«Алиса в Стране Чудес» — 1.1. Появление белого кролика

Рубрика «Параллельные переводы Льюиса Кэрролла»

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>

1865_Tenniel_01
Рис. Джона Тенниела.
(больше иллюстраций см. в «Галерее Льюиса Кэрролла»)


ОРИГИНАЛ на английском (1865):

Chapter I: Down The Rabbit-hole

Alice was beginning to get very tired of sitting by her sister on the bank, and of having nothing to do: once or twice she had peeped into the book her sister was reading, but it had no pictures or conversations in it, “and what is the use of a book,” thought Alice, “without pictures or conversation?”

So she was considering in her own mind (as well as she could, for the hot day made her feel very sleepy and stupid) whether the pleasure of making a daisy-chain would be worth the trouble of getting up and picking the daisies, when suddenly a White Rabbit <1> with pink eyes ran close to her.

There was nothing so very remarkable in that; nor did Alice think it so very much out of the way to hear the Rabbit say to itself, “Oh dear! Oh dear! I shall be too late!” (when she thought it over afterwards, it occurred to her that she ought to have wondered at this, but at the time it all seemed quite natural); but when the Rabbit actually took a watch out of its waist-coat pocket, and looked at it, and then hurried on, Alice started to her feet, for it flashed across her mind that she had never before seen a rabbit with either a waist-coat pocket or a watch to take out of it, and burning with curiosity, she ran across the field after it, and fortunately was just in time to see it pop down a large rabbit-hole under the hedge.

In another moment down went Alice after it, never once considering how in the world she was to get out again.

 

Комментарии Татьяны Ушаковой, 2008-2011:
http://www.study.ru/support/parallel/

.
get tired of
– Буквально это выражение можно перевести «стать усталым от чего-либо», или «устать», однако традиционно оно переводится такими словами, как «надоело», «наскучило». I’m getting tired of reading – Мне надоело читать. Не менее часто при переводе меняются местами подлежащее и дополнение: I’m getting tired of him – Он мне надоел.
of sitting, … nothing to do – Обратите внимание, как употребляется герундий – форма слова, средняя между существительным и глаголом. Буквально эти формы можно было бы перевести «… устала от сидения, … ничегонеделания».

.
to peep (into, through, out, on…), a peep
– Это очень интересное английское слово, которое означает «быстро взглянуть (быстрый взгляд) украдкой, подсмотреть» и одновременно «впервые появиться, проявиться показаться (первое появление)». Выражения «peep of dawn», «peep of day», «peep of morning» обозначают «рассвет» (буквально – первое появление (взгляд) рассвета, дня, утра». В русском языке эти два значения – «смотреть» и «появляться» тоже могут объединяться в одном слове – «выглядывать», «проглядывать». Ср.: «The new moon peeped through the tree tops» – «Месяц выглянул из-за деревьев». A mouse has peeped out of hole. – Мышка выглянула из норки».

.
into the book her sister was reading… — Мы бы сказали «… в книгу, которую читала ее сестра». В английском слово «which» в таких случаях может только подразумеваться. Как вы скажете, что вам понравился компьютер, который вам подарил ваш друг?

.
use
– В словарях вы найдете, прежде всего, такие переводы этого слова: «употребление, применение, использование, польза» (to use – «пользоваться»). Однако это слово куда более «полезное». На самом деле оно имеет очень широкое значение.

.
to consider
– обдумывать, размышлять, взвешивать… Алиса – рассудительный и обдумывающий ребенок – это слово неоднократно встретится вам на страницах этой книги.

.
as well as she could
– Очень часто словосочетание as well as близко по смыслу нашим «так же, как и», «а также», «заодно и», «равно как и», «не только, но и» (буквально: «так же хорошо, как»), именно такой перевод обычно указывается в словарях. Однако в данном случае его следует понимать буквально: «настолько хорошо, насколько она могла». В Главе 5 это выражение снова встречается: «Is that all?» said Alice, swallowing down her anger as well as she could. – Буквально: Это все? – сказала Алиса, проглатывая свой гнев настолько, насколько она могла (то есть изо всех сил, как могла).

.
out of the way
= out-of-the-way – странный (близко к нашему «из ряда вон выходящий»)

.
to pop (down, up, in, across, along, back, off… …)
– Изначально это слово – звукоподражательное, обозначает быстрый резкий звук («хлоп», «бух»), однако оно обозначает и быстрое резкое движение (появление или пропадание). pop down – буквально: «быстро, резко скрыться вниз». Н.М.Демурова переводит словом «юркнуть», А.Щербаков – «шмыгнуть», Ю.Нестеренко – «нырнуть», А.Кононенко – «влететь». Ради интереса сравните с альтернативным переводом Н.Старилова: Алиса увидела, как кролик «… лезет в большую кроличью нору под изгородью. Алиса тут же полезла вслед за ним…»

.
hedge
– по-своему универсальное слово (ограда, защита, броня, страховка…)

.
in the world
– (буквально: «в мире») – фразеологизм, использующийся для «усиления». Who in the world is going to weak up? (Хоть) Кто-нибудь собирается вставать? How in the world do you know that I’m at home? – С чего ты взял, что я дома? …how in the world she was to get out again. – Буквально: … как вообще она будет выбираться обратно.

.

 

Из примечаний к интерактивной образовательной программе «Мир Алисы» (Изд-во «Комтех», 1997):

<1> — White Rabbit — В статье «Алиса на сцене» Кэрролл писал:
«А Белый Кролик? Похож ли он на Алису — или создан скорее для контраста? Конечно, для контраста. Там, где, создавая Алису, я имел в виду «юность», «целенаправленность», здесь появляются «преклонный возраст», «боязливость», «слабоумие» и «нервная суетливость». Представьте себе все это, и вы получите какое-то представление о том, что я имел в виду. Мне кажется, что Белый Кролик должен носить очки, и я уверен, что голос у него должен быть неуверенный, колени — дрожать, а весь облик- бесконечно робкий».

Некоторые исследователи творчества Льюиса Кэрролл а считают, что в Белом Кролике автор изобразил себя. Льюис Кэрролл был человеком одиноким, болезненно застенчивым и легко ранимым; он был заикой и левшой и, следовательно, постоянно ощущал, что у него что-то «не так, как у всех». Известно, что взрослые стесняли его, в их присутствии он страдал от сознания своей «неполноценности» и по-настоящему свободно и непринужденно чувствовал себя только в обществе детей. Зато лучшими своими чертами он наделил Алису, это единственно разумное существо в Стране Чудес, где все безумны. Так реализуется в книге, сознательно или бессознательно, раздвоение личности Льюиса Кэрролла.

prim01_stend_rabbit
Стенд в Оксфордском музее, посвященный животным — персонажам сказок Кэрролла.

 

____________________________________________________

Перевод Нины Демуровой (1967, 1978):

Глава I ВНИЗ ПО КРОЛИЧЬЕЙ НОРЕ

Алисе <2> наскучило сидеть с сестрой без дела на берегу реки; разок-другой она заглянула в книжку, которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров.
– Что толку в книжке, – подумала Алиса, – если в ней нет ни картинок, ни разговоров?

Она сидела и размышляла, не встать ли ей и не нарвать ли цветов для венка; мысли ее текли медленно и несвязно – от жары ее клонило в сон. Конечно, сплести венок было бы очень приятно, но стоит ли ради этого подыматься?
Вдруг мимо пробежал белый кролик с красными глазами.

Конечно, ничего удивительного в этом не было. Правда, Кролик на бегу говорил:
– Ах, боже мой, боже мой! Я опаздываю.
Но и это не показалось Алисе особенно странным. (Вспоминая об этом позже, она подумала, что ей следовало бы удивиться, однако в тот миг все казалось ей вполне естественным.) Но, когда Кролик вдруг вынул часы из жилетного кармана и, взглянув на них, помчался дальше, Алиса вскочила на ноги. Ее тут осенило: ведь никогда раньше она не видела кролика с часами, да еще с жилетным карманом в придачу! Сгорая от любопытства, она побежала за ним по полю и только-только успела заметить, что он юркнул в нору под изгородью.

