«Алиса в Стране Чудес» — 1.5. Дверца в сад

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_03
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)


ОРИГИНАЛ на английском (1865):

Alice was not a bit hurt, and she jumped up on to her feet in a moment: she looked up, but it was all dark overhead; before her was another long passage, and the White Rabbit was still in sight, hurrying down it. There was not a moment to be lost: away went Alice like the wind, and was just in time to hear it say, as it turned a corner, “Oh, my ears and whiskers, how late it’s getting!” She was close behind it when she turned the corner, but the Rabbit was no longer to be seen: she found herself in a long, low hall, which was lit up by a row of lamps hanging from the roof.

There were doors all round the hall, but they were all locked; and when Alice had been all the way down one side and up the other, trying every door, she walked sadly down the middle, wondering how she was ever to get out again.

Suddenly she came upon a little three-legged table, all made of solid glass; there was nothing on it except a tiny golden key, and Alice’s first thought was that it might belong to one of the doors of the hall; but, alas! either the locks were too large, or the key was too small, but at any rate it would not open any of them. However, the second time round, she came upon a low curtain she had not noticed before, and behind it was a little door about fifteen inches high: she tried the little golden key in the lock, and to her great delight it fitted!

Alice opened the door and found that it led into a small passage, not much larger than a rat-hole: she knelt down and looked along the passage into the loveliest garden you ever saw. How she longed to get out of that dark hall, and wander about among those beds of bright flowers and those cool fountains <4>, but she could not even get her head through the doorway; “and even if my head would go through,” thought poor Alice, “it would be of very little use without my shoulders. Oh, how I wish I could shut up like a telescope! I think I could, if I only knew how to begin.” For, you see, so many out-of-the-way things had happened lately, that Alice had begun to think that very few things indeed were really impossible.

 

Комментарии Татьяны Ушаковой, 2008-2011:

to hurt – сделать больно, ранить (и в физическом, и в психологическом смысле). She is hurt – Passive – Она ранена, обижена, ушиблена. She is not hurt – Она не ранена, не ушиблена (не ранилась, не ушиблась).
bit – кусочек, небольшая часть; a bit – немного, чуть-чуть. She is hurt (Она ушиблась) – She is not hurt (Она не ушиблась) – She is not a bit hurt (Она даже немного не ушиблась; Она совсем не ушиблась)

in sight – Буквально: «в поле зрения»; «вне поля зрения» – out of sight.

There was not a moment to be lost – Буквально: «Не было (такого) момента, (чтобы) быть потерянным» – «Нельзя было терять ни один момент». «This moment is to be lost». – Буквально: «Этот момент существует для того, чтобы его терять» – «Этот момент можно терять». «This woman is to be loved». – Буквально: «Эта женщина должна быть/может быть любима» – «Эта женщина стоит того, чтобы быть любимой».

The Rabbit was no longer to be seen – Буквально: «Кролик не был больше видимым» – «Кролика не было видно».

all round – везде, всюду

all the way – полностью

to try – «пытаться», «пробовать», «испытывать», «проверять». Этот английский глагол имеет очень объемное значение. To try a drug – попробовать принимать лекарство, чтобы проверить, помогает ли оно.
Alice tried every door. (Алиса пробовала (открыть) каждую дверь).

at any rate – во всяком случае

inch – дюйм – Знаете ли вы специальный значок для обозначения длины в дюймах? Fifteen inches = 15”. Кстати, дверца была высотой около 37 сантиметров, то есть немного больше альбомного листа.

shut up – пожалуй, самый известные перевод этого выражения – «Замолчи!»; «Закрой рот!», «Заткнись!» Слово shut имеет значение «закрывать(ся)», а выражение shut up – «захлопывать(ся); запирать(ся)». Почему же большинство переводчиков переводят это выражение словом «складываться»? Дело в том, что они переводят не выражение shut up, а словосочетание «to shut up like a telescope». В английском языке телескоп не «складывается», а «захлопывается», «закрывается». То есть Алиса мечтала, буквально, «захлопнуться, как телескоп».

Alice had begun to think that very few things indeed were really impossible – Буквально: Алиса начала думать, что на самом деле только несколько вещей могут быть по-настоящему невозможными.

 

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

4 — Those beds of bright flowers and those cool fountains… — В 1855 г. Льюис Кэрролл стал помощником хранителя библиотеки колледжа Крайст-Черч в Оксфорде. Окна комнаты, в которой он работал выходили в сад, где играли девочки Лидделп. В этих словах сказки многие биографы видят намек на этот садик (см. фото внизу).

prim1_sad


 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Она ничуть не ушиблась и быстро вскочила на ноги. Взглянула наверх – там было темно. Перед ней тянулся другой коридор, а в конце его мелькнул Белый Кролик. Нельзя было терять ни минуты, и Алиса помчалась за ним следом. Она слышала, как, исчезая за поворотом, Кролик произнес:
– Ах, мои усики! Ах, мои ушки! Как я опаздываю!
Повернув за угол, Алиса ожидала тут же увидеть Кролика, но его нигде не было. А она очутилась в длинном низком зале, освещенном рядом ламп, свисавших с потолка.

Дверей в зале было множество, но все оказались заперты. Алиса попробовала открыть их – сначала с одной стороны, потом с другой, но, убедившись, что ни одна не поддается, она прошла по залу, с грустью соображая, как ей отсюда выбраться.

Вдруг она увидела стеклянный столик на трех ножках. На нем не было ничего, кроме крошечного золотого ключика. Алиса решила, что это ключ от одной из дверей, но увы! – то ли замочные скважины были слишком велики, то ли ключик слишком мал, только он не подошел ни к одной, как она ни старалась. Пройдясь но залу во второй раз, Алиса увидела занавеску, которую не заметила раньше, а за ней оказалась маленькая дверца дюймов в пятнадцать вышиной. Алиса вставила ключик в замочную скважину – и, к величайшей ее радости, он подошел!

Она открыла дверцу и увидела за ней нору, совсем узкую, не шире крысиной. Алиса встала на колени и заглянула в нее – в глубине виднелся сад удивительной красоты. Ах, как ей захотелось выбраться из темного зала и побродить между яркими цветочными клумбами и прохладными фонтанами <9>! Но она не могла просунуть в нору даже голову.
– Если б моя голова и прошла, – подумала бедная Алиса, – что толку! Кому нужна голова без плечей? Ах, почему я не складываюсь, как подзорная труба! Если б я только знала, с чего начать, я бы, наверно, сумела.
Видишь ли, в тот день столько было всяких удивительных происшествий, что ничто не казалось ей теперь совсем не возможным.

 

Из примечаний М. Гарднера:

9 — Кэрролл, будучи одним из хранителей библиотеки колледжа Крайст Черч, нередко работал в маленькой комнате, окна которой выходили в сад, где играли в крокет дети доктора Лидделла. Как часто, должно быть, он следил за игрой, охваченный желанием вырваться из темных залов Оксфорда к ярким цветам и прохладным фонтанам детского рая.

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Алиса ничуть не ушиблась, и она тут же вскочила на ноги — через минуту, сейчас же: она взглянула наверх, но там было совсем темно; перед нею был другой длинный коридор, и Белый Кролик, который все еще был виден <«в поле зрения»>, торопливо бежал по нему. Нельзя было терять ни минуты; Алиса помчалась, словно ветер, и прибежала как раз вовремя, чтобы услышать, как он проговорил, заворачивая за угол: ‘О мои ушки и усики, уже так поздно <«как поздно становится»>!’ Она находилась близко <= прямо позади него>, когда заворачивала за угол, но /когда она повернула/ Кролика уже /нигде/ не было видно; она очутилась в длинной, низкой зале, которая была освещена рядом ламп, свисавших с потолка.

Дверей было /во множестве/ по всей зале, но все они были заперты; и, после того, как Алиса прошла вдоль всей стены залы и возвратилась вдоль другой /стены/, пытаясь /открыть/ каждую дверь, она грустно пошла к середине /залы/, раздумывая, как же ей вообще оттуда выбраться.

Вдруг она оказалась перед маленьким столиком на трех ножках, сделанном целиком из стекла; на нем не было ничего, кроме крошечного золотого ключика, и сначала Алиса подумала <«первая мысль Алисы была»>, что он может принадлежать <= быть от одной из дверей залы >; но увы! то ли замки были слишком большими, то ли ключ был слишком маленьким, но, как бы то ни было, он не смог открыть ни одну из них. И все же, когда она обходила залу во второй раз, она подошла к низенькой занавеске, которую она не заметила раньше, а за нею была небольшая дверца, около пятнадцати дюймов высотой [3]; она попробовала /вставить/ маленький золотой ключик в замок, и, к ее огромной радости, он подошел!

Алиса открыла дверь и обнаружила, что она ведет в маленький коридор, не намного больший, чем крысиная нора: она опустилась на колени и заглянула, сквозь коридор, в самый прекрасный сад, который вы можете себе представить <«когда-либо видели»>. Как же ей хотелось выбраться из этой темной залы и побродить среди тех клумб с яркими цветами и тех прохладных фонтанов, но она не смогла просунуть в дверь <«дверной проем»> даже голову; ‘и даже если бы моя голова прошла,’ подумала бедная Алиса, ‘от нее было бы очень мало толку без плеч. Как бы я хотела уметь складываться, как подзорная труба! Думаю, я смогла бы, если бы только знала, как начать.’
Дело, видите ли, в том, что так много невероятных событий произошло за последнее время, что Алиса начала думать, что, в самом деле, совсем немногие вещи были по-настоящему невозможны.

