«Алиса в Стране Чудес» — 1.6. «Выпей меня»

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

prim1_alice4
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)


ОРИГИНАЛ на английском (1865):

There seemed to be no use in waiting by the little door, so she went back to the table, half hoping she might find another key on it, or at any rate a book of rules for shutting people up like telescopes: this time she found a little bottle on it (”which certainly was not here before,” said Alice), and round its neck a paper label, with the words “DRINK ME” beautifully printed on it in large letters.

It was all very well to say “Drink me,” but the wise little Alice was not going to do that in a hurry. “No, I’ll look first,” she said, “and see whether it’s marked poison or not”; for she had read several nice little histories about children who had got burnt, and eaten up by wild beasts, and many other unpleasant things, all because they would not remember the simple rules their friends had taught them: such as, that a red-hot poker will burn you if you hold it too long; and that, if you cut your finger very deeply with a knife, it usually bleeds; and she had never forgotten that, if you drink much, from a bottle marked “poison,” it is almost certain to disagree with you, sooner or later.

However, this bottle was not marked “poison,” so Alice ventured to taste it, and finding it very nice (it had, in fact, a sort of mixed flavour of cherry-tart, custard <5>, pine-apple, roast turkey, toffee, and hot buttered toast), she very soon finished it off.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Комментарии Татьяны Ушаковой, 2008-2011:

There seemed to be no use in waiting by the little door… – Буквально: «Казалось, что ожидании около маленькой дверцы не было пользы».

half hoping – Буквально: «наполовину надеясь». Ср. перевод А.Кононенко: «В ее душе теплилась слабая надежда…» На самом деле в английском языке слово «half» не так уж строго делит вещи пополам, собственно, как и в русском языке. И в том, и в другом языке возможно выражение «большая половина»/»larger half». («Большая половина московских школьников пользуется Интернетом»/ «The larger half of the people died.» («Большая половина людей умерла»). Поэтому буквальный перевод может звучать иначе: «отчасти надеясь», «частично надеясь». Обратите внимание на это слово, Алиса не раз будет чувствовать что-нибудь «частично».

It was all very well to say… — Буквально: «Все это было очень хорошо сказать».

… she had read several nice little histories about children who had got burnt, and eaten up by wild beasts and other unpleasant things… – Буквально: «…она прочитала несколько славных маленьких историй о детях, которые сгорали или были съедены дикими зверями, или с ними происходили другие неприятные вещи…» Понимание и перевод этой фразы не представляют собой сложностей.

 

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

5 — custard — взбитые яйца с молоком и сахаром, запеченные в духовке.

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Сидеть у маленькой дверцы не было никакого смысла, и Алиса вернулась к стеклянному столику, смутно надеясь найти на нем другой ключ или на худой конец руководство к складыванию наподобие подзорной трубы. Однако на этот раз на столе оказался пузырек.
– Я совершенно уверена, что раньше его здесь не было! – сказала про себя Алиса.
К горлышку пузырька была привязана бумажка, а на бумажке крупными красивыми буквами было написано: «ВЫПЕЙ МЕНЯ!»

Это, конечно, было очень мило, но умненькая Алиса совсем не торопилась следовать совету.
– Прежде всего надо убедиться, что на этом пузырьке нигде нет пометки: « Яд! » – сказала она.
Видишь ли, она начиталась всяких прелестных историй о том, как дети сгорали живьем или попадали на съедение диким зверям, – и все эти неприятности происходили с ними потому, что они не желали соблюдать простейших правил, которым обучали их друзья: если слишком долго держать в руках раскаленную докрасна кочергу, в конце концов обожжешься; если поглубже полоснуть по пальцу ножом, из пальца обычно идет кровь; если разом осушить пузырек с пометкой «Яд!», рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомогание. Последнее правило Алиса помнила твердо.

Однако на этом пузырьке никаких пометок не было, и Алиса рискнула отпить из него немного. Напиток был очень приятен на вкус – он чем-то напоминал вишневый пирог с кремом, ананас, жареную индейку, сливочную помадку и горячие гренки с маслом <10>. Алиса выпила его до конца.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

Из примечаний Н. Демуровой

10 — Яркий пример соединения несоединимого, одного из основных приемов нонсенса. Элизабет Сьюэдл пишет об этом в своей книге о нонсенсе, который она трактует как своеобразную игру, отмечая, что в подобном «конгломерате несовместимостей» упор делается скорее на части, чем на органичности целого (Elizabeth Sewell. The Field of Nonsense. L., 1952).

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Казалось, что не было никакого толка в ожидании у маленькой двери, поэтому она <= Алиса> вернулась к столику, почти надеясь, что она сможет найти на нем еще один ключ, или, по крайней мере, книжку с правилами по складыванию людей наподобие подзорной трубы: на этот раз она нашла на нем маленькую бутылочку, (‘которой раньше здесь точно не было,’ сказала Алиса,) вокруг горлышка бутылки была /прикреплена/ бумажная бирка со словами «ВЫПЕЙ МЕНЯ», красиво выведенными на ней крупными буквами.

Легко было сказать «выпей меня», но разумная маленькая Алиса не собиралась делать этого второпях. ‘Нет, я сначала посмотрю,’ сказала она, ‘чтобы убедиться, есть ли на ней пометка «яд» или нет’; потому что она прочла несколько милых рассказов о детях, которые обжигались <«становились обожжены»>; или были съедены дикими зверьми; или /с которыми произошли/ другие неприятные события, и все потому, что они не желали помнить простые правила, которым научили их друзья. Такие, например: раскаленная докрасна кочерга /непременно/ обожжет, если держать ее слишком долго; и, что если резануть по пальцу ножом очень глубоко, то из него обычно течет кровь; и она никогда не забывала того, что если много выпить из бутылки с надписью «яд», то, рано или поздно, это почти наверняка вызовет недомогание.

Однако на этой бутылочке не было пометки «яд», поэтому Алиса решилась попробовать ее /содержимое/ на вкус и, обнаружив, что оно очень приятное, (у него был, на самом-то деле, какой-то смешанный вкус вишневого пирога, заварного крема, ананаса, жареной индейки, ирисок и горячего гренка в масле) она очень быстро выпила /все до капельки/.

.

____________________________________________________


Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Видя, однако, что нет пользы стоять у дверки, Соня воротилась к столику, не найдется ли на нем другого ключика. На этот раз оказалось на столике скляночка с ярлыком. На ярлыке крупными, четкими, печатными буквами была надпись: „Выпей меня!» „Выпей меня», — прочесть не мудрено; но взять, да так и выпить, не посмотреть, что пьешь,— нет не так глупа Соня!
„Посмотрю сперва, не написано ли «наружное», рассудила она.
Соня вспомнила, что когда на склянке написано «наружное», то значит яд; и если выпить его слишком много, то можете кончиться плохо.

