«Алиса в Стране Чудес» — 10.2. Танец и песня

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1864_carroll_35
Рис. Льюиса Кэрролла.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)

 

ОРИГИНАЛ на английском (1865):

“Let’s try the first figure!” said the Mock Turtle to the Gryphon. “We can do without lobsters, you know. Which shall sing?”

“Oh, you sing,” said the Gryphon. “I’ve forgotten the words.”

So they began solemnly dancing round and round Alice, every now and then treading on her toes when they passed too close, and waving their forepaws to mark the time, while the Mock Turtle sang this, very slowly and sadly:

“Will you walk a little faster?” said a whiting to a snail,<92>
“There’s a porpoise close behind us, and he’s treading on my tail.
See how eagerly the lobsters and the turtles all advance!
They are waiting on the shingle<93>—will you come and join the dance?
  Will you, won’t you, will you, won’t you, will you join the dance?
  Will you, won’t you, will you, won’ t you, won’ t you join the dance?

“You can really have no notion how delightful it will be
When they take us up and throw us, with the lobsters, out to sea!”
But the snail replied, “Too far, too far!” and gave a look askance—
Said he thanked the whiting kindly, but he would not join the dance.
  Would not, could not, would not, could not, would not join the dance.
  Would not, could not, would not, could not, could not join the dance.

“What matters it how far we go?” his scaly friend replied.
“There is another shore, you know, upon the other side.
The further off from England the nearer is to France—
Then turn not pale, beloved snail, but come and join the dance.
  Will you, won’t you, will you, won’t you, won’t you join the dance?
  Will you, won’ t you, will you, won’t you, won’t you join the dance ?”.

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

92 — В песенке «Will you walk a little faster?..» Кэрролл использует размер и начало стихотворения «Паук и муха» Мэри Хауитт, которая в свою очередь использовала старую песню.

«Will you walk into my parlour?» said the spider to the fly.
«Tis the prettiest little parlour that ever you did spy.
The way into my parlour is up a winding stair.
And I’ve got many curious things to show when you are there.»
«Oh, no, no,» said the little fly, «to ask me is in vain,
For who goes up your winding stair can ne’er come down again.»

Говорила паучиха «Заходи дружок, ко мне!
Ты других таких покоев не увидишь и во сне!
Эта лесенка витая прямо в комнаты ведет.
Знаешь, сколько тут сюрпризов дорогого гостя ждет!»
«Ну уж нет — сказала муха, — и напрасно ты зовешь:
Эта лесенка такая — если вверх по ней взойдешь,
вниз уже не попадешь».
              (О.А. Седакова)

93 — shingle — так в Англии называется часть морского берега, покрытого галькой.

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

– Вставай, – приказал Грифону Квази. – Покажем ей первую фигуру. Ничего, что тут нет омаров… Мы и без них обойдемся. Кто будет петь?

– Пой ты, – сказал Грифон. – Я не помню слов.

И они важно заплясали вокруг Алисы, размахивая в такт головами и не замечая, что то и дело наступают ей на ноги. Черепаха Квази затянул грустную песню.

Говорит треска улитке: «Побыстрей, дружок, иди! <64>
Мне на хвост дельфин наступит – он плетется позади.
Видишь, крабы, черепахи мчатся к морю мимо нас.
Нынче бал у нас на взморье, ты пойдешь ли с нами в пляс?
Хочешь, можешь, можешь, хочешь ты пуститься с нами в пляс?

Ты не знаешь, как приятно, как занятно быть треской.
Если нас забросят в море и умчит нас вал морской!»
«Ох! – улитка пропищала. – Далеко забросят нас!
Не хочу я, не могу я, не хочу я с вами в пляс.
Не могу я, не хочу я, не могу пуститься в пляс!»

«Ах, что такое далеко? – ответила треска. –
Где далеко от Англии, там Франция близка.
За много миль от берегов есть берега опять.
Не робей, моя улитка, и пойдем со мной плясать.
Хочешь, можешь, можешь, хочешь ты со мной пойти плясать?
Можешь, хочешь, хочешь, можешь ты пойти со мной плясать?»

                            <стихотворение в пер. С. Маршака>

Из примечаний М. Гарднера:

64 — В этой песне Кэрролл пародирует первую строку стихотворения Мэри Хауитт** «Паук и Муха», которая в свою очередь использовала старую песню. Вся песня написана размером Мэри Хауитт. Приведем первую строфу этой песни:

Говорила паучиха: «Заходи, дружок, ко мне!
Ты других таких покоев не увидишь и во сне!
Эта лесенка витая прямо в комнаты ведет.
Знаешь, сколько тут сюрпризов дорогого гостя ждет!»
«Ну уж нет, – сказала муха, – и напрасно ты зовешь:
Эта лесенка такая – если вверх по ней взойдешь,
вниз уже не попадешь».

В первоначальном варианте сказки Кэрролла Квази пел иную песню:

А ну, на дно со мной спеши —
Там так омары хороши,
И спляшут с нами от души,
Треска, моя голубка!
 
   Припев

Треска, и прямо, и бочком,
Мигни глазком, махни хвостом!
Есть много рыб – но нет милей
Трески, моей голубки!

Здесь Кэрролл пародирует негритянскую песню, припев к которой начинается так:

Эй, Сэлли, прямо и бочком,
Эй, Сэлли, топни каблучком!

В дневнике Кэрролла есть запись от 3 июля 1862 г. (канун знаменитой лодочной прогулки по Темзе), в которой говорится, что он слышал как-то в дождливый день, как сестры Лидделл «очень выразительно» пропели эту песню.

……………………………………………………………………
** — Мэри Хауитт (1799-1888) – английская детская писательница, автор рассказов и стихотворений для детей, перу которой также принадлежат первые переводы сказок Андерсена на английский язык (сборник 1846 г. вышел под названием «Чудесные истории для детей»). <прим. Н. Демуровой>.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

‘Идем, давай попытаемся /станцевать/ первую фигуру!’ сказал Псевдо-Черепаха Грифону. ‘Мы можем танцевать и без омаров, знаешь ли. Кто будет петь?’
‘О, /давай-ка/ ты пой,’ сказал Грифон. ‘Я позабыл слова.’

И они начали церемонно танцевать вокруг Алисы, время от времени наступая ей на ноги, когда они подходили слишком близко, и размахивая своими передними лапами, чтобы обозначить ритм, в то время как <= и при этом> Псевдо-Черепаха пел эту /песню/ — очень медленно и печально:

‘»Пойдем немного побыстрей? » сказал мерлан улитке.
«Близко позади нас /танцует/ дельфин), и он наступает мне на хвост.
Видишь, как энергично омары и черепахи все двигаются вперед!
Они ждут на галечном берегу — не пойдешь ли и ты танцевать?
Хочешь, не хочешь, хочешь, не хочешь — хочешь ли идти танцевать
<«присоединишься ли ты, не присоединишься ли ты … к танцу»>?

«Ты, действительно, не можешь иметь никакого представления, как восхитительно будет
Когда они нас поднимут и бросят, с омарами, далеко в море!»
Но улитка отвечала: «Слишком далеко!» и посмотрела косо…
Она сказала, что благодарит мерлана от всего сердца, но не пойдет танцевать.
Не хочет, не может, не хочет, не может, не хочет — идти танцевать?
Не хочет, не может, не хочет, не может, не хочет — идти танцевать?

‘»Разве важно, как далеко мы отправимся?» ответил покрытый чешуей друг /улитки/.
«Другой берег, как известно, на другой стороне /моря/.
Чем дальше от Англии, тем ближе к Франции —
Ну же, не бледней, милая сердцу улитка, а поймем танцевать.
Не хочет, не может, не хочет, не может, не хочет — идти танцевать?
Не хочет, не может, не хочет, не может, не хочет — идти танцевать?»

.

____________________________________________________

Анонимный перевод (издание 1879 г.):

«Давай, пропляшем первую фигуру!» говорит грифоны телячьей головке.

Телячья головка утерла слезы и охотно согласилась.

Начали: пошли кружиться около Сони, то заденут ее хвостом, то отдавят ей ногу.

