«Алиса в Стране Чудес» — 11.3. Показания Кухарки

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1958_maraja_29
Рис. Libico Maraja.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

“Call the next witness!” said the King.

The next witness was the Duchess’ cook. She carried the pepper-box in her hand, and Alice guessed who it was, even before she got into the court, by the way the people near the door began sneezing all at once.

“Give your evidence,” said the King.

“Shan’t,” said the cook.

The King looked anxiously at the White Rabbit, who said in a low voice, “Your Majesty must cross-examine this witness.<107>”

“Well, if I must, I must,” the King said with a melancholy air, and, after folding his arms and frowning at the cook till his eyes were nearly out of sight, he said in a deep voice, “What are tarts made of?”

“Pepper, mostly,” said the cook.

“Treacle,” said a sleepy voice behind her.

“Collar that Dormouse!” the Queen shrieked out. “Behead that Dormouse! Turn that Dormouse out of court! Suppress him! Pinch him! Off with his whiskers!”<108>

For some minutes the whole court was in confusion, getting the Dormouse turned out, and, by the time they had settled down again, the cook had disappeared.

“Never mind!” said the King, with an air of great relief. “Call the next witness.” And he added in an under-tone to the Queen, “Really, my dear, you must cross-examine the next witness. It quite makes my forehead ache!”

Alice watched the White Rabbit as he fumbled over the list, feeling very curious to see what the next witness would be like, “—for they haven’t got much evidence yet,” she said to herself. Imagine her surprise, when the White Rabbit read out, at the top of his shrill little voice, the name “Alice!”.

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

107 — Your majesty must cross-examine this witness. — Король понимает слово cross-examine, которое означает «подвергать перекрестному допросу» буквально: cross — сердитый, examine — осматривать или как глагол от cross-eyed косой. Поэтому он разглядывает кухарку так сильно нахмурившись, скосив глаза. Отчего у него во время допроса разболелась голова.

108 — Королева требует, чтобы Соню обезглавили, затем вышвырнули из зала суда, подавили, исщипали и наконец оборвали ей усы. Это пример логики «шиворот-навыворот», т.к. последовательность действий явно противоречит здравому смыслу.

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– Вызвать свидетельницу, – приказал Король.

Свидетельницей оказалась кухарка. В руках она держала перечницу. Она еще не вошла в зал суда, а те, кто сидел возле двери, все как один вдруг чихнули. Алиса сразу догадалась, кто сейчас войдет.

– Давай сюда свои показания, – сказал Король.

– И не подумаю, – отвечала кухарка.

Король озадаченно посмотрел на Белого Кролика.
– Придется Вашему Величеству подвергнуть ее перекрестному допросу, – прошептал Кролик.

– Что ж, перекрестному, так перекрестному, – вздохнул Король, скрестил на груди руки и, грозно нахмурив брови, так скосил глаза, что Алиса испугалась. Наконец, Король глухо спросил:
– Крендели из чего делают?

– Из перца в основном, – отвечала кухарка.

– Из киселя, – проговорил у нее за спиной сонный голос.

– Хватайте эту Соню! – завопила Королева. – Рубите ей голову! Гоните ее в шею! Подавите ее! Ущипните ее! Отрежьте ей усы!

Все кинулись ловить Соню. Поднялся переполох, а, когда, наконец, все снова уселись на свои места, кухарка исчезла.

– Вот и хорошо, – сказал Король с облегчением. – Вызвать следующую свидетельницу!
И, повернувшись к Королеве, он вполголоса произнес:
– Теперь, душечка, ты сама подвергай ее перекрестному допросу. А то у меня голова разболелась.

Белый Кролик зашуршал списком.
– Интересно, кого они сейчас вызовут, – подумала Алиса. – Пока что улик у них нет никаких…
Представьте себе ее удивление, когда Белый Кролик пронзительно закричал своим тоненьким голоском:
– Алиса!

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘Позвать следующего свидетеля!’ сказал Король.

Следующим свидетелем была кухарка Герцогини. Она несла перечницу в руке, и Алиса догадалась, кто это был, даже до того, как она вошла в зал суда, по тому, как люди, сидевшие рядом с дверью, начали чихать все разом.
‘Давай свои показания,’ сказал Король.
‘Не буду,’ сказала кухарка.
Король с тревогой взглянул на Белого Кролика, который сказал тихим голосом, ‘Ваше Величество должен подвергнуть этого свидетеля перекрестному допросу.’

‘Ну, раз я должен, значит должен,’ сказал Король с печальным выражением лица, и, сложив руки и нахмурившись, глядя на кухарку так, что его глаза почти что исчезли из виду, он сказал низким голосом, ‘Из чего сделаны пирожные?’
‘Из перца, по большей части,’ сказала кухарка.
‘Из патоки,’ сказал сонный голос позади нее.
‘Схватить эту Соню,’ вскрикнула Королева. ‘Обезглавить эту Соню! Вышвырнуть эту Соню из зала суда! Подавить ее! Ущипнуть ее! Выдернуть ей усы!’

Несколько минут весь зал суда пребывал в смятении, занимаясь тем, что вышвыривал Соню, и, к тому моменту, когда они все снова успокоились, кухарка исчезла.
‘Не беда!’ сказал Король с видом глубокого облегчения. ‘Вызвать следующего свидетеля.’ И добавил вполголоса, /обращаясь/ к Королеве, ‘Право, моя голубушка, /теперь/ ты должна подвергнуть следующего свидетеля перекрестному допросу. У меня от этого голова болит <«это совершенно заставляет мой лоб разболеться»>!’

Алиса наблюдала за Белым Кроликом, в то время как тот вертел в руках свой список, ей было очень интересно узнать, каков будет следующий свидетель, ‘…потому что пока они получили не очень-то много улик,’ сказала она про себя. Представьте себе ее удивление, когда Белый Кролик громко прочел, во всю силу своего визгливого голоска имя «Алиса».

