочку и принялась угощать всю компанию.

Принялись за леденцы, но и тут неудача. Поднялся шум, гвалт. Длинноносые, крупные птицы не справятся с леденцом, не знают, как пропустить его в клюв. Мелкие давятся им, — пришлось колотить их по спине, чтобы проскочить. Наконец, кое-как справились, успокоились и, рассевшись опять в кружок, попросили мышь рассказать что-нибудь.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 — В таком случае, — торжественно проговорил Додо, вскочив с места, — предлагаю собранию принять более радикальные меры и… отложить заседание.

— Говори понятнее! — прервал его орленок, — я не понимаю и половины твоих ученых слов, да думаю, что и сам ты не понимаешь их, — прибавил он и нагнул голову,
чтобы скрыть улыбку. А некоторые из присутствующих не могли удержаться от смеха и довольно громко захихикали.

— Я хотел сказать, — обиженно проговорил Додо, — что мы просохнем всего скорее, если устроим скачки на перегонки.

— Что  такое — скачки на перегонки? — спросила Алиса.

— Чтоб объяснить, что это такое, всего лучше это устроить. (И так как сами вы наверно захотите это устроить когда-нибудь зимою, я вам расскажу, как это устроил Додо).

Он выбрал подходящее место и предложил, чтобы кто-нибудь дал знак, когда начать, прокричав «Раз-два-три!», но никто этого не делал и всякий бежал, когда хотел, и останавливался, когда уставал. Прошло с полчаса, и все уже успели высохнуть.
— Довольно! Скачки кончены! — крикнул Додо.
Все окружили его.
— Кто же остался победителем? — спрашивали они. — Кто взял приз?

Додо не мог ответить на этот вопрос, не подумавши, и долго стоял, приложив коготь ко лбу, а участники скачек смотрели на него молча и ждали.
— Все остались победителями; все взяли приз, и каждому он должен быть выдан! — наконец решил Додо.

— А кто же  будет  выдавать  их? — крикнуло множество голосов.

— Конечно, она, — ответил Додо, показав на Алису.
— Призы!.. Призы!.. — закричали все, бросившись к Алисе.

Она растерялась и, не зная, что делать, опустила руку в карман. К счастью, в нем нашлась коробочка конфет, не испорченных соленой водой. Она стала раздавать их, как призы, и как раз по одной досталось каждому.

— Но ведь и она сама должна получить приз, — сказала мышка.

— Конечно, — согласился Додо.
— Нет ли у тебя еще чего-нибудь в кармане? — спросил он, обратившись к Алисе.

— Только один наперсток, — грустно ответила она.

— Давай его сюда, — сказал Додо.

Все окружили Алису, а Додо торжественно вручил ей наперсток, сказав при этом:
— Просим тебя принять эту изящную вещицу! — и со всех сторон раздались восторженные крики и рукоплескания.

Церемония эта показалась Алисе очень глупой, но все смотрели так серьезно, что она не решилась засмеяться. Не зная, что сказать, она молча поклонилась и взяла наперсток, стараясь тоже смотреть как можно серьезнее.

Затем общество принялось за конфеты, и скоро послышался шум и недовольные крики. Большие птицы жаловались, что совсем не могли разобрать вкус конфет, а маленькие давились ими и их приходилось хлопать по спине. Наконец конфеты были съедены. Все снова уселись и попросили мышку рассказать еще что-нибудь.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— В таком случай, — важно произнеси Додо, поднимаясь на ноги, — я предлагаю отложить заседание до другого раза и принять более энергичные меры….

— Говори попросту! — сказали Орленок, — я не понимаю половины твоих ученых слов, и, что еще важнее, уверен, что и ты не понимаешь.

И Орленок нагнули голову, чтобы скрыть улыбку, а некоторые птицы тихонько, но ясно захихикали.

— Я хотел сказать, — произнеси Додо обиженными тоном, — что лучшей способ нами высохнуть, это устроить скачки на перегонки.

— Что это такое — скачки на перегонки? — спросила Алиса, не потому, что непременно хотела знать, а потому, что Додо остановился, как бы ожидая, что заговорит кто-нибудь другой, но, по-видимому, никто не собирался говорить.

— А вот, — отвечал Додо, — чтобы объяснить, что это такое, всего лучше это устроить.

(И таки как вами самим может захотеться устроить это когда-нибудь зимою, я вами скажу, как устроили это Додо).

Прежде всего он отмерил место для скачек в виде круга (— особенной точности формы не требуется, — заметил он), и потом разместил по кругу все общество, одних там, других тут. „Раз, два, три»! не было сосчитано, а все бежали, когда хотели и останавливались, когда хотели, так что было очень трудно решить, когда собственно скачки окончились.

Тем не менее, когда все побегали с полчаса и совершенно высохли, Додо неожиданно крикнул;

— Скачки окончены! — и все окружили его, запыхавшись и спрашивая:

— А кто же взяли приз?

На этот вопрос Додо моги отвечать, только основательно подумавши, и он долго стоял, уперши палец в лоб, (поза, в которой обыкновенно изображавши Шекспира на портретах), а все остальные ожидали в молчании.

Наконец, Додо сказали:

— Все взяли приз и каждому он должен быть выдан.

— Но кто же будет раздавать призы? — послышался вопрос, произнесенный хором.

— Ну, конечно, она, — сказали Додо, указывая пальцем на Алису. Всё собрание окружило ее, нестройно крича на все лады:

— Призы, призы!

Алиса совершенно не знала, что ей делать. В отчаянии сунула она руку в карман, вытащила оттуда коробочку конфет (к счастью, соленая вода в нее не проникла) и стала раздавать их, как призы.

Хватило как раз каждому по конфетке.

— Но ведь и ей тоже надо выдать приз, — сказала Мышь.

— Конечно, — подтвердили очень серьезно Додо.

— Не найдется ли еще чего-нибудь у вас в кармане? — продолжали они, обращаясь к Алисе.

— Наперсток только, — печально отвечала Алиса.

— Дайте-ка мне его сюда, — сказали Додо.

Потом все снова ее окружили, и Додо с важностью преподнеси ей наперсток, прибавив:

— Просим вас принять этот изящный наперсток. Эта краткая речь была встречена общими рукоплесканиями.

Алисе всё это показалось очень глупым, но у всего собрания был такой серьезный вид, что она не посмела засмеяться. И так как она не могла придумать, что бы ответить, то ограничилась просто поклоном и взяла наперсток с самым важным видом, на какой только была способна.

После этого надо было есть конфеты: это сопровождалось некоторыми шумом и смятением, так как большие птицы жаловались, что не могли распробовать свои конфеты, а маленькие давились ими, и приходилось хлопать их по спинкам. Однако, все, наконец, было окончено, и собрание опять уселось кругом и стало просить Мышь рассказать еще что-нибудь.

 

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Решили пробежаться наперегонки, но так от этого вспотели, что стали ещё мокрее.

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — В таком случае, — рек Дронт, торжественно привстав, — я предлагаю объявить  заседание  закрытым,  дабы  принять  более энергичные меры.

— Говорите по-русски, — крикнул Орленок.  —  Я  не  знаю  и половины всех этих длинных слов, а главное, я убежден,  что  и вы их не понимаете! — И Орленок нагнул голову, скрывая улыбку. Слышно было, как некоторые другие птицы захихикали.

— Я хотел сказать следующее, — проговорил  Дронт  обиженным голосом. —  Лучший  способ,  чтобы  высохнуть  —  это  игра  в куралесы.

— Что такое куралесы? — спросила Аня — не  потому,  что  ей хотелось это узнать, по  потому  что  Дронт  остановился,  как будто думая, что кто-нибудь должен  заговорить,  а  между  тем слушатели молчали.

— Неужели вы никогда не вертелись на  куралесах?  —  сказал Дронт. — Впрочем, лучше всего показать игру эту на примере. (И так как вы, читатели, может быть в  зимний  день  пожелали  бы сами в нее сыграть, я расскажу вам, что Дронт устроил.)

Сперва он наметил путь для бега, в виде  круга  («форма  не имеет значения», — сказал он  при  этом),  а  потом,  а  потом участники были расставлены тут и там на  круговой  черте.  Все пускались бежать, когда хотели  и  останавливались  по  своему усмотрению,  так  что  нелегко  было  знать,  когда  кончается состязание.
Однако после получаса бега, вполне осушившего  всех,  Дронт вдруг воскликнул: «Гонки окончены!» И  все  столпились  вокруг него, тяжело дыша и спрашивая: «Кто же выиграл?»

На такой вопрос Дронт не мог  ответить,  предварительно  не подумав хорошенько. Он Долго стоял неподвижно, приложив  палец ко лбу  (как  великие  писатели  на  портретах),  пока  другие
безмолвно ждали. Наконец Дронт сказал:  «Все  выиграли  и  все должны получить призы».

— Но  кто  будет  призы  раздавать?  —  спросил  целый  хор голосов.

— Она, конечно, — сказал Дронт, ткнув пальцем на Аню. И все тесно ее обступили, смутно гудя и выкрикивая: — Призы, призы!

Аня не знала, как ей быть. Она в  отчаянии  сунула  руку  в карман и вытащила коробку конфет, до которых соленая  вода,  к счастью, не добралась. Конфеты она и  раздала  в  виде  призов всем участникам. На долю каждого пришлось  как  раз  по  одной штуке.

— Но она и сама, должна получить награду, — заметила Мышь.

— Конечно, — ответил Дронт очень торжественно.

— Что  еще  есть  у  вас  в  карманах?  —   продолжал   он, обернувшись к Ане.

— Только наперсток, — сказала она с грустью.

— Давайте-ка его сюда! — воскликнул Дронт.

Тогда они все опять столпились  вокруг  нее,  и  напыщенный Дронт представил ее к награде: — Мы имеем  честь  просить  вас принять сей изящный наперсток, — сказал он, и по окончании его короткой речи все стали рукоплескать.

Это преподношение казалось Ане ужасной чепухой, но у всех был такой важный, сосредоточенный вид, что она не посмела рассмеяться. И так как она  ничего не могла придумать, что сказать, она просто поклонилась и взяла рук Дронта наперсток, стараясь выглядеть как можно торжественнее.

Теперь надлежало съесть конфеты, что вызвало немало шума  и волнения.
Крупные птицы жаловались,  что  не  могли  разобрать  вкуса конфеты, а те, которые были поменьше, давились, и  приходилось хлопать их по спине.
Наконец все было кончено, и  они  опять  сели  в  кружок  и попросили Мышь рассказать им еще что-нибудь.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— В таком случае,— сказал торжественно Попка,— я вношу предложение, чтобы общее собрание голосовало принятие более актуальных мер…

— Говорите по-русски!— сказал Орленок. Я не знаю значения половины этих длинных слов и убежден, что вы их тоже не знаете.
И Орленок нагнулся, чтобы спрятать улыбку. Кое-кто из птиц довольно громко захихикал.

— Я хотел лишь сказать,— сказал Попка оскорбленным тоном,— что быстрейший способ всех нас высушить, это — устроить марафонский бег.

— Что это такое: марафонский бег?— спросила Алиса, не потому, что ей очень уж хотелось это знать, а просто Попка остановился, как будто ждал, что кто-нибудь обязательно заговорит, а никто такого желания не высказывал.

— Ну,— сказал Попка,— лучший способ объяснить, что такое марафонский бег, это — устроить его.
(И так как, может быть, вы сами захотите как-нибудь попробовать эту штуку, я расскажу вам, как ее устроил Попка).