«Благодарю вас, очень занимательная эта пляска!» говорит Соня, а сама ждет не дождется конца.
Наконец кончили.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 — Протанцуем первую фигуру, — сказала черепаха грифу. — Можно обойтись и без омаров. А кто будет петь?

— Пой ты, — сказал гриф, — я забыл слова.

Они начали танцевать кругом Алисы, то и дело наступая ей на ноги, выбивая такт передними лапами, а черепаха запала медленно и грустно:

— «Что ж ты, улитка? — рыбка сказала, —
Нам не годится так отставать.
К морю давно уж все собралися,
Скучно им будет долго нас ждать.
Хочешь, не хочешь,
хочешь, не хочешь,
Хочешь ты с нами потанцевать?
Ах, как приятно, когда нас быстро
С берега в море будут бросать!..»

— «Берег далеко, — тихо и робко
Стала улитка рыбке шептать, —
Нет, не хочу я, нить, не желаю,
Нет, я не буду там танцевать!»
— «Берег уж близко, — рыбка сказала, —
Ты не успеешь, крошка, устать…
Да не бледней же и не дрожи так,
Что тебя может там испугать?
Хочешь, не хочешь,
хочешь, не хочешь,
Хочешь ты с нами потанцевать?»

 

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

— Ну-ка, попробуем первую фигуру! — сказала Черепаха из телячьей головки, обращаясь к Грифу. Мы ведь можем сплясать и без Омаров. Кто будете петь?

— Пой ты, — сказали Гриф, — я забыл слова.

И они стали плясать, кружась и кружась вокруг Алисы, от времени до времени наступая ей на носки, когда проходили слишком близко и отбивая такт движением передних лапок.

А Черепаха из телячьей головки тихо и печально пела следующее:

Вот мчится рыбка удалая,**
Мерлан, по камешкам к волне,
За ним Улитка, чуть сползая,
Ракушку тащит на спине.
„Скорей, Улитка, брось ты страхи,
Не то Дельфин догонит нас.
Омары ждут и Черепахи,
Чтоб вместе всем пуститься в пляс.
Скажи, не хочешь или хочешь,
Не хочешь ты пуститься в пляс?
Скажи, не хочешь или хочешь,
Не хочешь ты пуститься в пляс?

Не можешь ты себе представить,
Как будет весело, когда
Начнем мы пляской море славить.
Кружить, нырять туда, сюда!»
Улитка грустно отвечала:
„Нет, далеко мне плыть до вас,
Меня бы море укачало,
Я не могу пуститься в пляс.
Я не могу и не умею,
Я не могу пуститься в пляс!
Я не могу и не умею
Я не могу пуститься в пляс! “

О, не бледней, моя Улитка,“
Ей друг чешуйчатый, „гляди,
Ведь, если мы помчимся прытко,
Другой ждет берег впереди.
Оставь земле пустые страхи
Я выставь рожки на показ.
Нас ждут Омары, Черепахи,
Чтоб вместе всем пуститься в пляс.
Скажи, не хочешь или хочешь,
Не хочешь ты пуститься в пляс?
Скажи, не хочешь или хочешь,
Не хочешь ты пуститься в пляс?“

Примечание автора проекта:

** — Строчка пародирует романс «Вот мчится тройка удалая» (1828) на сл. Ф. Глинки и муз. А. Верстовского:

Вот мчится тройка удалая
Вдоль по дорожке столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Гудит уныло под дугой…

 

.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Черепаха поднялась и встала на задние лапки. Грифон расправил крылья и стал напевать. Черепаха развеселилась.
— Ну начинай! — скомандовал Грифон.
Они встали в пару и запрыгали вокруг Алисы. Раза два или три Грифон наступил Алисе на ногу, так что она даже вскрикнула, и зацепил её крылом за волосы. Он танцевал с увлечением. Черепаха неуклюже топталась на месте.
— Ну как вам нравится ваш танец? — обратился он к Алисе, когда танец был окончен.
Алиса опустила глаза и потёрла себе ногу.
— Благодарю вас, — ответила она, довольная тем, что эта дикая пляска наконец окончилась. — Это был очень интересный танец!

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   — Иди, давай попробуем первую фигуру, — обратилась Чепупаха к Грифу. — Мы ведь можем обойтись без омаров. Кто будет петь?

— Ты пой, — сказал Гриф. — Я не помню слов.

И вот они начали торжественно плясать вокруг Ани, редка наступая ей на ноги, когда подходили слишком близко, и отбивая такт огромными лапами, между  тем как Чепупаха пела очень медленно и уныло:

— Ты не можешь скорей подвигаться? —
Обратилась к Улитке Треска —
Каракатица катится сзади,
Наступая на хвост мне слегка.

Увлекли черепахи омаров
И пошли  выкрутасы писать.
Мы  у моря тебя ожидаем,
Приходи  же и ты поплясать.

Ты не хочешь, скажи, поплясать?
Ты ведь хочешь, скажи, ты ведь хочешь,
Ты ведь хочешь, скажи, поплясать?

Ты не знаешь, как будет приятно,
Ах, приятно! — когда в вышину
Нас подкинут с омарами вместе
И — бултых! — в голубую волну!

— Далеко, — отвечает улитка, —
Далеко ведь нас будут бросать.
Польщена, — говорит, — предложеньем,
Но прости, мол, не тянет плясать.

Не хочу, не могу, не хочу я,
Не могу, не хочу я плясать.
Не могу, не хочу, не могу я,
Не хочу, не могу я плясать.

Но чешуйчатый  друг возражает:
Отчего ж не предаться волне?
Этот берег ты любишь, я знаю,
Но другой есть — на той стороне.

Чем  от берега этого дальше,
Тем  мы ближе к тому, так сказать,
Не бледней, дорогая Улитка,
И скорее приходи поплясать.

Ты не хочешь, скажи, ты не хочешь,
Ты не хочешь, скажи, поплясать?
Ты ведь хочешь, скажи, поплясать?

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

— Давай, попробуем первую фигуру! — сказала Фальшивая Черепаха Грифону.—Мы можем обойтись и без раков на этот раз. Кто будет петь?

— Пой ты!— сказал Грифон.— Я позабыл слова.

И вот они начали танцовать, с совершенно серьезным видом и очень важно, вокруг Алисы, время от времени наступая ей на ноги и размахивая передними лапами, чтобы не сбиться с такта.
Причем Фальшивая Черепаха заунывно и без всякого выражения подпевала:

Сказала устрица угрю:
— «Наш вкус так одинаков,
Что я горю и вам дарю
Кадриль Веселых Раков!»
Был угорь бравым молодцом
И ловко извернулся:
Не мог свернуть руки кольцом —
Так сам в кольцо свернулся.
       Раз! раз! раз!
       Вот так пляс!
Вправо, влево, влево, вправо
Уж забава, так забава!
Из-под ног клубами пыль —
       Ай, кадриль!
      Ну, кадриль!

Сказам устрица угрю
И вся зарделась ало:
— «Благодарю! Благодарю!
Мерси! Я так устала!
Мне этот танец невпервой,
Но все-ж я утомилась!»
Угрю кивнула головой
И в раковину скрылась.
        Раз, раз, раз!
       Вот так пляс!
Влево, вправо, вправо, влево —
В такт веселого напева!
Все на свете прах и гниль —
        Но кадриль
        Есть кадриль!

Был угорь очень-очень мил
И, не вдаваясь в драму,
Он тут же ловко подхватил
Себе другую даму.
Тряхнул лихою головой,
Взъерошил клубы пыли —
И вот уж с юною треской
Несется он в кадрили!
        Раз, раз, раз!
       Вот так пляс!
Вправо, влево, влево, вправо —
Бис и браво! Бис и браво!
Слышно на пять добрых миль:
       — Ай, кадриль!
       — Ну, кадриль!

____________________________________________________

Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       — Ну, в таком случае, попробуем первую фигуру! — сказал Мок-Тартль — Фальшивая Черепаха Грифону. — Мы можем, знаешь ли, сделать это без омаров. Кто будет петь?