.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

<эта сцена в переводе отсутствует>

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 — Позвать второго свидетеля! — сказал король.

Оказалось, что это не свидетель, а свидетельница — герцогинина кухарка. Она держала в руке коробку с перцем. Алиса тотчас же догадалась, что в коробке перец, потому что, как только кухарка вошла, все сидевшие около двери принялись чихать.

— Что вы знаете по этому делу? — спросил король.

— Не хочу отвечать, — сказала кухарка.

Король с беспокойством взглянул на белого кролика, который поспешил шепнуть ему на ухо:
— Вы должны заставить свидетельницу сказать, ваше величество, все, что она знает.

— Должен, так должен, — грустно проговорил король. Он скрестил руки и, нахмурившись так, что глаза его превратились в крошечные щелочки, устремил их на кухарку и спросил глухим низким голосом:
— Из чего делаются сладкие пирожки?

— Главным образом из перца, — ответила кухарка.

— Из патоки, — проговорил сзади нее сонный голос.

— Схватите поскорее за шиворот этого сурка! — пронзительно закричала королева. — Тащите его отсюда! Зачем вмешивается! Уберите его! Отрубите ему усы!

Поднялась страшная суматоха. Несчастного сурка теребили и тащили в разные стороны, а когда его наконец выгнали и все уселись на свои места, оказалось, что кухарка исчезла.

— Не беда! — весело сказал король, которому это было, по-видимому, очень приятно. — Позвать следующего свидетеля! — и нагнувшись к королеве, он тихо прибавил.
— Ты, дорогая, допросишь следующего свидетеля; у меня от всего этого голова кружится!

Белый кролик стал просматривать список свидетелей.
«Кого-то он вызовет теперь? — думала Алиса. — От первых двух свидетелей нельзя было узнать ничего».
Представьте же себе ее изумление, когда белый кролик закричал пронзительным голосом:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— Позовите следующего свидетеля! — сказал Король.

Следующим свидетелем была кухарка Герцогини.

Она держала в руках перечницу, и Алиса еще прежде, чем она успела войти в суд, догадалась, что это именно кухарка Герцогини, потому что все, стоявшие у дверей, вдруг расчихались.

— Дай свое показание, — сказал Король.

— И не подумаю, — отвечала кухарка.

Король с беспокойством посмотрели на Белаго Кролика, который тихо сказал ему:

— Ваше величество должны подвергнуть эту свидетельницу перекрестному допросу.

— Ну, что ж, если должен, так должен, — отвечал Король с удрученными видом и, сложив руки и нахмурившись так, что глаза его скрылись под бровями, произнес низким голосом:

— Из чего делают сладкие пирожки?

— Из перца обыкновенно, — отвечала кухарка.

— Из патоки, — произнес сзади нее сонный голос.

— Хватайте за шиворот этого Сурка! — выкрикнула Королева. — Отрубите голову этому Сурку! Выгоните вон этого Сурка! Приведите его к порядку! Ущипните его! Отрубите ему… усы!

В течение нескольких минут весь суд были в замешательстве, выгоняя Сурка, а пока все снова рассаживались по местам, кухарка исчезла.

— Это ничего! — сказал Король с видом величайшего облегчения. — Позовите следующего свидетеля. — И он прибавил, понизив голос и обращаясь к Королеве:

— Дорогая, следующего свидетеля ты подвергнешь перекрестному допросу. У меня от всего этого страшно разбаливается голова.

Алиса наблюдала за Белыми Кроликом, рывшимся в списках, и ей было очень любопытно, кто окажется следующими свидетелем.

— Пока еще нельзя сказать, чтобы они собрали много свидетельских показаний, — рассуждала она сама с собою.

Представьте же себе её удивление, когда Белый Кролики произнеси во весь свой пронзительный голосок имя: „Алиса!“

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  — Пригласить сюда следующего свидетеля! — распорядился Червонный король, когда они скрылись из виду.
Белый кролик заглянул к себе в бумагу. Алиса подняла на него глаза.
«Кого-то он пригласить теперь?» — подумала она.
И вдруг, к её великому изумлению, Белый кролик громко прочитал:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — Позвать следующего свидетеля, — сказал Король.

Выступила Кухарка Герцогини. Она в руке держала  перечницу, так что Аня сразу ее узнала. Впрочем, можно  было  угадать  ее присутствие и раньше: публика зачихала, как  только  открылась дверь.

— Дай свое показание, — сказал Король.

— Не дам! — отрезала Кухарка.

Король в нерешительности посмотрел  на  Кролика;  тот  тихо проговорил: «Ваше величество должно непременно ее допросить».

— Надо — так надо, — уныло сказал Король и, скрестив  руки, он угрюмо уставился на кухарку, так насупившись, что глаза его почти исчезли. Наконец он спросил глубоким голосом: — Из  чего делают пирожки?

— Из перца главным образом, — ответила кухарка.

— Из сиропа, — раздался чей-то сонный голос.

— За шиворот его! — заорала Королева.  —  Обезглавить  его! Вышвырнуть его отсюда! Подавить! Защипать! Отрезать ему уши!

В продолжение нескольких минут зал был в  полном  смятении: выпроваживали Соню. Когда же его вывели, и все затихли  снова, оказалось, что Кухарка исчезла.

— Это ничего, — сказал Король с видом огромного облегчения. — Позвать следующего свидетеля.
И он добавил шепотом, обращаясь к Королеве: «Знаешь, милая, ты бы теперь занялась этим. У меня просто лоб заболел».

Аня с любопытством следила за Кроликом. «Кто  же  следующий свидетель? — думала она. — До сих пор  допрос  ни  к  чему  не привел».
Каково же было  ее  удивление,  когда  Кролик  провозгласил высоким, резким голосом: «Аня!»

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— Вызвать следующего свидетеля! — сказал Король.

Следующим свидетелем была Кухарка Герцогини. У ней в руках была перечница, и по тому, как стоявшая снаружи публика расчихалась, Алиса догадалась, что эта была именно она, прежде чем та появилась.