На этой склянке, однако, не стояло «наружное» и Соня решилась отведать. Отпила — ничего, вкусно; отзывается чем-то в роде всякой всячины; будто вишневым вареньем и яичницей, и ананасом, и жареной индейкой, и леденцом, и сдобными сухарями. Она допила все до капельки.

 

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 Так как в маленькую дверку никак нельзя было пройти, то нечего было и стоять около нее. Ах, как хорошо, если бы можно было сделаться совсем маленькой! Алиса вернулась к столу: на нем, может быть, найдется еще какой-нибудь ключ. Никакого ключа не было, зато Алиса увидала пузырек, которого — она была вполне уверена в этом — раньше здесь не было. На бумажке, привязанной к пузырьку, было красиво написано крупными печатными буквами: «Выпей меня».

Ничего не стоило, конечно, написать: «Выпей меня», можно было, пожалуй, и выпить; но Алиса, как девочка умная, не хотела торопиться и поступить необдуманно. «Сначала посмотрю, — подумала она, — не написано ли на пузырьке «яд». Она читала много разных хорошеньких, страшных рассказов про детей. Иногда дети, о которых в них говорилось, получали смертельные обжоги и умирали; иногда их съедали дикие звери или вообще случалось с ними что-нибудь другое, такое же неприятное. А почему? Да только потому, что они поступали необдуманно и забывали, что им говорили папа и мама; например, что о раскаленную кочергу сильно обожжешься, если схватишься за нее, а если обрежешь палец ножом, то из пальца пойдет кровь. Но Алиса хорошо помнила все это; помнила она также, что не следует пить из пузырька, на котором написано «яд», потому что от этого очень заболеешь.

На пузырьке не было написано слово «яд», и Алиса решила попробовать то, что было налито в нем. А так как оно оказалось очень вкусным и напоминало в одно и то же время пирог с вишнями, жареную индейку, печенье, ананас и поджаренные тартинки с маслом, то Алиса выпила все до капли.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

Так как стоять в ожидании перед крошечною дверкой казалось вполне бесполезно, то Алиса вернулась к столику с слабой надеждой найти на нем другой ключи или хоть книгу с правилами, как складывать людей, подобно подзорным трубкам. На этот раз она нашла на столике бутылочку (— этой бутылочки на нем прежде не было, — сказала Алиса), а к горлышку ее был привязан бумажный ярлычок с надписью: „Выпей меня! “ прекрасно отпечатанной крупными буквами.

Написать все можно, отчего же не написать и „Выпей меня!»

Но умная Алиса не торопилась привести этот совет в исполнение.

— Нет, сказала она, — я сначала посмотрю, не стоит ли на бутылочке где-нибудь „яд».

Она читала много миленьких и занимательных историй о детях, которые сгорали или были съедены дикими зверями и с которыми случались другие такие же крупные неприятности, и всё это только от того, что эти дети не помнили здравых советов, преподанных им их друзьями, как например, что раскаленная докрасна кочерга обожжет вам руку, если вы будете её долго держать, что, если вы глубоко обрежете палец, то будет сильно идти кровь, и многое другое в этом роде. Алиса никогда не забывала, что, если выпить много из бутылки, на которой стоит: „яд», то весьма вероятно, что рано или поздно обнаружатся пагубные последствия такого поступка. Однако, на бутылочке, которую нашла Алиса на стеклянном столике, не было слова „яд», и она решила попробовать из неё немного. Ей показалось очень вкусно (правда, налитое в бутылочке имело приятный вкус и запах, представлявшие смесь вишневого торта, суфле, ананаса, жареной индейки, карамели и поджаренной булки с маслом), и она очень скоро выпила все до последней капли .

……………………………………

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  И вдруг она увидела на стеклянном столике маленькую бутылочку, которой раньше на нём не было. На бутылочке висела этикетка, на которой было написано: «Выпей меня!».
Но Алиса не была так легкомысленна, чтобы выпить всё то, что ей предлагалось.
«А что если это яд?» — подумала она.
Но искушение было велико и на бутылочке не было написано слово «Яд», — и она попробовала. Жидкость оказалась очень вкусной: от неё пахло лимонной коркой, корицей, гвоздикой и ванилью. Тогда она выпила её всю.


____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

   Постояла она у дверцы, потопталась, да и вернулась к столику, смутно надеясь, что найдет на нем какой-нибудь другой ключ или по крайней мере книжку правил для людей, желающих складываться по примеру подзорной трубы; на этот раз она увидела на нем скляночку (которой раньше, конечно, не было,  — подумала Аня), и на бумажном ярлычке, привязанном к горлышку, были напечатаны красиво и крупно два слова: «ВЫПЕЙ МЕНЯ».

Очень  легко  сказать: «Выпей  меня», но умная Аня не собиралась  действовать опрометчиво. «Посмотрю сперва», — сказала она, — «есть ли на ней пометка «яд». Она помнила, что читала некоторые милые рассказики о детях, которые пожирались дикими зверями, и с которыми случались всякие другие неприятности — все только потому, что они не слушались дружеских советов и не соблюдали самых простых правил, как, например: если будешь держать слишком долго кочергу за раскаленный докрасна кончик, то обожжешь руку; если слишком глубоко воткнешь в палец  нож, то может пойти кровь; и, наконец, если глотнешь бутылочки, помеченной «яд», то рано или поздно почувствуешь себя неважно.

Но в данном случае на склянке никакого предостережения не было, и Аня решилась испробовать содержимое. И так как оно весьма ей понравилось (еще бы! это был какой-то смешанный вкус вишневого торта, сливочного мороженого, ананаса, жареной индейки, тянучек и горячих гренков с маслом), то склянка вскоре оказалась пуста…

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

Было бесполезно стоять дольше и ждать чего-то около маленькой дверцы. Алиса вернулась снова к столу, надеясь найти на нем другой ключ или, по крайней мере, книжку с правилами для складывания себя на манер подзорной трубы. На этот раз она нашла на столике небольшую бутылочку («Которой, во всяком случае, не было здесь раньше!» сказала Алиса), с привязанной к горлышку бумажкой. На бумажке стояли красиво отпечатанные крупными буквами слова: «Выпей меня».

Это очень просто — сказать: выпей меня. Но мудрая маленькая Алиса вовсе не собиралась исполнить этот совет опрометчиво.

— Нет, я сначала посмотрю,— сказала она,— не написано ли здесь: «яд»…
Потому что она прочла не мало рассказов о детях, которые сгорели, или были съедены дикими зверями, или с которыми приключились другие неприятности — только потому, что они никак не хотели запомнить простых правил, даваемых людьми, желавшими им добра. Например, что раскаленные добела щипцы произведут ожог, если держать их очень долго, или, если порезать палец очень глубоко, из него наверное пойдет кровь. И сама она никогда не забывала, что если отпить из бутылки с пометкой «яд», это рано или поздно отразится на вашем пищеварении.