Начал он с того, что отметил беговую дорожку в форме чего-то вроде круга («Точная форма не играет роли!» — сказал он), и все гонщики расположились на ней, кто где захотел.
Не было никакой команды:— «Раз, два, три, бегом марш!» а просто: каждый начинал бежать, когда считал нужным, и прекращал, когда хотел, так что трудно было сказать, когда бег закончился.
Однако, после получасовой беготни, когда все достаточно пообсохли, Попка внезапно заявил: — «Бег окончен!» — и все участники столпились вокруг него, тяжело отдуваясь и спрашивая:
— А кто победил?

На этот вопрос Попка не мог ответить сразу и очень долго стоял с пальцем, прижатым ко лбу (поза, в которой обычно изображают на картинках мудрецов), а остальные в молчании ждали его решения. Наконец, Попка сказал:
— Победили все, и каждый должен иметь приз.

— Но кто должен раздать призы?— спросил целый хор голосов.

— Гм… Она, конечно! — сказал Попка и указал одним пальцем на Алису.
И вот вся толпа окружила ее, крича наперебой: — «Призы! Призы!»

Алиса, не зная, как ей выйти из этого положения, в отчаянии сунула руку в карман и вытащила оттуда коробочку с леденцами, про которую она совсем забыла (к счастью, соленая вода не попала в нее). Их Алиса и раздала в качестве призов. Оказалось как раз по одной штуке на каждого.

— Но, знаете, она сама тоже должна получить приз,— сказала Мышь.

— Конечно! — ответил Попка с олень серьезным видом.— Что еще есть у тебя в кармане?— спросил он, обращаясь к Алисе.

— Только наперсток,— печально сказала она.

— Подай его сюда,— сказал Попка.

Затем все они еще раз окружили ее, и Попка торжественно вручил ей наперсток со словами:
— Мы просим вас принять этот изящный наперсток.
А когда он окончил это короткое приветствие, все дружно прокричали «ура».

Алисе эта церемония показалась чрезвычайно нелепой, но окружающие были так серьезны, что она не осмелилась расхохотаться. И так как никакой подобающий ответ не пришел ей в голову, она просто поклонилась и взяла наперсток, стараясь казаться возможно более торжественной.

Следующим делом было съесть леденцы. Это произвело немалый шум и замешательство, так как большие птицы жаловались, что они своих «даже не попробовали», а маленькие поголовно подавились, и их пришлось шлепать по затылкам. Но в конце концов леденцы были съедены, и все снова уселись в кружок и стали просить Мышь рассказать им еще что-нибудь.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       — В таком случае, — важно произнёс Дронт, вставая на ноги, — я вношу предложение прервать собрание для немедленного принятия более энергичных мероприятий…

— Говорите по-английски! — сказал Орлёнок. — Я не понимаю значения и половины этих длинных слов, и, больше того, я не убеждён, понимаете ли вы их сами.
И Орлёнок нагнул голову, чтобы скрыть усмешку; некоторые птицы громко захихикали.

— Я хочу сказать, — продолжал Дронт обиженно: — лучше всего, чтобы нам высушиться, были бы Избирательные Скачки.

— Что такое Избирательные Скачки? — спросила Алиса. Ей не очень уж хотелось это знать, но Дронт остановился, как будто ожидая, что кто-нибудь ещё заговорит. Но никто ничего не говорил.

— Ну, — сказал Дронт, — наилучший способ объяснить — это сделать!
Так как вы, может быть, попробуете повторить когда-нибудь в зимний день подобную штуку, я хочу рассказать вам, как Дронт справился с ней.

Сначала он обозначил беговую дорожку в форме чего-то вроде круга («Точная форма не имеет значения», — сказал он), и затем вся компания была размещена там и сям вдоль дорожки. Тут не было «раз, два, три — и вперёд!» Каждый начинал бежать, когда хотел, и останавливался тоже, когда хотел. Таким образом, узнать, окончены ли скачки, было нелегко. Однако, когда компания пробежала с полчаса или около этого и все снова стали совершенно сухими, Дронт неожиданно скомандовал:
— Скачки закончены!
И зверьки и птицы окружили его, тяжело дыша и спрашивая: «Но кто же выиграл?»

На этот вопрос Дронт не мог ответить без серьёзного размышления и долго стоял, приставив палец ко лбу (поза, в которой вы обыкновенно видите Шекспира на его изображениях), в то время как остальные молча ждали. Наконец Дронт сказал:
— Каждый выиграл, и все должны получить призы.

— Но кто раздаст призы? — спросил хор голосов.

— Ну, она, конечно, — ответил Дронт, указывая на Алису. И все столпились вокруг неё, беспорядочно крича:
— Призы! Призы!

Алиса не знала, что ей делать. В отчаянии она сунула руку в карман и вынула оттуда коробку леденцов (к счастью, солёная вода не проникла в неё). Она раздала каждому как раз по одной конфете.

— Но, знаете ли, она и сама должна получить приз, — сказала Мышь.

— Конечно, — ответил Дронт очень веско. — Что ещё у тебя в карманах? — продолжал он, обращаясь к Алисе.

— Только напёрсток, — печально сказала Алиса.

— Дай его сюда, — потребовал Дронт.

Все опять собрались вокруг неё, и Дронт важно вручил ей напёрсток со словами:
— Мы просим тебя принять этот изящный напёрсток…
И, когда он закончил свою краткую речь, компания одобрительно закричала.

Алиса подумала про себя, что происходящее просто нелепо, но птицы и зверьки смотрели настолько серьёзно, что она не осмелилась засмеяться. Так как она не могла придумать, что же ей сказать в ответ, то скромно поклонилась и взяла напёрсток, стараясь выглядеть как можно торжественнее.

В следующую минуту все занялись леденцами. Это вызвало некоторый шум и смятение, потому что большие птицы жаловались, что своих конфет они даже «не попробовали», а маленькие птицы подавились, и их пришлось хлопать по спине. Наконец с конфетами было покончено, и все снова сели в круг и попросили Мышь рассказать ещё что-нибудь.

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— В таком случае, — торжественно произнес Дронт (он же Додо), поднимаясь на ноги, — вношу предложение: немедленно распустить митинг и принять энергичные меры с целью скорейшего…

— А может, хватит на сегодня тарабарщины? — перебил его Орленок Цып-Цып. — Я и половины этой абракадабры не понимаю, да и ты сам, по-моему, тоже!
Кое-кто из птиц захихикал, а Орленок деликатно отвернулся, чтобы скрыть улыбку.

— Я только хотел сказать, — обиженно проговорил Дронт, что в нашем положении лучшее средство просохнуть — это, конечно, устроить Кросс но Инстанциям.**

— А что такое это — Кросс по Инстанциям? — спросила Алиса. Не то чтобы ее это очень заинтересовало — просто она, по своей доброте, не могла не выручить Дронта: он явно ждал, что его засыплют вопросами, а все присутствующие тупо молчали…

— Ну, — радостно откликнулся Дронт, — лучший способ объяснить — это самому сделать!
Так как вам, может быть, тоже захочется попробовать в морозный денек, что это за штука Кросс по Инстанциям, я расскажу, что Дронт сделал.

Прежде всего он, как он выразился, «разметил инстанцию», — то есть нарисовал на земле круг (не очень ровный, но «точность тут не обязательна», сказал Дронт).
Далее он расставил всех присутствующих но этому кругу (строго как попало).
А потом…
Вы, наверное, думаете: скомандовал «раз-два-три — марш!».
Ничего подобного!
Все начали бегать когда кому захотелось, и бежали кто куда хотел, и останавливались когда кто пожелает.
Не так-то легко было определить, когда соревнования закончились! Но Дронта эти трудности не смутили. Примерно через полчасика, когда все вволю набегались и как следует просохли и согрелись, он вдруг подал команду:
— Финиш! Стоп! Соревнования закончены!
И все, запыхавшись, окружили его и стали допытываться:
— А кто же победил?

Чтобы ответить на этот вопрос, даже Дронту пришлось хорошенько подумать. Он долго стоял неподвижно, приставив палец ко лбу (в такой позе нередко изображают на картинках великих людей — например, Шекспира), и все затаив дыхание ждали. Наконец Дронт сказал:
— Победили все! И все получат призы, — добавил он.

— А кто же будет выдавать призы? — спросили его хором (и хором довольно дружным).

— Что за вопрос! Конечно, ОНА, — ответил Дронт, показав на Алису.
И тут все общество сразу окружило ее, и все наперебой закричали:
— Призы! Где призы? Давай призы!

Бедная Алиса не знала, что ей делать; в растерянности она сунула руку в кармашек и вытащила оттуда коробочку цукатов. (Соленая вода, по счастью, туда не попала.) Она стала раздавать конфеты всем участникам соревнований, и как раз хватило на всех, кроме самой Алисы…

— Как же так? — с упреком сказала Мышь. — Ты тоже должна получить приз!

— Сейчас уладим! — внушительным тоном произнес Дронт и, обернувшись к Алисе, спросил: — У тебя еще что-нибудь осталось в кармане?

— Ничего. Только наперсток, — грустно ответила Алиса.

— Превосходно! Передай его мне, — потребовал Дронт.

И опять все присутствующие столпились вокруг Алисы, а Дронт протянул ей наперсток и торжественно произнес:
— Я счастлив, сударыня, что имею честь от имени всех участников просить вас принять заслуженную награду — этот почетный наперсток!
Когда он закончил свою краткую речь, все захлопали и закричали «Ура».

Как вы догадываетесь, во время этой церемонии Алису ужасно разбирал смех, но у всех остальных был такой торжественный и серьезный вид, что она сдержалась. Что полагается ответить на такие речи, она не знала, и потому просто поклонилась и приняла от Дронта наперсток, изо всех сил стараясь сохранить серьезное выражение лица.

Теперь все с чистой совестью принялись за сладкое. Тут не обошлось без писка, визга и мелких происшествий; некоторые птицы покрупней жаловались, что не успели даже толком распробовать, а кое-кто из мелюзги второпях поперхнулся, их пришлось похлопать по спинке.
Наконец и с угощением было покончено. Все опять уселись вокруг Мыши и стали ее просить рассказать еще что-нибудь.

Комментарии переводчика:

** — Конечно, Дронт все напутал: надо говорить «дистанция». И, по-моему, как ни бегай — на дистанцию или по инстанциям, — скорее взмокнешь, чем просохнешь!

prim03_beg


____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

— В таком случае,- приподнялся Додо-Каких-Уже-Больше-Нет, напустив на себя важный вид,- я ставлю на голосование резолюцию об отсрочке данного слушания с целью немедленной выработки более действенных мер…

— Да говори ты по-человечески! — прервала его Говорунья-Тилли.- Я не понимаю половины всех этих длинных слов. Хуже того, ты их сам не понимаешь, уж это будьте уверены!
И Тилли потупилась, скрывая усмешку. Но кое-кто из птиц довольно явственно захихикал.

— Я сказал, — обиделся Додо,- что, по-моему, нам пора бы устроить потасовку с подтасовкой. Прекрасная вещь. Мы бы мигом обсохли.

—  А что это такое? — спросила Алиса. Но не потому, что по-настоящему интересовалась, а потому,  что  Додо умолк, словно считая, что дальше должны говорить другие, а никто ничего как будто говорить не  собирался.