— О, пой ты! — сказал Грифон. — Я забыл слова.

Тут они начали торжественно танцевать вокруг Алисы, время от времени наступая ей на кончики пальцев, когда проходили слишком близко, и отбивая передними лапами такт. Между тем Мок-Тартль пел очень медленно и печально:

Говорит Мерлан Улитке: «Не пройти ли нам вперёд,
А не то морская свинка хвост совсем мне оторвёт!
Посмотри, как резво скачут, где прибоя полоса,
Черепахи и омары. Хочешь с ними поплясать?
Хочешь, можешь, хочешь, можешь, хочешь поплясать,
Можешь, хочешь, можешь, хочешь, можешь поплясать?

Очень весело кружиться с ними в танце день и ночь!
Нас они хватают ловко и бросают в море прочь!»
Но Улитка отказалась: «Даль какая!» и, кося
Глазом на море, сказала, что в воде плясать нельзя,
Что не может, что не хочет, что не может поплясать,
Что не хочет, что не может, что не хочет поплясать.

Ей друг чешуйчатый твердит: «Станцуем же хоть раз!
Над нами буря пролетит, и берег встретит нас!
Пусть Англия исчезла: там — Франция опять…
Так не бледней! Скорей, скорей в морских волнах плясать!
Хочешь, можешь, хочешь, можешь, хочешь поплясать,
Можешь, хочешь, можешь, хочешь, можешь поплясать!»

____________________________________________________

Перевод Бориса Заходера (1972):

— Ну что, любезный друг, покажем ей первую фигуру? — сказал Деликатес Грифону. — Обойдемся и без Омаров, правда? Только вот кто подпоет?

— Пой уж ты, — сказал Грифон. — Я слов не помню.

И два старых друга с важным и торжественным видом пустились в пляс вокруг Алисы, поминутно наступая ей на ноги и размахивая передними конечностями в такт мелодии, которую медленно и грустно пел Рыбный Деликатес:

Барабанит в дверь Сардинка:
— Эй, Улита, выходи!
Мы с тобой и так отстали
— Даже раки впереди!
Долго ждать тебя не буду —
Слышишь, мой Конек заржал?
Он мне хвост еще отдавит
— Так спешит на бал!
Ты-то что же? Ты же тоже
Побежишь на бал!
Ты же тоже, ты же тоже
Побежишь на бал!

— Ты представь себе, Улитка,
Как шумит-звенит прибой,
Как тебя Морские Раки
Увлекают за собой! —
Но Улитка отвечала: —
Слишком уж далекий путь!
Нет, спасибо! Я не выйду!
Я уж как-нибудь!
Вот уж нет уж! Вот уж нет уж!
Я уж как-нибудь!

— Что значит «слишком далеко»,
О чем тут рассуждать?
Где далеко от Лондона —
Париж рукой подать!
Уплыл от этих берегов —
Глядишь, к другим попал!
Словом, хватит ныть, Улитка,
И пошли на бал!
Ты же тоже, ты же тоже
Побежишь на бал!
Ты же тоже, ты же тоже
Побежишь на бал!**.

Комментарии переводчика:

** — Конек — это, конечно, морской конек. Очень забавная и милая рыбка.
Умеют ли морские коньки ржать — это науке еще неизвестно. Скорее всего, умеют.

prim10_kadril2


____________________________________________________

Перевод Александра Щербакова (1977):

— Давай-ка попробуем первую фигуру, — сказал Черепаха-Телячьи-Ножки Грифону. — Если черепаховый суп можно варить без черепах, а с телячьими ножками, то почему кадриль «Омарочку» нельзя танцевать без омаров? Кто будет петь?

— Пой ты,- сказал Грифон. — Я забыл слова.

И они торжественно закружились вокруг Алисы, размахивая в такт передними лапами, то и дело сходясь и наступая ей на ноги, а Черепаха-Телячьи-Ножки медленно и печально пел:

«Дорогая, чуть быстрее! — говорит улитку сиг.-
Линь на пятки наступает, он мне хвост отдавит вмиг.
Черепахи и омары — все успели раньше нас,
Ждут на гальке, как вы нынче, уж не пуститесь ли в пляс.
Не пойдете ль, не хотите ль вы пуститься с нами в пляс?
Не пойдете ль, не хотите ль вы пуститься с нами в пляс?   

Вы не можете представить, как у вас захватит дух
В тот момент, как вас подбросят и вы прямо в море — бух!»
«Далеко, — улитка шепчет. — Лучше в следующий раз.
Ах, спасибо. Только нынче не пойду я с вами в пляс.
Не пойду я, не хочу я, не пойду я с вами в пляс.
Не пойду я, не хочу я, не пойду я с вами в пляс».

«Эка важность, что не близко,- отвечает ей дружок.-
У морей не только ближний — есть и дальний бережок.
И когда далек английский, то французский возле вас.
Не теряйтесь и пускайтесь, и пускайтесь с нами в пляс.
Не пойдете ль, не хотите ль вы пуститься с нами в пляс?
Не пойдете ль, не хотите ль вы  пуститься с нами в пляс?»

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

— Давай-ка тряхнем стариной! — предложил Грифону Гребешок. — Обойдемся без шпрот. Не в шпротах счастье. Кто будет петь?

—  Пой ты, Гребешок,- отмахнулся Грифон.- Я сегодня не в голосе.

И вот они принялись горделиво вытанцовывать перед Алисой, то и дело наступая ей на ноги и отбивая такт передними лапами.
Слова песни в исполнении Гребешка звучали протяжно и печально.

Говорит треска омару: «Ну-ка, шевелись, сынок,
А не то мне хвост отдавит неуклюжий Осьминог!
Тут — улитки, там — тюлени, словом, весь морской народ,
Так пойдем и спляшем танец под названием Фоксшпрот!
Нам бы там бы, нам бы там бы, нам бы станцевать Фоксшпрот!
Там бы нам бы, там бы нам бы, там бы проплясать Фоксшпрот!»

«Что ты, что ты, что ты, что ты знаешь, юноша, о том,
Как, ныряя в море, шпроты грациозно бьют хвостом?»
Но омар ответил: «Нет уж, этот номер не пройдет.
Лучше с берега посмотрим, как танцуют твой Фоксшпрот!
Нет уж, вот уж, нет уж, вот уж, больно нужен твой Фоксшпрот!
Вот уж, нет уж, вот уж, нет уж, не пойду плясать Фоксшпрот!»

«Не бойся, тут неглубоко! — раздался смех трески.-
Там — Франция, тут — Англия. Какие пустяки!
От берега до берега всего рукой подать.
Не капризничай, дружище, и пошли фоксшпрот плясать!
Тут ли, там ли, тут ли, там ли — все равно пойдем плясать!
Там ли, тут ли, там ли, тут ли, а придется поплясать!»

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

— Начнем сначала, — обратилась Телепаха к Грифону, — Омаром будешь ты. А кто напоет?

— Пой ты, — сказал Грифон. — Я слова позабыл.

И они зашлепали, затопали, запрыгали вокруг Алисы, толкая ее и наступая своими широкими лапами ей на ноги. Телепаха затянула песенку в такт танцу:

С молодой морской Селедкой
Пляшет весело Омар.
Как угнаться за молодкой,
Если ты и слаб, и стар?

Ни ответа, ни привета,
И совет не даст никто:
То ли то, а то ли это,
То ли это, то ли то?

Еле-еле он плетется
Позади нее в хвосте.
И над ним она смеется —
Кавалеры уж не те!

Ни ответа, ни привета,
И совет не даст никто:
То ли то, а то ли это,
То ли это, то лито?

Танцевала эта пара
День и ночь на дне морском.
Но Селедка от Омара
Уплыла, вильнув хвостом.

Ни ответа, ни привета,
И совет не даст никто:
То ли то, а то ли это,
То ли это, то ли то?

Побывал Омар в Париже,
Сплавал в Лондон, в Новый Свет,
Плавал дальше, плавал ближе,
Но нигде Селедки нет.