Как бы там ни было, на этой бутылочке не было написано «яд», так что Алиса решилась попробовать содержимое. Найдя его очень вкусным (оно имело, в действительности, смешанный вкус: вишневого пирога, сладкой сои, ананаса, молодой индейки, сливочной карамели и поджаренного хлеба), она вскоре покончила с ним.

____________________________________________________


Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

      Ожидание у низенькой двери оказывалось бесполезным. Поэтому она вернулась назад, к столу, смутно надеясь, что, может быть, найдёт на нём другой ключ или хотя бы книгу правил о том, как складывать людей подобно телескопам. Теперь она заметила на столе небольшую бутылку («Её, несомненно, раньше здесь не было», — сказала себе Алиса), к горлышку которой была прикреплена полоска бумаги со словами: «ВЫПЕЙ МЕНЯ», великолепно отпечатанными крупными буквами.

Легко сказать «Выпей меня», но умная маленькая Алиса совсем не желала делать это слишком поспешно.
— Нет, я посмотрю сначала, — произнесла она,— написано там «Яд» или нет, — так как она часто читала весёленькие истории о детях, сгоревших или съеденных дикими зверями, и о других неприятных вещах, случавшихся с детьми, потому что они не хотели вспомнить простых правил, каким их учили друзья: например, что раскалённая кочерга обожжёт вас, если вы будете держать её слишком долго, что, если вы обрежете палец ножом очень глубоко, из него обыкновенно идёт кровь, и Алиса никогда не забывала, что, если вы слишком много выпьете из бутылки, на которой написано «Яд», то почти наверное рано или поздно расстроите ваш желудок.

Однако на бутылке не было написано «Яд». Поэтому Алиса отважилась попробовать её содержимое и, найдя его очень приятным (действительно, на вкус это была смесь вишнёвого торта, печенья, ананаса, жареной индейки, сливочных тянучек и сладкой подливки из молока и яиц), она быстро покончила с ним.

 

____________________________________________________


Перевод Бориса Заходера (1972):

Так или иначе, сидеть перед заветной дверцей было совершенно бесполезно, и Алиса вернулась к стеклянному столику, смутно надеясь, что, может быть, там все-таки найдется другой ключ или, на худой конец, книжка: «УЧИСЬ СКЛАДЫВАТЬСЯ!» Ни того, ни другого она, правда, не нашла, зато обнаружила хорошенький пузырек («Ручаюсь, что раньше его тут не было», — подумала Алиса, к горлышку которого был привязан бумажный ярлык (как на бутылочке с лекарством), а на нем большими буквами было четко напечатано: «ВЫПЕЙ МЕНЯ!»

Конечно, выглядело это очень заманчиво, но Алиса была умная девочка и не спешила откликнуться на любезное приглашение.
— Нет, — сказала она, — я сначала посмотрю, написано тут «Яд!» иди нет.
Она недаром перечитала множество поучительных рассказов про детей, с которыми случались разные неприятности — бедные крошки и погибали в пламени, и доставались на съедение диким зверям, — и все только потому, что они забывали (или не хотели помнить!) советы старших. А ведь, кажется, так просто запомнить, что, например, раскаленной докрасна кочергой можно обжечься, если будешь держать ее в руках слишком долго; что если ОЧЕНЬ глубоко порезать палец ножом, из этого пальца, как правило, пойдет кровь, и так далее и тому подобное.
И уж Алиса-то отлично помнила, что если выпьешь слишком много из бутылки, на которой нарисованы череп и кости и написано «Яд!», то почти наверняка тебе не поздоровится (то есть состояние твоего здоровья может ухудшиться).

Однако на этой бутылочке не было ни черепа, ни костей, ни надписи «Яд!», и Алиса рискнула попробовать ее содержимое.
А так как оно оказалось необыкновенно вкусным (на вкус — точь-в-точь смесь вишневого пирога, омлета, ананаса, жареной индюшки, тянучки и горячих гренков с маслом), она сама не заметила, как пузырек опустел.

 

____________________________________________________


Перевод Александра Щербакова (1977):

Но ждать возле дверцы Алисе показалось бесполезным. Она вернулась к столику, смутно надеясь найти там либо другой ключ, либо, по крайней мере, руководство, как становятся складными наподобие подзорных труб. Но на столике обнаружился маленький флакончик. («А раньше, ручаюсь, там его не было», -сказала Алиса.) На горлышке флакончика была бумажная ленточка, а на ней большими красивыми печатными буквами было написано:

«ВЫПЕЙ МЕНЯ».

Сказать «ВЫПЕЙ МЕНЯ» — это всякий может, и умная маленькая Алиса спешить не собиралась.
— Я сначала должна посмотреть,- сказала она,- нет ли тут где-нибудь надписи «ЯД».
Алиса уже успела прочесть несколько очень милых историй о детях, которые были неосторожны с огнем или
забирались прямо в пасть к диким зверям и с которыми происходили всякие прочие неприятности. И все из-за того, что они не потрудились вспомнить простейших дружеских наставлений. А именно, что не следует слишком долго держаться за раскаленную кочергу — обожжешься, что нельзя хвататься за нож-можно сильно порезаться и кровь потечет,- и что если слишком много глотнуть из бутылки с надписью «ЯД», то сразу или не сразу, но это повредит весьма и неизбежно. А уж Алиса-то забывать о таких вещах не собиралась.

Но на флакончике надписи «ЯД» не было, и Алиса отважилась выпить глоточек. Ей очень понравилось (это была какая-то смесь, напоминавшая на вкус пирог с вишнями, сливочный крем, ананас, жареную индейку, помадки и горячие гренки с маслом), и флакончик вмиг опустел.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

 Никакого смысла торчать у дверцы не было, и она вернулась назад, к столику, в надежде, что на нем лежит еще какой-нибудь ключ или, на худой конец, книжка, а в книжке — полезные советы, как людям складываться: кому — зонтиком, а кому — и телескопом.
На столе оказался стеклянный пузырек. «Раньше его тут не было»,- вспомнила Алиса. К горлышку пузырька была привязана бумажка, а на бумажке большими печатными буквами было выведено: «ПЕЙ».

Это, конечно, было очень мило, но рассудительная Алиса не торопилась. «Сначала, — решила она,- посмотрим, не написано ли где-нибудь тут «ЯД». Алиса уже читала в детских книжках, как одни дети заживо сгорают на пожаре, а других пожирают кровожадные звери, и прочие занятные и поучительные истории. А случались они потому, что эти дети не слушали старших и никак не желали запомнить, что если попилить палец пилой, то из него пойдет кровь, что если долго держаться за раскаленный утюг, то можно обжечься, и так далее. Вот почему Алиса  никогда  не  забывала:   если   отпить  из  бутылки, на которой написано «ЯД», не исключено, что заболит живот.

На пузырьке не было написано «ЯД», и Алиса решила попробовать, что в нем. Оказалось до того вкусно — вроде вишневого сиропа со сливочным кремом, ананасом, хлебом с маслом, ирисками и жареной курицей,- что Алиса тут же выпила все до капельки.