—  Лучшее объяснение — это пример,- сказал Додо. (Вдруг вам как-нибудь зимой захочется попробовать, что это за штука; так я уж расскажу, что предложил Додо.)

Он начертил на земле что-то вроде большой окружности («точная форма совершенно не играет роли», как он сказал), и вся компания разместилась вдоль нее, кто где хочет. Никаких тебе команд «раз, два, три», каждый мог бежать вдоль линии в любую сторону, толкаться, налетать на кого угодно и когда угодно, мог и совсем ничего не делать, так что нелегко было понять, когда что началось и когда окончилось. Это продолжалось около получаса, все обсохли, а потом Додо вдруг провозгласил: «Потасовка окончена!» — и все столпились вокруг него, тяжело дыша и спрашивая, кто победил.

Прежде чем ответить на этот вопрос, Додо пришлось основательно подумать. Долго он стоял, приставив палец ко лбу (как Шекспир на портрете), а все молча ждали. Наконец он объявил:
— Все победили, всем присуждены награды. — А где же они? — вопросил шумный хор.

— Да вон у нее,- и Додо показал пальцем на Алису. И теперь вся компания столпилась вокруг растерявшейся Алисы и громко требовала наград.

Что делать, Алиса не знала. В отчаянии она сунула руку в карман, вытащила коробочку карамели (к счастью, соленая вода ей не повредила) и стала раздавать конфетки вместо наград. Как раз всем хватило по штучке.

—  Но  ведь она тоже  должна  получить награду,- сказала Мышь.

—  Само   собой   разумеется.   Сейчас,- сказал   Додо и   обратился   к  Алисе: — У тебя  есть  еще что-нибудь в кармане?

— Только наперсток,- грустно ответила та.

—  Дай-ка его сюда,- попросил Додо.

И все снова столпились вокруг Алисы, а Додо торжественно протянул ей наперсток и сказал:
—  Мы очень просим вас, соблаговолите принять эту изящную вещицу!
На этом его приветственная речь окончилась, и все захлопали.

Алиса подумала: «Какая невероятная чепуха!» Но все были такие серьезные! И она не осмелилась засмеяться. Не сумев придумать, что сказать в ответ, она молча поклонилась и взяла наперсток, стараясь сделать это как можно торжественней.

А потом все стали есть карамель. Поднялся шум и суматоха. Большие птицы жаловались, что даже распробовать не успели, а маленькие второпях, все как одна, подавились, — пришлось их хлопать по спинам. Наконец и с карамелью покончили, общество снова уселось в кружок и попросило Мышь рассказать что-нибудь еще.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

 — Следовательно, — поднялся с места Додо, — нам остается одно: немедленно осуществить Разогревательные Мероприятия, которые разрабо…

— Говори по-человечески! — крикнул ему Орленок. — Я этих твоих длинных слов не понимаю, да и ты, по-моему, тоже.
Тут Орленок отвернулся, чтобы скрыть улыбку.

—  Я, собственно, имел в виду, — смутился Додо, — что лучшее средство быстро обсохнуть — это бег-от-ня.

— Бег от кого? — спросила Алиса.
— От Ня, — обрадованно ответил Додо. — Бег от Ня. Такое спортивное Разогревательное Мероприятие.
— А кто  такой  этот Нь? — заинтересовалась  Алиса. Не то чтобы ей вправду стало любопытно, но бедняге Додо, видно, было не по себе, и Алиса решила его поддержать.

—  Ну, это долго объяснять, — уклончиво ответил Додо. — Лучше я вам все сейчас покажу.
(А я уж заодно опишу здесь, что именно показал Додо, на тот случай, если вам когда-нибудь тоже вздумается бегать от Ня.)

Сначала Додо нарисовал на земле большой круг. Правда, он вышел какой-то скособоченный, но, как заметил Додо, «форма роли не играет». Потом он расставил всех присутствующих по кругу. Никто не давал команды: «На старт! Внимание! Марш!» Каждый бежал от Ня, когда вздумается, и останавливался, где придется, так что понять, что происходит, было непросто.
Вскоре все обсохли… Не прошло и получаса, как Додо закричал:
—   Стоп!
Птицы и звери столпились вокруг него, отдуваясь и спрашивая:
—  Кто победил?

Чтобы решить этот вопрос, Додо пришлось серьезно поразмыслить. Он сел на камень, приставил палец ко лбу (в этой позе, как известно, любят сидеть все умные люди) и сидел так, пока остальные в полной тишине ждали ответа.
Наконец Додо изрек:
— Победили все, потому что все убежали от Ня. Значит, каждому надо вручить Приз.

— А  кто  будет  вручать? — раздались  взволнованные голоса.

— То  есть  как  это   «кто»?  Разумеется,   она, — сказал Додо и ткнул пальцем в Алису.
В ту же минуту все обернулись к ней и загалдели:
— Призы давай! Призы давай!

Алиса не знала, куда деваться. В отчаянии она сунула руку в карман и обнаружила там кулек тянучек, к счастью, не пострадавших от соленой воды. Она раздала тянучки, и каждому досталось по одной.

— Все   расхватали,   а   ей   приз   оставили? — спросила Мышь.

— Действительно! — поддержал ее Додо. — Что у тебя там еще в кармане? — справился он у Алисы.

— В кармане? Наперсток, — печально ответила она.

— Давай-ка его сюда, — сказал Додо.

Тут все окружили Алису, а Додо торжественно вручил ей наперсток и произнес:
— От имени всей честной компании прошу вас не побрезговать этим памятным подарком в форме наперстка.
На этом Додо закончил свою речь, и все захлопали в ладоши.

Алисе эта церемония показалась донельзя несуразной, но Додо взирал на нее так серьезно, что она не посмела улыбнуться. Так и не придумав, что сказать, она молча поклонилась и торжественно взяла наперсток.

Все принялись за тянучки, но добром это, конечно, не кончилось: птицы побольше обижались, что толком их не распробовали, а те, что поменьше, давились, и их приходилось хлопать по спине.
Когда тянучки были съедены, все уселись в кружок и начали упрашивать Мышь, чтобы она рассказала что-нибудь занимательное.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— Ввиду всего вышесказанного, — вмешался Древний Лронт, — вношу на рассмотрение всего собрания предложение о дальнейших мерах…

— Что за бели-бер-бер-да? — возмутился Орланчик. — Я и половины не понял. Бьюсь об заклад, что и все остальные тоже.
И Орланчик ехидно ухмыльнулся. А все остальные захихикали.

— Я хотел предложить не Белиберду, а Бестолкотню, — сказал обиженный Древний Дронт. — Это лучший способ просохнуть.

— А что это такое? — спросила Алиса.
Ей было сейчас не до вопросов, но уж очень расстроился Древний Дронт, что никто не удивляется и не спрашивает его.

— Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! — оживился Древний Дронт. — Сейчас все проделаем!
Если вам вдруг захочется как-нибудь зимой поиграть в Бестолкотню, то приглядитесь повнимательней к тому, что делал Древний Дронт.

Сначала он начертил круг. Не совсем, правда, правильный.
— Чем неправильнее, тем правильнее, — пояснил он.
Потом расставил всех аккуратно как попало, где придется по неправильному кругу. И тут все без команды, как по команде, вдруг стали толкаться, бестолково бегать туда-сюда, устроили такую бестолковую толкотню, что получилась полная неразбериха, а вернее Бестолкотня.
Все так разгорячились, что через каких-то полчаса высохли до нитки. И Древний Дронт тогда крикнул:
— Конец Бестолкотне!
Запыхавшиеся, они окружили Древнего Дронта и наперебой стали кричать:
— Кто побегитель? Кто победитель?

На такой вопрос так сразу и не ответишь. Даже Древний Дронт задумался. Он упер кончик пера в лоб, будто знаменитый писатель Шекспир, и постоял так в неподвижности немного. Все тоже застыли в ожидании. Потом Древний Дронт провозгласил:
— Победители все! И каждому полагается награда!

— А кто будет награждать? — вскричали все победители разом.

Древний Дронт отнял перо ото лба и показал им на Алису:
— Она. Кому же еще?
И все приступили к ней, выкрикивая:
— Давай! Награждай!

Алиса растерялась. Она пошарила по карманам и обнаружила неожиданно коробочку леденцов. К счастью, в слезах они, вероятно, не размокают. Леденцов хватило всем-всем тютелька в тютельку. Кроме самой Алисы.

— Но ей тоже полагается! — заметила справедливая мышь.

— Само собой, — уверенно сказал Древний Дронт и обратился к Алисе: — Пошарь-ка в кармане. Что еще там найдется?

— Ничего, — грустно сказала Алиса. — Вот разве наперсток.

— То,  что  нужно!  — воскликнул Древний Дронт. — Давай  его  сюда. — Все окружили Алису, а Древний Дронт торжественно провозгласил, вручая Алисе ее собственный наперсток: — Мы все просим Вас принять от нас эту скромную,  но  заслуженную   награду —  этот скромный, но заслуженный наперсток. — И он с достоинством помолчал, а все, кто мог, захлопали крыльями.

Все это было так забавно, что Алиса чуть не прыснула со смеху, но сдержалась, чтобы не обижать остальных: они были так серьезны и торжественны. И она так же серьезно и торжественно поклонилась и приняла наперсток от Древнего Дронта без улыбки.

Наконец дело дошло до леденцов. Все стали поспешно их глотать. Но большие птицы даже не успели распробовать, а маленькие тут же поперхнулись. Пришлось похлопать их по спинкам.
В конце концов все благополучно полакомились и окружили мышь, требуя какого-нибудь развлекательного рассказа.

.

____________________________________________________

Перевод Юрия Лифшица (1991, опубликовано в 2017):