— Дай твои показания! — сказал Король.

— Не дам! — сказала Кухарка.

Король озабоченно посмотрел на Белого Кролика, и последний тихо шепнул ему:
— Ваше величество должны подвергнуть эту свидетельницу перекрестному допросу.

— Что-ж, раз должен, значит должен,— сказал с меланхолическим видом Король и, сложив на груди руки и нахмурившись до такой степени, что совсем не стало видно его глаз, произнес глухим голосом:
— Из чего делаются ватрушки?

— Главным образом, из перца,— ответила Кухарка.

— Из патоки! — сказала сквозь сон Соня.

— За шиворот Соню!— завопила Королева.— Отрубите ей голову! Выгоните ее из зала суда! Подавите ее! Ущипните ее! Вырвите ей по волоску шерсть!

Несколько минут в суде стоял содом, пока исполнялись одновременно все разнообразные приказания Королевы по отношению к Соне. А когда все было кончено, оказалось, что Кухарка исчезла,

— Ничего!— сказал Король с чувством облегчения.— Позовите следующего свидетеля.
И он добавил вполголоса, обращаясь к Королеве:
— Знаете, моя дорогая, следующего свидетеля должны подвергнуть перекрестному допросу вы. У меня уже голова разболелась.

Алиса наблюдала за Белым Кроликом, пробегавшим глазами список, и загадывала, кем окажется следующий свидетель.
— Потому что до сих пор они получили не много показаний!— рассуждала она.
Но представьте себе ее изумление, когда Белый Кролик возгласил на самых высоких нотах своего пронзительного голоса:
— Алиса.

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       — Вызвать следующего свидетеля! — приказал Король.

Следующим свидетелем была Кухарка Герцогини. Она держала в руке перечницу, и Алиса догадалась, кто это был, ещё прежде чем она вошла в зал суда, потому что стоявшие близко у дверей зачихали все сразу.

— Дай твои показания! — сказал Король.

— Не дам! — ответила Кухарка.

Король озабоченно посмотрел на Белого Кролика, и тот тихо сказал:
— Ваше величество должны подвергнуть этого свидетеля перекрёстному допросу.

— Ну, раз должен, так должен, — ответил с меланхолическим видом Король и, скрестив руки и до такой степени нахмурив брови, что глаза его почти исчезли, он долго смотрел на Кухарку и затем произнёс глухим голосом: — Из чего делаются кексы?

— Из перца главным образом, — сказала Кухарка.

— Из патоки, — послышался сонный голос позади неё.

— За шиворот Соню! — завопила Королева. — Обезглавить эту Соню! Гнать Соню из зала суда! Подавить её! Щипать её! Долой ей бакенбарды!

Несколько минут, пока выгоняли Соню, весь суд находился в смятении, и, когда спустя некоторое время заседание суда возобновилось, Кухарка исчезла.

— Ничего не значит! — воскликнул Король с большим облегчением. — Вызвать следующего свидетеля! — И он добавил в сторону Королевы: — Право, моя дорогая, вы должны подвергнуть перекрёстному допросу следующего свидетеля: у меня от этого голова трещит!

Алиса видела, как Белый Кролик вертел в руках список, и испытывала сильнейшее желание узнать, кем окажется следующий свидетель, «…так как они получили не очень-то много показаний… пока»,— сказала она про себя. Вообразите её изумление, когда Белый Кролик возгласил на самых высоких нотах своего пронзительного маленького голоса имя:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— Вызвать следующего свидетеля! — сказал Король.

Следующий свидетель оказался свидетельницей — это была Повариха Герцогини. Она не выпускала из рук огромной перечницы, и об ее приближении Алиса догадалась задолго до того, как Повариха вошла в зал, — так дружно принялись чихать все, кто сидел у входа.

— Давайте показания, — сказал Король.

— Не-а! — сказала Повариха.

Король растерянно поглядел на Белого Кролика, и тот, понизив голос, сказал:
— Надо подвергнуть ее допросу с пристрастием, ваше величество.

— Ну что ж, надо так надо, — сказал Король без особого энтузиазма. Он скрестил руки на груди, так страшно нахмурился, что глаза его превратились в черточки, и сказал СТРАШНЫМ ЗАГРОБНЫМ ГОЛОСОМ:
— Из чего делают пирожки?

— Все больше из перца, — сказала Повариха.

— Из мар-ма-ла-да, — произнес чей-то сонный голос.

— На цепь эту Соню! Придушить эту Соню! Отрубить Соне голову! Выдворить Соню! Ущипнуть ее! Оторвать ей хвост! — заверещала Королева.

Несколько минут в судебном зале царила ужасная суматоха — все пытались поймать и выдворить Соню. А когда кутерьма кончилась, Повариха уже исчезла.

— И слава богу, — сказал Король, вздохнув с большим облегчением. Он вполголоса добавил, обернувшись к Королеве: — Я тебя очень прошу, дорогая, следующего свидетеля допрашивай с пристрастием ты! У меня вся кожа на лице заболела!

Алиса с любопытством следила, как Белый Кролик копается в своих бумажках, — ей было очень интересно, кого же еще могут вызвать свидетелем. «Пока что у них никаких улик нет», — думала она.
Представьте же себе, как она удивилась, когда Белый Кролик во весь свой пискливый голосишко возгласил:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

—  Следующий свидетель,- сказал Король.

Следующим свидетелем оказалась кухарка Ее Высочества. Она принесла с собой перечницу, и, соответственно, Алиса догадалась, кого увидит, как только у дверей все зачихали.

— Давай показания, — сказал Король

— Не-а, — сказала кухарка.

Король растерянно посмотрел на Белого Кролика, Тот прошептал:
— Ваше Величество, придется подвергнуть эту свидетельницу перекрестному допросу.

— Ну что ж, придется так придется,  вздохнул Король, скрестил руки на груди и внушительно вопросил: — Как приготовляют пирожные?