В тот же миг Алиса юркнула за ним следом, не думая о том, как же она будет выбираться обратно.

 

М. Гарднер, «Аннотированная Алиса» — «The Annotated Alice», New York-London, 1960:

2 — Алиса Тенниела рисована не с Алисы Лидделл, у которой были темные коротко остриженные волосы и челка на лбу. Кэрролл послал Тенниелу фотографию Мэри Хилтон Бэдкок, другой девочки, с которой он дружил, однако воспользовался ли ею Тенниел, неизвестно. На отрицательный вывод наводят следующие строки из письма, которое Кэрролл написал спустя какое-то время после того, как вышли обе сказки (письмо цитируется миссис Леннон в ее книге о Кэрролле):

«Мистер Тенниел, единственный из иллюстрировавших мои книги художников, наотрез отказался рисовать с натуры, сказав, что она ему так же не нужна, как мне для решения математической задачи – таблица умножения! Я склонен думать, что он ошибался и что из-за этого некоторые рисунки в „Алисе“ непропорциональны – голова слишком велика, а ноги – слишком малы».

Кэрролл так описал свою героиню в статье «Алиса на сцене» («The Theatre», April, 1887):
«Какой же была ты, Алиса, в глазах твоего приемного отца? Как ему описать тебя? Любящей прежде всего; любящей и нежной – любящей, как собака (прости за прозаичное сравнение, но я не знаю иной любви, которая была бы столь же чиста и прекрасна), и нежной, словно лань; а затем учтивой – учтивой по отношению ко всем, высокого ли, низкого ли рода, величественным или смешным, Королю или Гусенице, словно сама она была королевской дочерью, а платье на ней – чистого золота; и еще доверчивой, готовой принять все самое невероятное с той убежденностью, которая знакома лишь мечтателям; и наконец, любознательной – любознательной до крайности, с тем вкусом к Жизни, который доступен только счастливому детству, когда все ново и хорошо, а Грех и Печаль всего лишь слова – пустые слова, которые ничего не значат!».

prim1_alice4
Алиса, нарисованная Джоном Тенниелом — иллюстратором первого издания сказки.

prim1_alice1
Настоящая Алиса Плэзнс Лидделл (фото Л. Кэрролла) и ее отец — декан колледжа Крайст-Черч — Генри Лидделл (фото — Хиллза и Сондерса). Когда он в 1855 г. прибыл в Оксфорд Алисе было три года.

prim1_alice2
«Она сидела и размышляла, не встать ли ей и не нарвать ли цветов для венка…»

prim1_alice3
«…от жары ее клонило в сон. Конечно, сплести венок было бы очень приятно, но стоит ли ради этого подыматься?».

.

____________________________________________________

Адаптированный перевод (без упрощения текста оригинала)
(«Английский с Льюисом Кэрроллом. Алиса в стране чудес»
М.: АСТ, 2009)
Пособие подготовили Ольга Ламонова и Алексей Шипулин
:

Глава I
Вниз по кроличьей норе

Алисе наскучило сидеть рядом с сестрой на берегу реки и ничего не делать <«Алиса начинала становиться очень усталой от сидения и ничегонеделания»>; пару раз <«один или два раза»> она заглянула в книгу, которую читала ее сестра, но в ней не было ни картинок, ни разговоров, ‘а какой толк от книги,’ подумала Алиса ‘без картинок или разговоров?’

Поэтому она размышляла про себя <«в своем собственном уме»> (изо всех сил <«так хорошо, как она только могла»>), потому что из-за жары она чувствовала себя: <жаркий день заставлял ее чувствовать себя»> очень сонной и осоловелой, будет ли удовольствие cплеcти венок из маргариток стоить того, чтобы утруждать себя вставанием и сбором маргариток, как вдруг Белый Кролик с розовыми <= красными> глазами пробежал рядом с ней.

Ничего столь уж удивительного в этом не было; также Алисе не показалось чем-то из ряда вон выходящим, когда она услышала, как кролик сказал себе: ‘О Боже мой)! Я /обязательно/ опоздаю!’ (когда она обдумывала это позже, ей пришло в голову, что ей бы следовало этому удивиться, но в ту минуту <«в то время»> все это казалось совершенно естественным); но когда Кролик, как ни странно, вынул часы из жилетного кармана, взглянул на них, и после этого поспешил дальше. Алиса вскочила на ноги, потому что ее вдруг осенило, что никогда прежде она не видела кролика ни с жилетным карманом, ни с часами, которые можно было бы из него вынуть, и, сгорая от любопытства, она побежала через поле вслед за ним и, к счастью, успела как раз вовремя, чтобы увидеть, как он юркнул вниз, в большую кроличью нору под изгородью.

В следующий миг Алиса двинулась вслед за ним, даже не подумав о том, как же она будет выбираться обратно.

 

____________________________________________________


Анонимный перевод (издание 1879 г.):

У КРОЛИКА В НОРКЕ

Скучно стало Соне сидеть без дела в саду около старшей сестры. Раза два она заглянула ей в книгу, — в книге ни картинок, ни разговоров. Какая радость в книге без картинок и разговоров!

День жаркий, душно. Соня совсем раскисла, ее клонит ко сну; вздумала было плести венок, да надо встать, нарвать цветов. „Встать или не встать!» колеблется Соня, как вдруг, откуда ни возьмись, бежит мимо, близехонько от нее, Кролик — шкурка беленькая, глаза розовые.

Что кролик пробежал — не диво; но Соня удивилась, что кролик на бегу пробормотал про себя: „Батюшки, опоздаю!»
Когда же кролик достал из кармана в жилете часы, взглянул на них, и во все лопатки припустился бежать, Соня вскочила на ноги.
Чтобы кролики ходили в жилетах, при часах!… Нет, такой штуки она отроду не видывала и не слыхивала! Так разгорелось у Сони любопытство, что она бросилась за беленьким в погоню полем, и нагнала его как-раз в пору: кролик только-что шмыгнул в широкое отверстие норки около изгороди.

Соня туда же за ним.

____________________________________________________

Перевод Александры Рождественской (1908-1909):

I.
В кроличьей норке

Алисе надоело сидеть на горке, рядом с сестрой, и ничего не делать; раза два заглянула она украдкой в книгу, которую читала её сестра, но там не было ни разговоров, ни картинок. «А какой же толк в книге, — подумала Алиса, — если в ней нет ни картинок, ни разговоров?»

Потом она стала соображать (насколько это было возможно, так как в этот невыносимо жаркий день она чувствовала себя сонной и усталой), стоит ли вставать, идти за маргаритками и рвать их, чтобы сплести из них венок, или нет? Вдруг белый кролик с розовыми глазками пробежал мимо нее.

В этом не было, конечно, ничего особенного. Не удивилась Алиса даже и тогда, когда кролик пробормотал про себя:
— Ах, батюшки, я опоздаю!
Думая об этом впоследствии, Алиса не понимала, как могла она не удивиться, услыхав, что кролик заговорил; но в то время это не казалось ей странным. Однако, когда кролик вынул из жилетного кармана часы и, взглянув на них, побежал дальше, Алиса вскочила, сообразив, что никогда еще не случалось ей видеть кролика в жилет и с часами. Сгорая от любопытства, она бросилась за ним и успела заметить, как он нырнул в большую лазейку, которая вела в его норку под живой изгородью.

В ту же минуту Алиса нырнула вслед за ним, даже не подумав о том, как она выберется оттуда.

____________________________________________________

Перевод Allegro (Поликсена Сергеевна Соловьёва) (1909):

ГЛАВА I.
В глубину кроличьей норы.