.

____________________________________________________


Анонимный перевод (издание 1879 г.):

Однако, она нисколько не ушиблась и тотчас вскочила на ноги. Взглянула вверх — темно; посмотрела вперед — опять длинный ход, а по нему бежит, спешит беленький кролик. Не теряя минуты, Соня, как вихрь, понеслась за ним вслед, нагнала его на повороте, и слышит, говорит беленький: „ай, ай, ай, как поздно!» Только Соня повернула за уголь — глядит, а беленького и след простыл, словно провалился!
Соня очутилась одна в длинной, низкой зале, сверху освещенной рядом ламп, которые висели с потолка.

По обеим стенам залы множество дверей: все заперты. Соня прошлась по всей зале, толкнулась в каждую дверь, ни одна не отпирается. Она отошла, и стала посреди залы. „Что мне теперь делать? Как выйти отсюда?» грустно думает она.

Соня обернулась и натолкнулась на столик. Столик этот о трех ножках, весь из литого стекла. На нем лежит крохотный золотой ключик и больше ничего. „Этим ключиком должно быть отпирается хоть одна из всех этих дверей», соображает Соня. Взяла ключик, пошла примерять его ко всем дверям — ни к одной не приходится, — как быть!
Соня обошла залу еще раз, и набрела на низенькую занавеску, которую сперва не заметила. Откинула занавеску — за нею дверка вершка в 4 вышины. Она вложила ключ в замок — о радость! — ключ впору;

отворила дверку, глядит: дверка выводит в коридорчик с мышиную норку; на самом конце коридорчика чудеснейший сад. Соня стала на коленки, нагнулась, смотрит, и не налюбуется. Как бы она погуляла в этом саду, посидела около фонтана.
„Но как быть! И головы не просунешь в узенькую дверку, а голову просунешь, плечи застрянут.»
„Когда бы я могла вдвигаться и раздвигаться как подзорная труба — вот было бы хорошо! Тогда я бы, кажется, справилась.»

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

 Но она ни крошечки не ушиблась и сейчас же вскочила. У нее над головой было темно. Прямо перед ней тянулся длинный проход и видно было, как белый кролик со всех ног бежал по этому проходу. Нельзя было терять ни минуты. Алиса понеслась за ним, как ветер, и услыхала, как он, повернув за угол, сказал: «Ах, мои ушки и усики! Как же я опоздал!»
Алиса была совсем близко от него, когда он повернул за угол; она бросилась туда же, но кролик вдруг исчез. И она осталась одна в длинной низкой комнате, освещенной целым рядом ламп, свешивавшихся с потолка.

Кругом комнаты было множество дверей, но все они были заперты. Алиса пробовала отворить их, но это не удалось ей, и она вернулась на средину комнаты, грустно раздумывая о том, как бы ей выбраться отсюда.

Вдруг она набрела на столик из толстого стекла и очень обрадовалась, увидав на нем золотой ключика.  Ей тот час же пришло в голову, что им можно отпереть какую-нибудь из дверей. К несчастно, ключ не подошел ни к одной из них; то он был слишком велик, то чересчур мал.
Обходя во второй раз кругом комнаты, Алиса обратила внимание на занавеску, которой не заметила раньше. Приподняв ее, она увидала низенькую дверку, в пол-аршина вышиной.
Она попробовала вложить ключ в замочную скважину, и к ее величайшему восторгу он как раз пришелся.

Алиса отворила дверь и вошла в маленькую комнатку. В одной из ее стен был около самого пола крошечный, величиной с мышиную норку, вход куда-то, откуда лился яркий солнечный свет. Алиса стала на колени, посмотрела туда и увидала самый чудный сад, какой только можно себе представить. Ах, как бы хорошо пойти туда и погулять около клумб с яркими цветами и фонтанов! Но даже голова Алисы не могла пройти во вход, ведущий в сад.
«Да и что толку, если бы она прошла? — подумала Алиса, — Все равно, плечи бы не прошли, а на что годится голова без плеч? Как бы я желала уметь складываться, как подзорная трубка!, Может быть, я и сумела бы это сделать, если бы только знала с чего начать».
Столько удивительных вещей случилось в этот день, что Алисе уже начало казаться, что нет ничего невозможного.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

Алиса нисколько не ушиблась и в ту же секунду вскочила на ноги. Она взглянула наверх, но вверху было темно. Перед нею тянулся длинный проход, и видно было, как Белый Кролик бежал со всех ног по этому проходу. Нельзя было терять ни минуты; Алиса понеслась, как ветер, и добежала во время, чтобы расслышать, как Кролик произнес, загибая за угол:
— Ой, бедная моя головушка с ушами и усами, как поздно-то, как поздно!

Алиса вплотную подбежала к Кролику, заворачивая за угол, но он вдруг исчез из глаз, и она очутилась в длинном низком зале, освещенном целым рядом спускавшихся с потолка ламп. По обеим сторонам зала шли двери, но все они были заперты.

Обойдя вей двери по одной и по другой стене и попробовав отворить каждую из них, Алиса печально прошла на середину зала, не зная, как же ей из него выбраться.

Вдруг она набрела не маленький столик на трех ножках, сделанный из толстого стекла.
На столе ничего не было, кроме маленького золотого ключика, и Алисе тотчас же пришло в голову, что это ключик от одной из дверей. Но, увы! или замочные скважины были слишком велики, или ключик был слишком мал, только им нельзя было открыть ни одной из дверей. Но, обходя двери вторично, Алиса обратила внимание на маленькую занавесочку, которой не заметила раньше, и за этой занавесочкой нашла маленькую дверку, около пятнадцати дюймов высоты. Она попробовала отпереть дверцу золотыми ключиком, и к её великой радости, ключик подошел.

Алиса отперла дверь и увидала, что она вела в маленький проход, не больше крысиной норы.

Она встала на колени и, глядя в проход, увидала сади, самый очаровательный, какой только можно себе представить. Как ей хотелось выйти из этого темного зала и пройтись между клумбами сверкающих цветов, среди прохладных фонтанов, но она не могла даже голову просунуть сквозь крошечную дверку.

— А если бы далее голова моя и прошла, — подумала бедная Алиса, — какая мне была бы от этого польза, раз что плечи застряли бы в дверке. Куда же годится голова без плеч! О, как бы мне хотелось уметь складываться, как подзорная трубка! Мне кажется, я бы сумела это сделать, если бы только знала, с чего начать.

С Алисой только что случилось так много необычайного, что она начинала думать, что на свете очень мало невозможного.

 

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Она нисколько не ушиблась и тотчас же вскочила на ноги и огляделась. Всё над нею утопало в темноте, перед нею же виднелся новый проход, и она увидела в нём белого кролика, который всё ещё важно шествовал куда-то вперёд. Она тотчас же украдкой побежала за ним.
— О, как я опоздал! — проговорил он и повернул за угол.
Она тоже повернула вслед за ним, но он уже куда-то исчез. Сделав два шага вперёд, она очутилась в длинном низком зале, освещённом целыми рядами ламп, висевших у потолка. Вокруг зала было множество дверей и все они были заперты. Потолкавшись и не находя выхода, она грустно вернулась на середину зала и стала придумывать способ, как ей выбраться на волю. Случайно она наткнулась на трёхногий столик, весь сделанный из стекла. На нём оказался маленький золотой ключик. Алиса подумала, что он от какой-нибудь из дверей, но или ключик был мал, или же скважины у дверей были велики, — но только ключик не пришёлся ни к одной из них. В стороне спускался занавес. Алиса отдёрнула его и увидела за ним маленькую дверцу. Она всунула в неё ключик, и он оказался как раз от неё. Дверца была всего в пол-аршина высотой.
Алиса отворила её и увидела узенький коридорчик, шириной не больше мышиной норки. Она нагнулась и заглянула в него. И вдруг она увидела сквозь него прелестный сад, лучше и красивее которого не видела никогда. Ей ужасно захотелось побывать в нём, выбраться из этого зала и побегать по его аллеям и около цветов и фонтанов, но она была так велика, а норка была так мала и узка, что она не могла бы даже просунуть в неё голову.
— Как жаль, что я не умею сжиматься, как губка! — с горечью проговорила Алиса и вернулась обратно в зал.

____________________________________________________

Перевод Владимира Набокова (1923):

Она ничуть не ушиблась и сразу же вскочила на ноги. Посмотрела вверх — там было все темно. Перед ней же был другой длинный проход, и в глубине его  виднелась спина торопливо семенящего Кролика. Аня, вихрем сорвавшись, кинулась за ним и успела услышать, как он воскликнул на повороте: «Ох, мои ушки и усики, как поздно становится!»  Она была совсем близко от него, но, обогнув угол, потеряла его виду. Очутилась она в низкой зале, освещенной  рядом ламп, висящих на потолке.

Вокруг всей залы были многочисленные двери, но все оказались запертыми! И после того как Аня прошлась вдоль одной стороны и вернулась вдоль другой, пробуя каждую дверь, она вышла на середину залы, с грустью спрашивая себя, как же ей выбраться наружу.

Внезапно она заметила перед собой столик на трех ножках, весь сделанный  толстого стекла. На нем ничего не было, кроме крошечного золотого ключика, и первой мыслью Ани было, что ключик этот подходит к одной дверей, только что испробованных ею. Не тут-то было! Замки были слишком велики, ключик не отпирал. Но, обойдя залу во второй раз, она нашла низкую занавеску, которой  не заметила раньше, а за этой занавеской оказалась крошечная дверь. Она  всунула золотой ключик в замок — он как раз подходил!