Ни ответа, ни привета,
И совет не даст никто:
То ли то, а то ли это,
То ли это, то ли то?…

.

____________________________________________________

Перевод Юрия Лифшица (1991, опубликовано в 2017):

Глава X.
Менуэт с миногами

Промолвила Килька: «Мой друг Камбала,
Меня догоняет Минога.
Пока все на свете ты не проспала,
Скорей собирайся в дорогу.
Стремятся на бал и Медуза и Сом.
Ты хочешь, ты можешь покинуть свой дом,
Ты хочешь, ты можешь забыть про дела,
Ты хочешь на бал, Камбала?

Представь, до чего хорошо на балу
С Кальмаром пройтись в менуэте!».
Но ей Камбала говорит: «Камбалу
Забавы не трогают эти.
В такую-то даль да на старости лет!
Не хочет, не может плясать менуэт,
Не хочет, не может забыть про дела,
Не хочет на бал Камбала!».

И Килька ответила так Камбале:
«О чем ты, я, право, не знаю?
Чем дальше от Дувра, тем ближе Кале.
За мной, Камбала дорогая!
С тобою нас встречи прекрасные ждут.
Ужель ты не можешь оставить уют,
Не хочешь, не можешь забыть про дела,
Не хочешь на бал, Камбала?!»

Из комментариев переводчика на сайте poezia.ru:

Я последовал призыву Л.Кэрролла к переводчикам его сказок не следовать за ним в плане перевода литературных пародий, а ориентироваться на собственную литературу. Если Вы изучали данный вопрос, то обратили, конечно, внимание, что, скажем, Заходер при переводе «Алисы» избрал для пародий русские стихи («Кто зовется Второпяхом?» — «Второпях — зовут отца!») Поскольку у него Алиса осталась англичанкой, это было нелогично. Набоков русифицировал «Алису» («Аня в стране чудес»), поэтому его пародии на русские стихи выглядели в тексте органично («Крокодилушка не знает / Ни заботы, ни труда».) Я же решил делать пародии на английские стихи хорошо известные русскому читателю в переводе.

В данном конкретном случае я спародировал стихи Э.Лира «Утка и Кенгуру» (пер. Маршака)

Прокрякала Утка: — Мой друг Кенгуру,
Какой же ты сильный и ловкий!
Ты скачешь и в холод, и в дождь, и в жару,
Не зная в пути остановки.
А мне надоел этот илистый пруд,
Где жалкие слизни и жабы живут.
Неужто я, света не видя, умру?
Возьми меня в путь, Кенгуру!

То же самое и по поводу других стихов. Вы сами можете угадать объекты для моих пародий или, говоря точнее, травестирования. Делать же так, как у Кэрролла, было невыносимо скучно, ведь даже англичане за давностью лет не помнят, какие стихи он избрал объектом для своих пародий.
.

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

«Давай попробуем первую фигуру! — сказала грифону Телепаха. Обойдемся пока без раков. Петь-то кто будет?»

«Пой ты, — сказал Грифон.- У меня что-то горло болит».

И они начали вдохновенно выплясывать вокруг Алисы, то и дело приближаясь и соответственно наступая ей на ноги, а также размахивая лапами и ластами, чтобы отбивать такт. При этом Телепаха распевала (весьма протяжно и печально):

— «Побыстрей ходи, улитка, — говорила ей треска, —
Погляди, тюлени близко, хвост отдавят и бока.
Вон и раки-черепахи все опередили нас
И у моря ждут погоды — поскорей пускайся в пляс.
Поскорее, побыстрее, поскорей пускайся в пляс!
Побыстрее, поскорее, побыстрей пускайся в пляс!

О, не описать словами наслажденье и полет,
Как поднимут раков с нами, да как кинут нас вперед!»
Но ответила улитка: «Не далеко ли для нас?»
Мол, спасибо, это слишком, не с руки нам этот пляс!
Не с руки и не с ноги и не с руки нам этот пляс!
Не с ноги и не с руки и не с ноги нам этот пляс!

«Далеко ли или близко — да хоть к черту на рога!
Море кончится, улитка, там другие берега. Г
де кончается английская, там французская земля.
Так что не бледней, улитка, а скорей пускайся в пляс!
Поскорее, побыстрее, поскорей пускайся в пляс!
Побыстрее, поскорее, побыстрей пускайся в пляс!»

 

Альтернативный перевод Т. Ярыгиной:

Эй, шевелись, Улитка! —
Селедка скачетпрытко,-
Пока на нас с тобою
Дельфин не наступил.
Вон Черепаха в пару
Становится с Омаром.
У линии прибоя
Нас ждут плясать кадриль.

Эх, яблочко,
да на тарелочке.
Попляши со мной,
моя девочка!

Ах! Если бы ты знала,
Как далеко бросало
Волною нас с Омаром!
Как было нам легко!»
«Даэто ж — просто пытка, —
Ответипа Улитка. —
Ищи другую пару,
Мне слишком далеко.»

Эх, яблочко,
да темно-красное.
Видно, мы с тобой
очень разные.

«Не так уж это страшно:
Чем этот берег дальше,
Тем ближе та, другая,
Французская земля.
Хоть Англия нам ближе,
Но побывать в Париже
Приятно, дорогая —
Омары подтвердят.»

Эх, яблочко,
по свету катится.
Попляши со мной —
вдруг понравится!**

Примечание автора проекта — С. Курия:

Переводчица пародирует строчки русской народной песни «Яблочко»:

«Эх, яблочко,
Да куда котишься?
Ко мне в рот попадёшь —
Да не воротишься!».

____________________________________________________

Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

«Что ж, давай попробуем первую фигуру!» — сказал Минтакраб Грифону, — «Ты же знаешь, мы и без омаров можем обойтись. Кто будет петь?»

«Ай, ты пой», — ответил Грифон, — «Я слова забыл».

И так они начали свою торжественную пляску, описывая круг за кругом вокруг Алисы. При этом они то и дело оттаптывали ей ноги, когда уж слишком приближались, и, дирижируя, размахивали передними лапами. Минтакраб же между прочим еще и пел медленно и уныло:

На берегу пустынных волн
Плясал народ веселья полн.**
То вынырнет на брег, то занырнет глубоко.
Улитка и Лещ
Смотрелись как-то одиноко,
Лишь на песке топталась та пара.
«Ну же! Давай, поддай-ка ты жару!» —
Лещ Улитку подгоняет —
«Сзади Баклан мне на хвост наступает.
Смотри, как Черепаха и Омар
Ловко гарцуют!
Пот с них ручьем, как из чайника пар.
Только так кадриль и танцуют!»
 
Я уверен, ты хочешь, конечно же хочешь
кадриль со мною плясать!
Я уверен, ты можешь, неужели не можешь
энергичнее их танцевать?
 
«Омары и крабы на камнях нас ждут.
Закружат все вместе, в волну окунут!» —
Звал в синее море напрасно
Улитку чешуйчатый друг —
«Ты только представь как же это прекрасно!»
Улитка Лещу, косясь, отвечала:
«Уж больно это далеко!»
Дрожа от страха продолжала:
«К тому же море глубоко!»
Не понял Лещ в чем все тут дело —
Улитка плавать не умела.
 
Неужель ты не хочешь, конечно же хочешь
нырнуть на минуточку!
Ну хотя бы ты можешь, неужто не можешь
поплавать хоть чуточку?
 
«Пойдем окунемся в пучину морскую
на суше по влаге соленой тоскую» —
Упрямый Лещ не хотел отставать
От бедной Улитки —
«На расстояния любые мне наплевать!
Подумай сама, ну чего тут бояться
Подальше отплыть должна ты стараться
От этой линии береговой
Тогда станет ближе берег другой.
Ну поплыли ж, Улитка моя дорогая,
Там ждет нас с тобою пляска другая!»
 
Я знаю, ты можешь, конечно же можешь
до брега другого доплыть!
Я знаю, ты хочешь, неужто не хочешь
там хороводы водить?

Примечание автора проекта — С. Курия:

** — Переводчик пародирует строчки поэмы А. С. Пушкина, «Медный всадник»:

«На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел. Пред ним широко
Река неслася; бедный челн».