Алисе начинало становиться скучно сидеть рядом с сестрой на скамейке и ничего не делать. Раз или два она заглянула украдкой в книгу, которую сестра читала, но в ней не было ни картинок, ни разговоров.

— И к чему, — подумала Алиса, — книга, в которой нет ни картинок, ни разговоров?— Она стала размышлять (насколько это было возможно, так как от жары ее клонило ко сну, и она несколько отупела), доставит ли ей цепь из маргариток достаточно удовольствия, чтобы стоило из-за нее вставать и собирать маргаритки, как вдруг мимо и совсем близко пробежал Белый Кролик с розовыми глазами.

В этом не было ничего особенно замечательного; Алисе не показалось необычайным даже и то, что она услышала, как Кролик проговорил про себя:

— Ах Ты, Господи! Ах Ты, Господи! Я, ведь, опоздаю! — Когда Алиса вспоминала об этом потом, то ей становилось ясно, что она должна была бы удивиться, но в то время слова Кролика показались ей вполне естественными. Однако, когда Кролик самым настоящим образом вытащил часы из жилетного кармана, посмотрел на них и поспешил дальше, Алиса вскочила на ноги. В голове её промелькнула мысль, что она никогда еще не видала ни жилетных карманов у кроликов, ни часов, которые бы вытаскивали из этих карманов. Сгорая от любопытства, она побежала через поле за Кроликом и успела только разглядеть, как он нырнул в отверстие большой кроличьей норы под изгородью.
В следующую секунду сама Алиса прыгнула вслед за ним, совершенно не рассуждая о том, каким образом выберется она оттуда обратно.

.

____________________________________________________

Перевод М. П. Чехова (предположительно) (1913):

  Алисе надоело сидеть с сестрой на бережку и ничего не делать; раз или два она хотела было заглянуть к сестре в книгу, но там не было разговоров, а книга без разговоров казалась ей неинтересной. Тогда она стала думать, не пойти ли ей нарвать анютиных глазок и не сплести ли из них венок? Но было очень жарко, не хотелось вставать и клонило ко сну. Как вдруг мимо Алисы пробежал белый кролик с красными глазами.
— Ай-ай! — сказал Кролик на человеческом языке. — Уже поздно; я, кажется, уже опоздал!
Почему-то Алисе не показалось тогда странным именно то, что он говорил, как человек, хотя впоследствии она долго думала об этом и всякий раз удивлялась, что он мог говорить. Но когда он вынул из жилетного кармана часы и, взглянув на них, поспешил дальше, то Алиса вскочила от удивления на ноги: она никогда ещё не видела, чтобы кролики носили жилетки и сюртуки, да ещё имели при себе и часы. Сгорая от удивления, она побежала за ним через поле и вдруг увидела, что он юркнул в норку под живой изгородью. Не подумав даже о том, как она выберется потом обратно, Алиса тоже юркнула вслед за ним.

____________________________________________________


Перевод Владимира Набокова (1923):

Глава 1. НЫРОК В КРОЛИЧЬЮ НОРКУ

Ане становилось скучно сидеть без дела рядом с сестрой на травяном скате; раза два она заглянула в книжку, но в ней не было ни разговоров, ни картинок. «Что проку в книжке без картинок и без разговоров?» — подумала Аня.

Она чувствовала себя глупой и сонной — такой был жаркий день. Только что принялась она рассуждать про себя, стоит ли встать, чтобы набрать ромашек и свить них цепь, как вдруг, откуда ни возьмись, пробежал мимо нее Белый Кролик с розовыми глазами.

В этом, конечно, ничего особенно замечательного не было; не удивилась Аня и тогда, когда услыхала, что Кролик бормочет себе под нос: «Боже мой, Боже  мой, я наверняка опоздаю». (Только потом, вспоминая, она заключила, что говорящий  зверек — диковина, но в то время ей почему-то казалось это очень естественным.) Когда же Кролик  так-таки и вытащил часы жилетного кармана и, взглянув на них, поспешил дальше, тогда только у Ани блеснула мысль, что ей никогда  не  приходилось видеть, чтобы у кролика были часы и карман, куда бы их совать. Она вскочила, сгорая от любопытства, побежала за ним через поле и как раз успела заметить, как юркнул он в большую нору под шиповником.

Аня мгновенно нырнула вслед за ним, не задумываясь над тем, как ей удастся вылезти опять на свет Божий.

.

____________________________________________________

Перевод А. Д’Актиля (Анатолия Френкеля) (1923):

ГЛАВА 1.
Кроличья нора.

Алисе уже порядком надоело сидеть со старшей сестрой на берегу и ничего не делать. Раз или два она заглянула в книжку которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров.
— А какой смысл в книжке,— решила Алиса,— раз нет разговоров и картинок!

И вот она стала соображать (довольно, впрочем, медленно, потому что жара сделала ее сонной и глупой), стоит ей или не стоит плести венок из маргариток, как вдруг Белый Кролик с розовыми глазами пробежал очень близко от нее.
В этом не было ничего очень уж замечательного. Алисе даже не показалось очень странным и то, что Кролик пробормотал себе под нос:
— Ай-яй-яй! Ай-яй-яй! Я здорово запоздаю!
Но когда Кролик вынул часы из жилетного кармана, посмотрел на них и ускорил шаги, Алиса вскочила на ноги. В самом деле, ей еще ни разу не приходилось видеть кролика с жилетным карманом и с часами, которые можно было бы вынуть оттуда! Сгорая от любопытства, она бросилась через поле вдогонку Кролику и настигла его в тот момент, когда он нырнул в широкую нору под изгородью.

В следующую секунду Алиса нырнула туда же, совсем не думая о том, как она выберется обратно.

____________________________________________________


Перевод Александра Оленича-Гнененко (1940):

Глава1
ВНИЗ ПО КРОЛИЧЬЕЙ НОРЕ

Алиса начала очень скучать: она сидела рядом с сестрой на берегу и ничего не делала. Раза два она заглянула в книгу, которую читала её сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров. «И что за польза от книги, — подумала она, — в которой нет разговоров или картинок?»

Тут она стала размышлять про себя (правда, с трудом, потому что в такой жаркий день чувствовала себя сонной и глупой), стоит ли удовольствие плести венок из маргариток беспокойства идти собирать маргаритки, как вдруг совсем близко от неё пробежал Белый Кролик с розовыми глазами.

В этом не было ничего очень уж замечательного. Точно так же Алисе не показалось очень необычным, когда она услышала, как Кролик говорил сам себе:
— О горе, горе! Я опоздаю! (Позже Алиса вспоминала об этом, и ей пришло на ум, что она должна была бы удивиться, но в то время всё представлялось ей совершенно естественным.)
Когда же Кролик вынул часы из жилетного кармана, посмотрел на них и затем помчался ещё быстрее, Алиса вскочила на ноги, так как в её голове блеснула мысль, что она никогда прежде не встречала кролика ни с жилетным карманом, ни с часами, которые можно было бы вынимать оттуда. Сгорая от любопытства, она бросилась за ним и, к счастью, вовремя, чтобы увидеть, как он внезапно нырнул в большую кроличью нору под изгородью.

Через мгновение Алиса скользнула туда вслед за Кроликом, не успев и подумать, какие силы в мире помогут ей выбраться обратно.

____________________________________________________


Перевод Бориса Заходера (1972):

ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой Алиса чуть не провалилась сквозь Землю

Алиса сидела со старшей сестрой на берегу и маялась: делать ей было совершенно нечего, а сидеть без дела, сами знаете, дело нелегкое; раз-другой она, правда, сунула нос в книгу, которую сестра читала, но там не оказалось ни картинок, ни стишков. «Кому нужны книжки без картинок. — или хоть стишков, не понимаю!» — думала Алиса.