Аня отворила дверцу и увидела, что она ведет в узкий проход величиной с крысиную норку. Она встала на колени и, взглянув в глубину прохода, увидела в круглом просвете уголок чудеснейшего сада. Как потянуло ее туда  сумрачной залы, как захотелось ей там побродить между высоких нежных цветов и прохладных светлых фонтанов! — но и головы она не могла просунуть в дверь. «А если б и могла», — подумала бедная Аня, — «то все равно без плеч далеко не уйдешь. Ах, как я бы хотела быть в состоянии складываться, как подзорная труба! Если бы  я только знала, как начать, мне, пожалуй, удалось бы это». Видите ли, случилось столько необычайного за последнее  время, что Аня уже казалось, что на свете очень мало действительно невозможных вещей.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

Алиса нисколько не ушиблась и в ту же секунду вскочила на ноги. Она взглянула наверх — но там зияла черная дыра. Перед ней же расстилался узкий проход и спешащий вдоль него Белый Кролик был еще в виду. Нельзя было терять ни минуты. Алиса, как ветер, помчалась вдогонку и приблизилась настолько, что могла слышать, как Белый Кролик пробормотал, сворачивая за угол:
— Ах, мои ушки-на-макушке! Делается здорово поздно!
Она почти настигала его, но когда повернула за угол — Кролика уже нигде не было видно. Алиса очутилась в длинном низком зале, освещенном рядом свисающих с потолка ламп.

В зале было множество дверей, но все они были замкнуты. Алиса обошла его и перепробовала, не пропустив ни одной, все двери. Затем она печально вернулась на середину зала, размышляя, когда и каким образом она отсюда выйдет.

Внезапно ей попался на глаза маленький трехногий столик, сделанный целиком из толстого стекла. На нем не лежало ничего, кроме крошечного золотого ключика. Первой мыслью Алисы было, что он подойдет к одной из дверей зала. Но увы! или замочные скважины были слишком велики или ключ был слишком мал. Как бы там ни было, им нельзя было открыть ни одной двери.
Но вдруг, обходя зал во второй раз, Алиса наткнулась на низенькую занавеску, которой она в первый раз не заметила и за которой была маленькая дверца — так вершков шести в вышину. Она попробовала золотой ключик, и к ее величайшему восторгу он подошел!

Алиса отомкнула дверь и нашла, что она вела в небольшой проход, не многим шире крысиной норы. Став на колени и заглянув туда, она увидела садик — самый хорошенький из всех, которые ей когда-либо приходилось видеть.
Как мучительно ей хотелось выбраться из темного зала и побродить между яркими цветочными клумбами и навевающими прохладу фонтанами! Но она не могла просунуть в дверь даже головы.
— А если бы моя голова и прошли, туда, — подумала бедная Алиса, — она была бы совершенно беспомощна, не имея плеч, Ах, как бы мне хотелось складываться на манер подзорной грубы! Мне кажется, я смогла бы, если бы только знала, как начать.
(Потому-что, видите-ли, за последнее время случилось столько из ряду вон выходящих событий, что Алисе почти ни что не казалось теперь невозможным).

____________________________________________________


Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

       Алиса ничуть не ушиблась и в один миг вскочила на ноги. Она посмотрела вверх, но над головой было совершенно темно. Перед ней оказался другой длинный ход, и Белый Кролик, быстро мчась вдоль него, всё ещё виднелся вдалеке. Нельзя было терять ни секунды. Алиса понеслась вперёд, словно ветер, и как раз вовремя, чтобы услышать, как Белый Кролик сказал, скрываясь за углом:
— О мои бедные уши и усы! Как я опаздываю!
Алиса уже почти догнала его, вслед за ним повернув за угол, но Кролика больше не было видно: она находилась в длинном низком зале, освещённом рядом ламп, свисающих с потолка.

По обе стороны зала всюду были двери, но все запертые. Алиса обошла обе стены, пробуя каждую дверь, и затем печально вернулась на середину зала, спрашивая себя, каким путём и когда она выйдет отсюда.

Вдруг Алиса очутилась перед маленьким трёхногим столом, целиком сделанным из толстого стекла. На столе не было ничего, кроме крошечного золотого ключика. Она тотчас решила, что ключ мог подойти к какой-нибудь из дверей зала. Увы, или замочные скважины были слишком велики, или ключ чересчур мал, но, как бы там ни было, он не отпирал ни одной двери. Однако, обходя зал во второй раз, она приблизилась к игрушечной занавеске, которой прежде не заметила. Занавеска скрывала дверцу около пятнадцати дюймов высоты. Алиса вложила золотой ключик в замочную скважину — и, к её величайшей радости, он подошёл!

Алиса открыла дверь и убедилась, что та вела в маленький коридор, немного более широкий, чем крысиная нора. Она стала на колени и заглянула вдоль коридора в самый чудесный сад, который вы когда-нибудь видели. Как ей захотелось выбраться из тёмного зала и побродить среди этих ярких цветочных клумб и прохладных фонтанов! Но она не могла даже просунуть голову в дверь. «Если бы моя голова и прошла в неё, — подумала бедная Алиса, — было бы мало пользы без моих плеч. О, как я хотела бы складываться, как телескоп! Я полагаю, я смогла бы это сделать, если бы только знала, с чего начать».
Видите ли, за последнее время с Алисой случилось столько необычайного, и она начала думать, что лишь очень немногое является действительно невозможным.

____________________________________________________


Перевод Бориса Заходера (1972):

Алиса совсем не ушиблась и тут же вскочила на ноги: она посмотрела вверх, но там было совсем темно; зато впереди открывался длинный проход, и в конце его еще виден был спешащий прочь белый кролик. Нельзя было терять ни секунды: Алиса помчалась за ним, и успела услышать, как он причитал, сворачивая за угол: «Ах, мои ушки, мои усики! Как же я опаздываю!» Она почти догнала его в тот момент, но, свернув в свою очередь за угол, обнаружила, что кролик исчез, а сама она очутилась в длинном зале, тускло освещенном длинным рядом ламп, свисавших с низкого потолка.

По всей длине зала с обеих сторон шли двери, но все они были заперты; после того, как Алиса, обойдя весь зал и подергав каждую, убедилась в этом, она печально поплелась на середину помещения, размышляя, удастся ли ей когда-нибудь выбраться отсюда.

Неожиданно она натнулась на маленький трехногий столик, весь сделанный из прочного стекла; на столике не было ничего, кроме маленького золотого ключика, и Алиса сразу же решила, что этот ключик должен подойти к какой-нибудь из дверей. Но увы! то ли замки были слишком большими, то ли ключик — слишком маленьким, однако он не мог открыть ни одну дверь. Однако, обойдя зал во второй раз, Алиса увидела невысокую занавеску, которую не заметила прежде, а за ней оказалась маленькая дверца высотой всего в пятнадцать дюймов; Алиса испробовала золотой ключик здесь, и, к ее великой радости, он подошел!

Алиса отворила дверцу и обнаружила, что та вела в маленький проход, не намного больше крысиной норы; опустившись на колени, она заглянула туда и увидела самый чудесный сад, какой вы только можете представить. Как ей хотелось выбраться из мрачного зала и побродить среди клумб с яркими цветами и прохладных фонтанов! Но она не могла просунуть в этот лаз даже голову, «а если бы голова и пролезла, — думала бедная Алиса, — без плеч от нее было бы немного толку. Ах, как бы я хотела уметь складываться, как подзорная труба! Я думаю, я бы смогла, если бы только знала, с чего начать.» Сами понимаете, в последнее время с Алисой случилось столько всего необычного, что она начала уже верить в возможность практически чего угодно.

____________________________________________________


Перевод Александра Щербакова (1977):

Алиса даже не поцарапалась и тут же вскочила на ноги. Она глянула вверх, но там царила тьма. Прямо перед ней тянулся длинный коридор, а по нему бежал Белый Кролик. Его еще было видно! Не теряя ни секунды, Алиса, как ветер, понеслась вслед за ним. Она уже догоняла его, она уже слышала, как он приговаривает: «О мои ушки! О мои усики! Слишком поздно!» — как вдруг Кролик свернул за угол, Алиса за ним — но Кролик исчез. Перед ней был длинный низкий пустой зал, освещенный нескончаемым рядом висячих ламп.

По обе стороны зала было множество дверей, но только — увы! — запертых. Алиса подергала все двери подряд сначала с одной стороны зала, потом с другой и, наконец, печально остановилась посредине, не представляя себе, как отсюда можно выбраться.

И тут внезапно рядом оказался столик на трех ножках, весь-весь из стекла, а на столике — крохотный золотой ключик и больше ничего! «Наверное, это ключ от одной из дверей»,- сразу же сообразила Алиса, но вот беда: то ли замки были слишком большие, то ли ключ слишком мал, так или иначе — ни к одной двери он не подошел. Однако, обойдя весь зал снова, Алиса обратила внимание на низкий занавес, которого раньше как-то не заметила. За ним оказалась маленькая дверца, всего в пятнадцать дюймов высотой. Алиса вложила ключ в замочную скважину, повернула, и — о радость! — замок щелкнул.