– Прошу слова! – самым серьезным образом заявил Дронт. – Позвольте мне предложить следующее: во первых, прекратить прения по интересующему всех нас вопросу; во вторых, изыскать более эффективный способ…
– Я попрошу вас не выражаться, – прервал его Орленок. – Среди нас дети. И потом, нельзя говорить на языке, которого никто из присутствующих не понимает, в том числе и вы сами.
Орленок, пряча улыбку, отвернулся. Птицы захихикали.
– Я хотел сказать, – обиделся Дронт, – что лучший способ просохнуть – это круготня.
И умолк в ожидании вопроса.
Присутствующие с вопросами не спешили. Алиса решила прервать затянувшуюся паузу, хотя ее нисколько не заинтересовало предложение Дронта.
– Что такое «круготня»? – спросила она.
– Этого словами не передашь, – оживился Дронт. – Делайте, как я, и все.
(Для желающих поиграть в эту игру в один из зимних дней я подробно опишу действия Дронта.)
Во первых, Дронт начертил на земле нечто, напоминающее окружность. («Точность фигуры, в нашем случае, не важна», – объяснил он); во вторых, велел всем рассчитаться не по порядку номеров и расположиться по окружности точно не по росту; а в третьих, он не дал команды «На старт! Внимание! Марш!», после чего все, как по команде, разом бросились бежать куда кому вздумается. Спортсмены останавливались и продолжали бег по собственному усмотрению, и никого из них, похоже, не интересовало, когда состязание окончится. Спустя полчаса после начала гонок, когда все как следует обсохли, Дронт внезапно крикнул:
– Финиш! Соревнование завершено!
Запыхавшиеся спортсмены обступили его и потребовали назвать победителя.
Дронт задумался. И даже приставил палец ко лбу (именно в таком виде обычно изображают великих людей вообще и Шекспира в частности). Все остальные терпеливо ждали и молчали. Наконец его осенило.
– В этой игре проигравших не бывает. Победили все, и все победители будут награждены, – сказал он.
– А кто нас будет награждать? – дружно спросили победители.
– Как это – кто? – удивился Дронт и ткнул крылом в сторону Алисы. – Естественно, она.
Все тут же окружили ее и загалдели:
– Награждай! Награждай!
Этого Алиса никак не ожидала. В смущении она сунула руку в кармашек платья и нашарила там коробочку с леденцами. (К счастью, слезы внутрь не просочились.) Алиса открыла коробку и принялась оделять леденцами участников состязания. Каждому досталось по одному. Сама же она осталась без награды.
– А как быть с нею? – спросила Мышь. – Ведь она тоже победитель.
– Разумеется, – серьезно сказал Дронт и обратился к Алисе: – У тебя еще что нибудь есть?
– Только наперсток, – огорчилась Алиса.
– Пойдет! Дай ка мне его! – потребовал Дронт, подождал, пока угомонится публика, обступившая Алису, и важно изрек: – Позвольте мне в своем лице от лица всего общества вручить ей этот отличный наперсток.
По окончании этой непродолжительной и вместе с тем весьма содержательной речи Дронту была устроена самая настоящая овация.
Алиса чуть было не расхохоталась, но видя, с какой серьезностью все воспринимают процедуру награждения, удержалась от смеха и приняла заслуженную награду. Выступить с ответным словом она из за волнения не смогла и ограничилась церемонным поклоном.
Тем временем победители занялись леденцами, причем поедание конфет сопровождалось диким шумом и невообразимой суматохой. Крупные звери и птицы, проглотив свою долю, не успели почувствовать никакого вкуса и громко выражали недовольство, а самых маленьких пришлось даже похлопать по спинке, чтобы они не подавились. Когда, наконец, от леденцов не осталось и следа, все успокоились и попросили Мышь рассказать еще что нибудь.

.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

 «В этом случае,- поднялся с торжественным выражением Додо,- я вынужден предложить вам распустить настоящий митинг и перейти к применению более энергичных мер воздействия».

«Перейди сначала на английский! — сказал Орленок. — Я не понял и половины, а главное, уверен, что и ты понимаешь не больше!» Тут он прыснул и, чтобы скрыть это, опустил голову; другие звери последовали его примеру.

«Я, собственно, что намеревался предложить,- обиженно сказал Додо, — что надежнее всего нас высушит бег, и лучше всего — произвольный».

«Как это — произвольный?»- спросила Алиса. Она не то, чтобы очень хотела это узнать, но Додо сделал длинную паузу, и было ясно, что кто-то о чем-то должен спросить, а никто не шелохнулся.

«Произвольный — от произвола,- сказал Додо.- А КАК — проще показать, чем объяснять».
(Объяснять придется мне, так как вы, возможно, тоже захотите попробовать этот способ как-нибудь, когда опять настанут заморозки.)

Сначала он провел круг («Точная форма зоны несущественна»,- заметил он). Затем весь личный состав был расставлен вдоль трассы там и здесь — как пришлось. Все ждали команды: «Раз, два, три, марш!», но ее не последовало, и бег начался стихийно: побежали кто куда — кто по произволу, кто против произвола. Спустя полчаса, когда всем хватило, чтобы просохнуть, Додо закричал: «Забег окончен!» — и все столпились вокруг, пыхтя и спрашивая друг друга: «Кто же выиграл?»

На этот вопрос у Додо не было готового ответа. Ему пришлось довольно долго сидеть, приставив палец ко лбу в позе Шекспира на портрете. Остальные в молчании ждали результата его раздумий. Наконец, он провозгласил: «ВСЕ выиграли! И ВСЕ получат призы!»

Раздался хор голосов: «А где будут выдавать?»

Додо протянул палец к Алисе: «ОНА будет выдавать, кто же еще?» Тут вся стая сгрудилась вокруг Алисы, взывая: «Призов! Призов!»

Алиса растерялась и в отчаянии сунула руку в карман. Оттуда вынулась коробочка с леденцами, куда, к счастью, не попала соленая влага. Леденцы были розданы в качестве призов — хватило как раз по одному на каждое лицо.

«Но ей тоже полагается приз, ты же знаешь»,- напомнила Мышь.

«Конечно,- с очень серьезным видом произнес Додо.- Что у тебя еще есть?»- обратился он к Алисе.

«Только наперсток»,- с горечью ответила она.

«Дай сюда»,- сказал Додо.

Все еще раз столпились вокруг Алисы и наблюдали, как Додо необычайно торжественно вручает ей наперсток, приговаривая: «Покорнейше просим принять наш скромный дар — эту искусную и полезную вещицу». Когда речь была окончена, все закричали и захлопали.

Все это показалось Алисе верхом бессмыслицы, но она не осмелилась даже улыбнуться, настолько важный вид был у всех присутствующих. Сказать в ответ ей было нечего, и она только поклонилась и приняла в руки наперсток, стараясь делать это торжественно, насколько умела.

Дальше началось поедание конфет; это действие произвело некоторый шум и волнение, так как большие птицы стали ныть, что «мало» и «вкуса не разобрать», а маленьким птицам, наоборот, было многовато, и они подавились, и пришлось их шлепать по спине. В итоге все уладилось, все опять уселись кружком и попросили Мышь продолжать.

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

 «В таком случае,» — произнес каким-то официально-торжественным голосом Дронт, встав во весь рост, — «Объявляю перерыв в первом чтении, вплоть до незамедлительного принятия более энергетических мер для экстренного…»

«Говорите по-русски!» — прервал его речь Орленок. — «Я не понял и половины этих заумных слов. Более того, мне кажется, вы и сами их не понимаете!» Орленок сунул голову под крыло, пряча улыбку, другие же птицы открыто захихикали.

«Все, что я хотел сказать, так это то, что лучший способ высохнуть — Гонка за лидером,» — обиженно промолвил Дронт.

«И что же это такое?» — спросила Алиса, но не потому, что ей уж очень хотелось это знать, а потому что Дронт замолчал, как будто выжидая, когда кто-нибудь спросит об этом, но, по-видимому, никто не собирался спрашивать.

«Что ж,» — деловито ответил Дронт, — «Лучший способ объяснить, что такое Гонки за лидером — это устроить их.» (Думается, что вам может пригодиться эта игра в студеную зимнюю пору, а поэтому расскажу, как это сделал Дронт.)

Сперва он наметил беговую дорожку, отдаленно напоминающую круг («Форма не имеет значения,» — пояснил Дронт). Затем он расставил всех вразброс на дорожке. Никто не отсчитывал: «На старт! Внимание! Марш!» Каждый мог стартовать когда хотел и где хотел. Точно так же каждый устраивал себе финиш. Таким образом это были гонки без конца и без начала. Побегав с полчасика, все довольно-таки хорошо обсохли, и Дронт объявил: «Гонки окончены!» Все мгновенно обступили его и стали наперебой спрашивать, тяжело дыша: «Так кто же лидер?»

Чтобы ответить на этот вопрос Дронту пришлось хорошенечко поразмыслить. Он долго стоял, прижав палец ко лбу (как Менделеев на картинке в учебнике), остальные молча терпеливо ждали. Наконец Дронт огласил свое решение: «Все лидировали и каждый должен получить приз.»

«А кто же будет вручать призы?» — спросил его целый хор голосов.

«Как кто?! Она, конечно!» — ответил Дронт, указывая пальцем на Алису. Теперь все столпились вокруг Алисы, бесперебойно выкрикивая: «Призы! Призы!»

Алиса растерялась и в отчаянии сунула руку в карман. Там оказалась коробка конфет (к счастью она не успела промокнуть), их-то Алиса и раздала в качестве призов. Каждому досталось как раз по конфетке.

«Знаете, а ведь ей тоже причитается приз,» — спохватилась Мышь.

«Конечно!» — ответил Дронт очень серьезно и, повернувшись к Алисе, спросил: «Что еще есть у тебя в кармане?»

«Только наперсток,» — грустно промолвила Алиса.

«Давай сюда,» — сказал Дронт. Все снова окружили Алису, а Дронт торжественно наградил ее, произнеся короткую речь: «Просим принять от всех нас этот изящный наперсток.» По окончании речи раздались бурные аплодисменты.

Алиса подумала о том, как все это нелепо и смешно, но поскольку вид у всех был самый серьезный, она не осмелилась засмеяться. Быстро придумать ответную речь Алиса не смогла, а поэтому просто поклонилась и взяла наперсток, стараясь выглядеть при этом как можно торжественней.

После церемонии награждения стали есть конфеты. Это вызвало много шума и замешательство. Большие птицы недовольно галдели, так как не распробовали вкуса конфет, а те, кто был поменьше, поперхнулись и их хлопали по спинам. В конце концов все завершилось и они снова уселись вокруг Мыши и стали просить ее рассказать что-нибудь еще.

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

 — В таком случае, — изрек Додо, важно поднимаясь с места, — я вношу предложение прервать данное собрание, дабы безотлагательно предпринять более эффективные меры…

— Говори нормально! — перебил его Орленок. — Я не знаю и половины этих длинных слов, да и ты сам, небось, тоже! — и Орленок наклонил голову, пряча улыбку; некоторые птицы захихикали вслух.

— Я имел в виду, — пояснил Додо обиженным тоном, — что лучший способ просохнуть — это предвыборный марафон.

— Что такое «предвыборный марафон»? — спросила Алиса. Не то чтобы ей очень хотелось узнать, но Додо сделал паузу, явно ожидая, что кто-то спросит, а никто больше не спросил.

— Ну, — сказал Додо, — лучший способ объяснить это — устроить его.
(На тот случай, если вам тоже, в какой-нибудь зимний день, захочется испробовать такую штуку, я объясню вам, как это делал Додо.)

Первым делом он начертил маршрут марафона в виде круга (круг вышел не очень круглым, но Додо сказал, что точность формы несущественна), а затем расставил всю компанию вдоль маршрута, там и сям. Не было никаких команд «На старт — внимание — марш»; напротив, каждый побежал, когда захотел, и остановливался, когда желал, так что было непросто понять, когда же марафон закончился. Тем не менее, после примерно получаса беготни, когда все уже достаточно просохли, Додо внезапно крикнул: «Марафон окончен!», и все столпились вокруг него, тяжело дыша и спрашивая, кто же победил.

На этот вопрос Додо не мог ответить без длительного размышления, так что долгое время он сидел, упершись пальцем в лоб (в этой позе часто изображают Шекспира), в то время как остальные молча ждали. Наконец Додо изрек: «Все победили, и все должны получить призы.»

— Но кто будет раздавать призы? — раздался дружный хор голосов.

— Она, конечно же, — ответил Додо, указывая пальцем на Алису; и вся толпа сразу же окружила ее, наперебой требуя: «Призы, призы!»

Алиса понятия не имела, что делать; в отчаянье она сунула руку в карман, достала оттуда коробочку с конфетами (к счастью, соленая вода не попала внутрь), и стала раздавать их в качестве призов. Каждому хватило ровно по одной.

— Но ведь и она сама тоже должна получить приз, — заметила Мышь.

— Разумеется, — подтвердил Додо очень серьезным тоном. — Что еще осталось у вас в кармане? — осведомился он, поворачиваясь к Алисе.

— Только наперсток, — печально ответила Алиса.

— Дайте его сюда, — велел Додо.