 

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

Но что толку без толку сидеть перед дверцей, в которую не пролезешь? И Алиса побрела к стеклянному столику. Вдруг на нем еще что-нибудь найдется? Ключик от другой двери или учебник по складыванию. Но обнаружила она флакончик.
«Ручаюсь, его раньше тут не было!» — подумала Алиса.
К флакончику был приклеен аптечный ярлычок, а на нем два слова крупными буквами: «ВЫПЕЙ МЕНЯ!»

Выпить-то не штука, а что потом?
«Нет уж, — подумала Алиса, — сначала посмотрим, не написано ли где-нибудь тут слово «ДА,»?»
Недаром она наслышалась разных захватывающих историй про то, как нельзя делать того, что нельзя. Стоило детям забыть это важное правило, как они тут же попадали в лапы диким зверям или, того хуже, поджаривались в жутком пламени пожара. А если они не слушали старших и играли с раскаленной кочергой или острым ножом, то непременно обжигались или истекали кровью. Но самое ужасное приключалось с теми, кто пытался отхлебнуть из флакончика с надписью «ЯД». Такое еще никого и ни к чему хорошему не приводило. Это Алиса знала наверняка.

К счастью, на этом флакончике страшной надписи не было. И Алиса — будь что будет! — лизнула. Ей показалось, что она отведала разом всякой всячины — вишневого пирога, ананаса, жареной индейки, сливочных помадок и поджаренных в масле хлебцев. Тут уж она не удержалась и выпила все!

.

____________________________________________________

Перевод Юрия Лифшица (1991, опубликовано в 2017):

Рассиживаться возле дверцы было нечего. Алиса заперла ее и решила поискать на столике либо ключи от остальных дверей, либо что то вроде самоучителя «КАК БЕЗ ПОСТОРОННЕЙ ПОМОЩИ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ПОДЗОРНУЮ ТРУБУ». (Она была очень удивлена, не обнаружив на столике ни того, ни другого!) Зато теперь на нем стоял пузырек с этикеткой.
– Даю голову на отсечение, – сказала Алиса, – его здесь и в помине не было.
На этикетке красовалась надпись: «ВЫПЕЙ МЕНЯ!».
«ВЫПЕЙ МЕНЯ!»! Ишь чего захотел! Осмотрительная Алиса ни за что не поступила бы так неосторожно.
– Во первых, надо проверить, – промолвила она, – нет ли на пузырьке надписи «ЯД!»?
Она была очень начитанна и знала несколько очаровательных историй о детях, сгоревших дотла, съеденных дикими зверями и попавших, вдобавок, в другие не менее скверные истории. А все почему? Да потому что они пренебрегали советами старших! Например, такими:
1. не играй в крокет раскаленной докрасна кочергой: можешь обжечься;
2. не втыкай себе в руку больше одного ножа: можешь порезаться;
3. не пей без разрешения из пузырька с этикеткой «ЯД!»: рано или поздно можешь сильно заболеть.
(Последний совет запомнился Алисе более всего.)
Но ведь на пузырьке подобной надписи не имелось! Поэтому Алиса – была не была! – отпила из него капельку жидкости, оказавшейся необычайно вкусной. (Это было нечто среднее по вкусу между вишневым тортом, взбитыми сливками, яблочным пудингом, индейкой в собственном соку, пастилой и хрустящими хлебцами.) Она залпом осушила пузырек.

____________________________________________________


Перевод Бориса Балтера (1997):

 Вроде бы сидеть у дверцы было бессмысленно, и Алиса вернулась к столику, надеясь в глубине души, что найдет там ключ от какой-нибудь другой двери или, как минимум, книгу с правилами складывания в подзорную   трубу. Она и вправду нашла кое-что: бутылочку («которой тут ТОЧНО раньше не было»,- сказала себе Алиса) с бумажным ярлычком, как у микстуры, на котором было крупно напечатано изящными прописными буквами: «ВЫПЕЙ!».

Положим, можно было сколько угодно призывать выпить, но наша маленькая умница и не думала торопиться с ТАКИМ делом.
«Не-ет, — сказала себе она, — сначала надо посмотреть, написано где-нибудь «яд» или нет». Она ведь
знала много замечательных историй про детей, которые сгорали заживо, или которых загрызали дикие звери, или происходили еще какие-нибудь неприятности — а всего-то надо было постараться хоть ЧУТЬ-ЧУТЬ запомнить простейшие правила, которым их учили те, кто желал им добра. Ну например: если кочерга раскалена докрасна, то ОЧЕНЬ долго держать ее в руках нельзя — будет жечься; если порезать палец ОЧЕНЬ глубоко, и к тому же ножом, то может пойти кровь; если много выпить из пузырька, помеченного «ЯД», почти наверняка рано или поздно почувствуешь себя несколько хуже. Уж это-то последнее правило Алиса знала назубок.

Однако бутылочка НЕ БЫЛА помечена «ЯД», так что Алиса, для опыта, глотнула, оттуда и поняла, что напиток очень вкусный (чтоб вы знали, у него был смешанный вкус вишневых вареников, творога с изюмом, ананаса, жареной курицы и горячих гренок). Ну и она быстро прикончила эту бутылочку.

 

____________________________________________________


Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

 Стоять возле дверцы и чего-то ждать не было смысла, и Алиса вернулась к столику. В ее душе теплилась слабая надежда найти на нем другой ключ или, на худой конец, книжку с правилами по складыванию человека в гармошку (на что надежды было еще меньше). Подойдя к столику, Алиса обнаружила на нем маленький пузырек. «До этого его здесь конечно же не было,» —сказала Алиса с возмущением. К горлышку пузырька был привязан бумажный ярлычок, на котором золотистыми крупными буквами красовалась надпись: «ВЫПЕЙ МЕНЯ».

Алиса не спешила следовать этому предписанию. «Ну уж нет!» — думала она, — «Мало ли что там написано. Сперва надо посмотреть, нет ли где-нибудь на пузырьке пометки «ЯД».» Алиса в свое время достаточно наслушалась чудесненьких поучительных рассказиков о детишках, которые попадали в лапы Бармалея, Бабы Яги и прочей нечисти. А все потому, что они забывали простейшие истины: если будешь баловаться со спичками, то непременно обожжешься; если будешь играть с ножиком — порежешься; если выпить из бутылька с пометкой «ЯД», то рано или поздно тебе сделается плохо.

Поскольку на пузырьке больше никаких надписей не было, Алиса отважилась попробовать его содержимое. Она быстро опустошила пузырек, так как вкус жидкости был очень приятным: смесь вишневого пирога, мороженого, ананаса, жаркого из курицы, леденцов и свежевыпеченных булок.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

____________________________________________________


Перевод Юрия Нестеренко:

 Сидеть и ждать перед дверцей особого смысла не было, так что Алиса вернулась к столику, смутно надеясь найти там еще один ключ или, по крайней мере, книгу, объясняющую, как человеку научиться складываться подобно подзорной трубе; но на этот раз она обнаружила на столике пузырек («которого здесь точно не было прежде», — сказала Алиса), и на горлышке пузырька был бумажный ярлык со словами «ВЫПЕЙ МЕНЯ», красиво напечатанными большими буквами.