Алиса открыла дверцу. За ней начинался коридорчик, не шире крысиной норы. Став на колени, Алиса увидела, что он выходит в самый прекрасный сад на свете! Как захотелось Алисе прочь из мрачного зала к этим ярким цветникам и прохладным фонтанам, но з дверцу даже голова ее, правда, чуть-чуть, но не проходила. «А впрочем, что толку, если бы и проходила, раз плечи уж никак не пройдут,- расстроено думала Алиса.- Вот стать бы мне складной, как подзорная труба! С удовольствием бы стала, честное слово, только бы знать, как это делается».
После того, как с тобой подряд приключится столько необычайного, поневоле начнешь думать, что по-настоящему невозможных вещей на свете не так уж и много.

____________________________________________________

Перевод Владимира Орла (1988):

Алисе было нисколечко не больно, и она сразу вскочила на ноги. Прямо перед ней начинался длинный коридор, а в самом его конце мелькнул Белый Кролик. Он по-прежнему спешил. Алиса заторопилась вслед за ним и услыхала, как, поворачивая за угол, Кролик простонал:
— Ушки мои, ушки! Бакенбарды мои, бакенбардики! Опоздал!
Алиса тоже свернула за угол, но Кролика там уже не было. Она опять оказалась в длинном темном коридоре. Кое-где под потолком раскачивались фонари.

По обе стороны коридора шли двери. Алиса подергала — все были заперты — и встала посреди коридора, не зная, куда податься.

Вдруг она увидела в углу стеклянный столик на трех ножках. На столике лежал золотой ключ, и Алиса сразу же догадалась, что этим ключом отпирается какая-то дверь! Но не тут-то было. То ли замочные скважины были велики, то ли ключик мал, но только замки не отпирались.
Алиса походила-походила по коридору и в конце концов обнаружила за занавеской — ее она как-то раньше не заметила — низенькую дверцу. Ключ вошел в замок, и — ура! — дверь отворилась.

Дверца вела в узкий проход, вроде мышиной норы. Алиса наклонилась, заглянула туда и… и увидела самый чудесный сад на свете!
Ох как захотелось ей из мрачного коридора попасть в этот сад, побродить вокруг зеленых клумб, посидеть около шумного фонтана! Но куда там, она и голову не могла просунуть в дверцу! «Да какая разница,- подумала Алиса,- как ни бейся, все равно не пролезу. Вот умела бы я складываться, как зонтик или телескоп! Сложилась бы и пролезла в сад…» С Алисой уже случилось столько удивительного, что ей, сами понимаете, и телескоп был нипочем.

____________________________________________________

Перевод Леонида Яхнина (1991):

Но она ничуточки не ушиблась. В мгновение ока вскочила и стала вглядываться в непроглядную тьму. Прямо перед ней начинался длинный тоннель. И там вдали мелькал Белый Кролик!
В ту же секунду Алиса сорвалась с места и понеслась, словно ветер, следом. Кролик пропал за поворотом, и уже оттуда до нее донеслось:
— Ой, опаздываю! Голову мне оторвут! Эх, пропадай моя головушка!
Алиса прибавила ходу, но за поворотом Кролика уже не было. И тут Алиса наконец-то огляделась: она оказалась в длинном низком зале. С потолка рядами свисали лампы.

Повсюду, куда ни глянь, были двери. Но когда Алиса подергала одну, другую, третью, оказалось, что все они заперты. Она растерянно стояла посреди зала, не понимая, как же ей выбраться из этой ловушки.

И вдруг, откуда ни возьмись, — столик! Маленький стеклянный столик на трех ножках, а на нем крошечный золотой ключик. Алиса схватила его и тут же попробовала отомкнуть одну из дверей. Но то ли замок был велик, то ли ключик мал, но дверь не поддалась.
Алиса пошла от двери к двери, вставляя крохотный ключик в громадные замочные скважины. Все без толку. И тут она заметила какую-то шторку. Алиса отогнула ее и обнаружила махонькую, ниже колена, дверцу. Она приладила к ней золотой ключик, и — ура! — дверца распахнулась.

А за ней Алиса увидела узкий ход, в который разве мышка протиснется. Ход этот открывался в чудесный сад. Алиса присела на корточки и долго рассматривала сад — как же ей хотелось выбраться из низкого мрачного зала и очутиться в том необыкновенном саду среди цветов и фонтанов! «Но если бы даже моя голова прошла, то я-то уж наверняка не пройду! — сокрушенно думала Алиса. — А что там делать голове без меня? Вот как нескладно все получается. Жалко, что я не умею складываться. Знать бы, как это делается, я, не задумываясь, превратилась бы хоть в подзорную трубу». С Алисой уже приключилось столько странностей, что она не удивилась бы и этой.

.

____________________________________________________

Перевод Юрия Лифшица (1991, опубликовано в 2017):

Она живо вскочила и огляделась. Вверху, как и следовало ожидать, было темно. Зато внизу она увидела Белого Кролика, мчавшегося что есть духу по длинному коридору. Не теряя ни секунды, Алиса кинулась вдогонку. Надо было спешить: Кролик уже сворачивал за угол, крикнув на бегу:
– Клянусь ушами и усами, я опоздаю!
Алиса ускорила бег, рассчитывая вот вот догнать его, но он как сквозь землю провалился. А она оказалась в длинном зале с низким потолком и ярко горящими лампами, свисавшими с него в несколько рядов.
В зале было множество дверей. Сколько она ни тянула их на себя, сколько ни толкала – от себя, ни одна не открывалась. Алиса огорчилась и в недоумении остановилась посреди зала. Оглядевшись по сторонам, она увидела стеклянный столик на трех ножках, а на нем – золотой ключик. Алиса обрадовалась, но увы! То ли ключик был чересчур мал, то ли замочные скважины слишком велики, – ни одну из дверей отпереть не удалось. Она вторично обошла зал и обнаружила за ширмочкой, незамеченной с первого раза, маленькую дверцу. Алиса повернула ключик и ужасно обрадовалась, когда та отперлась.
Она встала на колени, низко наклонилась, глянула в узкий преузкий лаз, вроде крысиного, и увидала вдалеке чудесный сад. Ее неудержимо потянуло прочь из этого неуютного зала! Вот бы попасть туда, к восхитительным цветам и необыкновенным фонтанам с прохладной водой! К сожалению, в узкий лаз нельзя было просунуть даже голову.
«Если бы это и удалось, – думала бедная Алиса, – то голова – безо всего остального – могла бы там и умереть от одиночества. Вот если бы уметь складываться, как подзорная труба! У меня это, наверное, получилось бы. Знать бы только, с чего начать!».
(Видимо, удивительное приключение стало оказывать на Алису свое обычное действие: она начала верить в самые невероятные вещи.)

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

 Алисе не было ни чуточки больно, она сразу вскочила, поглядела вверх — но там было темно; поглядела вперед — там был длинный проход, и по нему убегал Белый Кролик. Не теряя ни секунды, Алиса вихрем помчалась за ним — как раз вовремя, чтобы увидеть, как он завернул за угол, и услышать, как , он сказал: «Клянусь усами, я опоздаю!   Клянусь ушами!» Она уже догоняла его, но когда повернула за угол, Кролика почему-то нигде не было, а был длинный невысокий зал, освещенный лампами, которые висели вдоль потолка.

По всему залу были двери, но все закрытые. Алиса тут же попробовала их сначала по одной, потом по другой стене, и печально вернулась в середину, не зная, как выбраться.

Вдруг она набрела на трехногий стеклянный столик и увидела на нем золотой ключик. Сначала она принялась пробовать его ко всем дверям, но то ли замки были великоваты, то ли, к тому же, и ключик маловат, — только ничего не вышло.
Тогда она пошла по второму кругу и набрела на занавесочку, которую раньше почему-то не заметила. За ней была маленькая дверца высотой всего в полметра. Она попробовала к ней ключик и — ура! — он подошел.

Алиса открыла дверцу и увидела, что за ней — узкий проход, как нора, но только крысиная; встав на колени, она увидела вдали самый прекрасный сад, какой только можно представить.
Ах. как она желала попасть из этого мрачного зала туда, к ярким цветам, клумбам и прохладным фонтанам! Но в дверцу не проходила даже голова. «А если бы прошла, — подумала несчастная Алиса, — мало там от нее было бы толку, без всего остального. Ах, если бы только я умела складываться, как подзорная труба! А я чувствую, что смогла бы, если только знать, как к этому подойти». Видите ли, столько из ряда вон выходящего уже произошло, что Алиса понемногу перестала различать, что возможно, а что нет.

____________________________________________________


Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

 Алиса даже не поцарапалась, а потому легко соскочила с мягкой кучи. Первым делом она осмотрелась по сторонам. Над головой зияла темная дыра, а впереди ее ждал еще один мрачный коридор, в котором маячил Белый Кролик. Алисе больше не хотелось оставаться одной в этой темноте, и она стремглав помчалась за кроликом. Кролик скрылся за поворотом коридора. Алиса несильно от него отстала, поскольку отчетливо слышала его причитания: «Ох, мои ушки и усики, слишком, слишком поздно!» Миновав поворот, Алиса очутилась в огромном круглом зале, но Кролика нигде не было видно.

Зал тускло освещался лампами, свисавшими причудливыми гроздьями с низкого потолка. Здесь не было ни одного окна, зато вдоль всей стены тянулся целый ряд дверей. Алиса дважды обошла вокруг всего зала, пытаясь открыть хоть какую-нибудь из них, но все двери были плотно заперты.
В отчаянии Алиса направилась обратно к выходу, пытаясь хоть что-то придумать как ей отсюда выбраться.