____________________________________________________

Перевод Юрия Нестеренко:

— Давай, попробуем первую фигуру! — обратился Якобы Черепаха к Грифону. — Мы ведь сможем сделать это и без омаров. Кто будет петь?

— Давай ты, — сказал Грифон, — я забыл слова.

И они принялись величаво танцевать вокруг Алисы, постоянно наступая ей на ноги, когда оказывались слишком близко, и размахивая в такт передними лапами, в то время как Якобы Черепаха тоскливо и протяжно пел:[32]

«Проходи быстрей! — улитке говорила так треска, —
Позади дельфин, отдавит он мне хвост наверняка.
Вон, омары, черепахи обгоняют в спешке нас!
Ждут они на пляже танцев — ты пойдешь ли с нами в пляс?
Хочешь, нет ли, хочешь, нет ли ты пуститься в пляс?
Хочешь, нет ли, хочешь, нет ли ты пуститься в пляс?»

Ты не ведаешь, как будет нам приятно и легко,
Коль с омарами нас вместе бросят в море далеко!»
«Слишком далеко! — улитка на нее скосила глаз —
Нет, спасибо тебе, рыба, только не пойду я в пляс.
Не могу я, не хочу я, не пущусь я в пляс.
Не могу я, не хочу я, не пущусь я в пляс.»

«Пусть далеко, что за беда? — подруга ей в ответ, —
За морем берег есть всегда, и это не секрет.
От Англии уплыли — тут Франция как раз;
Так не бледней, гляди смелей, пускайся с нами в пляс!
Хочешь, нет ли, хочешь, нет ли ты пуститься в пляс?
Хочешь, нет ли, хочешь, нет ли ты пуститься в пляс?»

Комментарии переводчика:

[32] Прототипом послужило короткое стихотворение Мэри Ховитт (Mary Howitt, 1799-1888) «Паук и муха»

«Приходите ко мне в гости! — мухе говорил паук,
Я трудился над убранством, не покладая рук.
Над лестницей плетеной гостиная моя,
Немало интересного там покажу вам я.»
«О, нет-нет! — муха молвила, — просить — напрасный труд,
Ведь те, кто к вам отправятся, назад уж не придут.»

____________________________________________________

Перевод Николая Старилова:

     — Тогда попробуем изобразить первую фигуру, — обратилась Мнимая Черепаха к Грифону. — Мы можем обойтись и без омаров. Кто будет петь?

— Пой ты, — сказал Грифон. — Я слова забыл.

И они стали с важным видом танцевать вокруг Алисы, постоянно наступая ей на ноги и отбивая ритм передними лапами, а Мнимая Черепаха еще и пела, очень медленно и печально:

Ты не могла бы идти побыстрее, — сказал Хек Улитке
Следом идет морская свинка и наступает мне на хвост.
Смотри как быстро омары и черепахи умчались вперед!
Они ждут  нас на берегу — пойдем потанцуем?
Пошли, пойдем, пошли, пойдем,
Пошли потанцуем?
Пошли, пойдем, пошли, пойдем,
Пошли потанцуем?

Ты не поймешь как это прекрасно
Когда они берут нас и бросают
В море вместе с омарами!
Но Улитка сказала:» Слишком далеко, слишком далеко!» —
И посмотрела искоса
И поблагодарила Хека любезно,
Но танцевать не пошла.
Не пошла, не смогла, не пошла, не смогла
Не пошла танцевать.
Не пошла, не смогла, не пошла, не смогла,
Не пошла танцевать.

— Какая разница как это далеко?
Ответил ей чешуйчатый друг.
— Есть и другой берег.
Знаешь, на той стороне.
Подальше от Англии, поближе к Франции.
Ты не бледней, любимая улитка,
А приходи и присоединяйся к танцу.
Да, нет, да, нет,
Будешь танцевать?
Да, нет, да, нет,
Будешь танцевать?

 

____________________________________________________

Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

— Ну что, тряхнем стариной? — подмигнул Грифону Якобы-Черепаха. — крабов нет, но не беда. Петь кто будет?

— Давай ты, — ответил Грифон, — я… это… я слова забыл.

И они принялись отплясывать крабковяк. Друзья так увлекись, что наступали Алисе на ноги, сами того не замечая. Они встряхивали головами в такт мелодии. Якобы-Черепаха подвывал:

Мидии Кефаль поет:
«Поживей, родная,
А иначе нас сомнет
Конница морская.
Мчатся сельди косяками,
Черепахи и нарвал.
Отправляйся-ка ты с нами
На девятый летний был!»
Хочешь с нами? Можешь с нами
Ты отправиться на бал!

Любо нам порой ночною
Дно морское покидать.
Любо и моржам, не скрою,
В океан нас покидать.
Молвит Мидия, тоскуя:
«Далеко я залечу…
Не могу я, не могу я,
Не могу и не хочу».

А кефаль в ответ на то:
«Брось-ка антимонии!
Далеко от нас – зато
Близко до Японии.
Так бояться – просто странно,
Мне же дали не страшны:
Там, за ширью океана,
Берега иной страны.
Хочешь с нами? Можешь с нами
К берегам иной страны!»

____________________________________________________

Перевод Михаила Блехмана (2005):

— А ну-ка, давай покажем ей первую фигуру! — обратился Бычок к Морскому Волку. — Обойдёмся без партнёрш. Кто запевает?

— Лучше давай ты, а то я слов не помню.

И они принялись танцевать, всё кружа и кружа вокруг Алиски, с очень серьёзными лицами, иногда наступая ей на ноги и дирижируя самим себе. А Морской Бычок тем временем пел песню:

Станьте, рыбки, станьте в круг!
Станьте в круг, станьте в круг!
Дай плавник, раз нету рук!
Потанцуем, друг!**

Я Таранка, ты Лосось,
Ты лосось, ты лосось.
Раскрути меня и брось,
Прямо в море брось!

Подползай сюда, Рачок,
Да, рачок, ты, рачок!
Подставляй-ка свой бочок,
Розовый бочок!

За бочок возьмёт Бычок,
Да, бычок, да, бычок,
Полетит в волну Рачок,
Розовый рачок!

А Таранка весела,
Весела, весела!
Закрутилась, как юла,
Колесом пошла!

Примечание автора проекта — С. Курия:

** — Переводчик пародирует строчки песни из к/ф «Золушка» (Слова Е. Шварца, музыка А. Спадавеккиа):

«Встаньте, дети, встаньте в круг,
Встаньте в круг, встаньте в круг!
Жил на свете добрый жук,
Старый добрый друг».

____________________________________________________

Перевод Сергея Махова (2008):

— Ага. давай постараемся осилить первую проходку! — приглашает Черепах Якобы Грифона. — Обойдёмся, понимаешь ли, без морских раков. Кто подпоёт?
— Ты запевай. Я слова позабыл.
В общем, начинают торжественный пляс вокруг и вокруг Алис; всю дорогу наступают ей на ноги, вышагивая чересчур близко; покачивают передними лапами-ластами для под держанья равномерности хода; а Черепах Якобы ещё и поёт медленно да печально:

«Думай, золотце, быстрей», попросил улитку хек.
«Оттоптал мне хвост дельфин, сзади прущий прям на брег.
Посмотри, уж собрались все к назначенному часу!
Ждут на гальке — ну, идёшь, присоединишься к плясу?

Ну, идёшь, иль не идёшь, присоединишься к плясу?
Ну, идёшь, иль не идёшь, присоединишься к плясу?

Лишь представь, как замечательно сейчас всё станет тут:
Нас вдвоём подальше в море вместе с раками метнут!»
«Слишком жутко далекуще — ведь такой улёт опасен!
Хек, спасибочки, но нынче не присоединюсь я к плясу».

Не идёт, нет, не идёт присоединяться к плясу.
Не идёт, нет, не идёт присоединяться к плясу.

«Далеко ль нас запулят — что за разница? Послушай:
На противной стороне близкородственная суша.
Дальше Англия, зато ближе Франция … Ты лясы
Не точи, а приходи, присоединяйся к плясу.