С горя она начала подумывать (правда, сейчас это тоже было дело не из легких — от жары ее совсем разморило), что, конечно, неплохо бы сплести венок из маргариток, но плохо то, что тогда нужно подниматься и идти собирать эти маргаритки, как вдруг… Как вдруг совсем рядом появился белый кролик с розовыми глазками!

Тут, разумеется, еще не было ничего такого необыкновенного; Алиса-то не так уж удивилась, даже когда услыхала, что Кролик сказал (а сказал он: «Ай-ай-ай! Я опаздываю!»). Кстати, потом, вспоминая обо всем этом, она решила, что все-таки немножко удивиться стоило, но сейчас ей казалось, что все идет как надо.
Но когда Кролик достал из жилетного кармана (да-да, именно!) ЧАСЫ (настоящие!) и, едва взглянув на них, опрометью кинулся бежать, тут Алиса так и подскочила!
Еще бы! Ведь это был первый Кролик в жилетке и при часах, какого она встретила за всю свою жизнь!
Сгорая от любопытства, она со всех ног помчалась вдогонку за Кроликом и, честное слово, чуть-чуть его не догнала!
Во всяком случае, она поспела как раз вовремя, чтобы заметить, как Белый Кролик скрылся в большой норе под колючей изгородью.

В ту же секунду Алиса не раздумывая ринулась за ним. А кой о чем подумать ей не мешало бы — ну хоть о том, как она выберется обратно!

____________________________________________________


Перевод Александра Щербакова (1977):

Глава первая
В НЕДРАХ КРОЛИЧЬЕЙ НОРЫ

Сидеть на траве рядом с сестрой и ровным счетом ничего не делать было крайне утомительно. Несколько раз Алиса украдкой заглядывала в книжку, которую с увлечением читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров. Непонятно, что за удовольствие от таких книг.

И вот Алиса сидела и рассуждала про себя (насколько это было возможно, потому что от жары клонило в сон и думать было очень трудно). Она рассуждала, вправду ли такое уж большое удовольствие плести венок,- ведь надо же вставать, потом нагибаться за цветами,- как вдруг совсем рядом промелькнул Кролик, Белый Кролик с красными глазами.

Ничего уж слишком особенного в этом не было. Даже услышав, как Кролик бормочет: «Ой-ой-ой! Я опоздаю!» — Алиса не сочла это чем-то из ряда вон выходящим (потом, когда у нее было время подумать, оказалось, что это само по себе тоже вполне заслуживало удивления, хотя тогда все выглядело совершенно естественно). Но когда Кролик вынул из жилетного кармана часы и на бегу поглядел на них, пораженная Алиса вскочила. Ей никогда до сих пор не попадались кролики, у которых были бы жилетные карманы, а тем более часы.
Сгорая от любопытства, она бросилась через лужайку вслед за Кроликом, шмыгнувшим в большую нору под изгородь, и последовала туда за ним, даже не задумавшись, как она сумеет выбраться обратно.

____________________________________________________


Перевод Владимира Орла (1988):

Глава первая
Вдогонку за кроликом!

Алисе надоело сидеть на берегу рядом с сестрой. Все равно делать было нечего.
Раза два Алиса заглянула в книжку, которую читала сестра, но, во-первых, там не было ни одной картинки, а, во-вторых, буковки были ужас какие мелкие. «И кому охота читать такие книжки?» — удивилась Алиса.

Потом она стала размышлять — а размышлять в такой жаркий день просто сил нет, потому что все время тянет вздремнуть, — так вот, она стала размышлять, чем бы ей заняться? Может быть, встать, нарвать ромашек и сплести венок… Но в эту самую минуту мимо пробежал кролик, белый кролик с розовыми глазками.

Ну и что? Ничего особенного!
Алиса даже не слишком удивилась, когда Кролик стал как вкопанный и пробормотал:
— Батюшки! Опаздываю!
(Потом до Алисы дошло, что тут-то и надо было как следует удивиться.)
Но вот когда Кролик залез в жилетный карман, вытащил часы,  посмотрел, который час, и поскакал дальше, вот тогда Алиса мигом вскочила на ноги, потому что неожиданно ей в голову пришла важная мысль: да откуда же у Кролика часы, и притом карманные?!
Вне себя от любопытства она кинулась за Кроликом и увидела, как он шмыгнул под забор, в здоровенную кроличью нору,- и был таков.

Алиса бросилась за ним, совсем не думая о том, как потом выберется наружу.

____________________________________________________


Перевод Леонида Яхнина (1991):

Глава первая
Кувырком за Кроликом

Алиса скучала, сидя на берегу реки безо всякого дела. А тут еще и сестра уткнулась в скучную книжку. «Ну и скукота эти книжки без картинок! — лениво думала Алиса.

От жары мысли путались, веки слипались. — Сплести, что ли, венок? Но для этого надо подняться. Пойти. Нарвать. Одуванчиков».
Вдруг!.. У нее перед глазами! (Или в глазах?) Промелькнул белый кролик. С розовыми глазками.

Ну и пусть… Сонная Алиса ничуть не удивилась. Она не шевельнулась даже тогда, когда услышала голос кролика:
— Ай-я-яй! Припоздал!
Потом-то Алиса удивлялась, как это она не удивилась, но ведь удивительный день еще только начинался, и нет ничего удивительного, что Алиса еще не начала удивляться.
Но тут Кролик — это же надо! — вынул из жилетного карманчика карманные часы. Алиса насторожилась. А когда Кролик, взглянув на жилетные карманные часы, припустил вовсю через поляну, Алиса сорвалась с места и махнула за ним.

Кролик юркнул в круглую кроличью нору под кустами. Алиса, не задумываясь, нырнула следом.

.

____________________________________________________

Перевод Юрия Лифшица (1991, опубликовано в 2017):

Глава I. Яма в кроличьей норе

Алиса очень устала сидеть возле сестры на берегу реки и ничего не делать. Сестра читала книгу, по мнению Алисы, ужасно неинтересную, без картинок и разговоров. «И что за удовольствие, – думала Алиса, – читать такие скучные книги?». Конечно, она могла встать, нарвать маргариток, сплести венок, но если вы буквально осовели от жары, вам даже думать о таком приятном занятии не захочется. Внезапно в двух шагах от нее пробежал белый кролик с большими розовыми глазами.
Само по себе это событие не должно было произвести впечатления на Алису, однако и причитания Кролика («Батюшки мои! Как же я опаздываю!». ) не поразили ее должным образом.
(Впоследствии Алиса никак не могла понять, почему ее не заинтересовало столь необычное поведение Кролика?)
Лишь когда он на бегу вытащил из жилетного кармана часы, взглянул на них и припустил еще быстрее, Алиса так и подскочила! Кролик в жилетке?! С карманами?! Да еще при часах?! Таких кроликов ей раньше видеть не доводилось. Умирая от любопытства, она бросилась за ним. Промедли она хотя бы мгновение, ей вряд ли удалось бы заметить, в какую нору он шмыгнул.
Недолго думая, Алиса юркнула за ним. Ей даже не пришло в голову спросить себя – куда она, собственно говоря, направляется и как будет выбираться обратно?

____________________________________________________

Перевод Бориса Балтера (1997):

1. В глубь норы

Алиса устала сидеть с сестрой  бережку и бездельничать. То и дело она поглядывала через плечо сестры в книжку, но там не было картинок, ни даже разговоров — «а зачем такая книжка?» — подумала Алиса.

Только она подумала, как смогла (ведь было очень жарко и сонно, так что она чуть поглупела), не стоит ли все-таки встать и набрать маргариток для веночка, как- раз! — мимо проскакал красноглазый белый кролик.