Это, конечно, легко было сказать — «Выпей меня», но умненькая Алиса не собиралась так сразу следовать подобному совету; «Нет, я сперва посмотрю, — сказала она, — есть тут надпись «Яд» или нет». Она читала достаточно милых историй о детях, которые сгорели заживо, или достались на обед диким зверям, или попали еще в какие-нибудь подобные неприятности, а все лишь оттого, что не желали помнить простые правила, которым их учили друзья — например, что раскаленной докрасна кочергой можно обжечься, если держать ее голой рукой слишком долго; или, что если слишком глубоко разрезать палец ножом, то обычно идет кровь; или — правило, которая Алиса никогда не забывала — что если выпить слишком много из пузырька с надписью «Яд», то почти наверняка, рано или поздно, почувствуешь недомогание.

Однако на этом пузырьке не было надписи «Яд», так что Алиса решилась отведать его содержимое, и оно ей очень понравилось (на вкус это было как смесь вишневого пирога, сладкого омлета, ананаса, жареной индейки, конфет и горячих гренок с маслом) — так что она быстро выпила все до капли.

 

____________________________________________________


Перевод Николая Старилова:

    Было бессмысленно  торчать у двери, поэтому она вернулась к столику, втайне надеясь найти на нем  другой ключ или хотя бы инструкцию о том, как складывать людей вроде подзорных труб. Вместо этого она увидела на нем пузырек («Его определенно здесь раньше не было» — подумала Алиса) с привязанной к горлышку этикеткой, на которой было напечатано большими буквами » ВЫПЕЙ МЕНЯ!»

Легко сказать: » Выпей меня», но мудрая Алиса не стала  делать это ВТОРОПЯХ.  «Нет, сначала я посмотрю,» — сказала она — «не написано ли где-нибудь здесь «Яд» «, — потому что  она прочла несколько веселеньких историй, рассказывающих о детях, которые сгорели, были съедены дикими зверями и о других неприятных вещах, и все ПОТОМУ что они забыли простые правила, которым их учили: например, что раскаленная добела кочерга обожжет, если вы будете держать ее слишком долго, и что если вы порежете ножом палец ОЧЕНЬ глубоко, из него обычно идет кровь. И она никогда не забывала про то, что если выпить слишком много из пузырька, на котором написано «яд», почти наверняка вам это не доставит удовольствия.

Но на ЭТОМ пузырьке не было надписи «Яд», и Алиса отважилась попробовать его содержимое. Оно было очень вкусное (еще бы, ведь у него был смешанный вкус вишневого торта, заварного крема, ананаса, жареной индейки, ириски и хлеба с маслом) и очень скоро закончилось.

 

____________________________________________________


Перевод Олега Хаслаского (2002):

 Совершенно очевидно было, что воспользоваться маленькой дверью не удастся, так что Алиса вернулась к столу в надежде обнаружить на нем другой ключ, или руководство, или хотя бы инструкцию по складыванию человека на манер подзорной трубы, но тут она обнаружила на столе бутылочку (“которой здесь не было прежде” – подумала Алиса), на бутылочке была наклейка, на которой большими красивыми буквами значилось “ВЫПЕЙ МЕНЯ”.

Проще всего было предложить “ВЫПЕЙ МЕНЯ”, но благоразумная маленькая Алиса не поторопилась сделать ЭТО. “Нет уж, — сказала она себе – сначала мы посмотрим, нет ли здесь надписи “ЯД”, ибо она была достаточно начитана относительно разных премилых историй о торопливых детях, которые то сгорели живьем, то были сожраны всякими жуткими зверями, то еще чего-нибудь похлеще, и все это потому что они НЕ ПОСЛЕДОВАЛИ простым правилам, которые внушали им друзья – например, если долго держать в руке раскаленную кочергу, то можно получить ожог, или если глубоко порезать палец, то вызовешь кровотечение, и она никогда не забывала о том, что если много выпить из бутылки с наклейкой “Яд”, то рано или поздно с тобой случится какая-нибудь неприятность.

Однако, на бутылке отсутствовала надпись “Яд”, так что Алиса решилась попробовать содержимое, и нашла его очень приятным, так как на вкус оно представляло собой нечто вроде смеси пирога с вишнями, заварного крема, ананаса, жаркого из индейки, ирисок и горячих гренок, — ОЧЕНЬ быстро с напитком было покончено.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

____________________________________________________


Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

 Алиса решила не стоять без толку у двери и вернулась к столику в слабой надежде найти другой ключ или хотя бы самоучитель по складыванию, но там обнаружилось нечто иное – пузырек с этикеткой «ВЫПЕЙ МЕНЯ».

Другая девочка, безусловно, так и поступила бы, но только не Алиса!
— Поглядим сначала, не написано ли здесь «ЯД», — сказала она.
Дело в том, что Алиса наслушалась от учителей всяких очаровательных историй о нехороших детях, которые попадали в кораблекрушения и железно-дорожные катастрофы, доставались на обед диким зверям, злым разбойникам и каторжникам, о детях, на которых нападали Серые, Черные Женщины, Черные Принцы, привидения, выходцы из могил – все потому, что они – эти дети – не желали выполнять элементарные правила – а именно:
1) если чересчур долго держать руку в огне, то КОГДА-НИБУДЬ появятся волдыри;
2) если изо всех сил полоснуть по пальцу острым ножом, то МОЖЕТ пойти кровь;
3) если залпом осушить пузырек с этикеткой «ЯД», то тебе ХУДО БУДЕТ!

Впрочем, на пузырьке не было ничего подобного – и, собравшись с духом, Алиса чуть-чуть попробовала его содержимое – на вкус что-то среднее между «наполеоном», жареной индейкой, взбитыми сливками и горячими гренками с маслом. Удивительно ли, что пузырек очень скоро опустел!

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

____________________________________________________


Перевод Михаила Блехмана (2005):

Бесполезно было ждать у дверцы погоду. Алиса вернулась к столику в надежде, что на нём найдётся ещё один ключик или, по крайней мере, какая-нибудь волшебная книга, где будет написано, как человеку сложиться в три погибели.
Но на этот раз на столике обнаружилась маленькая бутылочка («Раньше её точно не было», — подумала Алиса), а на горлышке у неё висела этикетка, а на этикетке было напечатано крупными буквами:

ВЫПЕЙ МЕНЯ!