Ну, идёшь, иль не идёшь, присоединишься к плясу?
Ну, идёшь, иль не идёшь, присоединишься к плясу?»

____________________________________________________

Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   — Ну, давай, попробуем первую фигуру! — сказал Квазичерепах Грифону. — Мы можем без омаров. Кто будет петь?

— О, ты пой, — сказал Грифон. — Я забыл слова.

И они принялись торжественно танцевать вокруг Алисы, время от времени наступая ей на ноги, когда двигались слишком близко. Они качали передними лапами, отбивая ритм, пока Квазичерепах пел, очень медленно и грустно вот какую песню.

   — А нельзя ли побыстрее? — лещ улитку торопил. —
   Быстрый Сельдь плывёт за нами — чуть на хвост не наступил.
   А омар и черепаха как проворны, посмотри!
   Ждут на гальке: не хотим ли мы на танец — раз, два, три.
   
   Вы хотите, не хотите, вы хотите танцевать?
   Вы хотите, не хотите — приходите танцевать!
   
   — Вы узнаете, как мило там вдвоём идти ко дну,
   как поднимут нас и бросят за омарами, в волну.
   Но улитка отвечала: — Далеко, не добежать!
   И сказала, что к тому же не умеет танцевать.
   
   Не умеет, не желает, не умеет танцевать.
   Не умеет, не желает, не желает танцевать.
   
   — Ну и что, что путь не близок, — лещик бодро отвечал. —
   Там другой найдём мы берег, гальку, волны и причал.
   И чем дальше мы отсюда, тем быстрее будем там.
   Так что зря вы не пугайтесь, распрекрасная мадам.
   
   Вы хотите, не хотите, вы хотите танцевать?
   Вы хотите, не хотите — приходите танцевать!

____________________________________________________

Перевод Сергея Семёнова (2016):

            «Пошли, попробуем первую фигуру!» — сказала Фальшивая Черепаха Грифону: «Мы, знаете ли, можем выполнить её без раков. Кто будет подпевать?»

«Ой, да ты и будешь», — сказал Грифон: «Я забыл слова».

И они стали важно вытанцовывать вокруг Алисы, нет-нет да и наступая ей на ноги, когда оказывались слишком близко от неё, и размахивали передними лапами, отмеряя темп, в то время как Фальшивая Черепаха медленно и печально пела следующее:

 «Ты не можешь поскорее!» — говорит улитке ёрш, —
 «Во, морской конёк за нами оттоптал мне, падла, хвост.
 Ты гляни, как выступают черепашки и рачки!
 Танцплощадка, та из гальки, — к ним подклейся и скачи!
 Клей, не хочешь; клей, не хочешь; нет, подклейся и скачи!
 Клей, не хочешь; клей, не хочешь; так подклейся и скачи!

 Ты себе не представляешь, когда словят, кайф каков!
 Да за жабры выужают вдрызг из моря, как рачков!»
 Но улитка, — «далеко», мол, и стреляет косяка,
 Говорит, — «благодарит, но повременит пока.
 Вре-, не может; вре-, не может; вре-, повременит пока.
 Вре-, не может; вре-, не может; всё ж, повременит пока».

 «И с чего нас так забрало?» — говорит чешуйный друг, —
 «Берег левый, берег правый — разберися тут, — не вдруг!
 Коль от Англии подале, значит, Францию ищи.
 Так крутись, не дрейф, улитка-друг, давай, встревай скачи!
 Встрянь, не хочешь; встрянь, не хочешь; нет, давай, встревай скачи!
 Встрянь, не хочешь; встрянь, не хочешь; так, давай, встревай скачи!»

____________________________________________________

Перевод А. Вышемирского (отрывок):

— Ну, давай, попробуем первую фигуру, — сказал Кабачок Гриффу. — Ее не обязательно исполнять с раками.
> Грифф => Алиса> Однако…. Ну , что ж…. Кабачок, дерзнем? ;))
> Кабачок => Грифф> а как же.. кто не дерзает! (напяливает на себя шляпу и усы, оставшиеся от Чеширского Кота) приглашаю!
А петь кто будет?
— Ты пой, — сказал Грифф. — Я слова забыл.
> Грифф > Эх…. Откидываясь корпусом назад… (никого не зашиб?) :))
> Кабачок => Грифф> (удерживая тощего Гриффа)….как ты можешь кого нибудь зашибить (прижимаясь к щеке Гриффа и руки вытянув вперед идут на Алису) берегись!
> Грифф => Алиса > Ой-ой…. Поберегись!.. [5]
Так они торжественно пустились в пляс вокруг Алисы, время от времени оттаптывая ей пальцы и отбивая такт передними конечностями под протяжно-заунывное пение Морского Кабачка:

Вышла селедка на берег морской.
Вновь улитка шагает не в ногу, сбивая весь строй.
Лобстеры и трепанги столпились, как лед и огонь,
Видишь — кабачки напирают все ближе…
Как это классно — в воздух взлететь,
С раками вместе в полете свистеть.
А потом —
через правое плечо команда «кругом!» [6]
Что же не хочешь ты влиться в наши ряды?

Танго в строю — это очень несложно.
Танго в строю — только раков не надо терять.
Танго в строю — ты или отвали, чтобы не мешать,
Или можешь ты с нами начать это танго в строю.

Берег морской, движется строй.
Но улитке нелегко добраться пешком до кромки воды.
«Нет уж, друзья! неблизок ваш путь…»
Да ты гонишь! — селедка ответила ей, —
Мы дойдем своим ходом. Чем дальше
От вчерашнего ананаса —
Тем прекрасное завтра скорее к нам грядет!

Танго в строю — это очень несложно.
Танго в строю — только раков не надо терять.
Стань-ка в струю! — Лучше я отвалю, чтобы не мешать,
Или могут меня растоптать эти танки в строю.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[5]
Реплики, начинающиеся со знака квотинга, принадлежат не Кэрроллу, а взяты (с незначительными изменениями) из Чата Гостьи за 8.02.2002, где «звездная Наташа» танцевала с другой дамой «аргентинское танго без смертельного исхода». Очень кэрролловский танец получился — грех было не воспользоваться! Потому и «кадриль» оригинала превратилось в «танго в строю».

[6]
Переводчик проходил срочную службу в Вооруженных Силах со специальностью «вожатый караульных собак». Это единственные люди, которые, находясь в строю со своей боевой техникой, выполняют команду «кругом» в противоположном направлении (а разве у такого вечного оппортуниста и диссидента могло быть иначе?). А раки не хуже собаки…


____________________________________________________

Перевод Дмитрия Ермоловича (2016) (отрывок):

— Тогда давай станцуем первую фигуру! — сказал Якобы-Черепаха Грифону. — Без омаров, я думаю, обойдёмся. Кто будет петь?

— Пой ты, — сказал Грифон. — Я слов не помню.

И они начали медленный хоровод вокруг Алисы, то и дело подходя к ней вплотную и наступая ей на ноги, а верхними конечностями размахивая в такт песне, которую протяжно и печально исполнял Якобы-Черепаха:

Говорит треска улитке: «Поживей ползи вперёд,
Сзади нас кальмар торопит и другой морской народ;
Черепахи и омары ждут на пляже только нас,
Там кадриль сейчас начнётся — не желаешь с нами в пляс?
Ты не хочешь, не желаешь, не готова с нами в пляс?
Ты не хочешь, не желаешь, не готова с нами в пляс?»

«Ты таких ещё не знала удовольствия минут,
Как когда тебя с омаром в море с берега швырнут!»
Недоверчиво улитка на треску скосила глаз:
«Это мне далековато, не пойду я с вами в пляс!
Не хочу я, не желаю, не пойду я с вами в пляс!
Не хочу я, не желаю, не пойду я с вами в пляс!»

«Что за дело — расстоянье! — отвечает ей треска. —
Есть у моря-океана и другие берега.
Если Англия далёко, значит, близко Франция!
Не бледней, моя улитка, жду тебя на танцы я!
Ты не хочешь, не желаешь, не готова с нами в пляс?
Ты не хочешь, не желаешь, не готова с нами в пляс?»