— Берут перец,- сказала кухарка.

— И сироп,  послышался за ее спиной чей-то сонный голос.

— За шиворот Соню! — завопила Королева.- Снять с нее голову! Вышвырнуть вон! Зажать! Подавить! Выщипать усы!

Поднялась суматоха, Соню изгнали, а когда все утихло, выяснилось, что кухарка исчезла.

— Не имеет значения, — сказал Король, сугубо довольный этим обстоятельством. — Следующий! — И вполголоса обратился к Королеве: — Право, моя дорогая, следующего свидетеля допросите сами. У меня уже голова трещит.

Алиса с большим любопытством следила за тем, как Кролик неловко расправляет список, и думала: «Кто же следующий? Пока не очень-то много они собрали улик». Представьте себе ее удивление, когда Белый Кролик пронзительным тонким голосочком возвестил:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

 — Следующий свидетель! — провозгласил Король.

Следующей была Кухарка Герцогини. В руках она несла перечницу.
Впрочем, Алиса еще раньше догадалась, кого вызывают, потому что все, кто стоял в проходе, внезапно начали чихать.

—  Признавайся! — буркнул Король.

—  Не буду! — ответила Кухарка.

Король озабоченно поглядел на Кролика. Кролик подумал-подумал и предложил:
—  Ваше Величество! Свидетельницу надо допросить с пристрастием!

—  Надо так надо, — скорбно сказал Король, сложил руки  на груди,  нахмурил  брови,  прищурился  и  басом спросил: — Что кладут в пирожки?

—  Перец,- охотно ответила Кухарка.

—  Чай да сахар,- раздался из зала сонный голос.

—  Опять эта Соня! — взревела  Королева. — Намордник на нее надеть! Голову ей отрубить! В шею ее вытолкать! К порядку ее призвать! За бок ее ущипнуть! Усы выдрать!

В зале поднялся шум и гам. Соню выставили за дверь, и, когда все немного успокоились, выяснилось, что Кухарка куда-то подевалась.

— Бывает! — облегченно вздохнул Король. — Следующий свидетель! — И шепнул на ухо Королеве: — Право, дорогая, допрашивай лучше сама. А то у меня голова идет кругом…

Алиса хладнокровно наблюдала, как Кролик водит лапой по списку свидетелей. Ей очень хотелось знать, кто же следующий. «Пока что, — подумала она, — они мало чего добились». Представьте, как же удивилась Алиса, когда Кролик прочел имя следующего свидетеля:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— Со свидетелем покончено. Подавайте свидетельницу! — провозгласил Король.

Дверь открылась, и в то же мгновение все, как по команде, начали громко чихать. Алиса почувствовала запах перца и тут же догадалась, кто вошел. Она не ошиблась — свидетельницей оказалась Стряпуха.

— Снимем с нее показания, — сказал Король.

— Только  попробуйте что-нибудь снять с меня! — воинственно заявила Стряпуха.

Король растерялся. Белый Кролик подсунулся к нему и зашептал на ухо:
— Сделайте ей очную ставку, Ваше Величество.

— Сделаем! — пробормотал Король и уставился на Стряпуху ОЧЕНЬ ГРОЗНЫМИ ОЧАМИ.
— Чем начиняют конфеты? — спросил он.

— Перцем, конечно! — невозмутимо ответила Стряпуха.

«Желе, желе, желе…» — раздался тоненький голосок. Это Ночная Соня бормотала во сне.

— Растолкать ее! — взревела Королева. — Вытолкать вон! Затолкать в мешок! Заткнуть ей рот!

Большинство, сталкиваясь и огрызаясь, бросилось на несчастную Соню. Растолкали ее, затолкали и вытолкали за дверь. В этой суматохе заодно выпихнули и Стряпуху.

— Уф! — обрадовался Король. — И со свидетельницей покончено. Кто там следующий? — Тут он наклонился к Королеве и проговорил: — Я устал ворочать очами. Сделайте, дорогая, одолжение, сделайте очную ставку сами.

«Хотела бы я знать, кто будет следующим», — подумала Алиса, глядя, как Белый Кролик копается в своем свитке.
Кролик наконец высунул нос из-за свитка и пронзительно заверещал:
-А-ЛИ-СА!

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

«Следующий свидетель!» — сказал Король.

Следующей была Герцогинина Повариха. Она не расставалась со старинной перечницей, и Алиса поняла, кто следующий, раньше, чем она вошла, потому что от дверей пошла волна чихания.

«Показания!» — приказал Король.

«Нет!» — ответила Повариха.

Король растерянно посмотрел на Белого Кролика, и тот подсказал громким шепотом: «Ваше Величество должно подвергнуть свидетельницу перекрестному допросу».

«Что ж, подвергнуть так подвергнуть», — меланхолически произнес Король, скрестил руки, скрестил глаза, скрестил брови и сказал утробным голосом: «Из чего состоит королевский крокет?»

«По большей части, из перца»- отвечала Повариха.

Сзади нее прозвучал сонный голос: «Из гущи».

Раздался оскорбленный вопль Королевы: «На цепь эту Соню! Голову долой этой Соне! Разделаться с этой Соней! Ободрать усы у этой Сони! Ущипнуть! Подавить!»

Несколько минут суд был в смятении — выдворяли Соню — а когда все успокоилось, оказалось, что Повариха исчезла.

«Ну ничего! — сказал Король тоном большого облегчения. — Вызвать следующего свидетеля!» — И, понизив голос, он сказал Королеве: «Послушай, дорогая, уж следующего свидетеля подвергай ТЫ. У меня все глаза болят, и лоб!»

Алиса внимательно смотрела, как Белый Кролик перелистывает свои бумаги. Ей было очень интересно, что скажет следующий свидетель, «потому что не много же показаний они получили ПОКА ЧТО», — говорила она себе. Вообразите ее изумление, когда, наконец, Белый Кролик громко прочитал вслух искомое:
— А Л И С А !