Внезапно посреди зала она наткнулась на небольшой хрустальный столик на трех ножках. На столике не было ничего кроме крохотного золотого ключика. Алиса радостно схватила его и стала пытаться открыть им каждую дверь по очереди. Но либо замочные скважины были слишком велики, либо ключик слишком мал, так или иначе все попытки завершились безуспешно. Алиса собралась было снова впасть в уныние, но тут нечаянно задела занавес, на который до этого просто не обращала внимание. За этим занавесом, свисающим до самого пола, она обнаружила дверцу высотой не более сорока сантиметров. Недолго думая, Алиса попробовала открыть ключиком и эту дверцу, и, к величайшему ее восторгу, ключ подошел!

За этой дверцей скрывался проход по размерам чуть больше крысиной норы. Алиса присела на корточки и увидела, что он ведет в сад неописуемой красоты. Как ей хотелось попасть в этот сад, выбраться из этого ужасного мрачного подземелья и побродить среди тех прекрасных цветов и прохладных фонтанов! Однако Алиса не могла просунуть туда даже голову. «А если голова и пролезет,» — думала она, — «От головы без плеч проку мало. Как бы я хотела сжаться, как гармошка! Да я бы и сжалась, коль знала бы как это сделать.» Как видите, с Алисой за столь короткое время приключилось довольно-таки много чудес, поэтому она практически начала верить, что на свете нет ничего неосуществимого.

____________________________________________________


Перевод Юрия Нестеренко:

Алиса совсем не ушиблась и тут же вскочила на ноги: она посмотрела вверх, но там было совсем темно; зато впереди открывался длинный проход, и в конце его еще виден был спешащий прочь белый кролик. Нельзя было терять ни секунды: Алиса помчалась за ним, и успела услышать, как он причитал, сворачивая за угол: «Ах, мои ушки, мои усики! Как же я опаздываю!» Она почти догнала его в тот момент, но, свернув в свою очередь за угол, обнаружила, что кролик исчез, а сама она очутилась в длинном зале, тускло освещенном длинным рядом ламп, свисавших с низкого потолка.

По всей длине зала с обеих сторон шли двери, но все они были заперты; после того, как Алиса, обойдя весь зал и подергав каждую, убедилась в этом, она печально поплелась на середину помещения, размышляя, удастся ли ей когда-нибудь выбраться отсюда.

Неожиданно она натнулась на маленький трехногий столик, весь сделанный из прочного стекла; на столике не было ничего, кроме маленького золотого ключика, и Алиса сразу же решила, что этот ключик должен подойти к какой-нибудь из дверей. Но увы! то ли замки были слишком большими, то ли ключик — слишком маленьким, однако он не мог открыть ни одну дверь. Однако, обойдя зал во второй раз, Алиса увидела невысокую занавеску, которую не заметила прежде, а за ней оказалась маленькая дверца высотой всего в пятнадцать дюймов; Алиса испробовала золотой ключик здесь, и, к ее великой радости, он подошел!

Алиса отворила дверцу и обнаружила, что та вела в маленький проход, не намного больше крысиной норы; опустившись на колени, она заглянула туда и увидела самый чудесный сад, какой вы только можете представить. Как ей хотелось выбраться из мрачного зала и побродить среди клумб с яркими цветами и прохладных фонтанов! Но она не могла просунуть в этот лаз даже голову, «а если бы голова и пролезла, — думала бедная Алиса, — без плеч от нее было бы немного толку. Ах, как бы я хотела уметь складываться, как подзорная труба! Я думаю, я бы смогла, если бы только знала, с чего начать.» Сами понимаете, в последнее время с Алисой случилось столько всего необычного, что она начала уже верить в возможность практически чего угодно.

____________________________________________________


Перевод Николая Старилова:

Алиса совсем не ударилась и тут же вскочила на ноги. Она  посмотрела вверх, но там было совсем темно. Перед ней был другой длинный туннель и было видно как Белый Кролик стремительно бежит по нему вниз. Нельзя было терять ни секунды, Алиса помчалась быстрее ветра и успела услышать, как только повернула за угол: «Клянусь ушами и усами, слишком поздно!», но самого Кролика уже не было видно.

Она оказалась в длинном, низком зале, освещенном чередой светильников, свешивающихся с потолка. Повсюду в зале были двери, но  они были закрыты. Обойдя зал и попробовав открыть все двери, она  в унынии остановилась посредине, растерянно думая, как же ей выйти отсюда.

Неожиданно она увидела маленький столик на трех ножках, весь сделанный из толстого стекла. На нем не было ничего — только крошечный золотой ключ, и Алиса сразу подумала, что он мог бы подойти к одной из дверей в зале. Но, увы, то ли замки были слишком большие, то ли ключ был слишком мал, как бы там ни было, но он не смог отпереть ни одной двери. Однако, обходя зал во второй раз, она наткнулась на маленькую ширму, которую не заметила раньше, а за ней была дверца высотой около пятнадцати дюймов. Она попробовала вставить в замок маленький золотой ключ и к ее великой радости он подошел!

Алиса открыла дверь и обнаружила, что  она ведет в маленький коридор, не больше крысиной норы. Она опустилась на колени и увидела в конце его самый прекрасный сад, который только можно себе представить. Как же ей захотелось выбраться из полутемного зала и побродить среди этих клумб ярких цветов, среди этих прохладных фонтанов! Но она не смогла протиснуть в дверной проем даже голову.
— И даже если бы моя голова пролезла туда, — подумала несчастная Алиса, — куда бы она пошла без всего остального? Ох, как бы я хотела сложиться как подзорная труба! Я бы смогла, если бы знала с чего начать.
Как видите, за последнее время произошло столько невероятных событий, что Алиса решила, что осталось не так уж много того, что действительно невозможно.

____________________________________________________


Перевод Олега Хаслаского (2002):

 Алиса почти не почувствовала боли и моментально вскочила на ноги, она огляделась, над головой было совсем темно, впереди был какой-то длинный проход, и в нем еще виднелся мчащийся во весь опор Белый Кролик. Нельзя было терять времени, Алиса побежала за ним что было сил, и услышала, как тот бормотал, сворачивая за угол : “О, мои ушки и усики! Как же я опаздываю!” Она почти догнала его на повороте, но тут Кролик исчез из виду и Алиса обнаружила, что находится в длинном приземистом зале, освещенном рядом висяших под потолком ламп.

По всему периметру стен располагались двери, но они оказались заперты; проверив их все одну за другой, Алиса с тяжелой душой поплелась на середину зала, раздумывая о том, как же ей выбраться отсюда.

Неожиданно она очутилась перед небольшим трехногим столиком, сделанным целиком из толстого стекла. На нем не было ничего кроме маленького золотого ключика, и первой мыслью Алисы было — а не подходит ли этот ключ к какой-либо из дверей зала, но – увы! – либо замки были несоразмерно велики, то ли ключ мал – в любом случае нечего было и думать о том, чтобы воспользоваться им. Однако обойдя помещение еще раз, она обнаружила небольшую занавеску, на которую не обратила внимания прежде, а за ней – дверцу не более пятнадцати дюймов высотой; она вставила ключ в скважину и — к ее великому удовольствию – он оказался точно впору!

Алиса открыла дверь и обнаружила прямо за ней узкий проход – не шире крысиной норы: она встала на колени, и ее взгляду открылся сад такой красоты, какую только можно себе представить. Как же ей захотелось выбраться из этого темного зала и оказаться среди клумб с яркими цветами и этих прохладных фонтанов, но она только и могла что просунуть голову в дверцу. “Даже если я и просуну туда голову, — подумала Алиса, — то уж никак не плечи. О если бы я могла складываться как подзорная труба! Я думаю, смогла бы, знать бы только, с чего начать”. Как вы понимаете, с Алисой уже произошло столько необычностей, что она начала верить в возможность любых невероятностей.

____________________________________________________


Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

 Алиса ничуть не ушиблась. Она встала на ноги и увидела, что находится в каком-то коридоре, в глубине которого мелькнул Белый Кролик. Алиса не зевая кинулась вдогонку и услышала, как он, сворачивая за угол, пропищал:
— Как я опаздываю! Как я опаздываю! Что будет с моими ушами, то есть усами, то есть … тьфу!
Она почти ухватила его, но Кролик скрылся за поворотом. Алиса же попала в длинный зал, где с низкого потолка свисали массивные люстры.

В зале было много дверей, но ни одна не открывалась – ни внутрь, ни наружу.

Вдруг Алиса заметила хрустальный столик на трех ножках. На крышке лежал золотой ключик. «Он-то мне и нужен!» — подумала Алиса. Увы, ни к одной из дверей ключик не подошел.
Снова обойдя зал, она увидела шторку, за которой обнаружилась маленькая дверка – и Алисе удалось открыть ее именно этим ключиком!

За дверкой находился лаз – не шире крысиного, а за ним открылся роскошный сад – с огромными пышными цветами и серебристыми фонтанами. Алисе, конечно же, захотелось туда! К сожалению, даже голова не смогла пройти в лаз. « Ну и ладно! – подумала Алиса, — одной голове там делать все равно нечего. Эх, если бы я умела складываться, как подзорная труба… А что, у меня, наверное, получилось бы, только вот знать бы, с чего начать?».