Какая хитренькая! «Выпей меня». Алиска была умной девочкой. Разве можно так сразу взять и выпить?
— Нет, — сказала она, — посмотрим сначала — может, тут где-нибудь написано «Яд».
Ей доводилось читать занимательные истории о том, как непослушные дети сгорали дотла, и как их съедали живьём дикие звери, и как с ними случались другие неприятности. А всё почему? Да потому, что они забывали, чему их учили взрослые: не держись слишком долго за раскалённую кочергу — можешь обжечься; не разрезай себе палец ножом слишком глубоко — может пойти кровь.
И ещё она крепко-накрепко запомнила: если напиться из бутылки, на которой написано «Яд», то чего доброго разболится живот.

Нет, на этой бутылочке не было написано «Яд», и Алиска рискнула попробовать капельку. Было вкусно — что-то среднее между пирожком с вишнями, кремом, ананасом, жареной индюшкой, ирисками и гренками с маслом, — и она залпом выпила всё до дна.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

 

____________________________________________________


Перевод Сергея Махова (2008):

Вроде бы возле дверцы ждать бессмысленно. ну Алис и шагнула обратно к столику, втайне надеясь найти ещё один ключик или уж на худой конец руководство по самойвсебявтягиванью. вроде подзорной трубы; но на сей раз обнаружила там пузырёк («коего раньше определённо не наблюдалось», проронила она) со словами «ВЫПЕЙ МЕНЯ», отпечатанными красивыми крупными буквами на свисающей с горлышка бумажной бирке.

Проще простого сказать «Выпей меня», однако премудрая девочка Алис следовать просьбе отнюдь не торопится.
«Нетушки. сперва гляну», говорит, «вдруг где-нибудь пометка ‘Яд’»; ибо читала не один миленький рассказик про деток погоревших, или сожранных дикими зверями, или попавших в другие переплёты — а всё поскольку не желали помнить простые правила, подсказываемые им друзьями: например, ежели слишком долго подержишь в руке раскалённую докрасна кочергу, случается ожог; коль очень глубоко резанёшь палец ножом, обычно капает кровь; и уж ни на миг она не забывает: если вдосталь глотнуть из пузырька с пометкой ‘Яд’, рано или поздно почти наверняка почувствуешь недомоганье.

Однако пометки ‘Яд’ на пузырьке нету, вот Алис и дерзнула пригубить, а поскольку содержимое оказалось прям лакомством (вообще-то вроде как со смешанным вкусом вишнёвого пирожного, заварного крема, ананаса, тушёной индейки, ириски да тёплого поджаренного хлеба с маслом), она его прикончила весьма быстро.

 

____________________________________________________


Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   Было бесполезно стоять в ожидании у маленькой двери, так что она пошла обратно к столу в слабой надежде найти на нём другой ключ или хотя бы книгу правил по складыванию человека наподобие подзорной трубы. В это время она и нашла на столе бутылочку («которой, конечно, не было здесь прежде» — сказала Алиса), горлышко которой обвил бумажный ярлычок со словами «ВЫПЕЙ МЕНЯ». Написано это было большими и красивыми буквами.

Легко сказать «Выпей меня», но мудрая маленькая Алиса не спешила это сделать.
— Нет, я сначала посмотрю, — сказала она, — и поищу, не написано ли где-нибудь «яд».
Она знала несколько милых маленьких историй о детях, которые получали ожоги или съедались дикими зверями, о детях, с которыми происходили другие неприятные вещи, и всё потому, что они не усвоили простые правила, которым их учили друзья, наподобие: раскалённая докрасна кочерга может обжечь, если держать её в руках слишком долго; если порежешь палец ножом очень глубоко, то обычно идёт кровь. И она никогда не забывала, что если много выпить из бутылки с надписью «яд», это почти наверняка причинит тебе вред, рано или поздно.

Однако, нигде на этой бутылочке не нашлось надписи «яд», так что Алиса отважилась попробовать из неё и нашла, что содержимое довольно приятно на вкус (оно содержало на самом деле целую смесь из ароматов вишнёвого пирога, заварного крема, ананаса, жареной индейки, ирисок и горячего намасленного ломтика хлеба), так что она довольно быстро покончила с ним.

 

____________________________________________________


Перевод Сергея Семёнова (2016):

 Похоже, бесполезно было торчать перед дверцей, поэтому она вернулась к столику, наполовину надеясь найти на нём другой ключ, — по крайней мере, инструкцию, как складываться наподобие телескопа: на сей раз она обнаружила на нём маленький шкалик (которого там «уж никак не было», проговорила Алиса); горлышко которого было обёрнуто бумажной ленточкой со словами «Выпей меня!», выписанными красивыми крупными буквами.

Легко сказать «выпей меня», маленькая Алиса со своим маленьким умом спешить не собиралась; «Нет, сначала посмотрим», сказала она, «не стоит ли там где-нибудь слово «яд», потому что она читала несколько чудненьких рассказиков о детишках, которые обжигались, попадали в пасть диким зверям и оказывались в других неприятных положениях — всё потому, что не помнили простых правил, которым их учили, — такое, например: раскалённая кочерга обжигает, если её подержать, и если как следует ножом порезать палец, обыкновенно идёт кровь; и она также помнила, не забыла, что если отпить побольше из бутылки с надписью «яд», это обязательно повредит, если не сразу, то после.

Однако слова такого «яд» на бутылке не было, и Алиса отважилась попробовать и, обнаружив, что очень вкусно (ну точь в точь, как сложить вместе вишнёвый торт, сладкую слойку, печёные яблоки, жареную индюшку, сливочные батончики и горячие намасленные гренки), — она мгновенно с нею покончила.

 

____________________________________________________

Перевод Дмитрия Ермоловича (2016) (отрывок):

Легко сказать: «выпей», но рассудительная девочка не спешила выполнять предписание:

— Сначала посмотрим, не написано ли где-нибудь «яд».

Ей доводилось читать не одну премилую историю о детях, с которыми случались разные неприятности — то они горели в огне, то их съедали дикие звери — и всё потому, что они никак не хотели запомнить простые правила, которым их учили знакомые: например, что если долго держать в руке раскалённую кочергу, то обожжёшься, или что если очень глубоко порезать себе палец ножом, то из него обычно течёт кровь; и она прекрасно помнила, что если отхлебнуть лишнего из бутылочки с надписью «яд», то почти наверняка рано или поздно заболит живот. 

Однако на этой бутылочке не было надписи «яд», поэтому Алиса отважилась попробовать её содержимое и, найдя его очень приятным (а напиток этот напоминал по вкусу одновременно вишнёвый пирог, заварной крем, ананасы, жареную индейку, ириски и горячие тосты с маслом), быстро опустошила флакон.

**********************
**********************

 

____________________________________________________

Перевод Евгения Клюева (2018):

Так или иначе, а ждать возле дверцы было нечего, и Алиса вернулась к столику, не сильно надеясь найти на нем другой ключик или хоть какую-нибудь памятку с инструкцией о правилах схлопывания людей наподобие подзорных труб, но на сей раз обнаружила стоящий на столике миниатюрный пузырек («Которого прежде здесь, конечно, не стояло», — отметила про себя Алиса) — вокруг горлышка была обернута этикетка с премилой надписью заглавными буквами: «ВЫПЕИ-КА МЕНЯ».