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

«Вызвать следующего свидетеля!» — приказал король.

Следующим свидетелем была кухарка Герцогини, которая даже в суд явилась с увесистой перечницей в руке. Между прочим, Алиса догадалась об этом еще до ее появления, поскольку те, кто стоял у двери, разом зачихали.

«Давай свои показания», — сказал ей Король.

«Не дам!» — отрезала кухарка.

Король растеряно посмотрел на Кролика, который тут же тихо сказал ему: «Ваше величество должно произвести перекрестный допрос этого свидетеля».

«Ну, должен, так должен», — угрюмо пробурчал Король. Затем он скрестил на груди руки, уставился на кухарку, так скосив глаза к переносице, что тех стало почти невидно, и спросил басом: «С чем были пироги?»

«Большинство с перцем»,— ответила кухарка, а из-за ее спины послышался сонный голос, — «С медом».

«Взашей этого Сурка!!! Обезглавить этого Сурка!!! Вышвырнуть прочь этого Сурка!!!» — взревела Королева,— «Подавить его! Защипать! Запинать! Усы ему выщипать!»

На несколько минут все в суде были взбудоражены выдворением Сурка. Когда же все успокоились и расселись по местам, оказалось, что кухарка исчезла.

«Ничего страшного!» — произнес Король с великим облегчением, — «Вызывай следующего свидетеля». И уже в полтона добавил, обратившись к Королеве: «Дорогая, перекрестный допрос этого свидетеля должна будешь ты произвести. У меня от этого уже голова болит».

Алиса с любопытством следила, как Кролик теребит в руках свиток. Ей не терпелось увидеть, кто же будет следующим свидетелем. «Маловато показаний они добыли пока что», — подумала Алиса. Каково же было ее удивление, когда Кролик прочитал тонким пронзительным голосом, на какой только был способен: «Алиса!!!»

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

— Вызовите следующего свидетеля! — распорядился Король.

Следующим свидетелем оказалась кухарка Герцогини. Она несла перечницу; и Алиса догадалась, кто это, прежде чем она вошла в зал, ибо публика у двери начала дружно чихать.

— Давайте ваши показания, — сказал Король.

— Не-а, — ответила кухарка.

Король обеспокоенно посмотрел на Белого Кролика, который сказал, понизив голос:
— Ваше величество должны подвергнуть эту свидетельницу перекрестному допросу.

— Ну, должен так должен, — меланхолично вздохнул Король, и, скрестив руки на груди и сведя глаза к самой переносице (так, что зрачки едва не пропали из виду), спросил низким голосом:
— Из чего делаются торты?

— Из перца, главным образом, — ответила кухарка.

— Из патоки, — раздался сонный голос позади нее.

— Схватите за шиворот эту Соню! — завизжала Королева. — Отрубите голову этой Соне! Вышвырните эту Соню из зала! Подавите ее! Ущипните ее! Оборвите ей усы!

В течение нескольких минут в зале царила полная неразбериха, пока все пытались выдворить Соню, а к тому времени, как суматоха улеглась, кухарка исчезла.

— Неважно! — сказал Король с большим облегчением. — Вызывайте следующего свидетеля, — и он негромко добавил, обращаясь к Королеве: — Право же, дорогая, следующий перекрестный допрос должна проводить ты. У меня от этого голова болит!

Алиса наблюдала за Белым Кроликом, который мял в руках список; ей было очень интересно, что из себя будет представлять следующий свидетель — «пока что они собрали не больно-то много доказательств», сказала она себе. Вообразите ее удивление, когда Белый Кролик прочитал следующее имя:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

     — Вызовете следующего свидетеля! — приказал Король.

Следующим свидетелем оказалась повариха Герцогини. Она держала в руке перечницу, и Алиса узнала ее прежде чем она появилась в суде, тем более что народ, сидевший рядом с дверью, стал хором чихать.

— Говорите, — сказал Король.

— Не буду, — заявила повариха.

Король с недоумением посмотрел на Белого Кролика, который тихо подсказал ему: «Вашему величеству надо провести перекрестный допрос этого свидетеля».

— Ну, раз надо, значит надо, — меланхолично ответил Король и, СКРЕСТИВ руки, нахмурясь уставился на повариху пока его глаза едва не выкатились из орбит и сказал глухим голосом:
— Из чего сделаны пироги?

— Из перца, в основном, — ответила повариха.

— Из патоки, — возразил сонный голос сзади.

— За холку его! — завизжала Королева. — Обезглавить этого Соню! Вышвырнуть из зала! Подавить! Сцапать! По мордасам!

Несколько минут весь зал пребывал в смятении — вышвыривали Соню, а когда все снова расселись по своим местам оказалось, что повариха улизнула.

— Не беда! — сказал Король с чувством огромного облегчения. — Вызовите следующего свидетеля, — и он тихо добавил, обращаясь к Королеве: «Пожалуй, дорогая тебе надо провести перекрестный допрос следующего свидетеля. У меня от них уже голова раскалывается!

Алиса наблюдала за тем, как Белый Кролик вертит в руках пергамент, не находя следующего свидетеля и думала про себя: » Не очень-то они продвинулись».
Каково же было ее изумление, когда Белый Кролик прочитал, срываясь от напряжения на писк: » Алиса!».

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

— Вызвать Свидетеля Номер Два! — приказал Король.

Еще до появления Свидетеля Номер Два Алиса поняла, что это будет старая перечница — Кухарка. Едва отворилась дверь, публика принялась чихать.

— Отберите у нее показания! – велел Король.

— Не отберете! – отрезала Кухарка.

Судья растерянно посмотрел на Кролика, но тот лишь покачал головой и выразительно сказал:
— НАДО, ваше величество. Придется подвергнуть ее перекрестному допросу.

Король скрестил руки на груди и спросил:
— А из чего делают тартинки?

— Из перца! – выпалила Кухарка.

— Из джема, — пропел сладкий голосок.