Это было еще не ОЧЕНЬ-ТО странно; Алиса даже почти приняла как должное, что Кролик сказал про себя: «Ой-ой! Я опаздываю!» (Гораздо позже она поняла, что уже тут вполне можно было удивиться — но тогда это ей и в голову не пришло). Но когда Кролик взял да и ДОСТАЛ ЧАСЫ НА ЦЕПОЧКЕ, взглянул на них и побежал еще быстрее, — тут vж Алиса вскочила: ее осенило, что она ведь никогда раньше не видела кроликов с часами или хотя бы с цепочкой. Вся пылая любопытством, она так и ринулась по полю за Кроликом и как раз успела заметить, в какую нору он прыгнул.

Раз — и Алиса смело прыгнула за ним, даже не подумав: «Да как же я отсюда выберусь?»

____________________________________________________


Перевод Андрея Кононенко (под ред. С.С.Заикиной) (1998-2000):

Глава 1:
Падение в кроличью нору

Алиса уже несколько часов подряд сидела с сестрой на скамейке и не знала, чем бы ей заняться. Тепло ласкового июльского солнышка и легкий шелест листвы нагоняли на нее скуку и сонливость. Алиса раза два заглянула через плечо сестры в ее книжку, но там не было ни картинок, ни шуток. «Ну как можно читать несмешную книжку, да еще и без картинок?» — подумала Алиса.

Наконец, она придумала, чем бы заняться: нарвать себе ромашек и сплести из них венок. Однако Алиса почувствовала, что совершенно разомлела на солнце, и ей лень даже пошевелиться. Так она продолжала сидеть на скамейке, пытаясь побороть сонливость, как вдруг мимо нее вихрем пронесся кролик.

В этом не было ничего необычного. Самый обыкновенный белый кролик с розовым носом. Не привлекло внимания Алисы и то, что он не прыгал, а бежал на задних лапках («В конце концов,» — подумала она — «Все звери в цирке умеют так ходить»). Не удивилась Алиса и тому, что кролик все время причитал: «Боже мой, я опаздываю, опаздываю!» (когда Алиса потом вспоминала этот случай, то пришла к выводу, что это все-таки было удивительно, но сейчас ей почему-то все казалось вполне естественным). Однако, когда Кролик вынул из кармана жилета часы и озабоченно взглянул на них, Алиса встрепенулась и кинулась за ним. Ей никогда раньше не приходилось видеть у кроликов ни карманов, ни часов, доставаемых из них. Поэтому Алису охватило безграничное любопытство. Она пробежала за кроликом через весь сад и в его конце, под забором, увидела огромную нору.

Алиса влетела в нее вслед за кроликом, совершенно не задумываясь, как будет выбираться обратно, о чем вскоре пожалела.

____________________________________________________


Перевод Юрия Нестеренко:

ГЛАВА I. ВНИЗ ПО КРОЛИЧЬЕЙ НОРЕ

Алисе начинало уже надоедать сидеть с сестрой на берегу без всякого занятия; пару раз она заглянула было в книжку, которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров; «а зачем нужна книжка, — подумала Алиса, — в которой ни картинок, ни разговоров?»

Так что она прикидывала в уме (насколько вообще это было возможно в столь жаркий день, когда клонит в сон и мысли путаются), способно ли удовольствие от плетения гирлянды из маргариток перевесить нежелание вставать и собирать маргаритки, как вдруг мимо нее пробежал белый кролик с розовыми глазами.

В этом, конечно, не было ничего особо примечательного; ничего особо странного не нашла Алиса и в том, что кролик бормотал себе под нос: «Ах, боже мой, боже мой! Я наверняка опоздаю!» (хотя, когда она подумала об этом позже, то решила, что ей следовало бы удивиться, но в тот момент все это показалось ей вполне естественным); но когда кролик достал самые настоящие часы из своего жилетного кармана, и посмотрел на них, и прибавил прыти, Алиса вскочила на ноги, ибо не могла припомнить, чтобы прежде ей доводилось видеть кролика, у которого был бы жилетный карман, не говоря уже о часах, которые можно оттуда достать. Так что Алиса, сгорая от любопытства, побежала по полю вслед за кроликом, и как раз успела увидеть, как тот нырнул в большую нору под изгородью.

В следующий момент Алиса нырнула за ним, ни на миг не озаботившись, как же она будет выбираться обратно.

____________________________________________________


Перевод Николая Старилова:

ГЛАВА I  Вниз по кроличьей норе.

Алиса притомилась от безделья. Она сидела  на берегу реки, иногда заглядывая в книгу, которую читала сестра, но в ней не было картинок. «А что это за книжка, если в ней нет картинок?» — подумала Алиса.

Она стала рассуждать про себя (в той мере в какой это позволял сделать жаркий день, приведший ее в сонное и несколько отупелое состояние) — оправдает ли удовольствие от плетение венка из маргариток тяготы, связанные с вставанием на ноги и собиранием цветов. Но тут Белый Кролик с розовыми глазами прошмыгнул у ее ног.

В этом не было НИЧЕГО особенного. И Алиса не нашла ничего особенного в том, что услышала как Кролик пробормотал себе под нос: «Ай-яй-яй! Я опаздываю». (Когда она думала об этом впоследствии, то понимала, что ей надо бы было этому удивиться, но тогда ей все показалось совершенно естественным). Но, когда Кролик ВЫНУЛ ЧАСЫ ИЗ ЖИЛЕТНОГО КАРМАНА, посмотрел на них и после этого прибавил ходу, Алиса вскочила на ноги, потому что до нее дошло, что она никогда раньше не видела кроликов ни с жилетными карманами, ни вынимающих оттуда часы, и, сгорая от любопытства, побежала по лужайке вслед за ним и, к счастью, успела вовремя, увидев, как он лезет в большую кроличью нору под изгородью.

Алиса тут же полезла вслед за ним, не подумав о том, как ей удастся потом выбраться наружу.

____________________________________________________


Перевод Олега Хаслаского (2002):

Глава 1.
ВНИЗ, ПО КРОЛИЧЬЕЙ НОРЕ

Алиса действительно начала уставать от сидения на скамейке рядом с сестрой и полного ничегонеделания – раз-другой она заглянула в книгу, которую читала ее сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров. “Ну и какая польза,— подумала Алиса,— от книги, в которой нет картинок или разговоров?”.

Тогда она стала рассуждать про себя (настолько отчетливо, насколько это было возможно, ибо из-за жаркого дня ее чувства становились сонными и глупыми), стоит ли удовольствие от плетения венка из маргариток самого беспокойства от необходимости вставать и собирать маргаритки, как вдруг прямо мимо нее пробежал белый Кролик с розовыми глазами.

В этом не было ничего ДЕЙСТВИТЕЛЬНО замечательного; Алиса не нашла ничего ДЕЙСТВИТЕЛЬНО из ряда вон выходящего и в том, что услышала, как Кролик бубнил себе под нос: “О, Небо! O, Небо! Я точно опоздаю!” (впрочем, позже ей пришло в голову, что тут было что-то не так, хотя сразу все это и показалось ей вполне естественным). Однако когда Кролик ВЫТАЩИЛ ИЗ ЖИЛЕТНОГО КАРМАНА ЧАСЫ, и посмотрел на них, и затем засунул их обратно — Алиса вскочила на ноги, ибо в ее уме молнией промелькнула мысль о том, что она никогда еще не встречала кролика при жилетном кармане, в котором к тому же еще лежали бы часы, сгорая от любопытства она стремглав бросилась за кроликом по краю поля и на свою удачу вовремя заметила, как тот шмыгнул в большую нору под изгородью.

В следующий момент Алиса последовала за ним в нору, не успев даже сообразить, каким чудом она выберется обратно.

____________________________________________________


Пересказ Александра Флори (1992, 2003):

ГЛАВА I. ПРОВАЛ

Алисе надоело сидеть без дела с сестрой на берегу речки. Раз или два она полистала сестрину книгу, но ни картинок, ни разговоров не нашла и подумала: «И кому нужны такие книжки?».