____________________________________________________


Перевод Михаила Блехмана (2005):

Алиска совсем не ударилась. Вскочив на ноги, она посмотрела туда, откуда прилетела, но там было совсем темно. Прямо перед собой она увидела длинный ход, а в конце его ещё виднелся Белый Кролик. Нельзя было терять ни секунды.
Алиса стремглав бросилась за Кроликом, и как раз вовремя: Кролик уже заворачивал за угол.
— Опоздаю! — пробормотал он. — Клянусь ушами, опоздаю!
Кролик был, кажется, совсем рядом, но, выбежав из-за угла, Алиса остановилась: Кролик исчез. Она очутилась в длинном зале с низким потолком, с которого свисала вереница ламп, слабо освещавших помещение.

В зале оказалось множество дверей, но все они были заперты. Алиска прошла зал в оба конца, подёргала все ручки и, наконец, вышла на середину, с грустью размышляя, как же она выберется наружу.

И тут она увидела прямо перед собой стеклянный столик на трёх ножках. На нём не было ничего, кроме крошечного золотого ключика. Алиса подумала, не подойдёт ли он к одной из дверей, но, увы, наверно, замки на дверях были слишком большими, а может, ключик — слишком маленьким, только ей не удалось отпереть хотя бы одну дверь.
Зато на этот раз Алиска набрела на портьеру, свисавшую до пола: за портьерой открывалась малюсенькая дверца — ей по колено. Она вставила ключик в замок, и — ура! Он подошёл!

Алиса открыла дверцу и увидела, что та ведёт в узкий ход, не шире мышиной норки. Она стала на четвереньки, заглянула в эту норку и увидела красивый-прекрасивый сад. До чего же ей захотелось выбраться из полутёмного зала и погулять среди клумб с диковинными цветами и журчащих фонтанов, но ей никак не удавалось просунуть голову в дверцу.
«А если бы голова и пролезла, — с грустью подумала Алиса, — она же у человека должна быть на плечах. Вот если бы я умела складываться и раскладываться, как подзорная труба. Думаю, я бы смогла, вот только бы мне рассказали, как это делается».
Ну и вправду, с ней уже сегодня случилось так много необычного, что всё необычное казалось совсем обычным.

____________________________________________________


Перевод Сергея Махова (2008):

Алис ни капельки не ушиблась; вмиг вскочив на ноги, глянула вверх, но над головою сплошной мрак; зато впереди — длинный ход, по которому, ага, убегает Белый Кролик.
Нельзя терять ни мгновенья; Алис во все лопатки рванула вдогонку и успела услышать, как тот, поворачивая за угол, бормотнул:
«Клянусь ушами да усами — опаздываю ваще!»
Обогнув же угол сразу за ним. никакого Кролика не увидела; зато попала в длиннющее помещенье, с невысокого потолка свисает ряд тусклых светильников.

По обе стороны — двери, но все запертые; Алис прошла вдоль одной стены и обратно вдоль другой, дёргая-толкая каждую створку, затем печально ступила на середину: как же теперь выбраться-то?

И вдруг наткнулась на трёхногий столик из цельного куска стекла; на нём лежит-скучает золотой ключик; Алис сперва подумала.
дескать он от какой-либо из дверей помещенья; но, увы, либо скважины слишком большие, либо ключик чересчур мал — во всяком случае, ни одну не отпер.
Однако, пойдя по второму кругу, она обнаружила возле пола занавесочку, ранее не замеченную, а за ней — дверцу высотой пониже пояса; вставила золотой ключик в замочную скважинку — о счастье, подходит!

Алис дверцу отомкнула, та ведёт в узенький проходик чуть шире крысиного лаза; встав на колени, она узрела на том конце восхитительнейший садик, какого вы сроду не видывали. Вот бы вылезть из мрачного помещенья да побродить меж ярких цветочных клумб и прохладных водомётов, однако за дверцу не просунешь даже голову.
«а коль и протиснешь», подумала бедная Алис, «то без плеч от неё весьма мало пользы. Эх. кабы стать самой в себя втягивающейся, вроде подзорной трубы! Пожалуй, сумела б — знать бы лишь, с чего начать».
Ибо, видите ли, за последнее время произошло столько диковинного, что она начала уже думать, мол ничего впрямь невыполнимого почти не существует.

____________________________________________________


Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

   Алиса немножко ушиблась, однако в один момент вскочила на ноги. Она посмотрела вверх, но над головой её было совершенно темно; а прямо впереди уходил вдаль другой длинный ход, и в нём ещё виден был спешащий куда-то Белый Кролик. Нельзя было терять ни минуты! Алиса помчалась вперёд как ветер, и очень вовремя, чтобы услышать, как Кролик говорит, поворачивая за угол: «О, мои уши и усы, как поздно!» Она почти наступала ему на пятки, когда повернула за угол, однако Кролика больше не было видно, а Алиса очутилась в длинном низком зале, который освещался рядом светильников, подвешенных к потолку.

По периметру всего помещения видны были в стене двери, но все они были закрыты на замок. После того как Алиса исходила весь зал вдоль и поперёк, пробуя каждую дверь, она грустно вернулась в его середину, размышляя, как бы ей выбраться обратно.

Неожиданно она наткнулась на маленький треногий столик, сделанный из толстого стекла; на нём не было ничего за исключением золотого ключика, и первой мыслью Алисы было, что ключ может подойти к какой-нибудь из дверей. Но, увы! То замки были слишком велики, то ключик слишком мал — так или иначе, он не мог открыть ни одной из них. Однако, сделав второй круг по залу, Алиса наткнулась на низкую занавеску, которую не заметила сначала. Позади этой занавеси располагалась маленькая дверь, сантиметров сорок в высоту. Алиса примерила ключик к замку, и, к её великой радости, он подошёл!

Алиса открыла дверь и обнаружила, что та ведет в маленький проход, немного больше мышиной норы. Она опустилась на коленки, заглянула в проход и увидела на другом его конце самый замечательный сад, какой только можно себе представить. Как ей захотелось немедленно выйти из этого тёмного зала, и побродить среди душистых клумб с яркими цветами и прохладных фонтанов, но она не смогла бы даже голову просунуть в этот маленький дверной проём.
«И даже если бы моя голова захотела пройти, — подумала бедная Алиса, — то на той стороне от неё будет очень мало проку без плеч. О, как бы я хотела сложиться наподобие подзорной трубы! Мне кажется, я смогла бы сделать это, если бы знала, с чего начать».
Как вы ещё увидите, далее последовало множество необычных событий, заставивших Алису поверить, что в мире есть не так уж много вещей, которые действительно невозможны.

____________________________________________________


Перевод Сергея Семёнова (2016):

 Алиса ничуть не ушиблась и вмиг вскочила на ноги: огляделась, но вокруг было темно; перед ней простирался ещё один длинный проход, и белый кролик, спешащий в глубине прохода, всё ещё оставался в поле зрения. Нельзя было терять ни секунды: Алиса помчалась, как ветер, и в тот же момент услышала, как кролик, сворачивая за угол, произнёс: «О мои ушки и усики, как всё-таки поздно!» Огибая угол, она оказалась почти вплотную к нему, но кролик вдруг пропал из виду, — она же обнаружила, что находится в длинном низком холле, освещённом лампами, рядами висящими под потолком.

Вокруг зала шли двери, но все они были заперты, и Алиса, побродив туда и обратно и ткнувшись в каждую дверь, печально вышла на середину, гадая, как ей отсюда выбраться. Неожиданно она оказалась перед небольшим столиком о трёх ножках, сплошь из стекла; на нём не было ничего кроме крошечного золотого ключика, и первой мыслью Алисы было, что он — от одной из дверей в зале, но увы! либо были были слишком велики замки, либо слишком мал ключик — во всяком случае, он не открыл ни одной. Однако, обходя их по второму разу, она оказалась перед низенькой ширмой, которой она прежде не замечала, а за ней была маленькая дверца высотой около пяти дюймов; она вставила ключик в замок, и к её великой радости он подошёл!

Алиса открыла дверку и обнаружила, что она ведёт в маленький проход, не намного больше крысиной норки; она встала на колени и через проход заглянула в сад, чудеснейший из когда либо виденных. Как бы ей хотелось выбраться из сумрачного холла и побродить среди этих клумб с яркими цветами, среди прохладных ручейков, но через дверку ей не удалось бы просунуть даже голову. «А даже, если б голова прошла», подумала бедная Алиса, «без плеч от неё было бы мало пользы. Как бы хорошо, если бы я могла складываться вроде телескопа! Мне кажется, я бы смогла, если б только знала, с чего начать». Потому, видите ли, за короткий срок произошло столько всего из ряда вон выходящего, что Алиса начала думать, оставалась только самая малость до действительных невероятностей.

 

____________________________________________________

Перевод Евгения Клюева (2018):

Алиса просто ну нисколечко не ушиблась, так что во мгновение ока она вскочила на ноги и посмотрела вверх: там было темно хоть глаз выколи, зато прямо перед ней обозначился длинный коридор, и в поле зрения снова оказался спешивший куда-то Белый Кролик. Нельзя было терять ни секунды — и Алиса ветром сорвалась с места, успев ровно к тому моменту, когда Кролик, исчезая за углом, проговорил: «Уши мои ушки, усы мои усики, какое непростительное опоздание!» Сворачивая за угол, она была в двух шагах от Кролика, однако за утлом его уже не оказалось: там обнаружился большой зал с низким потолком; все пространство освещалось рядом ламп, непосредственно с потолка и свисавших.