— Хватайте Соню! — завопила Королева. — Отрубите ей голову! Подвергните ее прессингу! Сократите ее! Ущипните ее! Отрежьте ей усы!

Поднялся тарарам. Пока Соню ловили (так и не поймали), Кухарка испарилась.

— И ладно! — с облегчением сказал Король. — Вызвать Свидетеля Номер Три! — и Королеве шепотом: — Только, душенька, ты ее сама перекрестно допрашивай, а то у меня мигрень…

Алиса с любопытством глянула на Кролика и подумала: «Кто же будет на сей раз? Пока они топчутся на месте».
Каково же было ее изумление, когда Кролик пронзительно закричал:
— АЛИСА!

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— Позвать следующего свидетеля! — приказал Король.

Алиска сразу догадалась, что следующим свидетелем будет Герцогинина повариха. Так оно и было. В руке у старой перечницы была перечница. Не успела она войти, как все, кто сидел у двери, разом чихнули.

— Давайте показания! — повелел Король.

— Дудки! — ответила Повариха.

Король озабоченно посмотрел на Белого Кролика, и тот шёпотом подсказал ему:
— Ваше величество, необходимо подвергнуть свидетельницу перекрёстному допросу!..

— Перекрёстному, так перекрёстному, — покорно согласился Король. Он перекрестился и сказал величественным басом:
— Свидетельница, отвечайте: с чем был калач?

— С перцем, — ответила Повариха.

— Со сливками, — раздался сзади сонный голос. — Только сливки были не с пенкой, а с косточками.

— На цепь негодяя! — заверещала Королева. — Намылить ему шею! Намять бока!! Голову с плеч!!! Усы с лица!!!!

Стражники набросились на Соню и принялись приводить приговор в исполнение. Король же тем временем всё крестился и крестился. Когда, наконец, Соне намылили шею и намяли бока, все успокоились, а Поварихи и след простыл.

— Вот и хорошо, — вздохнул Король с огромным облегчением. — Позвать следующего свидетеля!
И добавил шёпотом, обращаясь к Королеве:
— Ласточка, этого ты, пожалуйста, сама подвергай перекрёстному допросу, а то у меня рука совсем онемела.

Алиска с любопытством посмотрела на Белого Кролика: кого же он теперь вызовет? Может, хотя бы этот свидетель даст какие-нибудь показания?
Кролик покрутил свиток взад-вперёд, и… представьте себе Алискино удивление, когда он вдруг что есть силы прокричал:
— Алиса!

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— Вызовите следующего свидетеля! — повелел Король.

Следующим свидетелем оказалась повариха Княгини. В руке она сжимала перечницу, причём Алис сообразила, кто войдёт, прежде чем та ступила в зал суда, ибо возле двери все разом зачихали.

— Давай показания, — повелел Король.

— Не дам, — буркнула повариха.

Король пристально поглядел на Белого Кролика; тот шепчет: «Данного свидетеля вашему величеству надо подвергнуть перекрёстному допросу».

— Ну, раз надо, значит надо. — печально сказал Король, затем скрестил руки на груди, насупил брови так. что аж глаз почти не видно,
и спрашивает низким-замогильным голосом: «Из чего делают пирожки?»

— По большей части из перца, — бубнит повариха.

— Из риса. — раздался позади неё сонный голос.

— Взять Соню! — взвизгнула Дама. — Отрубить ей голову! Вывести из зала суда! Подавить! В каталажку! Усы отрезать!

Всё смешалось в зале судейском, пока выводили Соню, а чуть только зрители сели по местам, глядь — повариха-то исчезла.

— С глаз долой — из сердца вон! — с огромным облегченьем молвил Король. — Вызывайте следующего свидетеля. — и тихонько говорит Даме: «Право дело, дорогу ша, следующего свидетеля ты уж сама подвергни перекрёстному допросу. У меня голова разболелась!»

Алис следила за теребившим список Белым Кроликом: любопытно, кто окажется очередным свидетелем, «… поскольку пока улик собрано не густо», думает.

Представьте себе её удивленье после того, как Белый Кролик выкрикну л пронзительным голоском имя: «Алис!»

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — Позвать следующего свидетеля! — сказал Король.

Следующим свидетелем была кухарка Герцогини, о чём Алиса догадалась раньше, чем увидела её, потому что люди, сидящие у входа, принялись громко чихать ещё прежде, чем она появилась.

— Давай свои показания, — сказал Король.

— Не дам, — ответила кухарка, на всякий случай отводя руки за спину.

Король озадаченно посмотрел на Белого Кролика, который тихонько сказал:
— Ваше величество должно подвергнуть эту свидетельницу перекрёстному допросу.

— Ну, должен так должен, — меланхолично вздохнул Король.
Он неохотно скрестил руки на груди и насупил брови так, что его глаз почти не было видно, после чего строго обратился к кухарке:
— Из чего делаются торты?

— В основном из перца, — ответила та.

— Из хлеба и воды, — произнёс сонный голос позади неё.

— Схватить этого Соню за шиворот! — завизжала Королева. — Отрубить этому Соне голову! Вышвырнуть этого Соню из зала суда! Подавить его! Защипать его! Оборвать ему усы!

Несколько минут весь суд пребывал в замешательстве, пытаясь выполнить её сыпавшиеся, как горох, распоряжения. Наконец, через какое-то время все вернулись по местам. Кухарка к тому времени уже исчезла.

— Ничего, — сказал Король со вздохом облегчения от того, что перекрёстный допрос кончился сам собой. — Позвать следующего свидетеля!
И добавил вполголоса, обращаясь к Королеве:
— На этот раз, дорогая, вы должны проводить перекрёстный допрос. У меня от него уже ноют руки и болит лоб!

Алиса наблюдала за Белым Кроликом, который перелистывал список свидетелей, и гадала, кем может быть следующий. «Не очень-то много показаний они пока получили» — думала она.
Вообразите себе её удивление, когда Белый Кролик прочитал своим высоким и пронзительным голосом имя «Алиса!»