Они все снова столпились вокруг нее, в то время как Додо торжественно вручал наперсток со словами: «Мы просим вас соблаговолить принять этот элегантный наперсток». Когда он закончил эту краткую речь, все зааплодировали.

Алисе вся эта сцена показалась совершенным абсурдом, но все они имели такой торжественный вид, что она не осмелилась засмеяться, и, поскольку не знала, что сказать в ответ, то лишь поклонилась и взяла наперсток, изо всех сил стараясь сохранять серьезное лицо.

Затем все принялись есть конфеты; тут не обошлось без шума и неразберихи, поскольку большие птицы жаловались, что даже не успели распробовать свой приз, а мелкие птички то и дело давились, и их приходилось хлопать по спине. Но, наконец, со всем этим было покончено, они снова уселись в круг и стали просить Мышь рассказать им что-нибудь еще.

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

     — В таком случае, — сказал Додо торжественно, поднимаясь на ноги. — Предлагаю прервать заседание для незамедлительного принятия более энергичных мер…

— Говорите по-английски, — сказал орленок Игл. — Я не понимаю и половины этих длинных слов, но хуже всего то, что я уверен — вы тоже! — И Игл наклонил голову, чтобы скрыть улыбку, а некоторые из птиц захихикали.

— Я всего лишь хотел сказать, -ответил Додо оскорбленно, — что самым лучшим способом для просушки являются партийные гонки.

— Что это такое — партийные гонки? — спросила Алиса. Не то чтобы ей так уж хотелось знать, но Додо сделал паузу как будто ожидая, что  КТО-НИБУДЬ что-нибудь скажет, а было похоже на то, что никто не собирался его ни о чем спрашивать.

— Ну, — сказал Додо. — Лучше всего понимаешь, когда сам делаешь(И если вы любите все испытывать на себе, в какой-нибудь зимний день я объясню вам как Додо это делает).

Сначала он обозначил трассу, похожую на круг(«Точная форма не имеет значения», сказал он), а потом вся партия была размещена по трассе там и сям. Никто не командовал: «Раз, два, три — старт!» Каждый начинал бежать, когда ему хотелось и останавливался, когда захотел, так что было непросто понять, когда гонки закончились. Тем не менее, когда они побегали с полчаса и высохли, Додо вдруг провозгласил: «Гонки закончены!» и все столпились вокруг него, задыхаясь и спрашивая: «А кто выиграл-то?»

На этот вопрос Додо не мог ответить без предварительного размышления и долго сидел уткнув палец в лоб( в таком виде часто изображают Шекспира на портретах) в то время как остальные застыли в почтительном молчании.
Наконец, Додо сказал: «Все выиграли. И все должны получить призы».

— Но кто же будет вручать призы? — спросили все в один голос.
— Ну, ОНА, конечно, — сказал Додо, указывая пальцем на Алису, и вся партия сразу столпилась  вокруг нее, выкрикивая приводящие в замешательство Алису слова: «Призы! Призы!»

Алиса не знала, что делать и в отчаянии сунула руку в карман, достав оттуда коробочку засахаренных фруктов( к счастью в нее не попала соленая вода) и раздала всем в качестве призов. Каждому досталось как раз по одной штучке.

— Но ведь и она должна получить приз, разве нет? — сказала Мышь.

— Само собой, — очень серьезно ответил Додо, дожевывая свой  кусочек. — Что еще есть у вас в кармане? — спросил он, повернувшись к Алисе.

— Только наперсток, — печально ответила Алиса.

— Так вручим же его! — сказал Додо.

Они опять окружили ее и Додо,  торжественно  вздымая наперсток, сказал:  «Мы просим принять вас этот изящный наперсток», — и когда он закончил свою короткую речь, все зааплодировали.

Алиса подумала, что все происходящее довольно глупо, но они смотрели  так серьезно, что она не посмела рассмеяться, а так как она не знала, что сказать в ответ, то просто поклонилась и взяла наперсток, стараясь принять настолько торжественный вид, какой могла.

Затем надо было съесть засахаренные фрукты, что вызвало некоторый шум и замешательство, так как большие птицы жаловались, что не распробовали их, а у маленьких они застряли в горле и их пришлось бить по спине. Однако, все проходит, и они снова расселись в кружок и попросили Мышь рассказать им что-нибудь еще.

____________________________________________________

Перевод Олега Хаславского (2002):

 «В таком случае, — сказал Додо вставая, — я вношу предложение о прерывании собрания с тем, чтобы незамедлительно обратиться к средствам по возможности более радикальным…»

«Говори по-английски! – отозвался Орленок, — Я не понимаю и половины из тех длинных слов, которые ты употребляешь. Впрочем, ты, я думаю, тоже». И Орленок наклонился, чтобы скрыть улыбку, тогда как другие птицы смеялись в открытую.

«Единственное, что я хотел сказать, — заметил Додо с оскорбленным видом, — так это то, что лучшим средством для нашей просушки может быть только предвыборная гонка».

«Что такое Предвыборная гонка?» – спросила Алиса; не то чтобы ей очень хотелось узнать побольше, просто Додо сделал паузу в надежде, что КТО-НИБУДЬ задаст вопрос, но никто больше не выразил такого намерения.

«Ну, — сказал Додо, — лучший способ понять, как что-то делается, сделать это самому». (Если вам захочется попробовать самому поупражняться в этом, я в какой-нибудь из зимних дней расскажу вам, как делал это Додо).

Прежде всего он обозначил дистанцию в виде круга (не очень круглого, но, по его словам, это не имело значения), а затем расставил участников гонки кого где, без всякого порядка. Не было команды «На старт, внимание – марш!», каждый побежал, когда захотел, и остановился, когда ему вздумалось, так что было бы непросто понять, когда гонка закончилась. Тем не менее примерно через полчаса после начала забега, когда все уже более или менее подсохли, Додо внезапно объявил: «Гонка закончена!», и все тяжело дыша столпились вокруг него, спрашивая, кто победил.

Додо не мог ответить на этот вопрос без предварительного размышления, и он долгое время сидел, приложив палец ко лбу (в такой позе вы можете видеть Шекспира на его портретах), тогда как остальные молча ждали. Наконец Додо сказал: «Все победили, и каждый должен получить приз!»

«А кто будет вручать призы?» — спросил целый хор голосов.

«Вот ОНА, разумеется» — сказал Додо, указывая пальцем на Алису, и вся компания столпилась вокруг нее, наперебой требуя : «Призы, призы!»

Алиса не представляла себе, что ей делать, она в растерянности пошарила в карманах и нашла там коробок с конфетами ( к счастью, соленая вода не проникла вовнутрь коробка), и раздала всем по одной конфете. Конфет оказалось точно по числу участников гонки.

«Но ей, знаете ли, тоже положен приз» — сказала Мышь.

«Разумеется, — отозвался Додо со всей серьезностью, — Есть у тебя еще что-нибудь в карманах?»– спросил он, обратившись к Алисе.

«Только наперсток» — ответила Алиса огорченно.

«Давай его сюда» — сказал Додо.

Все еще раз столпились в круг, и Додо торжественно вручил наперсток со словами: «Окажите нам честь принять этот изящный наперсток», — по окончании его краткой речи все зааплодировали.

По мнению Алисы все это припахивало хорошим абсурдом, однако все они имели такой серьезный вид, что Алиса и подумать не смела о том, чтобы хотя бы улыбнуться, она просто склонилась в поклоне и приняла наперсток со всей возможной торжественностью.

Поедание призов тоже не обошлось без конфуза, было много шума и беспорядка: большие птицы жаловались на то, что даже не успели распробовать вкуса, тогда как маленькие давились поминутно засахаренными фруктами, и приходилось то и дело хлопать их между лопаток.

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

 — А посему, – провозгласил Дронт, – идя навстречу пожеланиям, в свете и в соответствии, с чувством глубокого удовлетворения ставлю на голосование проект резолюции…

— Что за омерзительный РЕЧЕКРЯК?!<1> – возмутился Орлик. – Я и половины этих слов не знаю – да и вы, наверное, тоже.
И отвернулся, пряча усмешку, а некоторые птицы прыснули со смеху.

Дронт обиженно пояснил:
— Я имел в виду, что пора перейти от слов к делу, то есть устроить НАГОНЯЙ с ускорением. Это лучший способ высохнуть.

Дронт умолк, будто ждал вопроса. Зверушки молчали – поэтому спросить решила Алиса:
— А что это такое?

— КАК? Ты не знаешь?! – изумился Дронт. – Впрочем, это надо видеть.

Сначала Дронт начертил на земле окружность и сказал:
— Не совсем правильная форма, но не будем формалистами. Так, встаньте, дети, встаньте в круг. А теперь – бегом марш!
По сигналу все побежали вдоль линии в противоположные стороны. Бе-жать нужно было с ускорением, чтобы нагнать и перегнать соседа, но каждый несся куда хотел, и мудрено было разобрать, кто кого нагоняет.
Через полчаса, когда все вполне просохли, Дронт внезапно крикнул:
— Соревнование окончено!
— А кто победил? – спросили запыхавшиеся зверушки.

— Главное – участвовать, – ответил Дронт. – Впрочем, дайте подумать.
Он принял классическую позу мыслителя и надолго застыл. Остальные молча ждали. Наконец Дронт подвел итог:
— Победила дружба – и все получат призы.

— А кто их будет вручать? – загалдели вокруг.

— Она, разумеется! — ответил Дронт и ткнул пальцем в Алису.
Еe моментально окружили и стали требовать призов.

Она смешалась. Порывшись в карманах, извлекла оттуда жестянку с леденцами, до которых вода, к счастью, не добралась. Они стали призами – каждому победителю по штуке.

Мышь заметила:
— Но и она сама заслужила приз.

— Конечно, — ответил Дронт и спросил Алису: — У те6я еще что-нибудь есть?

— Увы, только наперсток, – вздохнула она.

— Чудесно! — обрадовался Дронт. — Давай его сюда!

Все окружили Алису, и Дронт чопорно произнес:
— Вы имеете честь быть удостоенной сего изящного наперстка. (Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию.)

Каким глупым ни казался Алисе этот церемониал, но, видя чинность окружающих, она подавила смех и приняла награду очень степенно.

Затем приступили к торжественному обеду. Не обошлось без проблем. Крупные существа мигом проглотили свои леденцы, не успев даже распробовать, а мелюзге призы пришлись поперек горла – этих потом долго хлопали по спине.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

1 — Кэрролл высмеивает канцелярский жаргон, для которого я использовал слово из романа Дж. Оруэлла «1984»«речекряк» (duckspeak): “идейно крепкий речекряк». Мой пересказ делался в 1989 г., после выхода романа в «Новом мире», тогда это слово было на слуху, наряду с «новоязом».

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— Тогда попробуем другое средство!.. — без спросу взял слово Летучий Голландец.

— Не мешало бы с народом посоветоваться, гражданин! Вы не у себя дома! — перебил его Божий Бычок. — Может, с вами не согласятся!
При этих словах остальные птицы хихикнули.

— Я же хотел как лучше… — обиженно проговорил Летучий Голландец. — Поверьте, лучшее средство для согревания — «А ну, не догони!».

— А что такое «А ну, не догони!»? — спросила Алиса, не столько из любопытства, сколько для того, чтобы разредить обстановку.

— О, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, — ответил Летучий Голландец.
Может быть, в морозный зимний день вам тоже захочется поиграть в эту игру, поэтому послушайте, как в неё играют.