. 

____________________________________________________

Перевод Евгения Клюева (2018):

— Попробуем-ка первую фигуру! — обратился Черерипах к Грифону. — Мы справимся и без омаров, верно? Кто из нас будет петь?

— Ох, давай лучше ты, — сказал тот, — я слова забыл.

И они начали церемонно приплясывать вокруг Алисы, то и дело подходя слишком близко и наступая ей на ноги. Чтобы не сбиться с такта, они размахивали передними конечностями, а Черрипах ужасно медленно и грустно пел:

Щука, щука, щекотуха, позолоченное брю…*
Слизняку сказала: «Ну-ка, шевелись, я говорю!
Крабы, раки, угри, сельди — все пришли на бережок:
Будет на море веселье, потанцуй со мной, дружок!
       Ну-ка, ну-ка, ну-ка, ну-ка, потанцуй со мной, дружок
       Ну-ка, ну-ка, ну-ка, ну-ка, потанцуй со мной, дружок!

Ах, Слизняк, когда бы знал ты, как приятно, если вдруг
На волну тебя забросит пара сильных, крепких рук!»
«Нет уж, — тот ответил сухо, — искренне благодарю,
Щука, Щука, Щекотуха, позолоченное брю…
        Нет уж, нет уж, нет уж, нет уж: брюхоногих, как ни жаль,
       Нет уж, нет уж, нет уж, нет уж, не влечет морская даль».

«Какая ж это даль, когда есть берег там и тут,
И та же самая вода, и, ежели не врут,
От Англии до Франции всего один прыжок!
И ну-ка, ну-ка, ну-ка, потанцуй со мной, дружок!
       Ну-ка, ну-ка, ну-ка, ну-ка, потанцуй со мной, дружок
       Ну-ка, ну-ка, ну-ка, ну-ка, потанцуй со мной, дружок!»

Примечания С. Курия:

*Пародия на стихотворение К. Чуковского «Муха Цокотуха»:

Муха, Муха — Цокотуха,
Позолоченное брюхо!
Муха по полю пошла,
Муха денежку нашла…
.

 

____________________________________________________

Перевод Михаила Генина (2003):
http://www.stihi.ru/avtor/lemi

Раковая кадриль

— Ты не можешь поскорее? — рыба говорит улитке.
— Не могу, на хвост все время давят мне морские свинки.
— Посмотри, как жаждут раки с черепахами плясать.
Ждут на гальке. Может, хочешь тоже ты потанцевать?
Будешь ты или не будешь, будешь с ними танцевать?
Ты не будешь или будешь, иль не будешь танцевать?

Ты, навряд, заметишь, братец, как чудесно будет, если
В море синее закинут прямо с раками нас вместе.
Но ответила улитка, глядя искоса на рыбу:
— Для меня немного много, тем ни менее, спасибо.
Я бы просто не могла бы, не могла бы танцевать.
Не могла бы просто я бы, с ними вместе танцевать.

— Далеко ли или близко, что за разница такая-?
Рыба говорит улитке, чешуей своей сверкая.
— Чем от Англии мы дальше, тем к французским ближе пляжам.
Не бледней, за мною следуй, мы с тобой и с ними спляшем.
Будешь ты или не будешь, будешь с ними танцевать?
Ты не будешь или будешь, иль не будешь танцевать?

 

 

____________________________________________________

Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

—  Слухай,  давай  спробуємо  першу  фігуру! — звернулася Фальшива Черепаха до Грифона. — Ми можемо обійтися без омарів, розумієш. Хто буде співати?

—  О, ви співайте, — сказав Грифон, — я забув слова.

І ось вони почали поважно танцювати навколо Аліси. Вони раз у раз, коли підходили дуже близько до неї, наступали їй на ноги, розмахували в такт передніми лапами, а Фальшива Черепаха дуже повільно і сумно наспівувала при цьому таку пісню:

—  Трошки швидше, трошки швидше, — каже равлику тріска, —
Бо дельфін іде за нами, дуже ззаду натиска.
А омари й черепахи насувають звідусіль,
Всі на березі гуляють, всі чекають на кадриль.
Чи ти любиш, чи не любиш танцювати кадриль?
Чи ти будеш, чи не будеш танцювати кадриль?

—  Ох же й радощів нам буде, ох же й жару ми дамо!
За омарами у море ми й самі полетимо!
Равлик каже: — Я боюся мандрувать по волі хвиль,
Дуже дякую, рибусю, не для мене ця кадриль!
Я не хочу, я не можу танцювати кадриль!
Я не хочу, я не можу танцювати кадриль!

—  Яка не буде хвиля, до берега приб’є,
Ти ж знаєш — по тім боці ще другий берег є.
Від Англії до Франції по морю двадцять миль,
Не бійся, любий равлику, станцюємо кадриль!
Чи ти любиш, чи не любиш танцювати кадриль?
Чи ти будеш, чи не будеш танцювати кадриль?

____________________________________________________

Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

— Вставай! — сказав Казна-Що-Не-Черепаха Грифонові. — Покажемо їй першу фігуру. Можна обійтися й без омарів. Хто співатиме?

— Ти, — сказав Грифон. — Я забув слова.

І вони поважно закружляли довкола Алісина задніх лапах, час до часу наступаючи їй на ноги і відбиваючи такт передніми ластами.
Казна-Що-Не-Черепаха заспівав журливо і протяжно:

— Трошки швидше, пане равле!- це білуга так гука, —
Бо дельфін іде за нами, дуже ззаду натиска.
А омари й черепахи насувають звідусіль,
Всі на березі гуляють, всі чекають на кадриль.
Чи ти любиш, чи не любиш танцювати кадриль?
Чи ти будеш, чи не будеш танцювати кадриль?

— Ох же й радощів нам буде, ох же й жару ми дамо!
За омарами у море ми й самі полетимо!
Равлик каже: — Я боюся мандрувать по волі хвиль:
Дуже дякую, рибусю, не для мене ця кадриль!
Я не хочу, я не можу танцювати кадриль!
Я не хочу, я не можу танцювати кадриль!

— Яка не буде хвиля, до берега приб’є.
Ти ж знаєш: там, за нашим, ще інший берег є.
Від Англії до Франції по морю двадцять миль…
Не бійся, любий равлику, станцюємо кадриль!
Чи ти любиш, чи не любиш танцювати кадриль?
Чи ти будеш, чи не будеш танцювати кадриль?

<переклад — М. Лукаш>

.

____________________________________________________

Украинский перевод Владимира Панченко (2007):

«Швидше йди, слимаче-друже! —
              озивається тріска.
Он морський ступає коник,
              аж хвоста мені стиска.
Онде сходяться омари
              й черепахи звідусіль —
Кожен хоче танцювати,
              всяк чекає на кадриль.
Чи ти хочеш, чи не хочеш
              танцювати в нас кадриль?
Чи ти можеш, чи не можеш
              танцювати в нас кадриль?

Що за танець — насолода —
              уяви лиш ти собі,
Як тебе жбурнуть у море
              за омаром, далебі!» —
Та слимак на те лиш зойка:
              «Ой, боюсь я буйних хвиль,
Вибачай, моя рибинко,
              не про мене ця кадриль!
Ой, не хочу, ой, не можу
              танцювати я кадриль!
Ой, не можу, ой, не хочу
              танцювати я кадриль!»

«Чом злякався ти, слимаче?
              знов тріска співа своє. —
Хвиля хай собі лютує —
              в моря інший берег є.
Кинуть з Англії нас в море —
              пропливем із двадцять миль
І на березі французькім
              скінчимо свою кадриль!
Чи ти хочеш, чи не хочеш
              танцювати в нас кадриль?
Чи ти можеш, чи не можеш
              танцювати в нас кадриль?»