Конечно, легко сказать: «Выпей-ка меня», однако рассудительная Алиса отнюдь не собиралась проявлять спешку в таких делах. «Нетушки, — сказала она, — сперва мне надо хорошенько рассмотреть пузырек и установить, написано на нем где-нибудь «ЯД» или не написано». Уж кого-кого, а Алису было на мякине не провести: довольно она начиталась всяких замечательных историй о сгоревших заживо и растерзанных дикими зверями детках или о чем-нибудь столь же малоприятном и отучившемся только потому, что люди просто-напросто не желают знать элементарных правил, о которых постоянно твердят им окружающие: скажем, что о раскаленную докрасна кочергу можно обжечься, если слишком долго держать ее голыми руками, или что из пальца, очень глубоко порезанного ножом, имеет обыкновение течь кровь, — иными словами, Алиса всегда помнила, что если пьешь из пузырька с наклейкой «ЯД», то почти наверняка рано или поздно почувствуешь себя неважнецки.

Впрочем, на этом пузырьке наклейки «ЯД» не было, так что Алиса все-таки решилась отпить глоточек, а отпив, нашла напиток весьма приятным (он отдаленно напоминал некую ароматную смесь из вишневого торта, заварного крема, ананаса, жареной индейки, ирисок, а также горячего тоста со сливочным маслом) и очень быстро с ним управилась.

.

____________________________________________________

Перевод Людмилы Гурбановской (2018):

Ждать под дверцей, похоже, смысла не имело, и Алиса вернулась к столику, отчасти надеясь, что найдет там другой ключ или по крайней мере справочник «Сложение человека»: на сей раз она нашла там небольшую бутылочку («раньше ее здесь точно не было», сказала Алиса), и вокруг горлышка у бутылки была бумажная полоска, со словами «ВЫПЕЙ МЕНЯ», крупными печатными буквами.
Хорошо говорить, «выпей меня», но осмотрительная юная Алиса с этим спешить не собиралась.
— Нет, я сперва погляжу, – сказала она, – и выясню, помечено тут, что это «яд», или нет.
Ведь она уже читала всякие занятные истории про детей, которые попадали из огня в полымя, и в пасть к диким зверям, и в другие неприятные положения – а все потому, что не желали усвоить азбучные истины, доходчиво преподанные им друзьями: вроде того, что раскаленная докрасна кочерга жжется, если держишь ее в руке слишком долго; и если очень глубоко порежешь палец ножом, то, скорей всего, до крови. И она никогда не забывала: если выпьешь лишнего из бутылки с пометкой «яд», это почти наверняка обернется против тебя, сразу или потом.
Однако у этой бутылочки не было пометки «яд», и Алиса отважилась сделать глоток, а обнаружив, что это очень вкусно (там, и правда, был целый букет оттенков: тартинка с вишнями, заварной крем, ананасы, жареная индейка, помадка и горячие гренки с маслом), она быстро ее прикончила.

____________________________________________________


Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Зрозумівши, що біля дверцят нічого не вистоїш, вона знову попрямувала до столика, — чи не знайде там ще якого ключика або хоча інструкцію, як людині скластися трубою. Цього разу вона побачила на столику пляшечку («А її ж не було тут раніше», зауважила Аліса), на шийці якої був прив’язаний ярличок з словами «випий мене», чітко надрукованими великими літерами.

Добре було говорити «випий мене», але розумна маленька Аліса і не думала поспішати.
— Ні, я спочатку переконаюся,- вирішила вона, — що на ній немає напису «отрута».
Справа в тому, що вона не раз читала оповідання про дітей, які згоріли, або попали в пащу звірові, або зазнали ще якого лиха, і все це тільки тому, що не бажали пам’ятати науки старших: не бери в руки розпеченої кочерги, бо обпечешся; не ріж пальця ножем, бо кров ітиме. І Аліса ніколи не забувала, що коли випити зайве з пляшечки з написом «отрута», то буде лихо рано чи пізно.

Проте на цій пляшечці не було напису «отрута», тоді Аліса зважилась покуштувати крапельку. Те, що було в пляшечці, сподобалось їй: воно нагадувало смаком і пиріг з вишнями, і заварний крем, і ананас, і смажену індичку, і тягучки, і грінки на маслі, тому вона швиденько випила все.

* *
*

____________________________________________________


Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Збагнувши, що біля дверцят вона нічого не вистоїть, Аліса повернулася до столика — не без надії знайти там якогось іншого ключа чи бодай інструкцію для тих, хто хоче скластися, як підзорна труба.
Цього разу на столику вона вгледіла маленьку пляшечку («Раніше її точно не було», — подумала Аліса) з прив’язаним до шийки папірцем, де гарними великими літерами було видрукувано: «ВИПИЙ МЕНЕ».

Коли тобі пропонують «Випий мене» — це, звісно, чудово, але мудра маленька Аліса не збиралася діяти зопалу.
— Ні, — сказала вона собі, — спочатку я гляну, чи нема тут де напису «Отрута».
Бачте, вона читала кілька гарних історійок про дітей, які або попеклися, або потрапили в пазурі диких звірів чи в які інші халепи — і все через те, що не хотіли пам’ятати простих порад своїх друзів, які, скажімо, застерігали, що коли довго тримати розжарену кочергу, то вона попече долоні, і що коли сильно чикнути ножем по пальцю, то неодмінно піде кров. А ще вона ніколи не забувала, що коли напитися з пляшечки з позначкою «Отрута», то з цього майже напевно нічого доброго не вийде, рано чи пізно.

Проте на цій пляшечці такого напису не було, тож Аліса таки відважилася з неї надсьорбнути. Виявилося, що це доволі смачно (як пиріг з вишнями, заварний крем, ананас, смажена індичка, іриски й гарячі грінки разом узяті), й Аліса хильцем спорожнила пляшечку.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

.

____________________________________________________

Украинский перевод Владимира Панченко (2007):

Сидіти й чекати перед дверцятами — користі мало: отож Аліса попрямувала назад до столика — чи не знайдеться там якогось іншого ключика, або хоч книжки про те, як складатися… Та цього разу вона знайшла там гарненьку пляшечку («а раніш її тут не було, їй-право!» — подумала Аліса), до шийки якої був прив’язаний папірець із великим гарним друкованим написом: «Випий мене!»

Добре було так сказати «випий мене», та маленька розумниця не збиралася поспішати.

— Ба ні, спершу треба поглянути, чи не написано там «отрута», — сказала собі Аліса.

Вона читала колись повчальні історії про дітей, що гинули в полум’ї, чи в пащі диких звірів, чи потрапляли в якусь іншу халепу — і все через те, що не хотіли пам’ятати трьох простих правил: як надто довго триматимеш розжарену кочергу, то попечешся; як надто глибоко різонеш ножем пальця, то потече кров; а як надто багато вип’єш із пляшечки з написом «отрута», то рано чи пізно занедужаєш. Останнього правила Аліса не забувала ніколи.