Первым делом Летучий Голландец нарисовал беговую дорожку — что-то вроде круга («Необязательно, — сказал он, чтобы было совсем кругло») и выстроил всех вдоль этого круга. Никто не кричал «на старт, внимание, марш!», никто никем не командовал, просто каждый побежал, когда ему захотелось, и бежал, пока ему не надоело. И не было у «А ну, не догони!» ни начала, ни конца.
Спустя полчаса, Летучий Голландец вдруг скомандовал: «Игре конец!», и все окружили его, отдуваясь и наперебой спрашивая: «Ну как, кто победил?»

Это был сложный вопрос. Летучий Голландец сел, приставил палец ко лбу, как великий учёный, и надолго задумался. Воцарилась тишина. Наконец он подумал, подумал и сказал:
— Главное не победить, а участвовать! Всем причитаются призы.

— А кто их будет выдавать? — раздался нестройный хор голосов.

— Она, конечно, — указал Летучий Голландец на Алису. Тут все окружили её и закричали:
— Призы, призы! Хотим призы!

Что делать? Алиска пошарила в карманах и вынула коробочку монпансье (к счастью, солёная вода в неё не попала) и раздала конфеты всем участникам. Каждому досталось по леденцу.

— Послушайте, — сказала Мышь, — а ей ведь тоже полагается приз.

— Разумеется! — очень серьёзно ответил Летучий Голландец. — Что у тебя ещё в карманах?

— Только напёрсток остался, — грустно проговорила Алиса.

— Давай!

Снова все зашумели, и Летучий Голландец торжественно вручил Алиске напёрсток со словами:
— Примите наш скромный подарок — этот изысканный напёрсток!

Алиске стало ужасно смешно, но все присутствующие быль так серьёзны, что она не осмелилась улыбнуться. Не найдя подходящих слов, Алиса просто поклонилась и с торжественным видом приняла приз.

Все принялись есть леденцы. Однако это оказалось нелёгким делом. Большие птицы не успели как следует распробовать свои монпансьешки, как те закончились, а маленьким они попадали не в то горло, и приходилось хлопать их по спине. Наконец, с праздничным банкетом было покончено, все снова уселись в кружок и стали упрашивать Мышь рассказать ещё что-нибудь.

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— В данной ситуации. — торжественно произносит Дронт, приподнимаясь. — вношу резолюцию: митинг запаузивается для экстренного формирования более энергичной методологии…
— Говорите по-нашенски! — перебивает Орлёнок. — Я не понимаю значенья и половины употреблённых щас длинных слов; более того — вы. как я догадываюсь, тоже! —
И клонит голову, скрывая улыбку; некоторые птицы громко подхихикнули.
— Я просто норовлю сказать следующее. — обиженно продолжает Дронт. — Наилучшим иссушающим мероприятием является выборно-гоночная горячка.
— Чёй’та за фиговина такая? — спросила Алис; знать-то ей особо не хотелось, но Дронт приумолк, как бы предполагая, мол кто-нибудь полюбопытствует, а все остальные вроде склонны помалкивать.
— Вообще-то, — отвечает тот. — проще показать, нежели объяснять. (А поскольку вам. пожалуй, придёт в голову каким-нибудь морозным зимним деньком самим поупражняться, расскажу, чего учудил Дронт.)

Во-первых, обозначил направление гонки, в итоге-то образовавшее замкнутую кривую, то бишь корявую-неровную окружность («точность очертаний значенья не имеет», пояснил он), затем всю ватагу расставил тут и там вдоль черты.
Никаких тебе «раз-два-три-начали», просто все трусят по мере желанья, а надоело — прекращают, посему непросто понять, де забег окончен.
Однако примерно через полчаса суеты, чуть только участники, разгорячась, подыссушились, Дронт внезапно крикнул:
«Гонка завершена!»
Все его обступили, тяжело дыша, пыхтя да спрашивая:
«Ну? Кто выиграл-то?»

На эдакие вопросы без тщательного обмозговыванья Дронт отвечать не умеет; сев, надолго задумался, прижав палец ко лбу (именно в таком положении обычно сочиняет на рисунке Шейкспир), а остальные молча ждут.
Наконец Дронт молвил: «Все победили, посему наградить надобно всех».
— А кто ж тогда награды раздаст? — вопрошает разношёрстная многоголосица.
— Ну конечно ж, она, — Дронт указывает пальцем на Алис: вся ватага сразу вкруг неё столпилась да смущённо требует: «Награды! Награды!»
Алис понятья не имеет, чего делать; от отчаянья сунула руку в карман, вытащила коробочку засахаренных плодов (к счастью, солёная вода внутрь не проникла) и раздала в качестве наград. Всем как раз хватило по кусочку.
— Но ей самой-то выигрыш тоже, понимаешь ли, положен, — напоминает Мышь-К.
— Естественно. — весьма внушительно соглашается Дронт. — Чего у тебя ещё в кармане? — спрашивает, повернувшись к Алис.
— Только напёрсток, — грустно отвечает та.
— Давай-ка сюда.
И все снова сгрудились вокруг, пока Дронт торжественно его ей вручал со словами:
«Просим принять в дар этот изящный напёрсток», а после окончанья сей краткой речи — захлопали.
Алис сочла сам обряд страшно нелепым, но звери-птицы выглядели столь чинными, что хихикнуть смелости не достало: а поскольку слов подобрать она не сумела, то просто поклонилась и с жу тко напыщенным видом напёрсток приняла.

Тут уж настало время скушать засахаренные плоды; причём началась довольно шумная суматоха, ибо крупные птицы сету ют, мол даже не ощутили вкуса, а мелкие — подавились, и им надобно постучать по хребтинке.
Однако пир, наконец, закончен, все снова сели кольцом да просят: пусть Мышь-К ещё чего-нибудь расскажет.

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — В таком случае, — торжественно произнес Додо, поднявшись и выступая вперёд, — я вношу предложение законсервировать настоящий коллоквиум для безотлагательного принятия максимально синэнергичных и адекватных мер…

— А теперь переведите! — перебил Орлёнок. — Я не знаю значения половины этих длинных слов, и более того, я думаю, что вы тоже не знаете.
И он опустил голову, пряча улыбку. Некоторые из птиц неприкрыто захихикали.

— Я хочу сказать, — произнес Додо обиженно, — что лучший способ просохнуть — это предвыборная гонка.

— Что такое предвыборная гонка? — спросила Алиса.
Не то чтобы она хотела больше знать, а просто Додо сделал в этом месте многозначительную паузу, будто ожидая, что кто-то непременно должен что-нибудь сказать, а никто больше, кажется, не собирался ничего говорить.

— Лучший способ объяснить это — сделать это, — ответил Додо.
На тот случай, если вы захотите однажды тоже попробовать эту штуку, в какой-нибудь из долгих и холодных зимних дней, я сейчас расскажу вам, как всё это проделал Додо.

Сначала он отметил маршрут гонки, в виде круга («правильность круга не важна», — пояснил он), затем разместил всех и каждого на прочерченной окружности, тут и там, там и сям.
Не было никаких «Раз, два, три, начали!»; они вступали в гонку, кто когда хотел, и выходили из неё, когда хотели, так что невозможно было понять, когда гонка закончилась и закончилась ли она. Однако, когда они бегали уже полчаса или около того и стали, кажется, совершенно сухи, Додо внезапно объявил: «Гонка окончена!» и все собрались вокруг него, тяжело дыша и спрашивая: «Но кто же победил?».

На этот вопрос Додо не мог ответить, не подумав хорошенько. Он довольно долго сидел, глубокомысленно уперев один палец в лоб (поза, в которой обычно можно увидеть Шекспира на портретах), пока остальные молча ждали. Наконец Додо сказал:
— Победили все. И все должны получить призы.

— Но кто же будет раздавать призы? — спросил общий хор голосов.

— Ну так она, разумеется, — ответил Додо, показывая на Алису пальцем, и все как один тут же окружили её, выкрикивая: «Призы! Призы!», чем привели бедную девочку в полное замешательство.

Алиса не представляла, что делать. В отчаянии она сунула руку в карман, достала коробочку драже (к счастью, солёная вода слёзоёма не добралась до конфет) и раздала их по кругу в качестве призов. Драже было ровно столько, чтобы хватило на по-одной-штуке-в-одни-руки.

— Но ведь и она сама, знаете ли, тоже должна получить приз, — сказала Мышь.

— Конечно, — степенно согласился Додо и повернулся к Алисе: — У вас есть что-нибудь ещё в кармане?

— Только напёрсток, — печально пожала плечами Алиса.

— Давайте-ка его сюда, — сказал Додо.

Потом все окружили девочку и смотрели, как Додо торжественно вручает ей приз, говоря: «Мы просим вас принять этот элегантный напёрсток!», а когда он закончил свою короткую речь, дружно зааплодировали.

Всё это показалось Алисе полным абсурдом, но окружающие смотрели на неё так серьёзно, что она не решилась засмеяться. А поскольку она не могла придумать, что бы такого сказать в качестве ответной речи, то просто с поклоном приняла напёрсток, изо всех сил стараясь выглядеть торжественно.

Потом все принялись за конфеты, что стало причиной шума и путаницы, поскольку птицы побольше тут же начали жаловаться, что не успели даже распробовать эти маленькие драже, а птицы поменьше то и дело давились и бросались хлопать друг друга по спине. Но постепенно всё это закончилось, шум стих, и они снова уселись в круг и попросили Мышь рассказать им что-нибудь ещё.

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

 «В таком случае», торжественно произнёс Додо, поднимаясь: «Вношу предложение, отложить собрание для немедленного принятия более энергичных средств—«

«Говорите по-английски!» сказал Орлёнок: «Я не понимаю и половины всех этих длинных слов и никогда не поверю, что вы их понимаете!» И Орлёнок наклонил голову, чтобы скрыть улыбку: некоторые звери совершенно явственно захихикали.

«Я собирался сказать», возразил Додо обиженным тоном: «Что лучше всего для нас, чтобы обсохнуть, это — побегать вокруг-да-около».

«Что это — вокруг-да-около?» спросила Алиса; не то, чтобы она слишком хотела узнать, но Додо сделал паузу, как бы ожидая, что кто-нибудь заговорит, но никто, вроде, говорить не собирался.

«Ну», начал Додо: «Чтобы объяснить, это — лучше всего показать.» (И поскольку когда-нибудь в зимний день вы, может быть, захотите испробовать это на себе, я расскажу вам, что предпринял Додо).

Во-первых, он обозначил беговую дорожку, примерно по кругу («Какой он в точности — не имеет значения», заметил он), и вся компания рассыпалась там и сям по дорожке. Не было — «Раз, два, три — марш!», начинали бежать, когда хотели, и останавливались, когда хотели, — так что, и когда этот бег закончится, было нелегко понять. Однако, пробежав с получаса и полностью пообсохнув, Додо вдруг объявил: «Стоп! Бег закончен!», и все столпились вокруг него, пыхтя и выспрашивая, «кто же всё-таки победил?»

На это вопрос Додо ответить не мог, как следует ни подумав, и он уселся надолго, приложив палец ко лбу (в той позе, в какой, обычно, видите Шекспира на портретах), в то время как остальные пребывали в молчании. Наконец, Додо сказал: «Победил каждый, и все должны получить награды».

«Но кто раздаст призы?» раздался целый хор голосов.