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

«Зовите следующего свидетеля!» — сказал Король.

Следующим свидетелем была Кухарка Герцогини. У неё в руках была перечница; и Алиса догадалась, кто это, ещё до того, как та вышла на корт: враз зачихали все у двери.

«Излагайте ваши показания», — обратился к ней Король.

«Не буду», — сказала Кухарка.

Король растерянно взглянул на Белого Кролика, и тот тихо сказал: «Ваше Величество должно охмурить свидетельницу».

«Ну, должен так должен», — с меланхолическим видом заметил Король и, сложив руки на груди, взглянул на кухарку, так нахмурившись при этом, что почти не стало видно глаз, и глухим голосом произнёс: «Торты были из чего?»

«Из перца, в основном», — отчеканила Кухарка.

«Из патоки», — раздался сонный голос позади её.

«Повесить эту Соню!» — взвизгнула Королева: «Снести голову этой Соне! Вышвырнуть её с корта! Прочь её! Выщипать ей усики!»

В несколько минут весь корт пришёл в смятение, выпроваживая Соню; а когда все угомонились, обнаружилось, что Кухара исчезла.

«Неважно!» — сказал Король, испытывая, по всей видимости, огромное облегчение: «Зовите следующего свидетеля». И добавил вполголоса Королеве: «Ты уж, дорогая, того, сама охмуряй свидетеля. А то у меня весь лоб разболелся!»

Алиса с интересом наблюдала за Белым Кроликом, который копошился над списком, изнывая от любопытства, какой будет следующий свидетель. «Потому что не так уж много все они насвидетельствовали», — заметила она про себя. Вообразите же её удивление, когда Белый Кролик прочёл имя — «Алиса!».

 

____________________________________________________

Перевод Дмитрия Ермоловича (2016) (отрывок):

— Да, только отрубите ему на улице голову, — добавила Королева, обращаясь к стражникам. Однако, прежде чем те достигли выхода, Шляпника уже и след простыл.

— Вызовите следующего свидетеля! — сказал Король.

Следующим свидетелем была кухарка Герцогини. В руке у неё

была перечница, так что Алиса догадалась, кто свидетель, как только она вошла в зал: все сидящие поблизости от входа зачихали одновременно.

— Давай свои показания, — потребовал Король.

— Ещё чего! — сказала Кухарка.

Король тревожно взглянул на Белого Кролика, а тот тихо прошептал:

— Ваше величество, этого свидетеля надо подвергнуть перекрёстному допросу.

— Ну что ж, надо так надо, — обречённо пробормотал Король и, скрестив руки на груди и нахмурившись так сильно, что морщины у него на лбу образовали крест, спросил Кухарку басом:

— Из чего делают пирожные?

— Из перца, в основном, — ответила Кухарка.

— Из сиропа! — произнёс сонный голосок у неё за спиной.

— Посадить этого Соню на цепь! — завизжала Королева. — Отрубить этому Соне голову! Удалить Соню из зала суда! Пода-вить его! Ущипнуть его! Сбрить ему усы!

На несколько минут, пока из зала суда выдворяли Соню, воцарилась неразбериха, а когда всё успокоилось, Кухарка исчезла.

— Ничего страшного, вызывайте следующего свидетеля, — с большим облегчением объявил Король. И, обращаясь вполголоса к Королеве, добавил:

— Право, дорогая, следующий перекрёстный допрос свидетеля надо будет провести вам. А то у меня уже ломота во лбу.

Алиса наблюдала, как Белый Кролик водит пальцем по списку: ей было крайне любопытно узнать, кто же будет очередным свидетелем. «От прежних-то свидетелей они ещё никаких показаний не получили», — сказала она про себя. Представьте себе её удивление, когда Белый Кролик, до предела напрягая свой тонкий пронзительный голосок, выкрикнул имя: «Алиса!»

 

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

— Викличте другого свідка! — звелів Король.

Другим свідком була куховарка Герцогині. В руках вона тримала коробочку з перцем. Аліса зрозуміла, що це була вона, ще до того, як та ввійшла до залу, бо коло дверей всі почали дружно чхати.

—  Давайте ваші свідчення, — наказав Король.

—  Не збираюсь, — відповіла куховарка.

Король занепокоєно зиркнув на Білого Кролика. Той тихенько порадив:
—  Ваша величність, треба  вчинити цьому свідкові перехресний допит.

—  Що ж, як треба, то треба, — погодився Король з сумним виразом на обличчі. Схрестивши на грудях руки, він так насупився на куховарку, що його очі зовсім сховалися під бровами, і звернувся суворим голосом:
—  З чого роблять пиріжки?

— Головним чином з перцю, — відповіла куховарка.

—  З патоки, — почувся позад неї заспаний голос.

—  Повісити  Вовчка! — зарепетувала  Королева. — Відтяти Вовчкові голову! Викиньте цього Вовчка з залу! Вгамуйте його! Вщипніть його! Висмикніть йому вуса!

Кілька хвилин всі присутні вовтузилися, випихаючи Вовчка за двері, а коли вони повернулися на свої місця, куховарка кудись зникла.

—  Це не має значення! — промовив Король з виразом величезного  полегшення  на  обличчі. — Покличте третього свідка. — Він  стиха  додав,  звертаючись до   Королеви: — Слухай, люба, цьому свідкові повинна влаштувати перехресний допит ти. У мене від цієї історії зовсім розболілася голова!

Аліса слідкувала за Білим Кроликом, який крутив у руках список. її дуже цікавило, хто ж буде наступним свідком.
— Поки що у них не дуже багато доказів, — говорила вона собі.
Уявіть собі її подив, коли Білий Кролик щосили пропищав своїм тоненьким голоском ім’я «Аліса!».

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— Покличте наступного свідка! — звелів Король.