Проте на цій пляшечці напису «отрута» не було, тож Аліса вирішила скуштувати, що в ній, і то виявилося щось пресмачне — водночас схоже й на вишневий пиріг, і на крем, і на ананас, і на смаженого індика, й на цукерки, й на гарячі грінки на маслі, — отож вона швиденько допила пляшечку до денця.

* * *

____________________________________________________

Украинский перевод Виктории Нарижной (2008):

Схоже, чекати біля маленьких дверцят не було жодного сенсу, тож Аліса подалася назад до столика, несміливо сподіваючись знайти там інший ключ або принаймні підручник зі складання людей на манір підзорних труб. Проте зараз вона знайшла на ньому маленьку пляшечку («Раніше її тут точно не було», — сказала Аліса) із закрученим довкола шийки паперовим ярличком, на якому було гарними, великими літерами надруковано: «ВИПИЙ МЕНЕ».
Звісно, «ВИПИЙ МЕНЕ» — гарна пропозиція, та мудра маленька Аліса зовсім не збиралася мерщій САМЕ ТАК і вчинити.
«Ні, я спершу роздивлюся, — вирішила вона, — й побачу, є на пляшці напис «Отрута» чи немає»; бо ж Аліса читала кілька чудових маленьких історій про діточок, які обпеклися, стали поживою для диких звірів або вскочили в інші неприємні халепи тільки тому, що вони НЕ пам’ятали простеньких правил, яких їх учили їхні друзі, як-от: розпечена до червоного коцюба обпікає, якщо тримати її задовго, а якщо ДУЖЕ глибоко поріжеш руку ножем, то вона зазвичай кровить, а ще Аліса ніколи не забувала, що коли випити багато з пляшечки, на якій написано «Отрута», це майже напевно тобі зашкодить, рано чи пізно.
Та хай там як, на цій пляшечці не було напису «Отрута», тож Аліса наважилася покуштувати її вміст та, оскільки напій їй смакував (насправді його смак був мішаниною з вишневого пирога, заварного крему, ананаса, смаженої індички, ірисок та гарячих грінок із маслом), доволі швидко з ним упоралася.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

Чакаць каля маленькіх дзьвярэй не было сэнсу, таму яна вярнулася да стала, у цьмянай надзеі знайсьці на ім яшчэ адзін ключ альбо, прынамсі, інструкцыю па складаньні людзей па-тэлескопнаму. Але гэтым разам яна знайшла там маленькую бутэлечку (“Якой дагэтуль тут пэўна не было”, — сказала сабе Алеся), да шыйкі якой быў прыкручаны папяровы цэтлік з ладнымі друкаванымі літарамі “ВЫПІ МЯНЕ”.

Ведама, лёгка сказаць “выпі мяне”! Але маленькая мудрая Алеся не зьбіралася гэтага рабіць адразу.

— Не, наперад я гляну, ці не напісана там дзе “Атрута”! — сказала яна.

Бо яна чытала некалькі мілых апавяданьнечкаў пра дзяцей, [0109] якія згарэлі ў агні альбо якіх зжэрлі драпежнікі, дый пра іншыя непрыемнасьці, якія адбыліся адно таму, што дзеці не хацелі помніць простыя правілы, якім іх навучылі сябры. Прыкладам, да чырвані нагрэтая качарга можа вас апячы, калі вы будзеце трымаць яе задоўга. Альбо калі вы вельмі глыбока парэжаце сабе палец нажом, дык звычайна зьяўляецца кроў. І Алеся ніколі не забывалася, што, калі выпіць зашмат з бутэлечкі з надпісам “Атрута”, гэта амаль заўсёды будзе каштаваць вам жыцьця, раней ці пазьней.

Так ці інакш, на гэтай бутэлечцы не было надпісу “Атрута”, і Алеся наважылася паспытаць, што ў ёй, і смак зьмесьціва выявіўся вельмі прыемным. На смак гэта было як мяшанка [0110] вішнёвага пірага, бялковага крэму, ананаса, печанага індыка, ляндрынак і падсмажанага на масьле хлеба. Алеся сама не заўважыла, як выпіла.

* * * [0111]

Заувагі Юрася Пацюпы:

0109 — Бо яна чытала некалькі мілых апавяданьнечкаў пра дзяцей… — Ніжэй гратэскава пералічаюцца жахі тагачаснае дзіцячае маралістычнае літаратуры.

0110 — На смак гэта было як мяшанка… — Тут іранічна “перамешваюцца” ўсе смакі, якія маглі падабацца Алісе. Насамрэч жа перад намі нерэальны, чыста вэрбальны, фантастычны канструкт, якія любіў скарыстоўваць Керал.

0111 —  * * * — Знак “зорачкі” Керал непасьлядоўна тарнуе для абазначэньня раптоўных пераўтварэньняў Алесі.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

Знаходжанне ля дзверак здалося Алісе бесcэнсоўным, яна зачыніла дзверкі і паклала ключык на месца, употай спадзеючыся, што зможа адшукаць якоесь выйсце са свайго становішча, магчыма падручнік, у якім напісана, як дзяўчынкам складаца быццам тэлескоп. Раптам яна заўважыла невялічкую бутэлечку.
“Раней яе тут не было”, — сказала Аліса.
На бутэльцы вісеў ярлык, на якім прыгожымі літарамі было напісана: “ВЫПІ МЯНЕ.”
Іншая б на яе месцы адразу б пакаштавала з бутэлечкі, але Аліса была разумнай дзяўчынкай і не збіралася рабіць ГЭТАГА не падумаўшы.
“Не, спачатку трэба праверыць,- вырашыла Аліса, — Ці не атрута гэта!”
Яна ведала колькі гісторый аб дзетках, якія рабілі штосьці не падумаўшы, і ў выніку альбо згаралі, альбо траплялі на сняданак дзікім жывёлам, альбо з імі здараліся іншыя не вельмі прыемныя здарэнні, а ўсё таму, што забываліся на самыя простыя правілы: калі распалённую качаргу ДОЎГА трымаць у руках, абавязкова апячэшся; калі вы ГЛЫБОКА разанёце нажом свой палец, з яго пойдзе кроў; а калі вы ВЫП’ЕЦЕ з бутэлечкі з надпісам “АТРУТА”, адразу моцна захварэеце. Пра апошняе з трох правіл Аліса аніколі не забывалася.
Але пра наяўнасць у бутэльцы атруты Аліса не знайшла анічога, таму рызыкнула з яе пакаштаваць. І якая там была смаката! Напой адначасова нагадваў сваім смакам вішнёвы пірог, заварны крэм, ананас, смажаніну, цукеркі і гарачыя грэнкі, намазаныя маслам. І Аліса нават не заўважыла, як хуценька выпіла ўсё да кропелькі.

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>


Автор и координатор проекта «ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла» —
Сергей Курий