А еще зал изобиловал многочисленными дверями, но все они были заперты, так что, когда Алиса обошла его целиком, пройдя сначала вперед вдоль одной стороны, потом назад вдоль другой и подергав каждую дверь за ручку, ей ничего больше не оставалось, как выйти на середину зала и опечалиться, поскольку было совершенно непонятно, удастся ли когда-нибудь выбраться на волю.

Внезапно внимание ее привлек сделанный из толстого стекла низкий столик на трех ножках. На нем ничего не было, кроме крохотного золотого ключика, и Алиса сначала подумала, что перед ней ключик от одной из дверей в этом зале, но — увы! — то ли замочные скважины были чрезмерно велики, то ли ключик чрезмерно мал, только ни одну из дверей им открыть не получилось. А вот когда Алиса принялась обходить зал во второй раз, она обнаружила шторку, которой прежде не замечала, и за шторкой — маленькую дверцу дюймов пятнадцать в высоту. Попробовала вставить крохотный золотой ключик в крохотную замочную скважину, и — о чудо! — он подошел.

Алиса отворила дверцу и увидела небольшой проход, не шире крысиной норы; она опустилась на коленки и вгляделась в этот проход, который, как выяснилось, заканчивался садом — самым прекрасным из всех, что она в своей жизни видела. Как хотелось ей выбраться из этого мрачного зала, прогуляться между клумб с яркими цветами и прохладными фонтанчиками, да куда там: в дверной проем такой ужины’ было и голову не просунуть, «а сети как-нибудь и просунуть, — подумала бедная Алиса, — то пользы от такой головы без плеч на той стороне не много. Ах, почему я не умею схлопываться — наподобие, скажем, подзорной трубы! В принципе, я могла бы этому научиться; знать бы только, с чего начать». Потому как, честно признаться, слишком много всякого из-ряду-вон-выходящего наслучалось с ней за последний час, и Алиса уже начинала подозревать, что совсем невозможных вещей в мире ну просто до крайности мало.

.

____________________________________________________

Перевод Людмилы Гурбановской (2018):

Алиса ничуть не ушиблась и тут же вскочила на ноги: посмотрела наверх, но там все терялось впотьмах; а впереди нее был еще один ход, и Белый Кролик на ее глазах спешно удалялся по нему прочь.
Нельзя было упускать ни секунды: Алиса вихрем понеслась вдогонку и успела даже услышать, как Кролик, поворачивая за угол, говорит:
— Ох, усы мои и уши, поздно-то как уже!
Алиса была совсем близко, но, когда она выбежала из-за угла, Кролика было не видать: она очутилась в полутемной зале с низким сводом, откуда свисали в длинный ряд тусклые лампы.
В зале повсюду были двери, но все они были заперты. Алиса прошла вдоль одной стены и назад вдоль другой, проверила все двери и грустно побрела на середину, недоумевая, как же ей все-таки выйти.
Неожиданно она наткнулась на маленький столик о трех ножках, весь целиком из стекла. На нем ничего не было, кроме крохотного золотого ключика, и первым делом Алиса подумала, что он от какой-нибудь из дверей в зале; но, увы! – либо замки были великоваты, либо ключик маловат, по крайней мере, он не открывал ни одну. Однако, обходя залу по второму кругу, она наткнулась на шторку, которую не заметила прежде, и за ней была дверца дюймов пятнадцать вышиной: она попробовала вставить золотой ключик в замок, и к великой ее радости, он подошел!
Алиса открыла дверцу и обнаружила, что та ведет в узенький ход, немногим больше, чем крысиный лаз. Она села на коленки и сквозь лаз заглянула в самый чудесный сад, какой только видано. Как же ей хотелось выбраться из темной залы туда – прогуляться среди ярких цветников и прохладных источников! Но она не могла протиснуть в дверь даже голову: «А хоть бы она и прошла, – думала бедная Алиса, – в одной голове нет большого смысла, если она не на плечах. Вот умела бы я вся сложиться и мигом убраться, как подзорная труба! Да я думаю, умею, знать бы вот, с чего начать». Как видно, произошло уже столько всего необычайного, что Алиса начала думать, будто мало бывает такого, чего на самом деле быть не может.

____________________________________________________


Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Аліса нітрохи не забилася,  тому  хутко  схопилась  на, ноги. Глянула вгору, але там було зовсім темно. Попереду був довгий прохід, в якому ще виднівся Кролик, що дуже поспішав. Не можна було втрачати ні хвилини: Аліса, мов вітер, помчала слідом і встигла навіть почути, як він говорив, звертаючи за ріг: «Ой, бідні мої вушка й вуса, як пізно!» Вона майже наздогнала його на розі, та коли завернула. Кролика ніде не було. Вона опинилася в довгому низькому залі, освітленому рядом ламп, що звисали із стелі.

З усіх боків залу були двері, але всі замкнені. Коли Аліса оглянула всі стіни, пробуючи кожні двері, вона сумно попленталася до середини залу, роздумуючи, як же їй вибратися звідти.

Дивиться, аж там стоїть скляний столик на трьох ніжках. На ньому не було нічого, крім маленького золотого ключика, і Аліса зразу ж подумала, що він, мабуть, від якихось дверей в залі. Та ба! Чи замки надто великі, чи ключик надто малий, але жодні двері не відімкнулися.

Проте, оглядаючи стіни вдруге, вона побачила невелику занавіску, якої не помітила раніше, а за нею маленькі дверцята, дюймів 15 заввишки. Вона спробувала вставити золотий ключик в замок, і, на превелику радість, він підійшов!

Аліса відчинила дверцята. Вони вели до вузенького проходу, трошки більшого від нори пацюка. Вона стала навколішки і побачила по той бік нори дивовижно гарний сад. Як їй хотілося вибратися з цього похмурого залу і поблукати серед он тих пишних квітників і прохолодних фонтанів! Але в дверцята не пролазила навіть її голова.
— А якби голова й пролізла, — міркувала бідолашна Аліса, — що з того? Адже плечі не пройдуть. От якби я могла складатися, як та підзорна труба, тоді б пролізла… Як би мені оце скластися?
Останнім часом, бачите, трапилося стільки всяких див, що Алісі гадалося, ніби на світі нема нічого неможливого.

____________________________________________________


Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Аліса нітрохи не забилась і швиденько схопилася на ноги. Підвела голову догори — там усе тонуло в темряві; зате попереду виднів ще один довгий коридор, і в ньому миготіла, швидко віддаляючись, постать Білого Кролика. Гаятись не можна було й хвилини — Аліса як вітер помчала за ним і ще встигла почути, як він проказав, звертаючи за ріг:
— Ох, бідні мої вушка! Мої вусики! Як же я запізнююсь!
Здавалося, він був зовсім близько, та коли Аліса й собі звернула за ріг, за Кроликом і слід пропав, а вона опинилася в довгому низькому коридорі, освітленому рядочком підвішених до стелі ламп.

Довкола було багато дверей, але всі позамикані. Аліса пройшла коридором з одного боку, вернулася з протилежного (дорогою вона торгала усі двері поспіль), і тепер сумно брела серединою, розмірковуючи, як же їй звідси вибратися.

Раптом Аліса наштовхнулася на маленький триногий столик, весь із суцільного скла. На ньому не було нічого, опріч крихітного золотого ключика, й Алісі відразу спало на думку, що це, мабуть, ключ від котрихось дверей. Та ба! Чи то замки були завеликі, а чи ключик замалий — у кожному разі він не підходив до жодних дверей. Однак за другим обходом вона раптом нагледіла маленьку завісочку, якої не помітила спершу, а за нею — дверцята заввишки з п’ятнадцять дюймів*. Вона засунула золотого ключика в замок і — о, радість! — він підійшов!

Дверцята відчинилися у вузесенький прохід, мало що більший за мишачу нору. Аліса стала навколішки й угледіла в глибині небаченої краси сад. І так їй закортіло вибратися з цього темного коридору між оті барвисті квітники та прохолодні водограї! Проте у дверцята не пролазила навіть її голова.
«А якби й пролізла, — подумала бідолашна Аліса, — то який у тому сенс? Кому потрібна голова без плечей. Якби ж то я могла складатись, як підзорна труба! Я напевно склалася б, аби лиш знаття, з якого кінця почати».
Бачиш, останнім часом Алісу спіткало стільки всіляких дивовиж, що вона почала сумніватися, чи в цьому світі так уже й багато справді неможливих речей.

.

____________________________________________________

Украинский перевод Владимира Панченко (2007):

Аліса нітрішечки не забилася — вона миттю скочила на ноги та озирнулася. Спершу вона поглянула вгору — там було темно, зате попереду знову виднішає довгий прохід, яким щодуху тупотів Білий Кролик. Не гаючи ні хвилини, Аліса кинулася навздогін — вона ще встигла почути, як той бідкається, завертаючи за ріг: «Ой, вушка мої, вусики! Як я спізнився!» Ось вона мало не наздогнала його — та за рогом Кролик кудись зник, а сама Аліса опинилася в низькій довжелезній залі, освітленій лампами, підвішеними до стелі.

Круг зали, по стінах, було багато дверей — та всі вони виявилися замкнені! Аліса спробувала кожні з них — спочатку з одного боку, далі з іншого, — а тоді засмучено пішла через залу, не знаючи, як же звідси вибратися.