Наступним свідком виявилася Герцогинина кухарка. В руці вона тримала коробочку з перцем. Ще до її появи в залі Аліса здогадалася, хто зараз увійде: всі, хто сидів біля дверей, почали дружно чхати.

— Складай свої свідчення! — наказав Король.

— Не буду! — відказала кухарка.

Король збентежено глянув на Білого Кролика.
— Цього свідка, ваша величносте, треба піддати перехресному допитові, — півголосом озвався Кролик.

— Перехресному, то й перехресному, — зітхнув Король. Він схрестив руки на грудях і так сильно зсунув брови, аж очі йому зійшлися на переніссі, а тоді, втупившись у кухарку, спитав густим басом:
— З чого печуть пиріжки?

— Переважно з перцю, — відповіла кухарка.

— З меля-а-си, — озвався позад неї сонний голосок.

— Взяти Сонька за барки! — заверещала Королева. — Зітнути йому голову! Витурити із зали! Придушити! Защипати! Повискубувати йому вуса!

Кілька хвилин у залі панував несусвітній розгардіяш — виганяли Сонька-Гризуна. А коли всі знову втихомирились, виявилося, що кухарка зникла.

— Плакати не будемо! — з величезною полегкістю мовив Король. — Викличте наступного свідка!
І, повернувшись до Королеви, пошепки додав:
— Знаєш, золотко, наступний перехресний допит слід провести тобі. Мені вже в голові гуде!

Кролик тим часом водив пальцем по списку, й Аліса не спускала з нього очей.
«Цікаво, хто буде наступним свідком, — подумала вона. — Поки що доказів у них — жодних.»
Який же був її подив, коли Білий Кролик крикнув своїм тонким верескучим голосом:
— АЛІСА!

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— Паклічце наступнага сьведку! — загадаў Кароль.

Наступнаю сьведкаю была кухарка Княгіні. Яна прывалакла з сабой перачніцу. Таму пра асобу наступнага ўдзельніка судовага працэсу Алеся здагадалася яшчэ да таго, як кухарка ўвайшла, па тым, што людзі каля брамы пачалі ўсе як адзін чхаць.

— Давайце паказаньні, — загадаў Кароль.

— Трасцы! — вылаялася кухарка.

Кароль нецярпліва зірнуў на Белага Труса, і той сказаў ціхім голасам:

— Вашая Вялікасьць, гэтаму сьведку трэба ўчыніць допыт з прыдзіркамі.

— Што ж, з прыдзіркамі дык з прыдзіркамі, — без асаблівага энтузіязму пагадзіўся Кароль.

Ён нахмурыўся так, што пад бровамі стала амаль не відаць вачэй, і страшным глухім голасам запытаўся:

— З чаго робяцца пячэнцы?

— Зь перцу пераважна, — адказала кухарка.

— З ж-ж-жывіцы, — данёсься сонны голас з лаваў публікі.

— Выкіньце адсюль гэтую Соню! — завішчэла Каралева. — Стнеце ёй галаву! Хапайце яе! Выдварце яе! Зашчыкайце яе! Адрэжце ёй хвост!

Некалькі хвілін у судзе стаяла замятня, бо ўсе лавілі Соню, каб заклікаць да парадку і яе, а калі зноў паселі, то кухаркі ўжо і сьлед прастыў.

— Такой бяды! — з палёгкаю ўздыхнуў Кароль. — Клічце наступнага сьведку.

І дадаў ужо цішэй, зьвяртаючыся да Каралевы:

— Я цябе вельмі прашу, дарагая, наступнага сьведку дапытвай з прыдзіркамі ты. У мяне ад прыдзірак ужо бровы баляць!

Алеся пазірала, як Белы Трус бегае вачыма па сьпісе, і гадала: каго ж выклічуць наступным. “Няшмат доказаў яны пакуль назьбіралі”, — думалася ёй.

Уявеце сабе яе зьдзіўленьне, калі Белы Трус на ўвесь свой вісклівы голас выгукнуў імя наступнага сьведкі:

— Алеся!

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— Клічце наступнага сведку,- крыкнуў Кароль.
Наступнаю была герцагініна Кухарка, якая ў адной руцэ працягвала трымаць вялізную перачніцу. І Аліса здагадалася аб яе прысутнасці яшчэ да таго, як тая ўвайшла ў залу, бо ўсе пачалі моцна чхаць.
— Сведчы!- загадаў Кароль.
— Не буду!- заявіла Кухарка.
Кароль баязліва паглядзеў на Белага Труса, які на вуха яму ціхінька прамовіў:
— Ваша Вялікасць, трэба правесці са сведкам перахросны допыт.
— Так, ну трэба дык трэба,- сказаў Кароль з маркотай у голасе, пасля скрыжаваў рукі і хмурна гледзячы Кухарцы ў вочы, жахлівым голасам прамовіў.- З чаго робяць ватрушкі?
— Па большасці з перцу,- адказала Кухарка.
— З патакі,- пачуўся нейкі сонны голас паблізу.
— Схапіць гэтую Соню!- завішчала Каралева.- Катаваць яе! Выкінуць яе вонкі! Пад прыгнёт яе! Заказытайце яе! Абарвіце ёй вусы!
На працягу колькіх хвілінаў суд быў узрушаны, таму што ўсе яго ўдзельнікі лавілі Соню. Калі ж яны супакоіліся, Кухарка ўжо адышла.
— Не бярыце ў галаву!- супакоіў усіх Кароль, сам з палёкай прыняўшы Кухаркіна знікненне.- Клічце наступнага сведку!- і паўшэптам дадаў Каралеве,- Можа ты, даражэнькая правядзеш перахросны допыт з наступным сведкам. А мне ўжо моташна!
Аліса назірала, як Белы Трус шукае па спісу, паміраючы ад зацікаўленасці, хто ж будзе наступным сведкам, і ці знойдуць яны хаця б адно разумнае сведчанне. І ўявіце яе здзіўленне, калі Белы Трус пранізліва вымавіў:
— Аліса!

____________________________________________________

***

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>