____________________________________________________

Украинский перевод Виктории Нарижной (2008):

— Слухай, давай спробуємо першу фігуру, — сказав Фальшивий Черепаха Грифону. — Можна обійтись і без омарів, погодься. Хто співатиме?
— Авжеж, співатимеш ти, — відповів Грифон. — Я зовсім слова забув.
Тож вони розпочали урочисто витанцьовувати довкола Аліси, подеколи наступаючи їй на ноги, коли підходили заблизько, та диригуючи собі передніми лапами, щоб відмірювати такт. Тим часом Фальшивий Черепаха дуже сумно й неспішно співав таке [30]:

«Чи не можна трохи швидше? —
Слимаку тріска кричить. —
Вже тунець зухвалий ззаду
Напирає і тіснить.
Глянь, які вертять омари
З черепахами фінти!
Всі на березі чекають —
Чи до танцю станеш ти?»

Чи то станеш, чи не станеш,
Чи то станеш ти?
Чи не станеш, чи то станеш,
Чи не станеш ти?

Ти собі не уявляєш,
Що за втішний буде час,
Як з омарами подалі
Пожбурляють в море нас.
А слимак: «Ой ні, далеко
Будуть нас вони жбурлять.
Дуже дякую, шановна,
Та не буду танцювать».

Ні, не буду, ні, не хочу
З ними танцювать.
Ні, не хочу, ні, не буду
З ними танцювать.

«Та хай жбурляють хоч куди! —
Тріска йому своє. —
Адже на іншій стороні
Так само берег є!
Далеко де від Англії —
Там близько франків край.
Тож ти не ний, слимаче мій,
До танцю вмить ставай!»

Вмить до танцю, вмент до танцю,
З нами вмить ставай.
Вмент до танцю, вмить до танцю,
З нами вмент ставай.

ПРИМІТКИ ПЕРЕКЛАДАЧА:

30 — Схоже, що цю кадриль (принаймні її початок) Керроллу навіяв вірш Мері Говітт «Павук та муха»:

«Чи зайдеш до павутинки? —
усім каже так павук. —
Це найкраща павутинка
З-поміж всіх, що є навкруг.
Нагору цими сходами —
І ти уже у ній.
Багато є цікавого
У схованці моїй».
«О ні, — так каже мушка, —
Даремно ти не пнись.
Хто йде нагору сходами,
Уже не сходить вниз».

.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

— Хадзем, пакажам ёй першую фігуру! — прапанавала Недачарапаха Грыфону. — Мы можам пусьціцца ў скокі й без амараў. Якая розьніца! Толькі хто будзе сьпяваць?

— Лепей ты сьпявай, — прапанаваў Грыфон. — Я забыўся словы.

І яны закружыліся вакол Алесі, раз-пораз наступаючы Алесі на ногі і махаючы лапамі ў такт мэлёдыі, якую павольна і жаласьліва сьпявала Недачарапаха:

— Пасьпяшаймася, — гарбуша кажа морскаму каньку,[1001]
— Хвост аддушыць мне нязграба, я так болей не магу.
Паглядзі, як чарапахі ды амары рвуцца ў бой!
На пяску яны чакаюць — ці пусьціўся б ты са мной?
Ці пусьціўся б? Ці скакаў бы? Ці скакаў бы ты са мной?
Ці пусьціўся б? Ці скакаў бы? Ці скакаў бы ты са мной?

Ты, напэўна, не ўяўляеш, які гэта будзе кляс,
Калі, быццам тых амараў, зашпурнуць у мора нас!
Ды канёк сказаў: “У мора?” — і спадлоба паглядзеў.
“Не, — сказаў ён, — шчыры дзякуй”, танцаваць жа не схацеў.
Не схацеў: ня мог, баяўся танцаваць, дый не хацеў.
Не схацеў: ня мог, баяўся, дый танцулек не хацеў.

— Ну і што з таго, што ў мора? — зноўку тая сябруку.
— Ня што іншае, як бераг у яго на тым баку.
Не пасьпееш азірнуцца — нас там выкіне прыбой.
Каб мяне кахаў заўзята — дык пусьціўся б ты са мной.
Ці пусьціўся б? Ці скакаў бы? Ці скакаў бы ты са мной?
Ці пусьціўся б? Ці скакаў бы? Ці скакаў бы ты са мной?

Заувагі Юрася Пацюпы:

1001 — Пасьпяшаймася, — гарбуша кажа сябруку-каньку… — Пародыя на першы радок верша Мэры Гаўіт “Павук і муха”, які сваім парадкам быў пародыяй на даўнейшую песеньку. Параўнайма зьвярыныя гратэскі беларускіх аўтараў: “Камара з дуба цяжкі ўпадак” Дамініка Рудніцкага і “Мушка-Зелянушка і Камарык-Насаты тварык” Максіма Багдановіча.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

— Тады давай паспрабуем прадэманстраваць першую фігуру,- сказаў Чарапаха Грыфону.- Канечне прыйдзецца танчыць без лобстэраў… Так! Хто будзе спяваць?
— Вой, лепш ТЫ спявай,- сказаў Грыфон.- Я забыў словы.
Яны пачалі захопленна кружыцца вакол Алісы, час ад часу наступаючы ёй на ногі, калі набліжаліся надта блізенька і махалі лапамі ў такт, а Чарапаха тым часам пачаў спяваць, вельмі павольна і сумна:

“Рухайся хутчэй, браточак,- хек у смоўжыка прасіў,-
Каб дэльфін, за мной плывучы, хвоцік мне не аддавіў.
Лобстэры і чарапахі недзе ўперадзе імчаць
І на беразе чакаюць, ці ты будзеш танцаваць?
Ці ты будзеш, ці не будзеш, ці ты будзеш танцаваць?
Ці ты будзеш, ці не будзеш разам з намі танцаваць?

Не ўяўляеш, як выдатна,- хек працягваў спакушаць,-
У празрыстай гладзі мора разам з лобстэрам лятаць!”
Кажа смоўжык: “Задалёка будуць пэўна нас кідаць.
Дзякуй, дружа, за прыязнасць, не пайду я танцаваць.
Не пайду я, не хачу я, не пайду я танцаваць.
Не пайду я, не хачу я, не хачу я танцаваць.”

“Не хвалюйся за адлегласць, будзь, брат смоўжык, весялей.
Там, дзе Англія, далёка, воды Францыі бліжэй.
Ты заўжды ў блакіце мора зможаш сябра адшукаць,
Не блядней, а разам з намі ты спяшайся танцаваць.
Ці ты будзеш, ці не будзеш, ці ты будзеш танцаваць?
Ці ты будзеш, ці не будзеш разам з намі танцаваць?”

____________________________________________________

***

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Андрей Москотельников
«Первоначальный вариант Песенки Черепахи Квази»:

Наконец, в первоначальном варианте «Страны чудес» — «Приключениях Алисы под землёй» — имеется небольшая Песенка Черепахи Квази, впоследствии заменённая на песенку «Говорит треска улитке…». Мартин Гарднер указывает, что песенка является пародией на негритянскую песню с припевом

 «Эй, Сэлли, прямо и бочком,
 Эй, Сэлли, топни каблучком!»
(подробнее см. Академическое издание,прим. b на с. 82).

От себя укажем на созвучие Sally и Salmon ‘лосось’, которое, очевидно, и вызвало у Кэрролла желание спародировать.
Эту Песенку нам тоже показалось уместным повторить читателю в собственном переводе, чтобы показать всю близость Кэрролловой пародии негритянскому прототипу даже на основании тех двух строчек этого прототипа, которые приводит Мартин Гарднер. Тем более что из перевода Ольги Седаковой (см. Академическое издание, с. 82) о такой близости не скажешь: Лосось напрасно заменён Треской, на достижение созвучности пародии оригиналу переводчица сил не тратит, как и не стремится к точности рифмовки, воспроизводя её только для припева негритянской песенки, которая, тем не менее, уместна и возможна так же и в Кэрролловом случае.

 Всей прочей живности морей
 Омар-толстунчик посмелей,
 Он рад плясать, где помелей,
        И мы, Лосось мой милый!

 П р и п е в:

 Лосось, бочком! Лосось, торчком!
 Лосось, пришлёпни плавничком!

 Ты мне всех рыб морских милей,
        Лосось мой сизокрылый!

.

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>