От жары Алису разморило. Можно было, конечно, сплести венок из одуванчиков, но очень не хотелось подниматься.
Вдруг мимо прошмыгнул белый розовоглазый кролик.

Алиса поначалу не обратила на него особого внимания: мало ли на свете кроликов! Правда, не все они говорят: «Батюшки, как же я опаздываю!», но Алису и это не удивило. Но когда кролик вынул часы из ЖИЛЕТНОГО КАРМАНА, глянул на них и понесся дальше – вот тут Алису как током ударило: где и когда, скажите на милость, можно увидеть кролика с ЖИЛЕТНЫМ карманом! И, умирая от любопытства, Алиса кинулась вдогонку.
Она едва успела заметить, как Кролик юркнул в большую нору под шиповником, и сама нырнула туда же, не подумав о последствиях.

____________________________________________________


Перевод Михаила Блехмана (2005):

Глава 1. Кубарем в кроличью норку

Алиска вконец устала всё сидеть и сидеть без дела рядом с сестрой на берегу речки. Сестра читала книжку, Алиса разок-другой заглянула в неё, но книжка была без картинок, а что это за книжка без картинок — в ней же читать нечего!

День был жаркий, ленивый, голова становилась всё тяжелее, а мыслей в ней — всё меньше. И никак не могла Алиска решить, что же лучше — сидеть вот так и сидеть или, может быть, сплести венок из ромашек, — но ведь для этого же надо встава-ать… и вдруг, откуда ни возьмись, прямо перед её носом пробежал Белый красноглазый Кролик.

Ну, в этом ещё не было ничего чудесного. Не очень удивилась Алиска и тогда, когда Кролик пробормотал: «Ой, мамочки, опоздаю, и всё тут! (Уже потом, когда вся эта история закончилась, она подумала, что удивиться стоило, но сейчас она совсем не удивилась). А вот когда Кролик взял и вынул из жилетного кармана часики на цепочке, да ещё и посмотрел на них, а посмотрев, припустил со всех ног, Алиса вдруг вспомнила, что ещё не видала у кроликов кармашков на жилетках, да не пустых, а с часами, и, подумав так, она вскочила на ноги и, сгорая от любопытства, побежала через поле за Кроликом. Ей повезло: она успела заметить, как он юркнул в большую кроличью норку под живой изгородью.

Алиса тут же прыгнула вслед, даже не подумав, как же она выберется обратно.

____________________________________________________


Перевод Сергея Махова (2008):

ГЛАВА 1
Вниз по кроличьему лазу

Алис, сидевшей без дела на скамье рядом с сестрою, стало совсем уж скушно; разок-другой она косилась на книгу, которую читает сестра, но там нету ни рисунков, ни разговоров.

«А какой толк от книжки», думает Алис, «без рисунков да разговоров».

В общем, она размышляла (насколько уж получалось, ибо знойный день нагоняет сильнейшие дрёму и осоловелость), покроет ли удовольствие от выплетенья веночка из ромашек затраченные усилья на вставание да собирание тех самых ромашек, как вдруг рядом пробежал Белый Кролик с красноватыми глазёнками.

Ничего столь уж из ряда вон выходящего в том нет; Алис даже не сочла чем-то жутко поразительным бормотанье Кролика себе под нос:
«О господи! Батюшки светы! Чересчур опоздаю!» (обдумав после, она решила, дескать удивиться-то следовало бы, но в те мгновенья всё казалось вполне естественным); однако едва Кролик взял да вынул из кармашка безрукавки часы, посмотрел на них, а затем заторопился ещё пуще.

Алис вскочила — ведь в голове у ней мелькнуло, мол раньше не доводилось видеть кроликов ни с безрукавками, ни с кармашками, ни с вынутыми оттуда часами; сгорая от любопытства, она помчала за ним по полю да к счастью успела углядеть: возле живой изгороди тот юркнул в уходящий под землю широкий кроличий лаз.

Не раздумывая, как вообще-то потом выберется. Алис в мгновенье ока ринулась следом.

____________________________________________________


Перевод Алексея Притуляка (2012-2013):

I. Падение в кроличью нору.

Алиса начала уже чувствовать усталость от долгого сидения возле сестры на скамейке и ничегонеделания: только раз или два она украдкой заглянула в книгу, которую та читала, но в книге, похоже, не было ни картинок, ни поговорок. «И что за польза от книги, в которой нет ни картинок, ни поговорок?» — подумала Алиса.

Она попыталась прийти к решению (настолько, насколько вообще способна была к нему прийти в столь жаркий день, заставляющий чувствовать себя сонной и глупой), стоит ли удовольствие, полученное от плетения венка из ромашек, тех усилий, которые придётся затратить на поиск и собирание цветов. И вдруг, какой-то Белый Кролик с розовыми глазками торопливо прошмыгнул совсем рядом с ней.

В самом этом факте не было ничего достаточно примечательного, равно как и в том, что Кролик бормотал про себя: «О Боже! Я опоздаю!» Впрочем, когда Алиса размышляла над этим позже, ей казалось, что она в этот момент должна была бы удивиться, но сейчас все выглядело совершенно естественно. Однако, когда Кролик вдобавок ко всему достал из жилетного кармашка часы, посмотрел на них и сразу заторопился ещё больше, Алиса вскочила на ноги и, — прежде чем в её голове пронеслась мысль, что она никогда раньше не видела кролика ни с жилетным карманом, ни с часами, которые можно из этого кармана достать, — сгорая от любопытства, побежала через лужайку за ним. И побежала она, к счастью, вовремя, чтобы успеть заметить, как он исчез в большой кроличьей норе под изгородью.

В следующую минуту Алиса шмыгнула в нору вслед за ним, даже не думая, как будет выбираться обратно.

____________________________________________________


Перевод Сергея Семёнова (2016):

I. ВНИЗ ПО КРОЛИЧЬЕЙ НОРКЕ

Алиса, устроившаяся около сестры на скамейке, совсем разморилась; пару раз она заглядывала в книжку, что читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров. «И для чего такие книжки,» — подумала Алиса: «где нет ни картинок, ни разговоров?»

И вот она размышляла про себя (как получалось, потому что от жары мысли её двигались медленно и бестолково), стоит ли собирать, срывать маргаритки, чтобы сплести венок, как вдруг неожиданно рядом выскочил белый кролик с розовыми глазами.

Ничего в этом примечательного не было, и ничего такого Алиса не усмотрела, и когда услыхала, как Кролик проговорил, вроде как про себя: «Оо-х, я никак опаздываю!» (Когда она об этом думала после, ей пришло на ум, что ей надо было удивиться, но сейчас ей это показалось нормальным); но когда Кролик самым натуральным образом вынул часы из жилетного кармана, взгляул на них и после этого заспешил, Алиса вскочила, в голове её пронеслось, что она никогда ещё не видела кролика ни с жилетным карманом, ни с часами, которые бы он вытаскивал оттуда, и, сгорая от любопытства, она кинулась вслед за ним в поле и в тот же момент увидела, как тот нырнул в большую кроличью норку под изгородью.

Миг — и Алиса последовала за ним, не привыкшая вообще размышлять, как выбираться и что потом.

____________________________________________________

Перевод Дмитрия Ермоловича (2016) (отрывок):

Глава I
ПОД ЗЕМЛЮ ЧЕРЕЗ КРОЛИЧЬЮ НОРУ

Алисе уже порядком наскучило сидеть на берегу рядом с сестрой без всякого дела. Раз или два она заглянула в книжку, которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров. «А что за польза,—размышляла Алиса,—от книжки без картинок и разговоров?» 