Раптом вона побачила маленький скляний столик на трьох ніжках. На столику не було нічого, крім крихітного золотого ключика. Спершу Аліса подумала, що то ключ від якихось дверей, та ба! — чи то замки були завеликі, чи ключик замалий, жодних дверей їй відімкнути не вдалося. Аж тут, обходячи залу вдруге, вона натрапила на низеньку завіску — раніш Аліса її не помітила, — а за нею виявились малесенькі дверцята, дюймів з п’ятнадцять заввишки. Аліса спробувала встромити в замок свій ключик — і той, на превелику її радість, підійшов!

Отож Аліса відчинила дверцята — й побачила за ними вузеньку, немовби щурячу, нірку. Вона стала на коліна, зазирнула до нірки — там у глибині виднішав прегарний садок. Як їй схотілося вибратись із темної зали до яскравих квітників та прохолодних водограїв! Та до нірки не проходила навіть її голова.

— Якби голова й пролізла, — міркувала бідолашна Аліса, — що за користь із голови без пліч? От якби я вміла складатися, наче підзорна труба! Аби лише знати, з чого почати…

З Алісою вже трапилося стільки чудернацьких речей, що вона почала думати, ніби зараз нічого неможливого немає.

____________________________________________________

Украинский перевод Виктории Нарижной (2008):

Аліса анітрохи не забилася й уже наступної миті зірвалася на ноги; вона поглянула вгору, але там було темно, хоч око вибери; попереду неї знову був довгий коридор, і в його глибині ще виднів Кролик, який чимдуж шкварив геть. Не можна було гаяти ні секунди, й Аліса полопотіла за ним швидко, як вітер, — і саме вчасно, щоби почути, як Кролик буркотить, повертаючи за ріг:
— Ох, мої вушка, мої вусики, вже так пізно, так пізно!
Огинаючи ріг, Аліса мало не наступала тваринці на п’яти, проте, коли вискочила з-за повороту, ніякого Кролика вже не було; вона опинилася в довгій низенькій залі, освітленій численними лампами, що звисали зі стелі.
В залу звідусіль виходили двері, та, на жаль, геть усі замкнені; пройшовши вздовж одного, а тоді й уздовж другого боку та поторсавши кожні, Аліса похнюплено почовгала серединою кімнати, ламаючи собі голову, як же їй взагалі звідси вибратися.
Несподівано вона побачила біля себе маленький столик на трьох ніжках, всуціль зроблений зі скла; на ньому не було нічого, крім крихітного золотого ключика, й Алісі одразу ж спало на думку, що він може бути від якихось дверей у цій залі. Та ба! Чи то замки виявилися завеликі, чи то ключик замалий, та, хоч би як там було, жодні двері ним не відчинялися. Проте, обходячи залу вдруге, Аліса наскочила на фіраночку, яка запинала щось унизу над підлогою і яку вона спершу не помітила, й за тієї завіскою знайшлися маленькі дверцята з п’ятнадцять дюймів [5] заввишки. Вона встромила крихітний золотий ключик у замкову шпарину, й, на її превелику втіху, він підійшов!
Аліса прочинила дверцята й побачила, що вони ведуть до малесенького коридорчика, не більшого за пацючу нору; дівчинка опустилася на коліна й крізь цей коридор угледіла найпишніший сад, який лишень можна собі уявити. Як же палко їй праглося вибратися з похмурої зали й поблукати поміж цих барвистих квітників та свіжих фонтанів! Але в двері навіть її голова не пролазила. «А бодай би голова і пролізла, — подумала бідолашна Аліса, — то що за користь була б мені з неї без плечей. Ах, якби ж я вміла складатися, наче підзорна труба! Думаю, я змогла б, знати б лишень, із чого почати». Бо ж, бачте, через те, що останнім часом сталося стільки всього чудернацького, вона почала підозрювати, що насправді не так багато речей у світі дійсно є неможливими.

ПРИМІТКИ ПЕРЕКЛАДАЧА:

5 — Дюйм — міра довжини, що дорівнює 2,5 см.

.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

Алеся не пабілася ані, таму адразу ўскочыла і глянула ўгору, але там было цёмна. Перад ёй паўстаў доўгі калідор. І Белы Трус яшчэ не зусім прапаў з вачэй, мільгануўшы ў яго канцы. Ні хвілі на роздум! Алеся памкнула, як вецер. Яна пасьпела пачуць, што, забягаючы за рог, Трус сказаў:

— Ай, вушкі мае! Ай, вусікі! Як я пазьнюся!

Калі Алеся завярнула за рог, здавалася, Трус блізка. Але раптам ён зьнік. А яна апынулася ў доўгім нізкім памяшканьні, асьветленым радочкам лямпаў, што зьвісалі з столі.

Абапал стаялі дзьверы — і ўсе замкнёныя. Алеся паспрабавала іх адчыніць і не змагла. Тады яна спынілася ў маркоце пасярэдзіне, ня ведаючы, як ёй наагул адсюль выйсьці.

І тут ёй на вочы трапіўся маленькі трохногі столік з таўшчэзнага шкла. На ім нічога не было, акрамя тоненькага залатога ключыка. Алесі прыйшло ў галаву, што ён павінен падыходзіць да адных зь дзьвярэй. Аднак — на жаль! — ці то замковыя шчыліны былі занадта вялікія, ці то ключ быў такі маленькі, але ён нічагутка не хацеў адмыкаць. Урэшце, абыходзячы ўсе дзьверы па другім разе, яна наблізілася да кароценькае фіраначкі, якое ня згледзела раней. Там хаваліся дзьверцы цаляў на пятнаццаць увышкі. Алеся паспрабавала ўставіць у замок маленькі залаты ключ — і, на вялікую радасьць, ён падышоў!

Алеся адамкнула дзьверцы і ўбачыла, што вядуць яны ў маленечкі калідорчык, ня большы за пацучыную нару. Яна ўкленчыла і ўгледзела на другім канцы калідорчыка сад [0108] — такі прыгожы, роўнага якому яна дагэтуль ня бачыла. Як ёй адразу захацелася прэч з гэтага цёмнага памяшканьня ды пахадзіць сярод тых клюмбаў з зыркімі кветкамі, між тых прахалодных фантанаў! Аднак яна не магла прасунуць нават галаву ў прахон. “Калі б мая галава і прайшла ў дзьверы, — падумала няшчасная Алеся, — там зь яе было б вельмі мала карысьці без плячэй. О, як бы мне хацелася скласьціся па-тэлескопнаму! Думаю, у мяне выйшла б, калі б толькі я ведала, з чаго трэба пачынаць”. Бачыце, зь ёй ужо адбылося гэтулькі дзівосаў, што нават пачало здавацца, быццам вельмі мала чаго ў сьвеце зусім не бывае.

Заувагі Юрася Пацюпы:

0108 — Яна ўкленчыла і ўгледзела на другім канцы калідорчыка сад… — Ведама, што Керал працаваў у бібліятэцы ў пакойчыку з вокнамі на сад, дзе сёстры Лідэл гулялі ў крыкет.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

Падзенне ніяк не паўплывала на Алісу, і яна адразу ж ускочыла на ногі. Яна паглядзела ўгору, але там было цёмна. Перад ёй адчыніўся доўгі калідор, на прыканцы якога яна ўбычыла Белага Труса. Каб не губляць часу, яна, быццам вецер, паспяшала за ім і за вуглом яшчэ чула ягоныя енкі:
“Мае вушкі, мае вусікі, як жа ж я спазняюся!”
Аліса амаль дагнала яго, але Трус чарговы раз павярнуў за вугал і знік. А Аліса патрапіла ў доўгую нізкую залу, якую асвятлялі вісеўшыя па усёй столі ды сценах шыкоўныя лямпы.
Па ўсёй працягласці залы знаходзіліся дзверы, але ўсе яны былі зачыненыя, і Аліса, праверыўшы кожныя з дзвярэй, села на падлогу і ўпершыню задалася пытаннем, якім чынам яна будзе адсюль выбірацца.
Раптамам яна звярнула ўвагу на невялічкі трохногі шкляны столік, на якім не было анічога, акрамя маленькага залатога ключыка. Аліса адразу зразумела, што зможа адчыніць ім адны з дзвярэй у зале, але ці то ключ быў замалы, ці тое замкі ў дзярэй завялікія, але адчыніць ані адны з дзвярэй у Алісы не атрымалася. Яна зноў паспрабавала адчыніць якіясь з іх і тут раптам заўважыла нейкі невялічкі завес, а за ім дзверцы даўжынёй каля сарака сантыметраў. Яна павярнула ключык у замку і ён адчыніўся!
Аліса ўбачыла калідорчык, памерам не больш за пацучыную норку, яна стала на калені і ўбачыла напрыканцы калідора самы прыгожы з садоў, якія яна толькі бачыла. Ёй адразу захацелася замест цёмнай залы апынуцца ў садку, сярод кветак і фантанаў, але яна нават не змагла прасунуць галаву праз дзверцы:
“А калі б і пралезла, — сумавала Аліса, — што б ёй было там рабіць без плячэй? Шкада, што я не магу скласціся, нібы тэлескоп! Канечне, можна было б паспрабаваць, але не ведаю як!”
Паколькі апошнім часам вакол здаралася шмат неверагоднага, Аліса палічыла, што гэта не было б такім ужо немагчымым.

____________________________________________________

***

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Реминисценции в музыке:

— Канадская певица и виолончелистка Jorane в своей композиции «Jinx» обращается к образу Белого Кролика: «Единственное, что я соверишила — доверила Кролику право открывать нужные двери» (англ. «The only thing I did was trust the rabbit to open the right doors»)..

 

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>


Автор и координатор проекта «ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла» —
Сергей Курий