«Как кто? Она, конечно!» сказал Додо, указывая пальцем на Алису; и компания в полном составе тотчас столпилась вокруг неё, беспорядочно выкрикивая: «Призы, призы!»

Алиса не знала, что делать, в отчаянии она опустила руку в карман и вынула коробочку конфет (к счастью, солёная вода её не достала), и раздала их вкруговую как призы. Оказалось — точно по конфетке всем.

«Но она должна ещё приз себе, понимаете?» сказала Мышь.

«Конечно», очень серъёзно откликнулся Додо. «Что у тебя ещё в кармане?» обратился он к Алисе.

«Только напёрсток», печально проговорила Алиса.

«Давай сюда», сказал Додо.

Затем они все снова столпились вокруг неё, в то время как Додо торжественно вручил ей напёрсток со словами: «Просим не отказать нам в любезности принять этот элегантный напёрсток», и когда он закончил свой короткий спич, все загалдели с шумными одобрениями.

Алисе всё это показалось совершенной нелепостью, но у всех был такой серьёзный вид, что она не посмела засмеяться и, не найдясь, что сказать, просто поклонилась и приняла напёрсток как можно торжественнее.

Затем ели конфеты, что вызвало шум и беспорядок: большие птицы васказывали недовольство, что они не успели распробовать, а мелкие подавились, и пришлось хлопать их по спине. Но и с этим было покончено, снова все уселись в кружок и попросили Мышь рассказать что-нибудь ещё.

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

— В такому разі, — урочисто заговорив Індик, встаючи, — я вношу пропозицію перенести збори з метою негайного вжиття більш енергійних заходів для…

— Говори по-людськи! — втрутилося Орля. — Я не знаю, що означає половина цих дивних слів, та ти, мабуть, і сам не знаєш… — І Орля опустило голову, ховаючи посмішку. Деякі птахи схвально захихикали.

— Я тільки хотів сказати, — промовив Індик ображеним голосом, — що найкращим засобом обсушитися є політичні гонки.

—  А що воно таке — політичні гонки? — запитала Аліса. II це мало цікавило, але Індик замовк з таким виглядом, ніби сподівався, що хтось мусить заговорити, а ніхто не виявив такого бажання.

—  Як  вам  сказати?.. — почав  Індик. — Краще  всього пояснити    — В таком случае, — торжественно произнес Додо, поднявшись и выступая вперёд, — я вношу предложение законсервировать настоящий коллоквиум для безотлагательного принятия максимально синэнергичных и адекватных мер…

— А теперь переведите! — перебил Орлёнок. — Я не знаю значения половины этих длинных слов, и более того, я думаю, что вы тоже не знаете.
И он опустил голову, пряча улыбку. Некоторые из птиц неприкрыто захихикали.

— Я хочу сказать, — произнес Додо обиженно, — что лучший способ просохнуть — это предвыборная гонка.

— Что такое предвыборная гонка? — спросила Алиса.
Не то чтобы она хотела больше знать, а просто Додо сделал в этом месте многозначительную паузу, будто ожидая, что кто-то непременно должен что-нибудь сказать, а никтоце на самій грі. (Можливо, ви теж захочете погратися, тому я розповім, як Індик провадив гру).

Спочатку він позначив бігову доріжку, яка нагадувала коло («Точна форма не обов’язкова», пояснив він), і розставив на ній все товариство. Не було рахунка: «раз-два-три — побігли!», а кожен починав бігти і зупинявся, коли заманеться, тому було невідомо, коли настане кінець грі. Проте, коли вони побігали з півгодини і зовсім обсушилися, Індик раптом гукнув:
—  Гонки скінчилися!
Всі стовпилися навкруги нього, хекаючи, і запитували:
—  А хто ж виграв?

Щоб відповісти на це питання, Індикові необхідно було добре подумати. Він довго сидів, приставивши палець до лоба (в такій позі звичайно зображують на малюнках Шекспіра). Всі мовчки чекали. Нарешті Індик виголосив:
—  Всі виграли і кожен має одержати приз.

—  Але хто буде роздавати призи? — запитав цілий хор голосів.

—  Як хто, вона, звичайно, — відповів Індик,  вказуючи пальцем на Алісу.
Все товариство миттю оточило її, і всі разом кричали:
—  Призи, призи!

Аліса не уявляла, що робити, і у відчаї засунула руку в кишеню, звідки дістала коробочку з цукерками (на щастя, туди не попала солона вода) і роздала їх всім у нагороду. Вийшло якраз по одній на кожного.

—  Але їй також слід дати приз, — зауважила Миша.

—  Ну   звичайно, — дуже   поважно   відповів   Індик. — Що там ще є в твоїй кишені? — продовжував він, звертаючись до Аліси.

—  Лише наперсток, — сумно мовила Аліса.

—  Давай його сюди,- наказав Індик.

Знову все товариство оточило її, Індик урочисто підніс наперсток з словами:
—  Ми просимо вас прийняти цей чудовий наперсток. Коли він закінчив свою коротку промову, присутні зустріли її схвальними вигуками.

Алісі це все здавалося досить безглуздим, але у всіх був такий серйозний вигляд, що вона не наважилася сміятися. Не придумавши ніякої відповіді, вона обмежилася поклоном, силкуючись зберегти урочистий вигляд.

Далі треба було з’їсти цукерки. Це призвело до деякого гармидеру і безладдя, бо великі птахи скаржилися, що вони не розкуштували своїх цукерок, а малі давилися, і їх довелося ляпати по спині. Нарешті з цукерками було покінчено, і всі знову розсілися кружкома і умовляли Мишу розповісти що-небудь.

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— У такому разі, — врочисто заявив Додо, підводячись на ноги, — у такому разі я пропоную проголосувати за ухвалу про закриття нашого зібрання заради негайного вжиття енергійніших заходів…

— Говори по-людському! — сказало Орлятко. — Я не знаю й половини усіх цих учених слів! Втім, хтозна, чи ти й сам їх знаєш!
І Орлятко нахилило голову, приховуючи посмішку. Декотрі птахи захихотіли, не криючись.

— Я хотів просто сказати, — ображено озвався Додо, — що нема кращого способу обсохнути, як Гасай-Коло!

— Скажіть, а що воно таке — Гасай-Коло? — спитала Аліса не з цікавості, а через те, що Додо значливо замовк — мабуть, сподівався на питання, якого, здається, ніхто не збирався ставити.

— О! — вигукнув Додо. — Я вам не скажу, зате покажу.
(Можливо, одного зимового дня воно тобі теж стане в пригоді, тому я розповім, що затіяв Додо.)

Найперше він накреслив маршрут Гасай-Кола у формі неправильного кола («Правильність форми не має значення», — зазначив Додо), а тоді уздовж нього розставив учасників — кого де. Команди «Раз, два, три — руш!» не було — всі пускалися бігти самі й спинялися коли заманеться, тому визначити, коли Гасай-Колу кінець, було не так то й просто.
Десь через півгодини, коли всі вже були сухісінькі, Додо зненацька вигукнув:
— Гасай-Колу кінець!
Усі з’юрмилися довкола нього, тяжко відсапуючи і допитуючись:
— А хто ж переможець?

На таке запитання Додо не вмів відповісти, не покрутивши добряче мізками. Він довго сидів непорушно з притиснутим до чола пальцем (поза, в якій найчастіше можна бачити Шекспіра на портретах), а всі тим часом мовчки ждали.
Нарешті Додо оголосив:
— Переможці — всі, і кожен повинен дістати приз.

— А хто їх роздаватиме? — озвався цілий хор голосів.

— Як це хто? Вона! — сказав Додо, вказавши пальцем на Алісу.
Всі одразу оточили Алісу, безладно лементуючи:
— Призи! Призи!

Аліса й поняття не мала, що робити; в розпачі вона сягнула рукою до кишені і вийняла звідти пакетик цукатів (на щастя, він не розмок у солоній воді). Кожен дістав по цукатику — вистачило якраз усім.

— Але і їй належиться приз, — зауважила Миша.

— Певна річ, — дуже поважно відповів Додо.
І, повернувшись до Аліси, спитав:
— А що ще є у тебе в кишені?

— Тільки наперсток, — скрушно відказала Аліса.

— Давай сюди, — сказав Додо.

Тоді всі знову з’юрмилися навколо Аліси, і Додо урочисто вручив їй наперсток.
— Зробіть нам таку ласку, — сказав він, — прийміть цей найелегантніший у світі наперсток!Коротеньку його промову було зустрінуто загальними оплесками.

Така церемонність здалася Алісі безглуздям, але всі мали такий поважний вигляд, що вона не посміла зареготати. Вона не знала, що й казати, тож просто вклонилася і взяла наперсток з якомога урочистішим виглядом.

Далі прийшла пора ласувати цукатами, і тут не обійшлося без ґвалту й колотнечі, позаяк великі птахи ремствували, що не встигли розкуштувати свого приза, а маленькі ним давилися, і їх раз у раз доводилося гупати по спині.
Нарешті, коли було вже по всьому, вони знову посідали кружкома і попрохали Мишу розповісти щось іще.

.

____________________________________________________

Украинский перевод Владимира Панченко (2007):

— У такому разі, — серйозно промовив Додо, підхопившися, — пропоную вам закінчити нараду задля негайного вжиття енергійніших заходів…

— Говори по-людському! — перервало Орля. — Я й половини оцих твоїх слів не розберу. Та й сам ти, напевно, теж! — і Орля відвернулося вбік, ховаючи посмішку, а кілька інших пташок захихотіли.

— Я тільки хотів сказати, — ображено відповів Додо, — що найкращий спосіб обсушитися — це Виборчі Перегони.

— А що це таке — Виборчі Перегони? — спитала Аліса. Це не так уже її й цікавило, але Додо якраз зупинився — певно, чекав, що хоч хто-небудь обізветься, та озиватися не збирався ніхто.

— Ну, — відповів охоче Додо, — найкращий спосіб пояснити — це зробити самому!

Ви, мабуть, якоїсь холодної днини теж захочете спробувати, що то за штука, отож я розповім вам, як це робив Додо. Спочатку він намалював на підлозі доріжку — щось ніби схоже на криве коло («точна форма не потрібна!» — пояснив він), а тоді розставив на ній усю компанію. Ніхто не кричав: «Раз, два, три — вперед!», а просто всі починали бігати, коли заманеться, й зупинялися — теж коли заманеться; не так легко було зрозуміти, коли ж ці Перегони скінчаться. Коли вони побігали отак із півгодини й зовсім уже обсушилися, Додо раптом вигукнув:

— Перегони скінчилися!

Уся компанія обступила його, захекано питаючи:

— А хто ж переміг?

Отут Додо вже мусив добряче подумати. Він довго стояв, приставивши пальця до лоба — так само, як малюють на портретах Шекспіра, — а всі інші тим часом мовчки чекали. Аж нарешті Додо оголосив:

— Виграли всі! І всі заслужили нагороду!

— А хто ж роздаватиме нагороди? — спитали всі разом.

— Вона, звичайно! — відповів Додо, тицьнувши пальцем в Алісу. Вся компанія вмить обступила її, навперебій гукаючи:

— Нагороди! Нагороди!

Аліса — не знаючи, що тут удіяти, — сунула з відчаю руку в кишеню, дістала звідти коробочку з цукерками — на щастя, вода туди не потрапила, — і роздала їх усім у нагороду. Вийшло якраз по цукерці на кожного.

— їй теж треба дати нагороду, — згадала Миша.