И она задумалась (в меру сил, конечно, потому что от жары её клонило в сон и соображала она плохо), не сплести ли ей венок из маргариток и стоит ли ради такого удовольствия подниматься да ещё идти собирать эти маргаритки… как вдруг совсем рядом с ней пробежал белый розовоглазый кролик. Ничего уж очень особенного в этом не было. Более того, Алиса не удивилась, даже услыхав, как Кролик бормочет себе под нос: «Ой-ой-ой! Ой-ой-ой! Опаздываю!» (Вспоминая об этом позже, она подумала, что удивиться, пожалуй, следовало, но в ту минуту всё показалось ей совершенно естественным.) А вот когда Кролик достал из жилетного кармашка часы и посмотрел на них, а потом заспешил дальше, Алиса вскочила на ноги: тут-то до неё наконец дошло, что она ни разу в жизни не видела кроликов, которые носят жилеты с карманами, а в них ещё и карманные часы! Сгорая от любопытства, она бросилась за ним через поле и вовремя заметила, как он юркнул в большую нору под живой изгородью. Ни на секунду не задумываясь, как она выберется обратно, Алиса тут же устремилась в эту нору вслед за ним.

 

____________________________________________________

Перевод Евгения Клюева (2018):

Глава первая.
В нору за Кроликом

Алиса начинала скучать от сидения рядом с сестрой на бережке и ничегонеделания: разок-другой она заглянула в книгу, которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров. «Да что ж это за книга такая, — подумала Алиса, — без картинок и без разговоров?»

Она попыталась раскинуть умом (настолько, насколько могла, потому что жаркий день превращал ее в какую-то глупую сонную тетерю) и понять, пересилит ли радость плетения венка из маргариток связанные с этим занятием хлопоты, а именно: вставать с насиженного места и собирать маргаритки, — как вдруг прямо около нее пробежал Белый Кролик с розовыми глазами.

В этом не было ничего такого уж особенно примечательного — впрочем, не было ничего такого уж особенно из ряда вон выходящего и в том, что она услышала, как Кролик говорит себе самому: «О боже! О боже! Я же опоздаю» (когда Алиса потом раздумывала о случившемся, ей показалось, что она могла бы и удивиться, но в ту минуту все это выглядело совершенно естественно); однако после того, как Кролик вынул часы из жилетного кармашка и, посмотрев на них, опрометью бросился дальше, Алиса резво вскочила, ибо в голове ее замелькало во все стороны, что она никогда прежде не встречала кроликов ни с жилетными кармашками, ни с часами для вынимания из таковых, и, сгорая от любопытства, тотчас же пустилась бегом через поле, успев ровно к тому моменту, когда силуэт Кролика обозначился у входа в огромную нору под живой изгородью.

Недолго думая, Алиса кинулась за Кроликом, даже не задав себе вопроса, каким же это, интересно, образом она потом будет выбираться оттуда назад.

.

____________________________________________________

Перевод Людмилы Гурбановской (2018):

Глава I.
Вглубь Кроликовой норы

Алиса измаялась сидеть с сестрой на берегу реки и скучать без дела: пару раз она заглянула в книжку, которую читала сестра, но там не было ни картинок, ни разговоров. «И какой толк от книжки, – думала Алиса, – без картинок и разговоров?»
Она погрузилась в размышления (глубоко, насколько сил хватало, ведь полуденная жара навевала одурь и дремоту), стоит ли, ради удовольствия сплести венок, вставать и идти собирать ромашки, как вдруг мимо пробежал Белый Кролик с розовыми глазками, совсем рядом с ней.
Ничего очень уж примечательного в этом не было.
Не услышала Алиса ничего очень уж странного и в том, как Кролик приговаривал:
— Ох, беда, беда! Я точно опоздаю!
(Думая об этом после, она поняла, что тут ей пора было удивиться, однако тогда это казалось вполне к месту.)
Но когда Кролик взял да вынул часы из жилетного кармана, и глянул на них, и поспешил дальше, Алиса вскочила на ноги – ее осенило, что никогда прежде она не видела, чтоб у кролика была жилетка с карманом и часы, чтоб их взять да вынуть оттуда, и, сгорая от любопытства, она побежала за ним через луг и, к счастью, успела вовремя увидеть, как он прыгнул в большую нору под густой изгородью.
Миг спустя вслед за ним устремилась и Алиса, меньше всего на свете думая о том, как она попадет обратно.

____________________________________________________


Украинский перевод Галины Бушиной (1960):

Розділ I
В КРОЛЯЧІЙ НОРІ

Алісі набридло сидіти без діла на березі. Разів зо два вона зазирнула в книжку, що її читала сестра, але там не було ні рисунків, ні малюнків, а без них книжка не книжка, — гадала Аліса.

Літня спека зовсім розварила й розморила її. Устати б оце, нарвати стокроток та віночка сплести? Так ліньки, не хочеться ворушитись… Коли це де не взявся білий кролик з рожевими очима, пробіг поперед нею.

Ну, кролик то й кролик, пробіг то й пробіг… І те Алісі не дивно, що кролик говорив: «Ой лишенько, ой лишенько! Я спізнюся!» (Згадуючи про це пізніше, вона дивувалась, але тепер їй здавалось, що це так і треба). Та коли Кролик при цьому дістав з жилетної кишені годинника, поглянув на нього і стрімголов побіг далі, Аліса зірвалася на рівні ноги,- де ж таки, вона зроду не бачила Кролика в жилеті та ще й при годиннику. Вона аж затремтіла від цікавості і побігла слідом за Кроликом через поле і ледве встигла помітити, що той шмигнув у велику кролячу нору під живоплотом. Аліса відразу кинулася слідом, ні на мить не замислюючись, як потім вибереться звідти.

____________________________________________________


Украинский перевод Валентина Корниенко (2001):

Розділ перший
Униз і вглиб кролячою норою

Аліса тяжко занудьгувала, сидячи на березі без діла. Разів зо два зазирнула вона до книжки, яку читала її сестра, але не знайшла там ні малюнків, ні розмов.
— Чого варта книжка без малюнків та розмов? — зітхнула Аліса.
Вона сиділа й думала (наскільки це можливо у спеку, коли туманіє голова й злипаються повіки), піти чи не піти нарвати квіток — це ж бо така втіха сплести собі з них віночок…
Аж тут повз неї промайнув Кролик — білий, з рожевими очима. Диво, звісно, невелике, як не дивина було й почути, що Кролик бубонить собі під ніс:
— Ой лишенько, лишенько, як я забарився!
(Згадуючи про це опісля, вона подумала, що мала б таки здивуватися, але тієї миті все видавалося цілком звичайним.) Та коли Кролик раптом добув із нагрудної кишеньки годинника й, зиркнувши на нього, поспішив далі, Аліса схопилася на ноги: зроду-віку ще не траплявся їй Кролик із нагрудною кишенькою та ще й при годиннику.
Аж тремтячи з цікавості, вона кинулася за ним навздогін — і, на щастя, ще встигла помітити, як він гулькнув у велику кролячу нору під живоплотом.
Аліса з розгону пірнула слідом за Кроликом, навіть не подумавши, як буде звідти вибиратися.

.

____________________________________________________

Украинский перевод Владимира Панченко (2007):

Розділ перший
У кролячій норі

Алісі це вже набридло — сидіти отак із сестрою на березі й нічогісінько не робити. Зо два рази вона зазирнула до сестриної книжки — але там не було ні малюнків, ні розмов, що за користь із таких книжок? — гадалося їй.

З нудьги вона почала вже думати (хоча й думати було не так легко — літня спека геть приспала та розморила її!) — може, віночка зі стокроток сплести? Але ж це треба вставати, йти по ті стокротки, а далі… Аж тут — хвиць! — повз неї промчав Білий Кролик із рожевими очицями.

Тут не було, звісно, жодної химери; не здивувалась Аліса навіть тоді, коли Кролик промовив сам до себе: «Ой лишенько, лишенько! Як я спізнився!» — потім, щоправда, вона думала, що здивуватись-таки слід було, але тоді все здавалось їй таким, як треба. Та коли Кролик дістав з кишені жилета годинника (авжеж!), поглянув на нього й прожогом кинувся геть, Аліса аж підскочила — їй спало на думку, що вона ніколи ще не бачила Кролика з годинником, та ще й у жилеті! Аж тремтячи з цікавості, вона помчала навздогін — і саме встигла помітити, як Кролик майнув до великої нори під живоплотом.

Тієї ж миті Аліса кинулася за ним — навіть не подумавши, як потім вибратися назад.

____________________________________________________

Украинский перевод Виктории Нарижной (2008):

Розділ перший
Углиб кролячої нори

Алісі почало вже неабияк набридати отаке сидіння з сестрою на бережку, коли геть нічим розважитися: раз-другий вона зазирнула до книжки, яку сестра саме читала, та в ній не було ні малюнків, ні діалогів. «А що за користь із книжки, — подумала Аліса, — без малюнків і діалогів?»
Тож вона міркувала (наскільки вже ставало сили, бо від спеки чулася сонною та нетямущою), чи так уже захопливо буде сплести собі вінок із ромашок, якщо для цього треба ще підвестися й піти їх назбирати, коли раптом білий кролик із рожевими очицями промайнув просто біля неї.
В цьому не було нічого ТАКОГО ВЖЕ незвичайного; Аліса не те щоб ТАК УЖЕ здивувалася, почувши, як Кролик мурмотить сам до себе: «Ой лишенько! Ой лишенько! Я запізнюся!» (Міркуючи про це згодом, вона подумала, що насправді-то мусила остовпіти, але на той момент усе виглядало цілком природно.) Та коли Кролик на додаток ВИТЯЕ ЕОДИННИКА З КИШЕНІ ЖИЛЕТКИ, глипнув на нього й заквапився далі, Аліса миттю зірвалася на рівні ноги: її осяяло, що раніше вона ніколи не бачила кролика з жилетною кишенею або ж із годинником, якого можна з тієї кишені витягти. Тож, палаючи з цікавості, дівчинка припустила за ним через галявину й, на щастя, саме встигла побачити, як він шугнув у величеньку кролячу нору попід живоплотом.
За мить і Аліса стрибнула слідом, навіть не замислюючись, як же їй потім звідти вибратися.

.

____________________________________________________

Белорусский перевод Максима Щура (Макс Шчур) (2001):

«Алесіны прыгоды у дзівоснай краіне»

Разьдзел першы. Углыб трусінай нары

Алесі надакучыла сядзець пры беразе каля сваёй сястры і нічога не рабіць. Раз ці два яна зазірнула ў кнігу, якую чытала сястра, але там не было ні малюнкаў, ні гутарак. “А чаго вартая кніга, — падумала сабе Алеся, — дзе няма ні малюнкаў, ні гутарак?” Гэтак яна разважала — хоць разважаць было нялёгка, бо гарачыня наганяла на яе сон і млявасьць. Ёй прыйшла ў галаву ідэя сплесьці сабе вянок з рамонкаў, але тады прыйшлося б уставаць і зьбіраць рамонкі, а ахвоты не было ніякае… Як раптам проста побач зь ёй праляцеў Белы Трус з ружовымі вачанятамі.

Ну й што тут такога незвычайнага? Алеся й не падумала, што ўсё ж гэта нешта вельмі незвычайнае, каб Трус казаў сам сабе:

— А людцы мае! А людцы мае! Як я пазьнюся!

(Перадумваючы пасьля, яна прыйшла да высновы, што павінна была б тады моцна зьдзівіцца, але ў той момант усё здалося ёй цалкам натуральным.) Калі ж Трус дастаў з кішэні свае камізэлькі гадзіньнік на ланцужку, зірнуў на яго і паляцеў яшчэ хутчэй, Алеся ўскочыла, спанатрыўшы, што яна ніколі ня бачыла труса ў камізэльцы з кішэнямі, а з гадзіньнікам і пагатоў! Не ўцярпеўшы ад цікаўнасьці, яна кінулася за ім [0102] праз поле і пасьпела адно ўгледзець, што той сігануў у вялізную трусіную нару пад кустом.

Алеся ўмомант пусьцілася за ім, нават не задумаўшыся, як з тае нары можна будзе вылезьці.

Заувагі Юрася Пацюпы:

0102 — Не ўцярпеўшы ад цікаўнасьці, яна кінулася за ім… — Панятак цікаўнасьць вельмі важны для Керала, гарачага прыхільніка антыдыдактызму ў дзіцячай літаратуры — у тыя часы цікаўнасьць лічылася супраціўнасьцю набожнасьці і маральнасьці.

____________________________________________________

Белорусский перевод Дениса Мусского (Дзяніс Мускі):

«Аліса ў Цудакуце»

Глава І
Праз нару труса

Аліса сядзела разам з сястрою на схіле і ўжо пачала сумаваць. Адзін-два разы яна зірнула ў кнігу, што чытала сястра, але там не было ані малюнкаў, ані размоваў. “Які сэнс, — разважала сам-насам Аліса, — ад кнігі, калі ў ёй няма малюнкаў і ніхто не размаўляе?”
Ад спёкі яна пакрысе пачала засынаць. Можна было б, канечне, сплесці сабе вянок, але дзеля гэтага патрэбна было б падняцца ды нарваць кветак. Раптам ля яе прабег Белы Трус з чырвонымі вочкамі.
У гэтым не было НАВАТ анічога незвычайнага.Яна НАВАТ амаль не здзівілася, калі Трус прамовіў сам сабе: “Аёйку! Людцы добранькія! Як жа я спазняюся!” Потым Аліса разважала, што проста абавязана была здзівіцца, але ў той раз ёй здавалася ўсё зусім натуральным. Але калі Трус выцягнуў з КІШЭНІ СВАЁЙ КАМІЗЭЛЬКІ гадзіннік і зірнуўшы на яго пабег далей, Алісу быццам падкінула на абедзьве нагі. Гэта было звыш яе разумення, каб трус меў камізэльку ды і яшчэ з кішэняй, а калі ў ёй яшчэ маецца гадзіннік… Яе папросту раздзірала ад дапытлівасці. На якуюсь хвіліну яна згубіла Труса са зроку, але заўважыла, як той нырнуў у дзірку пад плотам.
Яна кінулася за ім, хаця іншым разам двойчы падумала б, якім чынам яна будзе выбірацца адтуль.

____________________________________________________

***

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Реминисценции в кинематографе

— В фильме «Матрица» надписи, появляющиеся на экране компьютера Нео, говорят ему — «Follow the White Rabbit…». Через некоторое время Нео видит татуировку (белого кролика) на плече девушки, приглашающей его в клуб. Он идет в клуб и встречает там Тринити
В отеле «Heart Of the City» Морфеус, предлагая Нео красную и синюю таблетки, говорит ему — «…Выберешь красную — и я покажу тебе, как глубоко ведет эта кроличья нора.»

Реминисценции в музыке

«White Rabbit» — композиция психоделической группы 1960-х Jefferson Airplane. Тягучая психоделическая музыка и текст, намекающий на галлюциногенные наркотики, позволяющие погрузится в причудливую и парадоксальную «Страну Чудес» подсознания.

Реминисценции литературе

— По строчке из песни «White Rabbit» группы Jefferson Airplane была названа книга «Go Ask Alice», вышедшая в 1971 г. и повествующая о злоупотреблении наркотиками. Это дневник анонимной девочки — подростка, которая умерла от передозировки наркотиков в конце 1960-ых. Хотя книга все еще публикуется под «Анонимной» подписью, предполагают, что это работа редактора книги, Беатрис Спаркс. Книга была экранизирована в 1973 г. в 74-минутный фильм «Go Ask Alice».

 

<<< пред. | СОДЕРЖАНИЕ | след. >>>


Автор и координатор проекта «ЗАЗЕРКАЛЬЕ им. Л. Кэрролла» —
Сергей Курий