— Авжеж, — повагом мовив Додо. — Що там у тебе зосталося в кишені? — звернувся він до Аліси.

— Хіба що наперсток, — сумно відповіла вона.

— То давай його сюди, — наказав Додо.

Усі знов обступили Алісу, а Додо тим часом простяг їй наперстка, додавши:

— Ми просимо вас прийняти в нагороду цей чудовий наперсток!

І всі радо загомоніли, коли він скінчив цю коротку промову.

Алісі це здалося вкрай кумедним, та всі виглядали так урочисто, що вона не наважилась засміятися. Що треба відповідати на такі промови, Аліса не знала, отож вона просто вклонилась і взяла наперсток, ледве тамуючи усмішку.

Далі треба було поїсти цукерки. Тут знов учинився шарварок: великі птахи скаржилися, що й смаку тих цукерок не розібрали, а малі похапцем давилися, тож їх доводилося ляпати по спині. Аж нарешті з цукерками покінчили; всі знову посідали кружкома й почали просити Мишу розповісти щось іще.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— У такім разе, — прыўзьняўшыся, урачыста абвясьціла Птушка Дода, — я выстаўляю прапанову пастанавіць адкласьці паседжаньне дзеля неадкладнага прыняцьця больш эфэктыўных захадаў.

— Гаварэце па-нашаму! — зрабіла заўвагу Арлянё. — Я не разумею і паловы гэтых доўгіх слоў. Зрэшты, ня думаю, што Вы іх і сама разумееце!

І Арлянё ўнюрыла галаву ў плечы, каб схаваць усьмешку. А некаторыя з птушак адкрыта засьмяяліся.

— Я зьбіралася сказаць, — пакрыўджана заявіла Птушка Дода, — што найлепшы спосаб высушыцца — перадвыбарная гонка.[0303]

— А што такое перадвыбарная гонка? — спыталася Алеся.

Ня тое каб ёй рупіла ведаць гэта, але Птушка Дода зрабіла такую паўзу, быццам нехта нешта мусіць дадаць. А дадаваць ніхто не зьбіраўся.

— Ну што ж, — сказала Птушка Дода, — найлепш зразумець — гэта ўзяць удзел у гонцы!

(Можа, і вам закарцела ўзяць удзел? Тады я раскажу, як гэта рабіла Птушка Дода.)

Спачатку яна намалявала бегавую трасу — нешта накшталт кола.

— Дакладная форма неабавязковая! — махнула яна куртатым крылцам.

Тады разьмясьціла ўсю грамаду па крузе. Ніхто не камандаваў: “Раз, два, тры — бяжы!” Усе пачыналі калі хацелі. І спыняліся калі хацелі. Цяжка было зразумець, калі гонка скончылася. Аднак за паўгадзіны ўсе досыць-такі абсохлі. Птушка Дода раптам крыкнула:

— Гонка скончаная!

І ўсе скупіліся вакол яе, задыханыя, пытаючыся:

— Ну дык хто перамог?

Каб адказаць на гэтае пытаньне, Птушка Дода глыбока задумалася, прыклаўшы адзін палец да лоба (пастава, у якой зазвычай малююць Шэксьпіра). Астатнія тым часам чакалі ў поўнай цішыні. Нарэшце Птушка Дода вымавіла:

— Перамаглі ўсе, і кожны мусіць атрымаць прыз.

— А хто будзе раздаваць? — запыталіся ўсе амаль хорам.

— Яна! Хто ж яшчэ? — адказала Птушка Дода, паказваючы на Алесю пальцам.

І ўся кампанія абступіла яе, бязладна крычучы:

— Прызы давай! Давай прызы!

Алеся ня мела ніякага ўяўленьня, што рабіць. З роспачы яна засунула руку ў кішэнь і выцягнула адтуль бляшанку цукатаў (на шчасьце, салёная вада ў скрынку не папала) і раздала іх. Кожнаму дасталося акурат па ляндрынцы.

— Але ж яна й сама павінна атрымаць прыз, — заўважыла Мыша.

— Ведама, — адразу пацьвердзіла Птушка Дода. — Што яшчэ маецца ў цябе ў кішэні? — зьвярнулася яна да Алесі.

— Толькі напарстак, — разгубілася Алеся.

— Перадай яго мне, — загадала Птушка Дода.

Усе зноўку абступілі Алесю, тым часам Птушка Дода ўрачыста падала напарстак і мовіла:

— Мы маем гонар прасіць Вас ласкава прыняць гэты элегантны напарстак.[0304]

Як толькі яна скончыла сваю кароткую прамову, кампанія запляскала ў далоні і закрычала “ўра!”.

Алесі гэты рытуал падаўся даволі бязглуздым, але ўсе выглядалі гэтак сур’ёзна, што яна не наважылася засьмяяцца. Дзяўчынка ня ведала, як падзякаваць, і проста ўзяла напарстак, пакланіўшыся як мага ўрачысьцей.

Далей пачалося паяданьне цукерак. Гэта, дарэчы, выклікала гоман і гармідар. Вялікія птушкі скардзіліся, што не пасьпелі рассмакавацца, а маленькія папярхнуліся, і ім давялося стукаць у плечы. Нарэшце тлум скончыўся, усе расьселіся ў кола ды пачалі ўпрошваць Мышу расказаць яшчэ што.

Заувагі Юрася Пацюпы:

0303 — …перадвыбарная гонка — У арыгінале ўжываецца Caucus-race. Цьмянае слова caucus прышло з амэрыканскае палітычнае тэрміналёгіі і ў ангельскім кантэксьце стала абазначаць іранічнае, нават рэзка нэгатыўнае, найменьне групы палітычных праціўнікаў. У Керала яно служыць сымбалем палітычнага тлуму. Мітусьня бегаў, “кіданьне ад сказу да сказу” паводле Дэлёза ёсьць альтэрнатываю статычнаму “сухому апавяданьню”.

0304 — Мы маем гонар прасіць Вас ласкава прыняць… напарстак. — Тут можна згледзець пародыю на рыцарскую этыку, калі сэньёр, прымаючы пад сваю зьверхнасьць васала, забіраў ягоную маёмасьць і адразу ж ласкава яе вяртаў.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— Тады,- шляхетным тонам прамовіў Дадо, падымаючыся на ногі,- я перарываю аповесць і прапаную перайсці да больш энэргічных сродкаў!
— А цяпер, тое самае, але па-ангельску,- прамовіў Арлядзіт,- я і паловы гэткіх слоў не ведаю, нават не ўяўляю іх сэнс.
І Арлядзіт нахіліў галаву, каб схаваць сарамлівую ўсмешку, а шмат хто з птушак пачалі хіхікаць.
— Так, аб чым гэта я?- спытаўся Дадо, пакрыўджаным тонам.- Самы лепшы сродак дзеля прасыхання — Сход ва Уцёках!
— А ШТО такое — Сход ва Уцёках?- запыталася Аліса. Яна першы раз пра гэта чула і хацела падрабязнасцяў. Дадо зрабіў паўзу, а потым пачаў раздумваць з такім выглядам, нібы збіраўся адказаць.
— Не!- урэшце вымавіў ён,- лягчэй будзе паказаць.
(Вы напэўна таксама захочаце пагуляць у Сход ва Уцёках, тады раскажу, як Дадо гэта рабіў.)
Спачатку ён намаляваў крэйдай даволі вялізнае кола, (“яно не абавязкова павінна быць роўным” — патлумачыў Дадо), а потым беспарадкава размясціў усіх на гэтай своеасаблівай дарожцы. Ніхто не даваў старту, кожны пабег, калі палічыў патрэбным, а спыняўся, калі адчуваў стому. Таму цяжка было сачыць за дзеяй. Але дзесьці праз поўгадзіны ўсе былі ўжо сухімі. Дадо громка аб’явіў, што Сход ва Уцёках скончаны. Вакол яго адразу ж сабраўся натоўп, каб аддыхацца і высветліць пераможцу.
Гэтае пытанне прымусіла Дадо зноў на працяглы час задумацца і ўвесь гэты час ён стаяў, прыціснуўны палец да ілба (у гэткай позе звычайна малююць Шэкспіра), а ўся грамада усхвалявана чакала ў цішыні. У рэшце Дадо вымавіў:
— Перамаглі УСЕ, і кожны атрымае свой прыз!
— А хто будзе раздаваць прызы? — у адзін голас спытаўся хор пераможцаў.
— Прызы ўручыць… яна,- сказаў Дадо, паказаўшы на Алісу пальцам; увесь натоўп перакінуў увагу на дзяўчынку, і кожны, перапыняючы астатніх, пачаў патрабаваць свой прыз.
Аліса не ведала, што рабіць, але ўсё ж засунула руку ў кішэню і знайшла скрыначку з цукровай гарошынай (на шчасце скрынка была добра зачыненая, і іх не закранула салёная вада), і кожнаму дастаўся свой прызавы кавалачак, якіх хапіла акурат на ўсіх. Гарошынка ў гарошынку.
— А зараз прыз павінна атрымаць ТЫ,- сказала Мыш.
— Зразумела ж!- з сур’ёзным тварам падтрымаў яе Дадо.- У цябе больш нічога няма ў кішэні?- спытаў ён, павярнуўшы галаву да Алісы.
— Не! Толькі напарстак,- сумна адказала Аліса.
— Дай-ка мне яго, калі ласка!- сказаў Дадо.
Усе сталпіліся вакол іх. Дадо узяў напарстак, а потым ганарова прамовіў:
— Са ўсёю шчырасцю прашу Цябе прыняць ад нас гэты далікатны напарстак.
А астатнія падтрымалі яго громкім і працяглым пляскам далоняў.
Алісе гэта падалося поўным глупствам, але ўсе вакол былі настолькі сур’ёзныя, што яна нават не смела ўсміхнуцца. А паколькі не ведала, што сказать, зрабіла рэверанс і прыняла ўласны напарстак з такім ганаровым выглядам, на які была толькі здольная.
А потым ўсе пачалі есці свае прысмакі. У выніку пачаліся шум і мітусня, вялікія істоты пачалі наракаць, што нават не распрабавалі смак, а у маленькіх гарошына засела ў горле і іх прыйшлося стукаць па спінах. А калі прысмакаў больш не засталося, усе зноў паселі колам і пачалі ўпрошваць Мыш, каб яна ім яшчэ што-небудзь распавяла.

____________________________________________________

***

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

***
Из книги Д. Падни «Льюис Кэрролл и его мир», 1976.
(Пер. В. Харитонова и Е. Сквайрс, М: Радуга, 1982):

В 1950 году пасторский дом в Крофте <где жила семья Доджсонов — С.К.> перестраивали, и под половицами бывшей детской на втором этаже был обнаружен замечательный тайник. Из более чем столетнего заточения на белый свет извлекли перочинный нож, роговой гребень, осколки фарфора, а главное — левый детский башмак, наперсток и маленькую белую перчатку с левой руки, нимало не пострадавшую от долгого невостребования.
…Задолго до того, как тайник был открыт, некоторые из его сокровищ уже сверкнули в поэзии Кэрролла. …Под общие рукоплескания Додо дарит Алисе ее собственный наперсток со словами: «Мы просим тебя принять в награду этот изящный наперсток!» (Дерек Хадсон безапелляционно нарекает этот эпизод «locus classicus (здесь — образцом (лат.)) наперсточной литературы»).

________________________

Сергей Курий — Бег по Кругу
(песня из альбома «Беги за Кроликом»):

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>